Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Нужно помогать детям полюбить читать»

ЕГЭ / 14.07.2014


Православные священнослужители о результатах последнего ЕГЭ по русскому языку и о новых школьных учебниках …

После проведения ЕГЭ 2014 года и изучения неутешительных результатов российских школьников - в первую очередь по обязательному русскому языку - власти обратили свое внимание на качество учебников по языку и литературе, отмечает Regions.ru

Известный публицист Максим Соколов по этому поводу пишет: «После внятно выраженного высочайшего неудовольствия тем, что в области преподавания русского языка происходит черт знает что и ЕГЭ тому свидетельство, простейший инстинкт аппаратного самосохранения предписывает проявить чрезвычайное рвение. Поскольку же высочайшее лицо является человеком раньшего времени, когда учебники были стандартны и едины по всему СССР, то напрашивающимся способом потрафить начальству и отвести от себя грозу является уединоображивание учебных пособий». 

Вместе с тем, отмечает публицист, само по себе единообразие учебников вовсе не обязательно плохо: «Если цель среднего образования — дать некоторый минимум пропедевтических знаний по различным предметам, непонятно, почему эти начальные знания не могут быть вмещены в единообразные учебники, по одному учебнику на предмет. И царская гимназия, и советская школа были именно такими единообразными, и нельзя сказать, чтобы выдаваемые такими школами знания и аттестаты зрелости вовсе уж никуда не годились… Минимум предметных знаний вполне возможно, при минимальной ясности мысли ответственных за образование ведомств, вместить в единый учебник. Если же ученик хочет получить углубленные знания по предмету — так кто же ему мешает? Научно-популярную литературу для дальнейшего внеклассного изучения никто не запрещал». 

Однако, полагает Максим Соколов, даже самые лучшие учебники в данном случае ничего не исправят: «Катастрофический уровень понимания текстов и способности самому связный текст производить объясняется общим исчезновением письменной культуры в обществе. И единообразные, и многообразные учебники все-таки базируются на мало-мальской начитанности обучающегося. На некотором количестве килобайт (скорее даже мегабайт) письменного текста, который он через себя пропускает. Хоть добровольно, хоть из-под палки. Если этого количества нет — а в современной цивилизации его нет, — никакая модель учебника не поможет. А.М.Горький призывал: «Любите книгу, источник знания», но что делать, если книгу разлюбили и притом решительно?» 

«Что, на ваш взгляд, предпочтительнее: единые учебники для всех школ страны или же свобода выбора учебника преподавателем – при условии, что в любом из них содержатся предписанные программой сведения? Согласны ли вы с мыслью, что «катастрофический уровень понимания текстов и способности самому связный текст производить объясняется общим исчезновением письменной культуры в обществе»? Возможно ли эту культуру сохранить, или же это исчезновение неизбежно и необратимо?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.
 
Протоиерей Филипп Ильяшенко, клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, декан исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, заявил: «Прежде всего, я хочу сказать вот о чем: экспертам и критикам, которые ужасаются результатам ЕГЭ, в том числе, и представителям власти, стоило бы и не только давать оценки следствию, но и задаться вопросом о причинах. Катастрофический уровень результатов ЕГЭ, по мнению большинства специалистов в области педагогики, связан с самой формой итогового контроля знаний». 

«ЕГЭ с момента своего возникновения вызвал неприятие абсолютным большинством людей, связанных с системой образования. Тех же, кто поддержал идею проведения Единого госэкзамена, можно заподозрить в ангажированности. Нужно задаться вопросом, настолько предложенная форма проведения итогового экзамена вообще справляется с поставленной перед ней задачей: контроль письменной культуры высокого уровня? А если такая форма экзамена фактически предполагает отказ от письменной культуры как таковой, о чем можно говорить? Согласен: образование нашего населения, особенно учащейся молодежи, в том числе вузов, не просто оставляет желать много лучшего - находится в катастрофическом состоянии. Преподаватели вузов каждый год принимают новых выпускников школ и могут судить об уровне их подготовки, в том числе, по русскому языку и литературе. Должен ли быть единый учебник по русскому языку? Вообще это нелепо: заявлять, что может быть единый экзамен и при этом может не быть единого учебника по главному письменному предмету. Это логический абсурд», - продолжил он. 

«Мне представляется, по русскому языку не просто может быть, но необходим единый учебник: мы должны жить в едином культурном, информационном языковом пространстве. Я всю жизнь живу в Москве, мои дети живут в Москве, а если кто-то переезжает с места на место, переходит из школы в школу, он каждый раз должен обучаться по новому учебнику? Тогда весь предыдущий опыт обучения окажется под вопросом. На мой взгляд, по русскому языку и литературе должны быть единые учебники. Но вот кто и как их будет составлять – вопрос», - заключил священник.
 
Иерей Димитрий Симонов, настоятель храма свв. апп. Петра и Павла при Российском государственном педагогическом университете имени А.И.Герцена, отметил, что о школьных учебниках ему судить сложно – он больше знаком с системой высшего образования. 

«Но мне кажется, что если для вуза нормально выбирать ту или иную систему, то в школе должно быть определенное единообразие. Но проблема повальной безграмотности принципиально иная. Она заключается в том, что отсутствует интерес к чтению. Люди, которые любят читать и читают качественную литературу, будь то художественная или научно-популярная, грамотность чаще всего приобретают автоматически. Если мы хотим, чтобы наше юное поколение хорошо владело языком, во-первых, те, кто детей учит, преподает или наставляет, должны следить чистотой собственной речи. А то у нас часто бывает: какой-нибудь чиновник, ругая школу за плохое образование, говорит таким ужасным русским языком, что становится за него стыдно. Во-вторых, детьми нужно заниматься: воспитывать их, прививая интерес, прежде всего, к чтению. Если ребенок любит читать и его что-нибудь интересует, он, конечно, будет стараться прочесть об этом. У него появится система ценностей, которые будут помогать формировать все остальное. А сейчас если школьники читают, то разве что комиксы или какие-то заметки в журналах. Как им научиться грамотности? Можно выучить правила русского языка, но не говорить на русском языке. Поэтому нужно помогать детям полюбить читать. Это задача не столько школы, сколько семьи. Если дома родители не открывают книг, говорят на сленге, трудно ожидать от ребенка, что он начнет цитировать Гоголя и Лескова», - заключил священник.
 
Игумен Агафангел (Белых), настоятель Архиерейского подворья Свято-Николаевского собора г. Валуйки (Белгородская область), отметил, что, «к сожалению, действительно, письменную культуру сохранять все труднее, потому что люди перестали писать тексты». 

«Специалисты уверяют, что мелкая моторика и мыслительный процесс взаимосвязаны. Нажимая кнопки на клавиатуре компьютера, или телефоне, мы не получаем такого эффекта, как при написании текста от руки. Люди старшего поколения учились писать от руки, и перешли на все эти кнопки в сознательном возрасте, а дети, подростки, если что и пишут от руки, то самое большее диктант в школе. Вот и ЕГЭ проводится в тестовом режиме: выбери нужный вариант, поставь галочку… Я бы как преподаватель со стажем 15 лет, вообще оценивал знания по сочинениям или устному собеседованию, а не по тестам. Эта проблема существует, и, увы, перемен я не вижу. Скорее, ситуация будет усугубляться. Письменная культура находится в загоне и культура чтения тоже. Дети меньше читают значимых для культуры текстов, мало пишут от руки, мало сочиняют. К возможности появления единого учебника я отношусь с опаской. Любые унифицированные вещи рассчитаны на средний результат. Я думаю, должны быть разные школы преподавания. А вузы должны между собой конкурировать не в том, как получить больше бюджетных дотаций, а в том, как лучше развить собственную научную школу», - заключил он.
 
Иерей Вячеслав Кочкин, благочинный Адамовского округа Орской епархии, руководитель отдела по взаимодействию с лечебными учреждениями Орской епархии, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы п. Адамовки, констатирует: «Культура современной молодежи в основном зрительная; вербальная культура общения уходит». «Живые» контакты заменяются общением через интернет, где почти ничего не нужно писать. 

«Здесь многое зависит не столько от учебников и учителей, сколько от родителей: сумеем ли мы привить своим чадам любовь к чтению и общению? Если родители не уделяют этому внимания, сами не читают, а дома не обсуждают книги, школа заменить это не может. В этом году мой ребенок окончил школу, сдал ЕГЭ. Действительно, в этом экзамене есть все необходимое. Как форма экзамена ЕГЭ оправдан. Учебников же может быть множество, но учебник учебнику рознь. У меня младший ребенок обучается по программе «Гармония». Трудно представить что-то более отбивающее охоту учиться, чем эти учебники. Необходимо, чтобы учебники составляли люди, имеющие колоссальный педагогический опыт. Когда создается многообразие учебников, нужно смотреть: а как дети-то по ним будут учиться, не отобьет ли это вообще у них охоту к изучению языка? Все же прежде, чем попасть в школу, учебник должен пройти через некоторый фильтр. Необходимо, чтобы и родители знали, чему с помощью того или иного учебника смогут научиться их дети. Развитию речи сейчас тоже уделяют мало внимания. Это очень плохо. Я надеюсь, в будущий учебник будет включен этот раздел. Сейчас еще хотят вернуть сочинение – думаю, это лишнее. В ЕГЭ есть все, что нужно. Только, на мой взгляд, нужно увеличить количество возможных баллов до 120-150. И тогда уже будет видно, куда выпускнику – в филологический, или, скажем, в математический вуз. Но то, что проходной балл понизили с 36 до 24 - конечно, неправильно. И тут я целиком поддерживаю возмущение нашего президента: нельзя наш родной язык не учить и так его не уважать», - заключил священник.
 
Священник Петр Коломейцев, декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета, отметил, что по специальности является дефектолог ом, и отметил: «В идеале учебников должно быть столько, сколько и людей. У каждого человека свой уровень знаний, свои особенности, поэтому учебников должно быть много. В каждом регионе свой уровень знаний. Для начала нужно определить, каких детей мы хотим обучить и чему – и выбирать пособие конкретно для них». 

«Не могу не сказать еще вот о чем: есть специальный компьютерный курс, разработанный Институтом коррекционной педагогики для умственно отсталых детей, обучающий понимать текст. Если его применять не в интернатах, где обучаются дети с задержкой психического развития, а в обычных школах, у учеников резко повысится способность понимать тексты. Там есть текст, даются вопросы к нему и ответы. Если ты выбираешь неправильный ответ, начинает мигать фраза, которую нужно еще раз прочитать. И снова предлагается тот же самый вопрос. Опять выбираешь неправильно - снова мигает фраза. И так, пока не будет найден правильный ответ. Сейчас, применяя этот способ, мы можем детей с задержкой психического развития научить читать и понимать тексты лучше, чем тех, кто учится в обычной школе. Мне кажется, на базе Института коррекционной педагогики нужно разрабатывать хорошие компьютерные курсы, которые в том числе могли бы подтянуть детей приезжих до нужного уровня владения языком региона, куда они приехали жить. И наконец, есть еще одна проблема – отсутствие интереса к чтению. Сегодня многие дети программные произведения по литературе часто изучают "по фильмам", ища более легкие пути освоения информации. Зачем читать, если можно посмотреть экранизацию того или иного произведения? Поэтому нужно разрабатывать программу для стимулирования интереса к чтению. Нужно, чтобы и сами дети пробовали сочинять. Когда человек что-нибудь сочиняет, он лучше понимает, что написано в произведениях», - заключил он.
 
Иерей Святослав Шевченко, руководитель пресс-службы Благовещенской епархии, отметил, что по светскому образованию он является учителем русского языка и литературы. 

«В советское время, когда я сам учился в школе, учебники были единообразные, но это не мешало учителям любить свой предмет и передавать эту любовь ученикам. До сих пор помню своего преподавателя Аллу Федоровну Брянцеву: она предлагала нам правила, мы их конспектировали в картинках. Я до сих пор ей благодарен - она нам передала любовь к русскому языку. 

Русский мыслитель Николай Яковлевич Данилевский считал, что язык – одна из основ любой нации, этноса. Любой этнос, любой народ, по его мнению, держится на трех китах. Это язык, культура и религия народа. Если один народ оказывает влияние на другой при помощи собственного языка и культуры, есть все основания предполагать: этот другой народ исчезнет», - продолжил священник. 

Он отметил, что сейчас мы много времени проводим в интернете, соцсетях, где есть собственные жаргоны, - например, «падонский»: нарочито неправильное написание слов, вроде «превед!» Это плюс иностранные заимствования, засоряющие наш язык «мерчендайзеры», «супервайзеры», влияние западной культуры приводит к тому, что мы перестаем быть потомками великого Пушкина, Достоевского Гоголя, утрачивая с ними связь. Как изменить ситуацию? Многое зависит от учителя. Но сейчас учителя загоняют в угол: система «человеко-часов» не позволяет ему работать творчески, продолжил батюшка. 

«Есть и еще одна проблема. Часы, отведенные на гуманитарные предметы, сокращают в угоду остальным. Я понимаю, физическое состояние школьников тоже оставляет желать лучшего, но превращать родной язык во второстепенный предмет - это не выход. С системой образование нам что-то нужно делать. И обязательно увеличивать количество часов, отведенных на русский и литературу. Это важнейшие предметы, благодаря которым формируется думающая нация», - заключил он.
 
Игумен Лука (Степанов), заведующий кафедрой теологии Рязанского государственного университета, отметил, что «детям лицемерие свойственно в меньшей степени чем взрослым, - вот они и показали откровенно то положение дел, которое в нашем обществе признавать не хотели: оторванность от духовных корней, низкий уровень культуры самих руководящих кадров министерств и ведомств». 

«Не буду оригинален, если скажу: во всем виноваты западники и либералы. Это их тупая подражательность Западу, их "независимость" от веры, надежды, любви, от традиции и духовной культуры, от народа своего в его высоких благородных и исторических проявлениях стала причиной повального незнания родного языка, умения им пользоваться. Очевидно, что к практическим мерам, которые должны быть приняты в этом случае, необходимо прибавить весь комплекс стратегических ориентиров нашего отечества. Пора, наконец, всерьез осваивать не принесенные с Запада образцы, а нашу родную русскую культуру. Когда вернемся к изучению церковнославянского языка, вероучительных наук - от детского садика до вузов, - тогда богослужения станут не чудными и странными, а близкими и родными. Уверяю, тогда наша законно чтимая русская классика будет на втором месте после бесценных сокровищ нашей духовной культуры, она окажется востребована как легкий жанр высокого слова, и молодежь будет иначе выражаться и действовать. А пока молодежное сознание формирует блогосфера и социальные сети, пока высокая культура не свойственна и самому Министерству образования, пока даже такие известные режиссеры как Андрей Звягинцев проповедуют, что гнусная похабная и площадная брань - это культурный багаж народа, ждать добра не приходится», - продолжил он. 

«Много дел еще впереди. После 90-х и начала 2000-х только берется за воспитание народа в добрых благословенных наших традициях немногочисленная группа тех, кому даны власть и благоразумие. По молитвам Церкви, при поддержке ее, я надеюсь, возможно возвращение к нашей старой закваске, и тогда молодежь начнет писать зело добро и грамотно», - заключил о. Лука.
 
Священник Игорь Шумилов, настоятель Воскресенской церкви д. Васильевское Рузского района Московской области, отметил, что из общения с учителями - с теми самыми людьми, которые как раз и пытаются ещё как-то учить детей хоть чему-то, - у него сложилось мнение, что их вовсе не спрашивают, как лучше или как правильнее.

«Мне кажется, единственной задачей большинства чиновников до сегодняшнего дня было сделать образование как можно менее затратным. Добавим к этому ещё непрофессионализм – ну вот вам и ожидаемый итог. Когда же начнут советоваться с теми, кто действительно знает, как нужно учить детей, то есть с опытными педагогами-практиками? И по поводу учебников, наверное, рассуждать нужно не общественности. Обратитесь, наконец, к практикующим профессионалам, - они ещё, слава Богу, есть! Тогда, уверен, мы сможем не только сохранить, но и преумножить культуру», - заключил священник.
 
Иеромонах Макарий (Маркиш), священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, считает, что это вопрос комплексный, состоит из трех компонентов: совершенствование системы госэкзаменов, совершенствование всего учебного образования и естественное изменение человеческого интеллектуального потенциала. 

«ЕГЭ, на мой взгляд, должны сдавать только те, кто идет учиться дальше. Не надо насиловать тех, кто учиться не хочет и не может. Все люди разные, и если человек неспособен к учению, это не значит, что он "второго сорта" и его надо шпынять. Не все могут учиться, и не надо усложнять им жизнь. Иначе эта пытка заталкивает слабоуспевающих в социальную яму, из которой трудно выбраться. Таким надо дать понять: иди трудись, будь образцовым христианином и гражданином, и будет у тебя нормальная жизнь и уважение в обществе. Конечно, людям надо прививать способность к чтению, и это задача школы. Но учение должно быть дифференцировано, способности у каждого разные. Если хочешь получать высшее образование – берись за книги, учись, прилагай серьезные усилия. Но если Бог дал тебе другое предназначение – не надо мучиться, пусть ребенок учится по более легким программам и менее требовательным. И разность этих программ не должна приводить к социальному антагонизму внутри школы. Один учится в математическом классе, другой - в гуманитарном, третий - в столярном, и все они перед Богом и нацией равны. Третья компонента самая сложная. И здесь, пожалуй, ответ в том, что должна быть диверсификация - разнообразие путей и способов обучения. Единый школьный учебник я поддерживаю, а диверсификация должна идти параллельно стандартизации. Стандартизация - в главном, диверсификация - в разведке дальнейших путей. Пусть школы отвечают стандарту Минобразования, а дальнейшие пути своего совершенствования пусть разведывают самостоятельно. И тогда увидим, какая школа, какие методы, какие учебные программы имеют лучшие шансы на выживание», - заключил о. Макарий.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме

Интересные статьи и новости