Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О призвании Православной Церкви в жизни белорусского государства

Дмитрий  Куницкий, Русская народная линия

Белорусский национализм / 04.01.2017


Многие общественные проблемы связаны с откровенным упадком духа людей, с ростом безразличия ко всему происходящему …

Огромная значимость исследования вопросов взаимодействия Православной Церкви и белорусского государства еще должным образом не осознана, хотя предмет этого исследования является не просто важным текущим вопросом, но вопросом жизни и смерти белорусского народа и самого государства.

Приведем только два примера, помогающих такому осознанию. Во-первых, это - катастрофические события на Украине. Низкий уровень современной политологической аналитики обусловливает грубое и поверхностное понимание происходящих событий и вытекающим отсюда ложным выводам. В действительности, украинские события, включая противостояние на Майдане и последовавшую войну на Донбассе, являются преимущественно религиозными (и только потом гражданскими, социально-экономическими и этноязыковыми, которые послужили и служат лишь катализаторами противостояния): без религиозной основы происшедшая и происходящая катастрофа не имела бы место, несмотря ни на безмерную коррупцию, ни на все усилия западных спецслужб. Напротив, и коррупция, и свободная деятельность западных спецслужб, как раз и концентрировались вокруг и проистекали из религиозной войны против этой части нашей исконной земли и живущих на ней наших братьев. Именно в рамках этой религиозной войны западными элитами (и их околовластными российскими агентами) на Донбассе, а потом и на всей Украине была поставлена бандитско-олигархическая власть (в основном неславянского происхождения).

Второй ключевой пример: идеология белорусского государства. Ни для кого не секрет, что белорусская государственная идеология как таковая не состоялась. Ныне она представляет собой во многом размытый и несвязанный набор идей и относительно благих (притом часто и вредных) пожеланий. И мало кто из государственных чиновников осмеливается об этом открыто заявить (в полный голос об этом неоднократно заявлял лишь сам глава государства). И неудивительно, что не осмеливаются: поскольку это ставит под сомнение существование целого аппарата идеологической вертикали, а также выдвигает заслуженные претензии к ученым так называемого «социально-гуманитарного профиля» (опять же открыто озвученные А.Г.Лукашенко), которым не удается предложить государству и народу должную государственную идеологию и лежащую в ее основе национальную идею.

А отсутствие полноценной государственной идеологии, опирающейся на глубинные чаяния и представления души белорусов, уже ощущается крайне остро: многие общественные проблемы, начиная с экономических (от производительности труда до доверия к руководству предприятий и ведомств), связаны с откровенным упадком духа людей, с ростом безразличия ко всему происходящему (помимо личного благополучия), с брожением умов, что особенно ощущается у молодежи. Одной из самых острых проблем в этой области является резкое падение патриотизма у чиновников, что не только подрывает жизнеспособность белорусского государства, в котором (в частности, в социально-экономическом устройстве) сильной властной вертикали отводится особое место и особые полномочия, но и напрямую угрожает государственному строю - в том числе и в качестве почвы для вызревания предателей (агентов Запада) внутри власти и подготовки заговора против главы государства.

Между тем, в то время как вокруг установилось резко отрицательное отношение к государственной идеологии как таковой вплоть до ее конституционного запрета (при реальном господстве идеологии рыночного либерализма как в той же Российской Федерации), именно в Белоруссии как нигде существует признание необходимости и полезности государственной идеологии и даже запрос на государственную идеологию со стороны самой власти и лично главы государства.

И здесь следует сразу указать на ключевую внутреннюю причину этих неудач (помимо естественного противодействия откровенных противников идеологии - адептов частного интереса и сторонников ослабления государства и превращения его в слугу олигархата): попытку найти эту идеологию в материальных условиях жизни народа - то есть, в надежде на некую светскую идеологию.

История и наука знает 3 основные светские идеологии, каждая из которых сформировалась на Западе и именно в рамках отказа от своих христианских корней и в борьбе с Христианством: либерализм, национализм и коммунизм. Каждая из этих 3 идеологий объявляет материальное процветание и психофизиологическое наслаждение жизнью людей - смыслом и целью жизни как таковой вообще и существования и политики государства, в частности. Иными словами, эти 3 идеологии основаны на антихристианском антропоцентризме, объявляя человека центром мироздания и высшим критерием всякой истины. Как показала и показывает история, реализация этих 3 идеологий ведет к страшным катастрофам: духовно-нравственной деградации людей, разрушению государств, захвата власти в государствах (а потом и на их развалинах) самыми великими негодяями и злодеями. Следует заметить, что и все революции, направленные на свержение государственного строя (в том числе цветные в наши дни), основаны на этих 3 идеологиях - по отдельности или даже в совокупности одновременно. Собственно, нынешний Запад как таковой - его государства по отдельности и в совокупности в составе Евросоюза и под жезлом США - возник именно в результате либерально-социалистическо-националистических революций, направленных на уничтожение Церкви, сильного государства с полновластным его правителем и семьи.

Истинной же идеологией, на основе которой может быть основано и исторически основывалось крепкое, устойчивое и гармоничное государство и народное единство, - это многовековая религиозная идеология. Укажем, что и так называемые светские идеологии, указанные выше, отличаются от религиозной отнюдь не тем, что основаны на разуме и науке, а не на вере. Напротив, в их основании лежит антропоцентрическая квазирелигия, состоящая из ряда аксиом, основанных на вере, - причем на вере крайне грубой и поверхностной, слепой вере в наиболее грубые данные органов чувств как источник достоверного знания и притом единственный, в то, что человек суть не более как животное и никого и ничего выше его не существует, наконец, в ограниченность человеческого существования земной жизнью. Идеологии, основанные на данной примитивно-бездуховной, слепой и ложной вере, естественным образом сводят смысл жизни для каждого человека и заключают в устроении своего житейского благополучия (материального и психического). Проще говоря, получение максимального удовольствия и личного благополучия как суммы этих удовольствий (и минимизации неудовольствий, неудобств, страданий) неотвратимо становится высшим критерием принятия решений и выстраивания жизни человеком - всех, кто принимает светскую идеологию. Все остальное для такого человека (включая добросовестный труд, законопослушность, создание семьи) сохраняет смысл только постольку и настолько, насколько оно приносит ему удовольствие и не доставляет неудобств. В государстве с такой идеологией постепенно большинство людей становятся неспособными ни к созданию семьи, ни к упорному труду, ни к службе в армии, ни даже к маленьким жертвам для Отечества. Напротив, они готовы в любой момент предать, продать, бросить жену, детей, обвинить во всем власть (в том числе находясь внутри самой этой власти), устроить и принять участие в революции и, наконец, просто «свалить из "этой страны" на Запад» (и хотя бы мечтать об этом).

Следует заметить, что, несмотря на то, что значительное число представителей интеллигенции (особенно прозападной) беспрестанно твердят, что «нам нужно светское государство» (как одно из завоеваний «прогрессивной» западной цивилизации), «религия - это нечто архаичное и не актуальное», «религия - это дело сугубо индивидуальное и не должна никому навязываться», глава государства Александр Лукашенко мужественно и настойчиво заявлял об обратном. Приведем несколько выдержек из его выступлений в разные годы. «Мы всегда опирались на идеи Церкви и, по сути, выбрали Ее главным идеологом белорусской государственности, и мы в этом не ошиблись. Мы никогда не отделяли себя от Церкви, ведь государство и Церковь решают одну и ту же задачу» (2008). «Я знаю известную формулу и открыто всегда говорю: мы не совсем понимали и до сих пор не понимаем, как можно такой огромный институт как Церковь «отделить» от государства? Мне кажется, что без Церкви сегодня вообще государству сложно существовать. Не будем оценивать ту идеологию, которая была. Её - нет. Но когда у нас встал вопрос идеологический, - помню, совсем молодым еще был... - я предложил: давайте возьмем христианские ценности!... Мы верим, что потенциал Православия, возможности расширения его влияния в обществе еще далеко не исчерпаны. Едиными усилиями нам удалось преодолеть последствия периода безверия и нигилизма. Теперь очень важно продолжить взаимодействие государства и Церкви по укреплению моральных устоев общества, сохранению культурного наследия и развитию социального служения» (2009). «Православие сыграло выдающуюся роль в судьбе белорусского народа, формировании нашей государственности, развитии нашей культуры... Для государства важны мнение и взгляды Церкви на многие процессы современности. Думаю, вместе мы найдем решение самых сложных вопросов. И нам, всем нашим общественным организациям, и нашей православной Церкви, сегодня как никогда нужна активизация. Мы должны действовать очень оперативно, быстро, порой на опережение» (2011). «В нашей стране отношения светской и духовной власти строятся по принципу симфонии, то есть гармоничного союза и совместной работы на благо Отечества. Православие для нас - фундаментальный камень, заложенный в основу нашей духовности и нашего народа» (2012). «Мы должны сделать все, чтобы защитить православного человека и нашу веру... Нам непозволительно это потерять. И мы сохраним это только тогда, когда будем объединены и вместе бороться за свои земли, своих людей, свою веру, за свое Православие. Мы всегда будем солидарны со всеми людьми, которые являются хранителями традиций православной веры, где бы это ни было. Вы в этом можете не сомневаться, что касается позиции белорусского народа и руководства нашей страны... Отдавая дань уважения всем конфессиям в Беларуси, мы четко определили: православная вера - главенствующая, это основная вера нашего народа, потому что более 80% верующих в Беларуси - люди православные... Кто бы здесь ни был Президентом, премьер-министром, какие бы здесь ни происходили политические реформы, здесь всегда будут чтить православную веру. Мы всегда будем опираться на те великие ценности, которые выработало человечество от Христа до нынешнего времени» (2013). «Церковь фактически не отстранена от государственных вопросов. Вы знаете мою точку зрения. Я не считаю, что Церковь - вне государства. Я, наоборот, хочу, чтобы Церковь активно принимала участие в государственных делах. Конечно, со своей деликатностью, осторожностью. Мы даже учимся у Церкви таким образом работать... После распада Советского Союза мы до сих пор пытаемся как-то выстроиться идеологически. Ничего путного практически не получается. Я это признаю. Не получается не потому, что мы не можем прописать какой-то трактат. Можно, используя то, что уже наработано, начиная от Библии до коммунистической идеологии, которая, кстати, также много заимствовала из нашей Библии» (2014). «Сегодня Церковь в Беларуси превратилась в один из оплотов нашего государства» (2016).

Говоря по существу, в этих выступлениях главы государства безупречно отражены вековые чаяния белорусов, указан истинный источник белорусской государственной идеологии и истинный способ выстраивания отношений Церкви и государства. Далее требуется лишь уточнение и раскрытие частных подробностей, разрешение кажущихся противоречий и претворение слов в жизнь. Отметим, что естественность положения православно-христианского учения в основу религиозной идеологии белорусского государства обусловлена далеко не только тем, что большинство белорусов крещены в православной вере и тем, что православными были наши предки со времен Крещения Руси, не принявшие католичество и вместе с ним полностью ополяченные. Наряду с этим и самое главное: именно Православие сохранило неизменным само вероучение Христа, апостолов и Святых Отцов, в то время как грубо исказивший их в лице новых конфессий Запад еще со времен высокой значимости на Западе религии стал рассадником всякого зла, в том числе неизменно осуществляя агрессию против нашей страны и ее народа. Именно Православная Церковь является источником и главным хранителей подлинных и вековечных христианских ценностей и идеалов нашего народа (вплоть до экономической нравственно-идеологической доктрины), которые решительно отличаются от ценностей давным-давно отошедшей от Христианства эгоистической западноевропейской цивилизации.

Что же мешает осуществлению этих многократных наказов Александра Григорьевича?! Конечно, это - и недостаточная воцерковленность самого народа, несмотря на статистические данные о том, что подавляюще большинство людей определяют себя православными. Притом в общественном плане наиболее активной оказывается как раз прозападная интеллигенция (атеистическая, протестантская и католическая), всячески препятствуя утверждению воли народа и главы государства. Во-вторых, несомненно, есть противодействие этому и со стороны ряда чиновников разного уровня: и не только тех, кто настроен против государственно-церковной совместной выработке государственной идеологии (у многих из них христианские заповеди просто-напросто обличают их личные грехи, включая коррупционные), но и тех (таковых большинство), кто просто безразличен к таким усилиям - по той простой причине, что безразличен к судьбе самого государства и своего народа, их духовному состоянию, будучи озабочен только личным благополучием. Кроме того, обращаясь к Церкви за истинным словом и учением, на которых зиждется здоровая и благотворная идеология, желая получить действительную помощь от Бога, государственные руководители должны быть готовы слышать и воспринимать и нелицеприятные вещи, слова обличения: относительно тех ошибок и пагубных соблазнов, от искушения которыми не застрахован ни один человек - и не раздражаться, а благодарить за такие наставления и обличения: именно так поступали великие правители и государственные деятели в нашей истории.

Наконец, в-третьих, следует признать и существенные недоработки со стороны белорусских представителей самой Православной Церкви - как простых верующих (паствы), так и священнослужителей (пастырей), к которым, конечно, предъявлены особые требования и ожидания. Здесь речь идет, во-первых, о нравственном облике и поведении верующих христиан из мирян, пастырей и архипастырей, которые призваны самим Богом «светить всему миру» (то есть, еще неверующим или слабо верующим людям), свидетельствуя этими самыми обликом и поведением об истинности Православия. К сожалению, данный облик и поведение в настоящее время порой, напротив, отторгают людей (в том числе высокопоставленных чиновников) от их обладателей и через них - от Православия. Во-вторых, конечно, заявленной симфонии Церкви и государства препятствует определенная пассивность со стороны церковного руководства. Безусловно, существует и острая проблема нехватки священнослужителей. Но не только! Порой оказывается, что часть священства (и даже церковного руководства) считает вообще не нужным или малозначимым заниматься приобщением государства к христианским идеалам, устоям, ценностям - в том числе через отклик на призыв главы государства и усердную работу над выработкой государственной идеологии на исконных для белорусов православно-христианских духовно-нравственных началах (а работа здесь по всем вопросам, вплоть до экономической идеологии, требуется немалая!) - то есть, духовным возрождением народа на государственном уровне. Вплоть до поддержки той самой идеи либерально-буржуазной Февральской революции о необходимости отделения Церкви от государства, которую критикует глава государства. И весьма часто мешает этому отнюдь не особое радение о молитве, богослужении, духовно-просветительской работе с простыми людьми, но непростительная для христиан теплохладность, безразличие к духовному возрождению народа и судьбе Отечества и даже отношение к самому своему служению в Святой Церкви как к оплачиваемой работе и даже бизнесу и карьере. При этом такие «чиновники от Церкви» (в том числе в рясах!) всячески подавляют, препятствуют деятельности искренних радетелей христианского благочестия и духовного процветания Отечества из числа архиереев, священства и простых мирян. Вероятно, эту третью причину пробуксовывания выработки и применения православной государственной идеологии следует считать ведущей.

Для нахождения выхода из сложившегося положения остановимся поподробнее на должном отношении Православной Церкви к государству как таковому и белорусскому государству в частности, к которому она призвана. Церковь является не созданным по человеческой воле общественным институтом, но священным богоустановленным союзом, через который Бог спасает грешного и смертного человека. Соответственно, у Православной Церкви нет никакой иной цели, кроме спасения человека, которое предполагает преображение его внутреннего мира и внешней (в том числе общественной) жизнедеятельности на основе божественных заповедей (добродетелей, существенно превосходящих «общечеловеческие» нравственные принципы). Причем для осуществления этой цели Церковь подразделяется на поместные церкви, действующие в каждом народе или государственном союзе народов. Материальное обогащение, достижение политической власти, получение общественной популярности, выгодных привилегий, наград - все это чуждо стремлениям и целям Церкви, а стремление к ним вообще противоречит церковным канонам (законам) и воспрещено ими. Почти всегда служители Церкви, озабоченные материальным богатством, пренебрежительно относятся и к самой православной вере. Для сравнения католический Костел со времени своего появления в 1054 году основными своими целями поставил приобретение максимально доступной политической власти (в том числе в борьбе с государствами), денежного и материального имущества, общественной популярности любой ценой. При этом Костел не принимает самобытность каждого народа, в котором действует, а стремится их подчинить одному из народов, исторически - германо-романским нациям. Как следствие, практически за каждой агрессией западных стран против Руси и, в частности, Белой Руси стоял, направляя, католический Костел. Так происходит и в наши дни: ведь единственная причина, по которой высокопоставленные католические чины сияют улыбками и дружелюбием по отношению к руководству Белоруссии (равно как и России), - это православное происхождение верховных руководителей наших стран и их твердая власть. При первой же возможности (как это было, например, во время украинских и югославских Майданов) - как и всегда в истории - они мгновенно сменят цветы на мечи, а деланные улыбки - на оскал.

Вместе с тем, государству в самом христианском учении (значит, в глазах Церкви) отводится весьма значимое место в спасении и духовном возвышении человека: наряду с решением вопросов бытового устройства жизни своих граждан (материального обеспечения, безопасности и подобных), государство силой власти призвано утверждать всякое добро, правду и мир, противодействовать всякому внешнему и внутригосударственному злу, ограждая от него народ, и содействовать Церкви в утверждении нравственной добродетели, в идеале - распространении христианской веры (как это делали все великие правители, включая отечественных). На этой основе между церковной и государственной властью, разделяющей христианские ценности, устанавливаются отношения симфонии, о которой писали великие Святые Отцы и расположенность к которой выразил глава государства.

С учетом указанной цели и в рамках желанной симфонии (насколько она достижима) Церковь стремится привести человека к святости, призвать к святости личность и целый народ. Для этого установленным долгом Церкви (наряду непосредственно с богослужениями, различными иными священнодействиями, включая требы) является осуществление проповеди истинной веры Христовой и свидетельство о ней, что включает в себя насаждение и воспитание в людях всех добродетелей и в целом христианского благочестия (высшей нравственности) - главного богатства государства. Для этого Церковь должна исполнять следующие направления своей деятельности в государстве.

Первое - просвещение людей, раскрытие перед ними христианских истин (о происхождении бытия, природе и призвании человека, смысле жизни), приобщение к духовно-нравственным добродетелям, традициям и устоям как высшим ценностям. Второе - обличение многообразного зла (которое во всех сферах жизни белорусского общества разрастается все шире и шире) и противостояние словом этому злу и различным видам явного и скрытого растления, которое всегда несет собою зло. Оба эти направления предполагают также и указание на духовно-нравственные идеалы (или хотя бы нормы) общественной жизни, посильное отстаивание их тем же словом. Наконец, третье - призывание государственной власти в дружественном Церкви государстве к приведению законов и политики в соответствие с христианской нравственностью и правдой.

К важнейшей области мероприятий Церкви в рамках данных направлений следует отнести защиту истинной - православной веры в ее чистоте, твердое хранение догматов, канонов и священного предания (включая богослужения). Церковь верует и исповедует божественное происхождение, исключительную истинность и спасительность для человека православной веры и только ее одной. Первостепенным является при этом сохранение в неизменности канонов, богослужебного устава, заветов Святых Отцов и признанных святых, а также их предостережений и запретов.

В настоящий момент насущной является необходимость наведения определенного порядка в Церкви. Определенный беспорядок в церковной жизни присутствует и требует устранения. Касается это, прежде всего, накопления на местах (в тех или иных приходах) разного рода нарушений церковного устава - сокращения служб (вырезание целых частей), самочинных переводов служб или отдельных частей с церковно-славянского на обиходный язык, нарушения обязательной исповеди перед Таинством Причастия, невнимательности к благочестию в храме (попустительство к одежде женщин в храме, нарушение порядка освещения храма во время богослужения), невыразительности богослужебного чтения, проникновения в проповедь антицерковных, обновленческо-гуманистических идей (по правилам церковной жизни, по вероучительным вопросам), нарушению уставов монастырской жизни, строгих требований участия в богослужебной жизни только православных христиан (вплоть до недопустимого приглашения отдельными священниками на службу иноверного клира, в том числе в алтарь, а также посещения культовых ритуалов самих иноверцев, осуществление священнодействий над иноверцами) и иных. Соблюдение церковных канонов с устранением данных нарушений имеет колоссальное значение для укрепления среди верующих благоговейной религиозности и духовности в целом, сознательного и глубокого обращения к вере неверующих граждан. Всевозможные отступления и смягчения, проводимые под предлогом толерантности, гуманизма, требований времени и прочего подобного, лишь загрязняют чистоту Церкви, подрывают веру и благочестие в народе, отвращают от Церкви неверующих, лишают возможность иноверных увидеть и понять истинность православной веры.

Экуменизм, защита «межконфессионального единства», взаимодействие с иными конфессиями (именно на межконфессиональном уровне, а не межличностном) являются грубым нарушением священных канонов, неприемлемыми для верующих и губительными - причем не только для Церкви, но и для самого государства. Межконфессиональное равенство и кооперация (либеральная религиозная политика) - ошибочный способ достижения мира (в том числе межконфессионального) и общественного спокойствия. Как доказывают, в том числе, украинские события, такой плюрализм и размывание непреодолимой границы между святой верой и другими религиями ведет к катастрофе. У людей размываются границы истины, возникает охлаждение и безразличие к вере как таковой (когда якобы «все веры ведут к одному Богу»), недоверие к своим пастырям, которые соглашаются на такое взаимодействие. При этом наиболее авторитетные, глубоковерующие пастыри, будучи ревнителями истины, никогда не пойдут на такое взаимодействие, которое тогда будет вести к расколу уже внутри Церкви с соответствующими катастрофическими последствиями для государства.

Напротив, сама православная вера предполагает уважительное отношение к людям иных вероисповеданий, недопустимость унижения их и их веры (даже осознавая ее ошибочность), миролюбивый характер отношения к иноверцам. Поэтому в странах с особым государственным статусом православной веры и Церкви (или хотя бы с преимущественным - как в Республике Беларусь в соответствии с «Законом о религиях») всегда царил покой и спокойная жизнь представителей иноверных конфессий с равными экономическими и большинством политических прав. Напротив, как только власть в государстве оказывалась в руках католиков (даже составлявших меньшинство, как на наших землях в составе Речи Посполитой, в Австро-Венгрии или в Югославии) начинались гонения на православных, их ущемления и стремление уничтожить православную веру, латинизировать и германизировать народ. Достаточно сказать, что почти все руководство нацистских коллаборационистов и подавляющее большинство рядовых членов коллаборационистских организаций во время гителровской оккупации были католиками. Не секрет, что и сейчас пассионарное ядро прозападной оппозиции составляют и будут составлять католики или их симпатизаторы из числа униатов и криптокатоликов. Они в единстве с националистическими кругами Польши и теперь ведут активную (пока преимущественно мягкую) деятельность по польско-католической экспансии в Белоруссии. Именно католические и униатские (а также ориентированные на них раскольнические) религиозные группы во главе с их лидерами стали ведущей силой Майдана и особенно его неонацистского крыла, возглавив последующую войну и геноцид на Донбассе.

Одной из самых острых и критических проблем в церковной жизни, которая наносит непоправимый ущерб призванию и возможностям осуществления Церковью своего служения в государстве и устроению симфонии с ним, является вопрос соборности в самой Церкви. Церковь догматически суть божественное и священное соборное учреждение. Этой соборностью она призвана подавать и всегда подавала пример государству. К сожалению, сейчас скорее белорусское государство (впрочем, благодаря как раз православным корням большинства его населения) подает пример соборности - в виде того же Всебелорусского народного собрания.

Соборность означает единение на основании общего соучастия, любви и одновременно смиренном принятии высоких авторитетов. Этим соборность утверждает и безусловный авторитет святоотеческих канонов и Предания - невозможность их нарушения по той причине, что «так кому-то хочется» или «так кому-то выгодно». Одновременно соборность и определяет канонически верный способ принятия решений и управления в Церкви. Здесь не допустим ни единоличный произвол (как в католицизме), ни демократическое волеизъявление большинства (как в протестантизме). Должен прозвучать каждый голос и совещательно выслушано каждое мнение, при этом решение должно приниматься на основании согласия (и притом согласия и с установлениями Святых Отцов), а отвержение чьего-либо мнения и голоса (даже простых мирян) должно быть обосновано священными канонами.

Ярким историческим примером попрания соборности является история католического Костела, в котором сначала «голос церкви» был отождествлен с голосом «клира», потом с голосом «архиереев», а потом с голосом одного папы Римского, суждения которого, в конце концов, были безумно признаны непогрешимыми. Простой верующий народ, который по православному вероучению является главным хранителем Предания (и который, кстати, не может быть соблазнен на уступки в вере по корыстным соображениям), был изначально там поставлен в ранг послушного, молчаливого быдла. Собственно, как и отношение ко всем людям из низших сословий и других народов (вспомним времена европейского колониализма и шляхетско-ксендзового господства на Белой Руси).

К сожалению, подобные пагубные процессы происходят и в среде нынешней нашей Православной Церкви. Притом проблема эта во многом сложилась ранее: она была связана с большим отчуждением народного большинства от церковной жизни во времена советского гонения на Церковь, с духовной безграмотностью и страстностью многих новообращенных верующих граждан в постсоветскую эпоху и, наконец, с физической слабостью митрополита Филарета в недавнем прошлом, чем стали пользоваться недобросовестные «чиновники» от Церкви. Однако в последние годы проблема нарушения (притом порой грубого) соборности резко обострилась. На ряд ключевых должностей в церковном управлении, требующих большого духовного опыта и мудрости, поставлены совершенно не готовые к этому молодые священники (которые уже успели нагородить дел, как в случае с тем же Издательством Экзархата) и даже женщины! Обсуждение и принятие решений по многим вопросам полностью закрыто от верующих мирян, монахов, священников и даже архиереев. Решения принимаются лично митрополитом в совещании с близким окружением. Эти решения не обсуждаются, выполнение их приравниваются к приказу (что в отношении архиереев других епархий вообще является антиканоничным, т.е. противозаконным), а за малейшее неповиновение применяются самые жесткие меры вплоть до выбрасывания священников с семьей на улицу. Сами священники и даже архиереи подвергаются грубому унижению. И больше всех страдают как раз духовно возвышенные, ревностные священники - идейные, стоящие за веру и правду, за Отечество, - те, которые как раз и смеют перечить митрополиту; а дорога наверх зачастую открывается наиболее угодливым.

Еще одной важнейшей областью служения Церкви в государстве является проповедь и помощь мудрым советом государственной власти в устроении общественно-экономического строя жизни на духовно-нравственных началах. Церковь всегда заботилась о нуждах простого народа и об укреплении согласия между различными созидательными общественно-экономическими группами на основе справедливости, при этом выступая за продуманное и постепенное усовершенствование общественно-экономического уклада без революционных ломок. В этом плане для главы белорусского государства с общественно-экономическими взглядами, которые он изначально отстаивал, Церковь является надежной опорой: более того, взглянув объективно, более надежного безкорыстного и идейного союзника ему сейчас здесь и не найти. В силу длительного отчуждения от участия в государственной жизни Церковь долгое время не могла предложить государству системную общественно-экономическую программу, однако теперь именно со стороны сложившегося сообщества верующих ученых-экономистов, философов, политологов, правоведов, психологов, историков (в том числе российских и украинских) государственное руководство может ожидать альтернативу разрушительной либерально-рыночной доктрине и одновременно имеющей ряд пороков и потерявшей значение социалистической доктрине, взяв у последней все самое лучшее, что было достигнуто с ее помощью в советское время. Не существует более глубокого и фундаментального разоблачителя и критика капитализма, глобализма, либерализма, чем Православная Церковь в лице образованного священства и ученых мирян. Одновременно практически все яростные либеральные критики экономической доктрины главы государства являются лицами, враждебными по отношению к Православной Церкви.

В проповедническом служении Церкви, всегда отстаивающей всякую правду, особое место занимает защита единства народностей, произошедших из единого народа Киевской Руси и составляющих триединый русский народ. О неотъемлемой принадлежности белорусов к единому русскому народу неоднократно заявлял глава белорусского государства и наиболее авторитетные отечественные ученые и общественные деятели. Обличая зло, Церковь призвана говорить о том, что все, кто поддерживают и способствуют подрыву единства российского и белорусского (а также украинского и иных близких им) государств, препятствуют их сближению и объединению, служат злу. Церковь учит и призвана неотступно учить о том, что, несмотря ни на какие политические границы, в духовном плане единство Руси как Святой Руси священно и нерушимо. Собственно, святость всегда и была главной национальной идеей на Руси! Безусловным законом для православных является сохранение и укрепление нерушимого единства Русской Православной Церкви, частью которой является Белорусский Экзархат. В свою очередь, заметим, все убежденные сторонники насильственного свержения государственной власти в Белоруссии являются одновременно твердыми и яростными ненавистниками Православной Церкви и единства народов одного русского корня (включая политическое) и, наоборот. «Пророссийские» или «православные революционеры» - это невероятная и не имеющая никаких исторических предтеч и аналогов фантазия, которую, однако, всячески пытаются распространить и внедрить в общественное сознание (вплоть до главы государства) настоящие прозападные либерально-националистические революционеры и их подельники внутри государственного аппарата.

Одновременно Церковь призвана проводить историческое просвещение народа на основе исторической правды, твердо обличая польско-литвинскую лживую мифологию, при помощи которой белорусам пытаются навязать антинародную шляхетско-католическую идеологию, против которой изначально выступил глава белорусского государства. Церковь должна проповедовать истину о том, что господство польско-католической элиты (католического клира, магнатов, панов-шляхты) было установлено в результате польской экспансии на Восток под водительством Ватикана; что соответствующий исторический период был временем польско-католической оккупации Белой Руси, наконец, что у нынешних сторонников возрождения польско-католической шляхетской культуры в Белоруссии в лице оппозиции и их сторонников внутри власти (которым в последние годы многого удалось достичь), а также их покровителей за рубежом, стоит прямая задача мягкой и жесткой силой вернуть время того господства.

Существует и еще один вопрос, который является острейшим для Церкви и который, несмотря на все неудобства, Церковь (то есть, истинно верующие священнослужители и миряне) призвана и будет неизменно ставить перед государственной властью. Это - вопрос о системе личной идентификации. Православные христиане являются и всегда были самыми законопослушными подданными и гражданами, способными безропотно терпеть и переносить многие невзгоды. Они глубоко осознают необходимость государственного учета и распознавания граждан в разных отношениях в общественной жизни. Однако использование личных идентификационных номеров, вкупе с навязыванием систем микрочипирования и биометрики (притом интегрированных в одну макросистему), вступает в полное противоречие с христианской совестью и в целом грубо попирает христианские первоначала, при этом являясь избыточным для указанных целей учета и распознавания по отношению к полным именам, номерам паспортов и иных документов. Знатокам природы указанных методов идентификации известно об откровенно сатанистском их происхождении со стороны западных транснациональных элит, об угрозе духовному состоянию граждан государства и в целом самому государству, которое внедряет данные методы.

Наконец, безусловно, свое служение в государстве Церковь осуществляет в виде многообразных видов благотворительности (или так называемого «социального служения»). Жертвенное и безкорыстное служение людям, особенно обремененным и нуждающимся в сострадании и помощи, составляет сущностное свойство всякого христианина, его внутреннюю потребность. Вместе с тем, такое служение призваны нести преимущественно миряне, поскольку главная задача священнослужителей (коих в Белоруссии весьма не хватает относительно численности православного населения) - это духовное окормление и просвещение людей, требующие огромных затрат времени и сил. Следует помнить, что большинство священнослужителей являются еще и многодетными родителями, а монахи призваны предельно сосредотачиваться на тяжелом и преимущественно уединенном духовном труде. Более того, особое значение в благотворительности для православных и Православной Церкви в целом искони является ее максимальная скрытность и анонимность, что часто может создавать впечатление ее недостаточности. Для сравнения: в католицизме и протестантизме, напротив, принято афишировать своею социальную деятельность для имиджевых целей (в том числе и из политических соображений), а ксендзам и пасторам - сосредотачиваться именно на такой социальной деятельности, предельно пренебрегая собственно духовным (богослужебным, исповедальным, молитвенным, проповедническим) трудом.

Исполнение указанных принципов, направлений и служений Церкви в государстве, а также, с другой стороны, всяческая поддержка их со стороны самой государственной власти и составляют подлинную симфонию государства и Церкви, создавая надежную защиту от всяких потрясений внутри самого государства, залог мира и спокойствия.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме