Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Группы смерти» = «эскадроны смерти»?

Яна  Амелина,

27.05.2016

 

Публикация «Новой газеты» [1], привлекшая общественное внимание к так называемым «группам смерти» (виртуальной «инфраструктуре», созданной в социальной сети вКонтакте для распространения психоделического и суицидального контента), поставила множество вопросов, один из которых - потенциальная возможность использования «обработанной» молодежи для совершения террористических актов.

Исследование суицидальных и околосуицидальных групп (здесь и далее речь идет исключительно об открытых, то есть доступных каждому пользователю социальной сети, сообществах) демонстрирует полную схожесть их методов с методами пропагандистов запрещенной в РФ террористической группировки, именующей себя «Исламское государство» (ИГ).

Подобные подозрения возникали еще год назад, в период подготовки материала [2]о способах вовлечения молодежи в вербовочные группы исламистских радикалов и степени распространения вКонтакте подобных сообществ. Приведем оттуда обширную цитату.

«Даже беглое изучение в социальных сетях (прежде всего, вКонтакте, где сосредоточились самые «наивные и искренние») профилей пользователей, которые выказывают настойчивый интерес к тематике «Исламского государства», позволяет выделить среди них три условные группы.

К первой можно отнести молодых людей, психика которых находится в пограничном состоянии. Им мучительно скучно в реальности, где они, скорее, неудачники - отсюда многочисленные репосты «глубокомысленных» статусов про недоступных им девушек, про «крутых пацанов», которые «горой за своих», про бессмысленность и пустоту жизни, в которой им ничего не светит. Эти вчерашние школьники настолько запутались в своих политических предпочтениях, что, публикуя сегодня исламистские лозунги, забывают или не считают нужным стереть репосты из сообществ «Антимайдан», «Военный Донецк» и тому подобных, заполнявшие их страницу менее года назад. Тогда эти двадцатилетние пареньки называли себя «донецкими сепаратистами» и писали, что едут на войну в Новороссию (конечно, если это была не пустая бравада, как и грустные сообщения о несчастной любви) - сегодня они же спрашивают в тематических группах, как попасть в  «ИГ» (...)

Вторая группа - молодые (в среднем 16-25 лет) мусульмане, чрезмерно увлеченные религией, но мало разбирающиеся как в ней, так и в геополитической ситуации в мире в целом. Сюда же можно отнести дурочек, публикующих демотиваторы с надписями типа «Все хотят любви. Кроме меня. Я хочу в ИГ» - и изображением девушки в никабе, улетающей в «исламское государство» на связке воздушных шариков. Впрочем, «несчастная любовь» в этом детском саду обычно тоже присутствует. Получивший широкую известность случай Варвары Карауловой, по всей видимости, также относится к этой группе (известные сейчас детали вербовки этой московской студентки не оставляют в этом сомнений - прим.).

Как правило, страницы этих «юных бойцов» (нередко подписанных, одновременно со страницами об «ИГ», на группы с подростковым контентом вроде «ты мечтаешь путешествовать по миру, но тебе завтра в школу» и «если любишь меня, почему ты ушел?») содержат достаточно данных для идентификации их личностей. Скорее всего, они находятся в поле зрения правоохранительных органов. Достаточно одной или нескольких профилактических бесед, чтобы подобные молодые люди оставили всякие мысли такого рода. С другой стороны, как заметил на апрельской конференции в Чечне, посвященной проблематике «исламского государства», профессор университета Анкары Салих Йылмаз, «Запад видит одну из целей существования «ИГ» в том, чтобы агрессивные молодые люди покинули Европу и нашли на Ближнем Востоке свою смерть». Возможно, именно в таком контексте рассматривают проблему и некоторые российские силовики».

Упомянутые в тексте группы с депрессивным подростковым контентом и есть околосуицидальные («китовые», по терминологии автора материала в «Новой газете» Галины Мурсалиевой) сообщества, формирующие соответствующий фон уже для сугубо суицидальных - и для непосредственно «игиловских». То, что год назад выглядело «детским садом», оказалось наполнено иным, куда более трагическим и зловещим смыслом. Организаторы сети указанных сообществ (организованность происходящего, вопреки попыткам списать его на некое «подростковое творчество», очевидна любому политтехнологу), по всей видимости, пытаются охватить сразу несколько целевых аудиторий. В зависимости от индивидуальных склонностей, темперамента и других личностных особенностей подростков подводят к мысли об убийстве либо других людей (вербуемые в «ИГ»), либо себя (контингент суицидальных групп).

В этом контексте использование «менеджерами» суицидальных групп, активно добавляющимися в «друзья» школьникам и затягивающим их в свои сообщества, исламистской и исламской (флаг Саудовской Аравии, поднятый вверх указательный палец и т.д.) символики выглядит далеко не случайным.

(Аватары пользователей с никами «Ева Рейх» и «Эмилия Рейх», играющих важную роль в функционировании суицидальных групп. Здесь представлены аватары «главных игроков», однако поиск выдает несколько десятков пользователей с подобными никами, ряд которых также использует исламистскую символику. Ассоциации со словом «рейх» также вполне прозрачны).

Не случайно и то, что один из звеньев суицидальной сети Филипп «Лис», разъясняя, что планировалось 8 декабря 2015 г. (в «группах смерти» обсуждалась организация масовой волны подростковых самоубийств, приуроченных к этой дате), сказал (под видеозапись!) [3]: «Я из ИГИЛа, и 8 декабря будут взрывы по всей Москве». Есть и другие свидетельства о том, что многие рядовые участники «групп смерти» действительно ожидали в этот день серии терактов. Исступленные попытки выдать все это за «шутку» выглядит, мягко говоря, неубедительно.

Приведем еще одну цитату из прошлогоднего материала [2] о вербовке молодежи в «ИГ»: «Есть и еще одна, пожалуй, самая многочисленная категория Интернет-игиловцев. Их страницы, как правило, созданы в конце прошлого-начале нынешнего года (особенно массово - в текущем марте-апреле - речь идет о 2015 г. - прим.), на «стенах» даются одинаковые ссылки на те или иные исламистские ресурсы, сами персонажи публикуют одинаковые (дословно) комментарии в различных группах и обсуждениях, касающихся «Исламского государства» (об этой особенности  - в следующем материале КГК, посвященном «группам смерти» - прим.). У них обычно не так много - от нескольких десятков до полутора сотен - друзей, по большей части - случайных людей, не имеющих отношения (если судить по именам, содержимому страниц и аватарам) к исламу. На таких страницах нет реальных фотографий их владельцев. Обычно их заменяет флаг «ИГ» или какие-либо исламские символы. Можно предположить, что виртуальны не только фотографии профиля, но и «личности», которым якобы принадлежат эти страницы. А вот кто их создатели - игиловские вербовщики неопытной молодежи или выявляющие тех и других бойцы невидимого фронта - вопрос не для гражданских экспертов».

Показательно, что все перечисленные признаки в полной мере относятся и к «админам» и «менеджерам» около- и суицидальных групп. Как говорится, до степени смешения. Все это действительно «смешивается»: многие обратили внимание на то, что в «друзьях» у «китовых» нередко встречаются «игиловские». Условно-«игиловский» и условно-суицидальный контингенты частично совпадают. «Совершенно очевидно, что лидеры «групп смерти» используют все основные сектантские методы промывки и перепрограммирования сознания, - констатирует руководитель информационно-издательского отдела Архангельской митрополии Михаил Насонов. - «ИГ» как религиозная секта в этом плане ничем не отличается от других».

Предположения экспертов [4], согласно которым одной из задач организаторов «групп смерти» может быть отработка технологии управления поведением больших групп молодежи с целью их дальнейшего деструктивного использования, представляются вполне оправданными. «Если сейчас эта технология отрабатывается на детях, которые режут себе руки и прыгают с высотных зданий, то потом «задания» могут быть расширены до использования подростков в терактах и убийствах», - полагает Эмилия Челерина. Учитывая, что террорист-смертник, помимо гибели других людей, также совершает самоубийство, логично предположить, [5]что в глобальном плане за этими процессами могут стоять одни и те же структуры.

Обоснованность подобных опасений подтверждает директор Главного управления внутренней безопасности Франции Патрик Кальвар, заявивший [6], что около четырехсот присоединившихся к «ИГ» французских подростков (речь идет не только об этнических французах, но в большей степени о французских гражданах - выходцах из проживающих в стране мусульманских семей) готовы совершить теракты на территории страны. «Они прошли курсы совершения террористических атак, - говорит Кальвар. - Возвращение этих людей во Францию создаст серьезные проблемы». По его словам, в будущем Франция может столкнуться с новой формой терактов в виде подрыва взрывных устройств, заранее заложенных в местах большого скопления людей. «В настоящее время «ИГ» и «Аль-Каида» больше всего угрожают Франции, поскольку эти группировки пытаются возместить в Европе свои поражения в Ираке, Сирии и Йемене», - заключил Патрик Кальвар.

То, что это не выдумки французских спецслужб, подтверждает само «ИГ», еще 1 мая распространившее пропагандистский видеоролик [7] о формировании в Сирии «армии сирот» из числа несовершеннолетних, родители которых погибли «под ударами иностранных войск». Поскольку подросткам теоретически легче пройти различные проверки, которым подвергаются сирийские беженцы в принимающих странах, можно предположить, что «ИГ» готовит серию терактов с использованием несовершеннолетних смертников. Но только ли «ИГ» и только ли в Европе?... «Ничего нового, - считает степанакертский политолог, автор ряда книг по иррегулярным военным действиям Рачья Арзуманян. - На одном из этапов «группы смерти» превращаются в «экскадроны смерти».  

 

Яна Амелина - секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Источник


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме