Обратная сторона в деле Глеба Грозовского

Когда священника и отца четверых детей обвиняют в столь безнравственных поступках, в это не хочется верить. Тем более, отец Глеб, его родственники и защита говорят о заказном характере дела и нарушениях в ходе расследования. Многие православные высказываются в поддержку Глеба Грозовского и их, конечно, можно понять. Однако ими упускается из вида одна деталь, точнее, просто не рассматривается, как невозможная: а что, если он виновен на самом деле? Всем, заявляющим о невиновности Глеба Грозовского необходимо взглянуть на ситуацию и с этого ракурса, осознать последствия своих слов и действий в случае своей неправоты. Воздержимся в рассуждениях от занимания позиции одной из сторон - защиты или обвинения, - поскольку, опираясь на общедоступную информацию, это невозможно и неблагоразумно.

Если отец Глеб НЕ виновен, тогда он - оклеветанный перед миллионами страдалец, получивший тюремный срок за то, что его правдоподобно и с подробностями оболгали несовершеннолетние девочки, возможно, подученные своими родителями. Т.е. матери, под видом борьбы с развращением малолетних, сами же и научили их разврату, втянув их, к тому же, в затяжной судебный процесс. Почему они это сделали - их подкупили, из личной неприязни и т. п. - вопрос, который мы рассматривать не будем. Ясно одно: за такую чудовищную клевету они сами заслуживают привлечения к уголовной ответственности, а, возможно, и не они одни. В этой ситуации суд оказывается не только недееспособным, но, как намекают защитники подсудимого, и коррумпированным. Тогда всем миром необходимо выступить в поддержку отца Глеба, рассказать о нарушениях в ходе расследования максимальному числу людей. Тогда нужно проводить крестные ходы и молитвенные стояния, собирать подписи, репостить статьи в соцсетях и просто всем говорить, что отец Глеб не виноват, чтобы его имя не позорилось и не смешивалось с грязью. И вообще, в пору задуматься: что происходит у нас в стране, если ни в чем не повинного человека, могут упрятать на 14 лет по такому гнусному обвинению? Куда смотрит власть и «куда смотрит Патриарх»? И не политический ли это заказ, предвещающий гонения на Православную Церковь? Такие мысли озвучивают и так поступают люди, убежденные в невиновности отца Глеба.

Если же Глеб Грозовский виновен, что получается тогда? Тогда он становится педофилом, причем весьма лживым и лицемерным, устроившим кампанию по изменению общественного мнения, давлению на суд и пострадавших. Он превращается в человека, нераскаивающегося перед судом в своих преступлениях, совершавшего Литургию, находясь в тяжком, «смертном» грехе, что невольно приводит к вопросу: а верующий ли он? Тогда слова Глеба Грозовского, что его заказал тот-то и тот-то, становятся сознательной клеветой, а поддерживающие его лица, включая звезд спорта и группу «Маша и медведи» - защитниками педофила. Воззвания к общественности о гонениях на православных оказываются скудоумной истерикой у одних и пиаром у других. «Похотливые» девочки превращаются из «убийц» - как им кричали при выходе из суда - в реальных жертв, чувства которых никто не принимал в расчет. Тогда окажется, что многие СМИ и ряд православных, обвиняли в случившемся несовершеннолетних детей, и без того получивших серьезную душевно-психологическую травму, а лицо, нанесшее им эту травму, оправдывали. И какими глазами семьи пострадавших и близкие к ним, должны смотреть на это и на православных? И что они должны чувствовать? И как тут не стать атеистами? Никто же им не объяснил, что лица, защищающие Грозовского, еще не вся Церковь. Вот что мы имеем, если подсудимый - повторю: чисто гипотетически - действительно виновен. Лично я хотел бы, чтобы это было не так, но у меня не поворачивается язык сказать «отец Глеб не виноват». Не только потому, что я не знаком с конфиденциальными материалами дела, но и потому, что сказать это, в случае его виновности, - все равно, что подойти к пострадавшим и плюнуть в них. Многим православным, ставящим «лайки» под одноименными баннерами, следует учитывать, что, если они окажутся не правы, каждый их «лайк» станет плевком в детей, ставших жертвами священника-педофила. Вот такой вот метафизический парадокс...

Возразят: но ведь он, действительно, не виноват! Возможно, но откуда такая уверенность? Нужно заметить, что к озвученному выводу приходишь при знакомстве с аргументами только одной стороны: отца Глеба и его защитников, говорящих о судебном беспределе. Если же послушать лиц, придерживающихся версии обвинения, или просто не состоящих в группе поддержки Грозовского, эта уверенность перестает быть такой однозначной. Вместо нее приходит понимание, что в деле есть ряд подводных камней. Например, что «Центр Здоровой Молодежи», в котором Грозовский работал с наркозависимыми - структура неохаризматической секты.

Прежде чем износить свой суд о каком либо предмете, нужно изучить все его аспекты, узнать все «за» и «против». Если этого не сделано, если человек не обладает полнотой информации, сама попытка сделать окончательное заключение будет противоречить здравому смыслу. А в нравственных вопросах такая попытка будет греховной только потому, что человек нашел в себе дерзость судить о том, кто плох и кто хорош, побуждаемый не фактами, а своими страстями и глупостью. Если отец Глеб виноват, люди, кричащие о его невиновности, весьма погрешат против правды, заявляя о «гонениях», судебной коррупции, укоряя церковные власти, оправдывая преступника и обвиняя его жертв. И делали они это, опираясь не на доказательства, а, по большей части, на свое «я», не посчитав нужным вникнуть в дело более внимательно и бесстрастно. Некоторые защитники Грозовского, в порывах горячности, скатываются не только до оскорблений оппонентов, но и до угроз физической расправы. Не хотел употреблять это слово, но подобное поведение начинает все больше напоминать сектантское: фанатичная вера в невиновность подсудимого, антицерковные и антигосударственные настроения, агрессивность к инакомыслящим, навешивание ярлыков, глухота к аргументам, стремление «заткнуть» не разделяющих их точку зрения (например, по поводу этой статьи на меня был написан донос правящему архиерею). Мне приходилось встречать отзывы лиц, разочаровавшихся в Русской Православной Церкви из-за описанных событий. Нет, не из-за того, в чем обвиняют Глеба Грозовского, а из-за последующей реакции на это части православных, включая отдельных священнослужителей.

На слове «разгорячение» стоит остановиться несколько подробней, поскольку ряд активных сторонников невиновности Глеба Грозовского действуют именно из одноименного состояния, допуская себе слова и поступки, не могущие принести ничего, кроме вреда. Говорит святитель Игнатий (Брянчанинов): «Бог не любит разгорячения и не любит, чтобы дело ему благоугодное делалось с разгорячением, а любит, чтоб оно делалось с упованием на Него, всемогущего и Всеблагого, с терпением и смирением, с благоразумием, которое невозможно соблюсти при увлечении в разгорячение». «Надо очень остерегаться фальшивых мыслей и разгорячения: потому что при них человек, думая делать добро, может наделать много зла и себе и ближним». «С разгорячением всегда соединено самомнение». «Где разгорячение - там нет истины, оттуда не может произойти ничего доброго, ничего полезного: тут кипит кровь, тут дмится и строит воздушные замки лжеименный разум. Кротость и смирение, которых действие сопровождается каким-то тонким хладом, но потом является в бесчисленных благих плодах, - свидетели неподдельного, истинного, божественного добра» (Письма).

Сторонники отца Глеба говорят, что некоторые лица из противоположного лагеря, поступают некрасиво и даже не вполне законно. Что с того? Это не является оправданием, чтобы самим поступать также или еще хуже. Христианин обязан руководствоваться не общечеловеческой, а евангельской нравственностью и многое из того, что «можно» человеку, далекому от Церкви, нельзя ее чаду. Когда видят атеиста, поступающего неправильно, осуждают только его, а когда видят православного, делающего то же самое - осуждают всех верующих.

Люди, с безнравственными и преступными наклонностями, присутствуют во всех сферах человеческой деятельности. Встречаются они и среди священнослужителей. Православие не изменяет человека автоматически, без его собственного участия, только в силу его православности. Более того, придя в Церковь, можно стать еще хуже, чем ты был до этого, если довольствоваться лишь внешностью. Под ее покровом, если не радеть о внутреннем изменении, человек, незаметно для себя, может обрасти страстями и греховными привычками, продолжая разыгрывать для окружающих образ благочестия. Безотносительно к теме нашего разговора следует заметить, что недостойные священнослужители, как и недостойные врачи, учителя, судьи, продавцы, были всегда и, к сожалению, никуда не исчезнут. Надо это понимать и не разочаровываться в религии, также как мы не разочаровываемся в медицине, образовании и правосудии из-за их недостойных представителей. Даже если большинство православных станет жить по-язычески, Православная Церковь не перестанет быть местом, способным доставить спасение всякому, кто его искренне взыщет. Поэтому лица, использующие ситуацию с Глебом Грозовским для дискредитации Церкви, берут на себя тяжкий грех - они лишают спасения того, кто мог бы придти в нее и спастись, никогда не столкнувшись с обсуждаемыми нами проблемами. Как с ними, собственно, не сталкивается и 99% православных.

Очевидно, многие высказываются в поддержку отца Глеба не только потому, что верят в его невиновность, но также, чтобы поддержать авторитет Церкви, уже дискредитированный этой историей независимо от ее исхода. Их, как было сказано, можно понять... Если он не виновен. А если виновен? Вы думаете, что массовая поддержка православными педофила не бросит тень на Русскую Православную Церковь? Но вы уверены в его невиновности... Тут нужны не уверенность или убежденность, а ЗНАНИЕ. Чтобы во всеуслышание заявлять о чьей-либо виновности или невиновности, нужно знать о них. Чтобы называть обвинителей клеветниками, нужно знать, что это именно так. Как сказал преподобный Исаия Отшельник, «не хвали, чего не видел, а что слышал, о том не говори, как видевший». Уместно здесь вспомнить поступок и слова преподобного Пимена Великого, служащие образцом для православного христианина в отношении к рассматриваемому вопросу. Когда правитель области, желая вынудить преподобного придти к нему, заключил сына его сестры под стражу, преподобный написал ему следующее: «Да повелит благородие твое тщательно исследовать вину заключенного, и, если он сделал что, достойное смерти, пусть умрет, пусть насильственною смертию очистит в нынешнем веке свое преступление, чтоб избежать вечной муки в геенне. Если же он не сделал ничего достойного смертной казни, то учини о нем распоряжение, указываемое законами» (Отечник).

Сторонники невиновности отца Глеба аргументируют свою позицию словами «он не мог этого сделать». Мне бы и здесь хотелось с ними согласиться, но история Церкви говорит, что падали не только благочестивые, но и жившие свято. И не все после этого смогли восстать. Каждый носит в себе склонности к всевозможным грехам и, если допустит беспечность, эти склонности могут сформироваться и воплотиться в соответствующие дела. "Блюдите, како опасно ходите" (Еф.5,15) - в первую очередь, это относится к священнослужителям, на которых дьявол нападает с большим ожесточением и которым, соответственно, нужно вести себя более внимательно и трезво, не давая ему поводов запинать себя страстями.

Но грех ли, верить в невиновность и считать человека хорошим, если не доказано обратное? Конечно, не грех. Думается, что именно так и нужно поступать христианину. Даже больше: если человек и виновен, нужно считать его хорошим, абстрагируясь от его поступков, уважать в нем образ Божий. И, мне кажется, многие православные, считающие отца Глеба оклеветанным, руководствовались именно этим взглядом. Но совершенно разные вещи - верить в невиновность, желать человеку спасения во временной и вечной жизни и ЗАЯВЛЯТЬ о невиновности. Верить в невиновность может всякий, пока не убедится в обратном, а заявлять о ней может только обладающий доказательствами. Иначе он, даже если окажется прав, уподобляется лжесвидетелю, говорящему так, как будто знал и видел, в то время, как только думал и чувствовал. Такое же рассуждение применимо и к обвинителям. Поэтому, на мой взгляд, не правы, поверхностно знакомые с материалами дела и называющие Глеба Грозовского педофилом до вступления судебного решения в силу. Чтобы называть его так, нужно, как уже говорилось, опираться не на внутреннее ощущение, а на знание.

Единственная инстанция, которая может выяснить вину Глеба Грозовского - это суд, а вовсе не пользователи интернета на форумах. И, хотя, защита говорит о вопиющих судебных нарушениях, их масштаб, все-таки, видится преувеличенным, поскольку это дело, как говорят в таких случаях, резонансное, привлекшее большое общественное внимание. В письме к З. Н. Грозовской от 4.02.2014 митрополит Варсанофий, в частности, сказал: «Священноначалие Русской Православной Церкви получает информацию о ходе уголовного разбирательства в отношении Вашего сына, и все его сослужители и собратья заинтересованы в установлении истины по данному делу. По поручению Святейшего Патриарха Правозащитный центр Всемирного Русского Народного собора будет содействовать обеспечению прав Вашего сына в связи с осуществляемыми следственными действиями». Как видим, священноначалие поступило вполне в духе вышеприведенных слов преподобного Пимена, воздержавшись от преждевременных выводов. Также мы видим, что юридическая защита Глеба Грозовского производится на достаточно высоком уровне и, если в ходе следствия были допущены какие-либо нарушения, они будут выявлены и устранены в ходе апелляции.

Желающие принести пользу отцу Глебу, поступят по-христиански, если перестанут раскачивать общественное мнение, обвинять гражданскую и церковную власти, чем, все равно, не принесут пользы обвиняемому, нуждающемуся не в акциях по законам мира сего, а в качественном юридическом сопровождении и молитвах. Но в молитвах не о том, что мы считаем нужным и полезным, потому что мы можем ошибаться, а о том, что нужным и полезным для отца Глеба считает Господь, желающий спасения всякому человеку.

Статья опубликована 1.02.2018, исправлена и дополнена 24.02.2018

P.S. ВИДЕО

Источник
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий