Станет ли Китай мировой сверхдержавой в XXI веке? 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Станет ли Китай мировой сверхдержавой в XXI веке?

18.08.2010


Политолог Юрий Косов размышляет о настоящем и будущем Китайской народной республики …

Разговоры о возрастающем лидерстве Китая в мировой экономике становятся все более популярными и общепринятыми. Большая часть экспертов склоняется к тому, что XХI век может пройти под эгидой и лидерством Китая. Этому есть исторические основания. Сейчас вспоминают про расчеты, согласно которым в XVII – начале XVIII века Китай давал примерно одну треть мирового ВВП. США в пик своего подъема в середине ХХ века давали чуть больше одной четверти мирового ВВП, сейчас – около 20%. 

В XVIII веке Китай вступил в полосу внутренних раздоров, гражданских войн и распада государства. Кризис продолжался в XIX и в первую половину ХХ века, и только после коммунистической революции Китай оказался объединенным под властью Мао Цзэдуна. Мао активно использовал коммунистическую идеологию и фразеологию, но сейчас многие говорят, что он был в большей степени китайским националистом, чем коммунистом. Ему удалось объединить весь Китай за исключением провинции Тайвань, куда бежали его противники.

В 1997 году к Китаю присоединился Гонконг. Он был сдан Китаю в аренду на 99 лет. Срок аренды истек, и к концу ХХ века Китай уже стал великим государством, с которым США не могут разговаривать с позиции силы.

После смерти Мао Цзэдуна к власти в Китае пришла группа «прагматиков» из коммунистической партии, которую возглавил Дэн Сяопин. Это был дальновидный и хорошо образованный политик, в отличии от советских лидеров постсталинской эпохи. В конце 70-х годов Дэн Сяопин стал выдвигать лозунги о начале экономических реформ в Китае. Смысл их выражен в одной из фраз: «Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Неважно, какой будет китайская экономика – коммунистическая или буржуазная, красная или белая, -  лишь бы она давала результаты. 

Первый этап экономических реформ был робким поворотом от коммунистических догм, появилось что-то вроде семейных подрядов, что-то напоминавшее косыгинский хозрасчет, проявились первые элементы, зачатки рыночных отношений. На втором этапе рыночные отношения стали внедряться гораздо активнее, и с 90-х годов в Китай начался приток иностранного капитала. Китаю было, где его взять: китайцы, живущие за границей, составляют около 250-300 млн человек. Первые иностранные инвестиции, которые пошли в Китай, были инвестициями именно этнических заграничных китайцев. Китайские деятели стали выезжать за границу, работать с диаспорами, обещая им различные льготы, преимущества на родине, сохранность капиталов и т. д. Счет инвестиций заграничных китайцев пошел на миллиарды, потом на десятки и сотни миллиардов долларов. При этом рабочая сила в Китае была очень дешевой, а китайцы - люди очень предприимчивые, высокой культуры труда. 

В конце 1990 - начале 2000-х годов в Китай пошли крупнейшие мировые корпорации, которые стали организовывать здесь свои производства. В прошлом году я был в Шанхае, в крупнейшем торгово-промышленном центре Китая. На подлете мы в течение получаса наблюдали промышленную зону, которая окружает Шанхай, – огромное количество современных корпусов, ангаров, в которых размещаются производства. Это грандиозное зрелище. По словам моих китайских коллег, из двухсот крупнейших корпораций в мире 132 имеют производство в Китае. 

После распада СССР в «большую тройку» мировой экономики входили США, Япония и Германия, и так было на протяжении почти двух десятилетий. В прошлом году Китай потеснил Германию, в этом году, как мы видим, уже и Японию. Еще несколько лет назад, до мирового кризиса, по подсчетам, в частности, Мирового банка, через 25-30 лет Китай должен выйти по объемам мировой экономики на первое место. В пятерку ведущих стран будут входить Китай, США, Индия, Япония, а за пятое место должны бороться Бразилия и Россия. Ни одной европейской страны мы в этой пятерке уже не видим. 

Когда грянул кризис, и в рецессию вошли основные экономики мира, кроме китайской, эксперты начали говорить о том, что прогнозы о выходе Китая на первое место через 25-30 лет уже явно устарели, и что это может произойти гораздо раньше. 

Но есть моменты, которые усложняют мировое лидерство Китая. Даже если Китай и обойдет США по уровню и объему экономики, он будет оставаться относительно бедной страной. В 1979 году, когда Дэн Сяопин начал экономические реформы, по уровню ВВП Китай был равен африканским странам – около 150-200 долларов на душу населения. Сейчас, конечно, счет идет на тысячи долларов, но даже если экономика Китая будет равна экономике США, учитывая, что население Китая в пять раз больше, то китайцы будут жить где-то раз в пять раз беднее, чем американцы.

В Китае по последним данным проживает 1 млрд 380 млн человек, еще 250 млн живет по всему миру. Уровень жизни в республике очень неравномерен. Есть прибрежные провинции (как тот же Шанхай), где существует высокий, европейский уровень жизни. Но около 800 млн населения Китая живет в т. н. внутренних районах, где уровень производства и жизни остается пока весьма низким. Это создает определенные диспропорции в китайской экономической системе и, безусловно, может грозить определенными осложнениями социального плана.

Также стоит указать на такую закономерность: развитие высокого уровня жизни, как правило, сопровождается демократизацией общества. В Китае у власти находится коммунистическая партия, и до демократии здесь очень далеко. Это противоречие также может служить источником для внутренних проблем.

Может быть, Китай выберет какой-то «свой путь». В этой стране происходит сочетание государственного регулирования с рыночной экономикой, частным сектором. В Китае очень специфический рынок, и здесь не проводили приватизацию, как у нас, в России в 1990-е годы. У нас тогда приватизировали все выгодные отрасли промышленности. В Китае основные государственные компании по-прежнему сохраняются. Если процессы демократизации наберут силу, то могут возникнуть серьезные проблемы, так как экономика в Китае весьма современная, а система управления находится на уровне середины ХХ века.

Некоторые американские экономисты отмечают, что в США компании получают кредиты от банков под определенные проценты, и чем выше компания готова выплачивать проценты, тем больше шансов у нее получать кредит. Идет соревнование между фирмами, выживает сильнейший. В Китае же кредиты выдают на основе партийных указаний, личных связей, и такая система оказывается неэффективной. Чтобы иметь приток капитала, получается, что этой стране все время надо наращивать свой экспорт. Если в Европе произойдет какой-нибудь серьезный кризис, то китайская экономика может столкнуться с резкой недостаточностью финансирования, и ее может потрясти кризис.

Мы воспринимаем китайцев как некий единый народ. Но это не совсем так. Китай - это сочетание сотен народов. Порядка 800-900 млн человек составляет народность хань, которая является в Китае основной. Китайцы, проживающие на севере, не понимают китайцев, которые живут на юге страны. В Шанхае я общался с директором Центра изучения России и стран СНГ Пекинского университета внешней торговли и экономики и видел, что на центральном шанхайском сувенирном рынке выходцы из Пекина не всегда понимают тех людей, которые говорят на местном южнокитайском наречии.

Кроме того, конец ХХ - начало XXI века - это период, когда в Китае усилились сепаратистские тенденции, возникли межэтнические конфликты. Если Китаю удастся преодолеть все эти негативные моменты, то он, возможно, станет действительно мировым лидером.

Обойдя США по размерам своей экономики, Китай, тем не менее, по влиянию в мире не будет сравним с США. Во-первых, как уже было отмечено, население Китая будет все равно жить беднее, чем американцы. Во-вторых, у США - мощнейшие вооруженные силы, Китай же явно отстает в военных технологиях. Большинство стран, за исключением, пожалуй, только России, стараются не поставлять Китаю военные технологии. Кроме того, у США давно сложилась своя мощная система экономических, политических и военных союзов. Китай же только начинает создавать нечто подобное - в рамках ШОС, БРИК и т. д., но все это пока малоэффективно. Кстати, у Европы и США существуют традиционные связи, которые складывались веками, а у Китая же таких связей нет.

Так что выход Китая на первое место по экономическому потенциалу не будет означать немедленное превращение этой страны в сверхдержаву N 1. Про Японию известный американский геополитик и специалист по глобальному развитию В.Браун в свое время сказал, что это - «хрупкая сверхдержава», и, действительно, в мировой политике Япония существенной роли не играла и не играет, несмотря на свой огромный экономический потенциал.

Китай не вмешивается в мировые политические дела и занимает по множеству внешнеполитических вопросов весьма осторожную позицию. Он либо воздерживается от принятия важных решений, либо уклоняется от решения глобальных мировых проблем. Это касается ситуации вокруг Ирака, Афганистана, Ирана. Если Китай имеет свое определенное мнение по мировым проблемам, отличное от мнения Запада, то он высказывает его очень осторожно. Китай никогда в своей истории не завоевывал чужие территории, так как ему всегда хватало и своей земли. Этот исторический фактор имеет большое значение и оказывает существенное влияние на внешнеполитическое поведение Китая.

С другой стороны, сейчас наблюдается мощное проникновение Китая в Африку. По степени интенсивности этого процесса Китай опережают только США, хотя китайцы здесь уже приближаются к их уровню. В Юго-Восточной Азии Китай уже стал страной N 1, обходя в этом регионе даже США. Проникновения Китая в другие страны происходит не только через экономику, но и путем создания китайских культурных центров (в частности, и у нас, в России). Это говорит о том, что внешнеполитические амбиции у Китая все-таки есть.

Уверен, однако, что, пока Китай не станет экономической державой N 1, он не станет оказывать и серьезного политического влияния на мировой арене. Если же Китай выйдет на первое место по экономике, то, видимо, произойдет коррекция его внешнеполитической программы. Власти Китая будут решать - или, в первую очередь, поднимать уровень жизни китайцев, или пытаться стать сверхдержавой N 1, или обе проблемы решать одновременно. От этого решения будут зависеть шансы Китая. Если власти страны поставят перед страной вторую задачу, а не только первую, то тогда Китай покажет себя в борьбе за гегемонию в мире, тогда борьба за лидерство может обостриться. Если же Китай будет заниматься только повышением благосостояния народа, без рассмотрения задачи превращения страны в сверхдержаву, тогда, видимо, влияние Китая на мировую политику останется небольшим.

Аналитики также рассуждают о том, что может произойти, если Китай объединится с другими странами. Например, если вдруг произойдет соединение Китая и Японии. Япония - тоже высоко технологичная страна. Объединение двух крупнейших экономик могло бы дать значительный эффект, и тогда новый союз мог бы занять позицию N 1. Но отчуждение между Китаем и Японией по-прежнему очень велико. В китайских СМИ можно часто слышать сообщения о США, о России, но о Японии там говорят крайне мало. На международных конференциях, проходящих в Китае, присутствует очень мало японцев. Когда китайцам задают вопрос на эту тему, то они обычно уходят от ответа, ссылаясь на историческую память о Второй мировой войне. Получается, что или китайцы боятся конкурентов, или действительно хорошо помнят неприятные страницы, связанные с периодом Второй мировой войны.

Американские специалисты также говорят о возможном экономическом или даже политическом союзе США и Китая. Но об этом мало что известно. Может быть, есть какое-то закрытое сотрудничество между двумя странами? Но мы помним, что, когда мир начал выходить из кризиса, то США оказывали определенное давление на Пекин.

Есть еще БРИК, который сформировался буквально в последние годы. В рамках этой группы Китай активно выступает на международной арене. Как долго будут совпадать интересы всех стран БРИК - трудно сказать, все зависит от многих факторов, и от позиции западных стран тоже. После окончания холодной войны все основные международные институты перешли под контроль США, теперь же, хотя и очень медленно, идет перераспределение квот МВФ в пользу Китая и других развивающихся стран.

Вероятность того, что Китай станет мировым экономическим лидером, очень велика, но вероятность того, что он станет мировой сверхдержавой - гораздо меньшая. Захочет ли Китай стать сверхдержавой - большой вопрос. Превратиться же в экономического лидера - реальная цель, стоящая перед властями страны. По какому пути в итоге пойдет Китай - пока трудно сказать. Поживем - увидим.
Юрий Косов, декан факультета международных отношений Северо-Западной академии государственной службы при Президенте России, доктор философских наук, профессор, специально для «Русской народной линии»



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме