Русские фанатики из "Аум Синрике" собирались утопить Японию в крови 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русские фанатики из "Аум Синрике" собирались утопить Японию в крови

23.06.2002


Сейчас террористы, собиравшиеся освободить Асахару из токийской тюрьмы и привезти его во Владивосток, ждут суда в СИЗО …

Вам привет от доктора Хирука ?Премьер-министру Японии, г-ну Есихиро Мори.
Господин премьер-министр!
Мы выражаем Вам решительный протест в связи с арестом и продолжающимся содержанием под стражей основателя "Аум Синрике", Его Святейшества, Преподобного Учителя Секо Асахары, а также его ученика, г-на Томомицу Ниими, поскольку данные господа представляют исключительную ценность для всего прогрессивного человечества.
У нас не остается иного выбора, как потребовать у Вас их немедленного освобождения и передачи их нам безо всяких условий с Вашей стороны. В противном случае наша боевая группа, дислоцирующаяся на территории Японии, приступит к планомерному и жестокому уничтожению японских и иностранных граждан, всех без разбора - мужчин, женщин, стариков и детей.
Вы должны доставить господ Асахару и Ниими в указанное место даже в случае их отказа. Если здоровью, а тем более жизни Учителя будет причинен ущерб во время поездки, мы утопим Японию в крови. Это будет акт возмездия, рядом с которым зариновая атака в марте 1995-го в токийском метро покажется пустяком.
Мы не ведем никаких переговоров. Наши требования не подлежат изменению. Их нужно только выполнять. Станут ли взрывы в Токио и Саппоро первыми и последними, отныне зависит только от Вас.
Лидер международной организации ?За победу буддизма во всем мире? доктор Хирука Пала?.
Текст этого послания был обнаружен летом прошлого года при обыске на одной из владивостокских квартир. Его автор к тому времени уже был арестован Приморским управлением ФСБ. На первом допросе, наотрез отказавшись давать показания, 23-летний доктор Хирука Пала назвал свое настоящее имя - Дмитрий Сигачев.
Листаю 15-томное уголовное дело по обвинению Сигачева и троих его боевиков - Бориса Тупейко, Дмитрия Воронова, Александра Шевченко - в тяжких преступлениях УК: терроризм, контрабанда, незаконное приобретение, хранение оружия, изготовление взрывных устройств. План молодых российских экстремистов по освобождению ?святого слепца? Асахары из токийской тюрьмы Detention House поначалу кажется бредом, возникшим в воспаленном мозгу не до конца повзрослевших компьютерных мальчиков.
Но читаешь дальше иѕ увлекаешься, как детективом. Тайный заговор и могущественные покровители, большие деньги и разные страны, готовность к ?подвигу? и предательствоѕ Одного не хватает в сюжете - любовной линии. Но тут уж ничего не попишешь. Каждый из действующих лиц этой интриги имеет посвящение в монахи (по-аумовски это называется ?самана?), да и, между прочим, сам Преподобный учит отказу от чувственных влечений вплоть до полного аскетизма.
Что до любвиѕ Как сказал мне во время свидания в СИЗО главный бомбист группы, мастер рукопашного боя, кикбоксер и меткий стрелок Борис Тупейко: ?Я ничего не боюсь, кроме одного - ухода Учителя из этого мира. Если Его не станет, вот это сердечко, - он дотронулся пальцем до своей широкой груди, - сразу же остановится?.

Все ушли в ?Аум?

А началась вся эта история почти десять лет назад в Москве. Вспомните 1992 - 1993 годы. На радиостанции ?Маяк? читает свои проповеди японский слепец, потом Асахара вещает и с экрана телевизора, яркие листовки в метро - рекламу ?Аум СинрикЈ? не заметил бы тогда только слепой. В Москву Асахара приезжал как высокий гость. С ним встречаются Хасбулатов, Руцкой, Лобов... Была запланирована встреча даже с президентом Ельциным, но она не состоялась по чистой случайности. Потом, в 95-м, уже после зариновой атаки в токийском метро и запрета организации газеты напишут, что ?японский старец? привез с собой в Москву 12 млн. долларов и скупил в России все, что хотел: от технологии производства нервно-паралитического газа зарина до тысяч неприкаянных душ эпохи перестройки.
...Димка Сигачев к тому времени бросил школу и ?занялся самосовершенствованием?. Пока он постигал основы йоги, его будущий соратник Борис Тупейко, отслужив в армии, жил в Москве у тети и работал в фирме фотоуслуг - в этом, что ли, смысл жизни? А у Димы Воронова дома была сплошная тоска: душевнобольные родители, одно развлечение - радиоточка с непрерывным вещанием по ?Маяку? ?учения Истины?. И парень подался в Москву в ?Аум СинрикЈ?. Зачем? Затем, что знал: там его ждут.
Ждали в ?Аум? и Сашу Шевченко. После армии он поступил в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта. Женился. Снимал квартиру. Родилась дочка. Бедность заставила бросить учебу, уйти в автосервис. В электронике Саша разбирался отлично. А вот в жизни, такой трудной и скучной, - не очень. Спасибо Преподобному Учителю, его лекции все наконец объяснили.
Тогда же, в 93-м, ушли из дома в ?Аум? и две девочки-отличницы. Сестры Юрьевы, Милена и Нелли. Шесть лет спустя Сигачев вызовет их из Москвы во Владивосток, и Милена напишет в своем дневнике: ?Дорогой Учитель, мы обязательно Вас спасем. Потому что у замечательного Гуру должны быть подходящие ученики. Вызволение близко. Для всех нас это - лучшая практика?.
В секте сестры стали монахинями-самана и получили новые имена. Милена стала - Косин Додзь, Нелли - Конго Хоэтцу Додзь.
?Я буду подчиняться Гуру. Я буду жертвовать на пределе предела?, ?Если не будет Преподобного Учителя, я не смогу жить без него. Я для Преподобного?. Это повторялось по тысяче раз на дню. Мантры, медитации, постижение учения и, наконец, венец всех аумовских практик - ?Шлем абсолютного спасения?. Эту шапочку из электропроводов с подключением к компьютеру якобы с записью биотоков мозга Учителя надевали лишь на самых продвинутых. Несколько часов наедине с Гуру! Косин Додзь (Милена) и Сютен Мьо (это монашеское имя Дмитрия Сигачева) не раз побывали в этой нирване.
Причем Милена Юрьева настолько преуспела в постижении воли Преподобного, что уже в 94-м стала учредителем московской региональной организации ?Учение истины Аум? - правопреемницы ?Аум СинрикЈ?. Видный активист движения, она дважды - в Москве и Токио - лично общалась с Секо Асахарой, после чего, как говорят, стала дакини - небесной женщиной.
В 95-м, после токийской зариновой трагедии, московская организация была закрыта, а ее члены подались кто куда. Асахару посадили в тюрьму. ?К 96-му у меня созрело решение повлиять на ситуацию: выполнить долг ученика перед Гуру и освободить Учителя из тюрьмы. Единственная, хотя и слабая возможность добиться цели, - скажет Сигачев владивостокскому следователю, - в насильственном способе освобождения?.

Взрывчатка в боксерских грушах

Плацдармом для подготовки предстоящей освободительной операции стал Владивосток. По Сигачеву, это ?место, где лучше энергия из-за того, что близко Япония и Учитель?. Но прежде чем переехать сюда из столицы, он купил компьютер, создал свой сайт и, отправляя послания под именем Видья Раджа (слабость у него к вымышленным именам), нашел потерявшихся было старых друзей - Шевченко и Тупейко. Теперь требовалось найти деньги. Знакомый аумовец подсказал ему электронный адрес одного из лидеров движения в Японии. ?Подайте на открытие духовных центров в России. Искренне ваш, ученик?, - написал одному из приближенных Асахары Сигачев. И вскоре получил ответ: ?Все о’кей. Встретимся в Вене?.
Из Австрии Дима-Сютен вернулся окрыленный: незаметно от таможни провез 30 тысяч долларов ?на духовные практики?, причем японец не потребовал никакой отчетности. Деньги разлетались, как птицы. Японский друг не отказал и в просьбе помочь материально и второй раз. Пригласил Дмитрия в Индонезию, на остров Бали. ?Инвестиции в Россию? утроились - Сигачев возвращался на Родину с 90 тысячами долларов от ?Аум?.
Радиостанции, оружие и взрывчатку - пистолеты ТТ, автомат Калашникова, гранаты, патроны, тротил, детонаторы - ?воины-освободители? закупили в Москве. Сработанные Сигачевым и его компанией самодельные взрывные устройства (СВУ) имели, по данным ФСБ, разлет - 500 метров, усиленный, по предложению изобретательного Тупейко, ?поражающими элементами? - болтами, гайками, шурупами и патронами. Эти смертоносные железяки единоверцы приматывали скотчем к тротиловым шашкам. Так называемыми средствами инициирования взрывов служили детонаторы с таймерами. Испытания СВУ в подмосковном лесочке прошли более чем удачно. Можно было паковать ?добро? и ехать во Владивосток.
Конспирация и еще раз конспирация, требовал Сигачев. Перевозить оружие и боеприпасы решили поездом. Упаковка - две большие боксерские груши. И вот груз во Владивостоке.

Доктор Смерть

...Первым сломался Шевченко. По приезде в Приморье главный электронщик боевой группы уничтожил пять изготовленных им самим таймеров к бомбам и тайком сбежал домой. Заменить его не мог никто. Сигачев в досаде послал через Интернет сообщение: ?Даю разовую работу радиоинженеру. Ваня Иванов?. Откликнулся некий П. При первой же встрече с Сигачевым, узнав, что тому нужны таймеры ?для медицинских целей?, он заподозрил неладное и от предложения отказался.
Меж тем будто сама ?великая миссия? самана Сютена-Сигачева притягивала к себе все новых и новых сочувствующих. Так, не замедлили приехать во Владивосток сестры Юрьевы и Наташа С. - на имя последней заговорщики приобрели для Секо Асахары квартиру в заштатном райцентре Славянка. Почему именно там? Бывший моряк, аумовец Игорь П. авторитетно заявил, что Славянка подходит для успеха операции - до нее короче путь, если везти Учителя на катере из Японии. Игорь же обещал доставить морем оружие и взрывчатку из Владивостока в Страну восходящего солнца. Еще в Москве к Борису Тупейко прибился давний знакомый по московскому филиалу ?Аум? Фарит С. Вместе покупали боксерские груши, вместе отправились во Владивосток. Фарит был брошен на ремонт квартиры в Славянке. Это была его бакти (производственная обязанность). Особую ценность для Сигачева представлял и владивостокский ученик ?Истины Аум? Алексей Юрчук. Парень из местных. Связи, контакты. Отличный водитель. Знает, где достать тротил, детонаторы, гранаты.
...Будто чувствуя слежку, Сигачев путал следы. Переезжали с квартиры на квартиру. Содержимое боксерских груш перевезли в гараж кооператива с названием... ?Учитель?. Но, как говаривал когда-то совсем другой Вождь и Учитель, жить в обществе и быть свободным от общества нельзя.
Сигачева и Тупейко запомнили на мореходных курсах, где они получили корочки водителей маломерных судов (был вариант плана, по которому заговорщики должны были добираться до Японии нелегально на катере). ?Наследили? они во владивостокских тирах и спортзалах, где оттачивали свои боевые умения, в организациях, где покупали навигационное оборудование и карты.
В фирме, торгующей катерами, Сигачева запомнили как потенциального покупателя. Судно ему требовалось такое, чтоб смогло преодолеть серьезное расстояние от Приморья до Хоккайдо. Молодому человеку предложили крутой катер за 250 тысяч долларов - он ушел задумчивый с фоткой катера. Несколько месяцев спустя она была найдена при обыске на его квартире. Узнать клиента на очной ставке хозяину катера было нетрудно. Приценивались-то к дорогому товару немногие.
Пока Дима-Сютен в марте прошлого года не отправился в Японию - проводить рекогносцировку на местности и определять места закладки взрывных устройств по городам Токио, Саппоро и Аомори, все происходящее во Владивостоке ФСБ воспринималось как рисковая, но игра. Но Дима же шел к своей цели с решимостью камикадзе.
Он летит в Ниигату, дальше поездом - до Токио. Дом предварительного заключения - Detention House, где томится Секо Асахара, верный ученик Сютен Мьо находит лишь глубокой ночью. Прежде чем сесть под тюремную стену и несколько часов подряд медитировать, отмечает в блокноте, что район Косуге в это время совершенно безлюден. Фотографирует местность. Потом на обороте снимка следователи обнаружат сделанную Сигачевым запись: ?За этой стеной пока еще находится Учитель?.
Назавтра Дмитрий отправился в административный центр, посетил Императорский дворец и парламент - места для закладки явно не те: много полицейских, видеокамер. Вот городской парк Уэно для взрыва более подходящ - есть укромные места, рядом станция метро. Район Сибуя - верняк! Выбрал место закладки взрывчатки у гостиницы Tobi-Hotel, определил пути отхода. То же и в районе железнодорожной развязки у гостиницы Tojoko Inn. Определившись с ?фейерверками? в Токио, поехал ?пристрелять? другие города - Саппоро и Аомори. Все места будущих взрывов сфотографировал, снимки надписал. Довольный, попросил случайного прохожего запечатлеть и себя самого. На обороте снимка Дмитрий Сигачев, он же Сютен Мьо, он же Хирука Пала, Видья Раджа и Ваня Иванов, написал свое очередное, смешное и страшное имя - Доктор Смерть.
Владивосток




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме