Незатерявшийся след

Настоятельница Балашовского Покровского женского монастыря игумения Мария (Мандрыка) - яркая представительница женского монашества второй половины XIX - начала XX века.

 

Покровский женский монастырь в Балашове. 1900е годы
Почти 60 лет жизни она посвятила служению Богу, несла послушание в Свияжском Иоанно­Предтеченском монастыре, два десятилетия была старшей в живописной мастерской Казанско­Богородицкого монастыря, слыла в Казани не только известным иконописцем, но и художницей и духовным стихотворцем, хотя, к сожалению, стихи монахини Марии в дореволюционных изданиях до сих пор не обнаружены.

 

Балашовскому Покровскому женскому монастырю она отдала 33 года. Но безжалостное время почти стерло из памяти многое, связанное с игуменией Марией. Безвозвратно исчезли почти все написанные ею иконы. Неизвестен год ее смерти. По крупицам исследователи из Казани, Саратова, Балашова собирают разрозненные сведения об этой замечательной подвижнице.

Будущая монахиня Мария родилась в 1841 году в дворянской семье, происходившей из Малороссии. Ее отец, Захар Николаевич Мандрыка, был есаулом Оренбургского казачьего войска. Мать, Екатерина Захаровна Мандрыка (в девичестве - Рокасовская), рано овдовев, одна воспитывала единственную дочь. Екатерину определили в престижный по тому времени Казанский Родионовский институт благородных девиц. Его начальница, Екатерина Дмитриевна Загоскина (1807-1885), - одна из просвещеннейших женщин Казани, о которой многие известные люди отзывались с уважением. Среди ее знакомых, в частности, писатели Лев Николаевич Толстой, Петр Дмитриевич Боборыкин, композитор Милий Алексеевич Балакирев.

Духовным наставником воспитанниц был священник домовой церкви во имя святой мученицы царицы Александры протоиерей Ираклий Иванович Лепоринский (1817-1888). Глубокое благочестие, строгость жизни, неослабное усердие к своему делу и чуткая отзывчивость на духовные нужды воспитанниц - все это способствовало возрастанию его авторитета среди начальства, воспитателей и учащихся1.

По окончании института Екатерина в течение четырех лет жила в родительском доме, а 23 сентября 1861 года поступила послушницей в Свияжский Иоанно­Предтеченский женский монастырь Казанской епархии.

Двадцать лет ее жизни связаны с Казанско­-Богородицким монастырем. В эту обитель она была определена по ходатайству предводителя Казанского дворянства 18 января 1864 года2. С 17 октября 1866 года по октябрь 1884-го была старшей в живописной мастерской обители. 9 декабря 1882 года пострижена в монашество с именем Мария.

В 1867 году при монастыре была открыта рукодельная школа, чему предшествовал рапорт игумении обители Каллисты3 викарию Казанской епархии преосвященному Гурию в декабре 1866 года. Именно этот рапорт, опубликованный казанским краеведом, священником Евфимием Маловым, и содержит наиболее детальные сведения о будущей рукодельной школе: «Во вверенном мне монастыре вследствие предложения Его Преосвященства предложена к открытию рукодельная школа. Программа занятий в этой школе предполагается следующая: 1) Закон Божий, 2) русский язык, 3) краткая русская история, 4) арифметика, 5) география в общем обозрении, 6) рисование и живопись, 7) шитье и разные вышивания, 8) уборка икон ризами и 9) разного рода рукоделья. В школу эту будут приниматься девицы разного звания и возраста с непременным условием: во все время пребывания их в школе они должны жить в монастыре и считаться в числе послушниц. В настоящее время для составления этой школы есть уже ввиду 32 девицы, живущие в монастыре. Из них 8 будут заниматься исключительно золотошвейными и жемчужными работами под руководством мастерицы, рясофорной послушницы сего монастыря из духовного звания девицы Марии Ивановой Хотинской; 10 девиц будут обучаться вышиванью по канве, сукну, бархату гарусом, шелками, шерстями, синелью, бисером и шитью гладью под присмотром и руководством мастерицы, рясофорной послушницы сего монастыря из духовного звания девицы Дарьи Ивановой Виноградовой и послушницы купеческого звания девицы Елизаветы Ильиной Никитиной; 11 девиц будут упражняться в рисовании и живописи при руководстве пока учителя 2-й казанской гимназии по сему предмету Александра Иванова и одной из числа тех же самых девиц из дворян Екатерины Захаровой Мандрыка, и три девицы по преимуществу будут заниматься и уже занимаются украшением икон фольговыми ризами... Все почти эти девицы, кроме означенных рукоделий, рисования и живописи, будут учиться и в настоящее время уже обучаются партесному церковному пению...». Кроме рисования, Екатерина Захаровна Мандрыка преподавала также арифметику и географию «как имеющая в своем аттестате отличные отметки по сим предметам»4.

Указом Святейшего Синода от 13 февраля 1867 года (№ 776) рукодельная школа при Казанско-­Богородицком женском монастыре была открыта, о чем был поставлен в известность архиепископ Казанский и Свияжский Антоний (Амфитеатров)5.

 

Монахиня. Живописец Е.З. Мандрыка. 1871 год
В 1873 году, спустя шесть лет, в иконописной мастерской трудилось 13 монашествующих, из них две рясофорные послушницы и 11 белиц6. Позже, в разные годы живописной мастерской монастыря заведовали рясофорная послушница дворянского происхождения Нина Андреевна Таршина, в обители с 1886 года, и монахиня Анатолия, в монашестве с 1909 года7.

 

Примечательно то, что среди белиц, работавших под руководством рясофорной послушницы Екатерины Мандрыки, была и 15-летняя крестьянская девица из Вятской губернии Уськова Анна Васильевна8. И она же проходит по последнему списку монашествующих святой обители, составленному в 1927 году, за год за закрытия монастыря, как монахиня Анатолия9. Она пережила всех, с кем в Казанском монастыре трудилась монахиня Мария.

Во второй половине XIX столетия подобные монастырские школы создавались не только для нужд самой обители (для написания т. н. «раздаточных» икон богомольцам и паломникам, для подарков высочайшим особам, посещавшим монастырь), но и для написания икон в другие, главным образом, сельские церкви, для создания всевозможных богослужебных предметов. Так, под руководством рясофорной послушницы Екатерины Мандрыки в 1877 году были написаны иконы для иконостаса домовой церкви в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы при земской школе для образования народных учительниц10. Также были написаны иконы на бронзовых царских вратах кафедрального Благовещенского собора, «небольшая, но драгоценная плащаница живописной работы, убранная серебряной парчою, камнями и жемчугом» для церкви Первой казанской гимназии. Исполнялись в мастерской и иконы для целых иконостасов сельских церквей. 4 марта 1876 года Е. З. Мандрыке, руководившей живописным классом, была объявлена признательность епархиального начальства «за усердное занятие»11.

Работы монастырской мастерской экспонировались на Казанской научно-промышленной выставке 1890 года и были отмечены наградами: почетным отзывом «За превосходную работу риз и шитье золотом» и Большой серебряной медалью «За хорошее качество живописи на иконах».

Живописная школа Казанского монастыря была одной из ведущих в регионе и по численности работающих в ней, и по количеству и качеству продукции. В начале XX века всех послушниц, занимающихся живописью, было 34. При игумении Маргарите (настоятельница монастыря с 1903 по 1910 год) деятельность живописной школы заметно разнообразилась. Кроме иконной живописи на дереве, сестры научились живописи на полотне, атласе, бархате и стекле; они умели выжигать по дереву по трафаретам. Бывшая воспитанница монастыря, дочь священника Р. А. Иванова, выпускница Казанской художественной школы, по просьбе игумении Маргариты даже обучала сестер писать с натуры12.

Ныне в фондах Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан хранится портрет под условным названием «Монахиня». Мы поддерживаем мнение казанского искусствоведа Е. П. Ключевской, что автором произведения является монахиня Мария, тогда еще рясофорная послушница Казанско­Богородицкого женского монастыря. Исследователь полагает, что безосновательно авторство до последнего времени приписывалось ее тетке Елене Николаевне Мандрыке, сестре отца монахини Марии. Елена Николаевна окончила Смольный институт благородных девиц в Санкт-Петербурге. Дружила с женой профессора Казанского Императорского университета Александрой Андреевной Фукс, приятельницей А. С. Пушкина13. Как отмечали современники, была красива, умна. Имела платонический роман с казанским помещиком Эрастом Перцовым (1804-1873), который женился на ее младшей сестре Варваре Николаевне (1812-1891). Эраст Петрович Перцов - личность также примечательная. Литератор и публицист, Перцов был петербургским знакомым Пушкина. Во время своего пребывания в Казани 7 сентября 1833 года Пушкин обедал у Перцовых - Эраста и его братьев Александра, Владимира и Платона, а вечером того же дня вместе с Э. П. Перцовым был у супругов Фуксов. Будучи знатоком истории Казани, Э. П. Перцов сообщил Пушкину полезные сведения о временах пугачевщины.

Смерть отца сильно подействовала на Елену Николаевну. Оставшись без средств к существованию, она 7 июля 1853 года по указу консистории поступает послушницей в Свияжский Иоанно­Предтеченский монастырь, где 16 сентября 1854 года облечена в рясофор, а 27 ноября 1860 года пострижена в монашество с именем Есфирь14. В этой обители монахиня Есфирь нашла упокоение в 1893 году.

Можно предположить, что послушница Казанского монастыря Екатерина Мандрыка написала портрет своей тети, монахини Есфири. На портрете «Монахиня» изображена умудренная жизненным опытом женщина. Если учесть, что Елена Николаевна Мандрыка родилась в 1806 году, то в 1871-м ей было 65 лет.

Казалось, что монахиня Мария так до конца своих земных дней и отдаст свой талант иконописца, живописца и стихотворца казанской земле, но судьба распорядилась иначе. На 44-м году жизни по рекомендации епископа Саратовского и Царицынского Павла, она была направлена в Балашов.

25 января 1884 года в Аткарске по дороге в Москву скончалась настоятельница Балашовской Покровской женской общины Саратовской епархии игумения Сарра (Мария Васильевна Ананьевская, 1822-1884), которая с 30 октября 1872 года была настоятельницей этой женской общины. По своему происхождению она была из дворян Тульской губернии15.

На эту вакансию в октябре 1884 года и отбыла монахиня Мария. Этот ответственный период ее духовной жизни достаточно подробно освящен саратовским исследователем А. П. Новиковым16.

«Указом Святейшего Синода от 12 февраля сего 1885 г., за № 526, по ходатайству Преосвященного Павла Епископа Саратовского и Царицынского, начальница Балашовского Покровского общежительного женского монастыря монахиня Мария была удостоена сана игуменьи, с утверждением, на основании циркулярного указа от 20 марта 1862 года, в должности настоятельницы упомянутой обители»17.

Преобразование общины в монастырь по разным причинам затянулось на целых 10 лет. И лишь в октябре 1884 года, благодаря стараниям епископа Павла18, Балашовская Покровская община была возведена в степень общежительного женского монастыря. Определение Святейшего Синода гласило: «Находящуюся в городе Балашове Саратовской епархии Покровскую женскую общину возвести в монастырь, с богадельнею при оном и училищем для малолетних сирот женского пола с тем, чтобы число инокинь в сем монастыре было такое, какое обитель может содержать на свои средства, при чем наименовать оный монастырь Балашовским Покровским женским общежительным монастырем»19.

Одним из самых значительных предприятий игумении Марии стало сооружение нового монастырского собора в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Строительство началось весной 1887 года при поддержке Преосвященного Павла. Саратовский городской архитектор А. М. Салько20 за прообраз нового собора взял казанскую Воскресенскую церковь21. Эту идею, по всей вероятности, ему подсказал епископ Павел, который долгие годы служил в Казани. Строительство предполагалось завершить за шесть лет. Но из-за недостатка средств завершить возведение собора до 1918 года так и не удалось.

В годы управления игумении Марии значительно выросло монастырское хозяйство. К 1908 году в монастыре было не менее 25 разных зданий, в том числе три каменных двухэтажных корпуса, два каменных дома, семь деревянных домов, пять деревянных флигелей и три бревенчатые избы, в которых находились кельи, трапезная с хлебной и квасной, просфорная, живописная школа, ткацкая и рукодельная мастерские, странноприимный дом, больница, детский приют и церковноприходская школа, где обучалось 37 мальчиков и 64 девочки.

Кроме того, монастырь имел баню, прачечную, каретник, конюшню, амбар, два каменных погреба, два пруда, большой фруктовый сад. Вся территория обители была обнесена каменной оградой со святыми воротами и тремя башнями22.

После смерти Преосвященного Павла в 1908 году для монастыря наступили тяжелые времена. Выяснилось, что, несмотря на внешнее благополучие, за монастырем накопилось долгов на значительную по тому времени сумму в 100 тысяч рублей. Настоятельница Мария заявила, что не в состоянии не только погасить долги, но и оплачивать проценты по срочным обязательствам. Монастырь по существу оказался банкротом. В этой ситуации игумения Мария поступила самоотверженно: всю ответственность за случившееся она взяла на себя, хотя вины ее в этом деле, как вскоре выяснилось, не было. Но разбирательств и проверок избежать не удалось23.

В борьбе за справедливость игумения Мария не осталась одинокой. В Санкт-Петербурге на ее защиту встал ряд влиятельных лиц. Среди них был и Александр Николаевич Мандрыка, который приходился ей двоюродным братом24.

Александру Николаевичу, пользовавшемуся особым благоволением и доверием царской четы, удалось организовать прием у императрицы. Игумения Мария была дважды принята императрицей Александрой Феодоровной. «24 числа (февраля месяца) в 7 часов вечера в Царском Селе я представлялась Государыне Императрице Александре Феодоровне, - сообщала игумения епископу Саратовскому и Астраханскому Гермогену25. - На Царскосельский вокзал за мною выслана была придворная карета. Государыня приняла меня милостиво, расспрашивая подробно о моем служении и положении обители. За себя лично я ни о чем не просила, не обмолвилась о последовавшем распоряжении Св. Синода. Но сколько было можно, я умоляла Царицу лишь о том, чтобы сохранить от напастей, исходящих от недоброжелателей, покровителя нашей обители и поборника Православия в лице Вашего Преосвященства»26.

Антоний, архиепископ Финляндский, будущий митрополит СанктПетербургский и Ладожский. 1894 годВторой раз она была принята императрицей 5 апреля 1910 года. «На этой неделе, - писала игумения епископу Гермогену, - я еще раз была в Царском Селе и усилила просьбу о защите Вашего Сиятельства от нападения врагов видимых и тайных, из последующего разговора я могла заключить, что об Вас там заботятся»27.

Не сразу и вспоминается, чтобы кто­либо еще из казанских и саратовских монашествующих был принят на столь высоком уровне.

Поддержку ей оказал также митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский)28, который знал монахиню с самой лучшей стороны еще по казанскому периоду, будучи тогда архимандритом и экстраординарным профессором Казанской Духовной академии.

Перед своим отъездом из Казани в Балашов монахиня Мария, зная, что в прежней жизни, до пострига, архимандрит Антоний потерял жену и двоих малолетних детей, подарила ему писанную ею на золотом чеканном фоне икону Божией Матери «Скоропослушница»29, о чем он писал родителям 29 ноября 1884 года:

«Дорогие мои родители, папаша и мамаша!

Посылаю Вам вместе с сим стихотворение, составленное на мое пострижение монахинею Казанского монастыря Марией. Этой чрезвычайно умной монахини - поэта и художника - она превосходная иконописица - теперь в Казани ее нет30. Она переехала в Ваши места. С октября она назначена настоятельницею женского монастыря в г. Балашов Саратовской губ. Пред отъездом она подарила мне большую превосходную икону Божией Матери Скоропослушницы. Написана эта икона ею при следующих обстоятельствах, как она сама рассказывала: два раза во сне она видела Саму Божию Матерь, приказывавшую написать эту икону, в третий раз видела св. Тихона, который напомнил ей, что нужно исполнить волю Владычицы. Тогда она принялась за работу. Икона вышла чудна31. Я всячески отказывался от подарка. Куда, говорю я, поставлю такую большую икону. Но она настоятельно вручила ее мне, сказав, что если мне она не нужна, так отдайте ее, кому хотите, - а я только хочу оставить ее у Вас. Теперь я эту икону полюбил, хочу заказать на нее киот и оставить у себя навсегда»32.

Икона Божией Матери «Скоропослушница». Иконописец монахиня Мария. 1884 годАрхимандрит Антоний при своем отъезде из Казани в начале августа 1885 года подарил икону Михаило-Архангельскому храму духовной академии. После революции она некоторое время находилась в Иоанно­Предтеченском мужском монастыре, а в конце 1940-х годов ее передали в храм Ярославских чудотворцев, где она находится и поныне, притягивая к себе молитвенные взоры прихожан и паломников.

Как писала игумения епископу Гермогену: «Митрополит Антоний, принявший меня впервые формально и холодно, потом снизошел до приглашения запросто на чашку чая. В этот раз я встретила у него лично и от бывших у него гостей, петербургской знати, самый лучший привет»33.

Настоятельница Мария еще дважды встречалась с митрополитом Антонием, для личных объяснений была представлена оберпрокурору Святейшего Синода Сергею Михайловичу Лукьянову, занимавшему эту должность с 5 февраля 1909 по 2 мая 1911 года, познакомилась с любимой фрейлиной императрицы А. А. Танеевой (Вырубовой), заручившись ее поддержкой.

По совету митрополита Антония Саратовский епископ Гермоген вошел в Святейший Синод с опровержением доклада ревизоров. В итоге игумения была полностью оправдана и еще более энергично взялась за управление вверенной ей обителью. К 1917 году в монастыре проживало 96 монахинь, 264 послушницы и 33 воспитанницы детского приюта. Динамично развивалось и монастырское хозяйство.

К сожалению, при советской власти монастырь был упразднен, а 40 его насельниц - тихие и смиренные женщины - были репрессированы: 9 из них были отправлены в ссылку, столько же получили различные сроки тюремного заключения, а 22 монахини расстреляны34.

Судьба игумении Марии до сих пор неизвестна. По крайней мере, она еще в конце января 1917 года упоминается в «Саратовских епархиальных ведомостях» как организатор проходивших в Балашовском монастыре с 23 по 31 января краткосрочных курсов по подготовке из лиц духовного звания помощниц для миссионеров35. Можно предположить, что ее жизнь оборвалась в годы революционного лихолетья...


1 См.: Курганов В., прот. // Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной семинарии за 1888 год. Казань: Типография Императорского ун-та, 1888. С. 256.

2 См.: НА РТ. Ф. 484. Оп. 67. Д. 1. Л. 29 об., 30. «Ведомость о Казанском I-класса Богородицком девичьем монастыре, настоятельнице оного и всех живущих в сем монастыре за 1873 год».

3 Игумения Каллиста, настоятельница Казанского монастыря в 1865-1867 гг. Переведена из Свияжского Иоанно-Предтеченского женского монастыря, где была настоятельницей 23 года. См.: Зеленецкий А.Ф., прот. Казанский Богородичный первоклассный женский монастырь. Краткий исторический очерк с фотографическими снимками. Казань, 1910. С. 102-103; Елдашев А. М. Монастыри Казанского края: очерки истории. Казань: Ин-т истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2004. С. 33-34.

4 Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии на 1867 год. Казань: Университетская типография, 1867. С. 91-93; Малов Е. А., свящ. Казанский Богородицкий девичий монастырь. История и современное его состояние. Казань: Типография Императорского ун-та, 1879. С. 100-101.

5 См.: Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии на 1867 год. Казань: Университетская типография, 1867. С. 93.

6 См.: НА РТ. Ф. 484. Оп. 67. Д. 1. Л. 29 об., 30, 34 об., 35, 36 об., 37, 37 об., 38, 39. об., 40, 47 об., 48, 48 об., 49, 49 об., 50, 50 об., 51, 51 об., 52. «Ведомость о Казанском I-класса Богородицком девичьем монастыре, настоятельнице оного и всех живущих в сем монастыре за 1873 год».

7 См.: Ключевская Е. П. Из истории православного искусства Казанской епархии в XVIII - начале XX вв. // Православный собеседник: Альманах Казанской Духовной семинарии. Вып. 1 (22). 2012. Казань: Казанская Духовная семинария, 2012. С. 158

8 См.: НА РТ. Ф. 484. Оп. 67. Д. 1. Л. 51 об., 52.

9 См.: НА РТ. Ф. 484. Оп. 87. Д. 1. Л. 13 об., 14.

10 См.: Малов Е.А, свящ. Историческое описание церквей г. Казани. Вып. 1. Казань: Типография Императорского ун-та, 1884. С. 184.

11 Малов Е. А., свящ. Указ. соч. С. 103.

12 См.: Зеленецкий А. Ф., прот. Указ. соч. С. 134.

13 См.: Ключевская Е. П. Словарь казанских художников. Вторая половина XVI - начало XX века. СПб.: Славия, 2009. С. 43.

14 См.: НА РТ. Ф. 310. Оп. 32. Д. 2. Л. 4 об., 5.

15 См.: Государственный архив Саратовской области ГАСО. Ф. 427. Оп. 1. Д. 32. Л. 4, 10, 84. Некролог начальницы Балашовской женской общины матери Сарры, скончавшейся 25 января 1884 г. // Саратовские епархиальные ведомости. 1884. № 6. С. 174-179.

16 Новиков А. П. Балашовский Покровский монастырь // Балашовский край: Краеведческий альманах. Приложение к «Российскому историческому журналу». 2001. № 1. С. 3-15.

17 Саратовские епархиальные ведомости. 1885. № 4. 28 февраля. С. 102.

18 Епископ Павел (Вильчинский Иоанн Елевферьевич) родился в 1826 г. в семье священника Винницкого уезда Подольской губернии. Окончил Подольскую Духовную семинарию (1849) и Киевскую Духовную академию (1853). В 1856-1878 гг. - профессор Полтавской Духовной семинарии, инспектор Харьковской Духовной семинарии, ректор Владимирской Духовной семинарии. В 1878-1902 гг. - епископ Сарапульский, Чебоксарский, викарий Казанской епархии, епископ Саратовский и Царицынский, Астраханский и Енотаевский, Могилевский и Мстиславский, Пензенский и Саранский. Почетный член Казанской Духовной академии (1899). Из-за бескомпромиссности и «отсутствия трепета» перед духовным и светским начальством его карьера складывалась не слишком благополучно. 4 июня 1902 г. уволен на покой. Скончался 4 июня 1908 г. в Балашовском Покровском женском монастыре. Духовный писатель. В настоящее время на территории бывшей обители ведутся поиски могилы епископа.

19 Определение Святейшего Синода от 19/29 октября 1884 года, за № 2240, о переименовании Балашовской Покровской женской общины в общежительный монастырь // Саратовские епархиальные ведомости. 1884. № 22. С. 280.

20 Салько Алексей Маркович (1839-1918), архитектор, внесший большой вклад в усовершенствование архитектурного облика Саратова.

21 См.: ГАСО. Ф. 656. Оп. 1. Д. 229. Л. 5 об. «Об утверждении проекта на постройку храма при Балашовской женской общине» (21 февраля - 19 марта 1887 г.).

22 См.: Новиков А.П. Указ. соч. С. 5-6.

23 См.: Новиков А.П. Указ. соч. С. 7.

24 Мандрыка А. Н. (26 мая 1876-?), с 27 декабря 1905 г. - флигель-адъютант Его Императорского Величества, а с 1 сентября 1908 г. - командир роты Его Величества, с 6 декабря 1908 г. - капитан.

25 Епископ Гермоген (Долганёв Георгий Ефремович, 1852-1918). С 1898 г. - ректор Тифлисской Духовной семинарии, подписал приказ об исключении из этого учебного заведения Иосифа Джугашвили. С 8 марта 1917 г. - епископ Тобольский и Сибирский. 15 июня 1918 г. утоплен большевиками в реке Туре. Останки захоронены в Тобольском Софийско-Успенском соборе. Канонизирован в августе 2000 г. Деянием Юбилейного Освященного Архиерейского Собора РПЦ в сонме новомучеников и исповедников Российских. В 2005 г. были обретены его мощи. См.: Софийско-Успенский собор. Тобольск // Православные храмы. Путешествие по святым местам. 2013. Вып. № 24. С. 31.

26 Цит. по: Новиков А. П. Балашовский Покровский монастырь // Балашовский край. Краеведческий альманах. Приложение к «Российскому историческому журналу». 2001. № 1. Указ. соч. С. 8.

27 Там же.

28 Антоний (Вадковский) (1846-1912), митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, первенствующий член Святейшего Синода, почетный член Петербургской академии наук, Казанской, Московской и Петербургской Духовных академий, почетный доктор богословия и права Оксфордского и Кембриджского университетов. Почетный член Императорского Православного Палестинского общества, Петербургского совета детских приютов, доктор богословия. Воспитанник Тамбовской Духовной семинарии (1866), выпускник Казанской Духовной академии (1870).

29 Размер иконы Божией Матери «Скоропослушница» 150 на 100 см (обмер произведен автором).

30 Так в тексте.

31 Так в тексте.

32 Цит. по: М. Б. Митрополит Антоний Санкт-Петербургский и Ладожский. СПб.: Общество распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной церкви, 1915. Приложение. Письма митрополита Антония. С. 21.

33 Цит. по: Новиков А. П. Указ. соч. С. 8.

34 См.: Новиков А. П. Указ. соч. С. 8-14.

35 См.: Миссионерские курсы в г. Балашове // Саратовские епархиальные ведомости. 1917. № 2. С. 66-67; Кунцевич Л. З. Миссионерские курсы для монахинь Саратовской епархии // Саратовские епархиальные ведомости. 1917. № 6. С. 211-212.

Журнал "Православие и современность" №25 (41)

Доцент Казанской духовной семинарии

Анатолий Елдашев

http://www.eparhia-saratov.ru/pages/2013-08-06-23-47-38-nezateryavshiysya-sled

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Анатолий Елдашев:
Ленин: современное прочтение
К годовщине Октябрьского переворота 1917 года
06.11.2015
Игуменья Мария Балашовская
Жизнь и духовное возрастание настоятельницы Балашовского Покровского женского монастыря
28.11.2013
Бог в российской истории
По поводу книги Леонида Решетникова «Вернуться в Россию. Третий путь или тупики безнадёжности»
24.11.2013
Все статьи автора