Будешь искренним — все получится

Не сразу замечаешь, что храм во имя святого апостола Андрея Первозванного в Марксе по устройству напоминает крест. «Мне это показалось или так задумал архитектор?» - спрашиваю я у настоятеля храма протоиерея Валерия Генсицкого. Батюшка улыбается мне в ответ своей по-южному радушной улыбкой и, немного смущаясь, говорит: «Храм в виде креста, это правда. Он так не задуман: строился в 90-е годы, лишь бы проще и быстрее, без всяких канонов и традиций. Но для нас храм такой хороший, уютный и любимый - лучшего и не надо! И слава Богу за то, что он вообще у нас есть».

Город Маркс (Екатериненштадт) исстари был местом поселения поволжских немцев и одно время даже столицей АССР НП, ликвидированной в августе 1941 года. Сегодня в Марксовском районе проживает всего около двух с половиной тысяч этнических немцев (данные правления национально-культурной автономии российских немцев. - Авт.). В конце 80-х на въезде в город появился католический костел, действует лютеранская кирха, здание в центре города сохранилось с дореволюционного времени. Редкий случай: строительство в Марксе православной церкви взамен утраченной инициировали сами городские власти, и зарегистрированный в 1989 году приход во имя святого апостола Андрея Первозванного вскоре смог разместиться в настоящем храме.

Сегодня здесь действительно уютно и светло, все сделано аккуратно и с любовью. В цокольном этаже - вся инфраструктура: кухня, помещение для трапезной и одновременно для занятий воскресной школы, здесь же - стеллажи с книгами богатой храмовой библиотеки.

Вся жизнь Андреевского храма приходит в движение энергией настоятеля - отца Валерия. Родился батюшка на Украине, рядом с Почаевской лаврой, которую он сравнивает с Брестской крепостью. Лавра, по его словам, это форпост, успешно сдерживающий на протяжении всей своей истории духовные восстания и поползновения на Православие.

Будущему священнику не пришлось пережить перехода от неверия к вере.

- Я вырос под сенью Божией Матери, молитвами преподобного Иова Почаевского, - говорит отец Валерий. - Мы с бабушкой ходили пешком десять километров до Почаевской обители. Снимали сандалии и босиком шли, а подойдя к храму, обували, ведь в церковь надевалась лучшая обувь, специально покупалась. Помню, как камушки кололи нам ноги, ведь асфальта-то не было.

Помнит батюшка и то, как с самого раннего детства приступали к Причастию. Как ходили на исповедь - взрослые уверяли, что священник уже «все знает», поэтому не надо пытаться что-то от него скрыть. Помнит, как зимой стояли на службе в неотапливаемой церкви, а бабушка говорила внукам: «Шевелите пальчиками, шевелите пальчиками», чтобы ноги согревались.

Когда маленький Валера чуть-чуть подрос, его стали приглашать в алтарь.

1989 год. Иерейскую хиротонию Валерия Генсицкого совершает архиепископ Саратовский и Вольский Пимен (Хмелевской)- Это для нас было очень серьезным делом. Страшно. А вдруг ты не соответствуешь: в школе плохо себя вел или еще что-нибудь натворил? Мы считали, что стать пономарем - особая милость, и надо еще быть достойным ее. Впечатление от своих первых шагов, сделанных в алтаре, я живо помню, и тот свой трепет ощущаю до сих пор и берегу его. Радуюсь, что это не прошло, привыкнуть к святыне - трагедия.

Отец Валерий с благодарностью и любовью вспоминает ныне покойного насельника Почаевской лавры архимандрита Савву, надежного духовного наставника. Многие ребята, окормлявшиеся у него, стали священниками. В роду Генсицких были священнослужители, один из далеких родственников служит сейчас в сане митрополита. Но сам он юношей даже не дерзал всерьез мечтать о священническом служении, не думал, что это возможно ему. Окончил техникум, отслужил в армии, поступил в институт - все шло по накатанной. Но вот однажды встретил девушку Галину, которой было суждено кардинально изменить всю его жизнь. Дядя и трое братьев будущей супруги были священниками. После свадьбы молодожены жили во Львове у одного из них. Глядя на эту жизнь, на взаимоотношения между членами семьи, слушая, о чем эти люди говорят, видя, чем они дышат, все больше желал Валерий тоже встать у престола Божия. Родственники жены поддержали его, уверив, что помогут подготовиться к поступлению в духовную школу. Но в Одесскую семинарию батюшка не поступил: тогда отдавалось предпочтение тем абитуриентам, которые приезжали из отдаленных и неблагополучных в плане устроенности церковной жизни районов. Расстроился он ужасно, до слез, даже впал в уныние. Но надо было жить дальше. А тут как раз ему пришло приглашение знакомого священника, земляка, поработать пономарем в городе Ртищево. Так отец Валерий оказался на Саратовской земле. В Ртищевском храме он помогал батюшке в алтаре, пел и читал на клиросе, а потом собрался с духом и поехал поступать в Московскую семинарию при Троице-Сергиевой Лавре. Поступил на заочный и одновременно с этим рукоположился в сан диакона. Хиротонию совершил архиепископ Пимен (Хмелевской).

Первым местом служения диакона Валерия стал Хвалынск, затем его направили в Вольск. Середина 80-х - время нелегкое для Церкви. Пришлось повоевать с тогдашней системой, при которой управлять жизнью прихода было доверено кому угодно - старосте, бухгалтеру с коммунистическим сознанием, только не священнику.

- Но страшно за семью уже не было, - вспоминает батюшка, - потому что гонения уже кончились, и даже появилась у священнослужителей вполне приличная зарплата. А главное - согревала и утешала во всех этих скорбях, в этой внешней несвободе Церкви любовь прихожан, теплота людская и забота.

В 1989 году отца Валерия рукоположили во священника и отправили в Новоузенск открывать приход. До революции в этом городе было несколько храмов и женский монастырь. Все это было, конечно, уничтожено, но и на излете советской власти вера в людях держалась крепко. Верующие собирались в доме у одной пожилой женщины и молились перед старинными иконами, которые удалось сохранить от поругания. Потом многие иконы были переданы храму.

- Я прослужил в Новоузенске девять лет, там наши дети выросли, поэтому в сердце след остался неизгладимый, - говорит отец Валерий, - словно полжизни там прошло. Первые два-три, может быть, четыре года в районе велась со мной жесткая борьба, не явная, а исподволь: удержится этот поп, который здесь никому не нужен, или нет. Но Господь милостив. Общество нас приняло, тем более что в стране все уже менялось к лучшему для Церкви.

При архиерействе владыки Александра (Тимофеева) отцу Валерию пришлось пережить множество переводов, поездить по всей епархии.

- Бывало, что я даже обижался на владыку за эти переводы, но теперь, даю слово, я рад. Мне со столькими людьми довелось познакомиться... и полюбить их, и им полюбиться. Я всех помню и молюсь за них. Может быть, кто-то и за меня молится.

В Марксе отец Валерий уже восьмой год. Говорит, что здесь чувствуется и католический, и протестантский прозелитизм, одолевают и множество разнообразных сект. Но куда страшнее, по мнению батюшки, общее религиозное безразличие.

- Это результат разрозненности населения Маркса, большая часть которого - люди приезжие, - размышляет отец Валерий. - Оторванные от своих корней, они не имели здесь до определенного времени православного храма, вокруг которого действительно могли бы сплотиться. Но с тех пор как появилась Андреевская церковь, все потихоньку пошло на лад. Община у нас все-таки сложилась.

Знакомлюсь с Ларисой Николаевной - социальным работником храма. Тонкая, будто с картины Нестерова женщина с аккуратно уложенными под платком седыми волосами и большой цветастой шалью на плечах рассказывает, что Бог и вера в ее жизни появились, когда сына призвали в армию.

- Мне было так тяжело, что не передать, - вспоминает Лариса Николаевна. - Да еще вдобавок он сам добровольно пошел в спецназ, это же постоянные командировки в горячие точки. Одна моя коллега, увидев мое состояние и узнав его причину, посоветовала обратиться за помощью и утешением к Богу. Молитвы я тогда же списала из ее молитвослова. Только Господь мог спасти сына. И спас. Я молилась не переставая. Это чудо! Теперь всех мамочек убеждаю молиться, ведь, наверное, никому Матерь Божия так не помогает, как матери, просящей за детей.

Лариса Николаевна как соцработник знает всех постоянных прихожан, и, если человек какое-то время не появляется в храме, она звонит и выясняет, все ли в порядке, не нужна ли помощь. В ее обязанности также входит посещение тех, кто уже не может самостоятельно добираться до церкви.

- Вообще, у нас все отзывчивые, - воодушевляется она. - Вот недавно мы так дружно собрали средства в помощь пожилой женщине, взявшей на попечение ребенка-инвалида, от которого отказались родители, что она даже удивилась. Судьбой мальчика занимаемся и теперь.

Олег Михайлович - прихожанин с 25-летним стажем. Молитвы запомнил в детстве - из уст бабушки; она всегда молилась по памяти - книг не было. Зато были старинные иконы. Одна из них, написанная более двух столетий назад, сейчас хранится в доме Олега Михайловича. Помнит он, как лет в 12 нарисовал для бабушки Иисуса Христа и поставил в углу. Соседи, увидев, предупредили: «Смотри, за это вместе с бабушкой поедешь лес валить». Но рисунок так и остался стоять.

Олег Михайлович вырос, стал школьным учителем физики. С течением времени вера в Бога не иссякала. Он делится:

- Я всегда думал: не правы те, кто говорит, что Бога нет. Ведь должен быть у такого гармоничного, такого сложного и такого логичного мира Начинатель?! Должен же Кто-то всем этим руководить. Никому не удалось сбить меня с этого убеждения. И я наконец дождался того дня, когда стало возможно открыто исповедовать свою веру.

Светлану Михайловну в храм привела болезнь сына. Кто-то посоветовал поехать в Новодевичий монастырь, а накануне поездки исповедоваться и причаститься. С тех пор они с сыном Антоном постепенно стали приобщаться к жизни Церкви, посещать богослужения, молиться. Много поездили по святым местам и сами теперь удивляются, как хватало выдержки и сил. Сейчас Антон оканчивает Марксовское училище искусств - он художник. Светлана Михайловна сожалеет, что у сына почти нет возможности бывать на богослужениях - учеба отнимает все силы:

- Я настолько привыкла, что мы с ним вместе в храме. Теперь прихожу, а его нет... Мне так больно... Без Церкви-то мы никуда. Даже не знаю, как я раньше без храма жила.

Мария - детский врач, сейчас работает в реабилитационном центре для детей-инвалидов.

- Я занимаюсь детьми-инвалидами уже больше тридцати лет, - рассказывает она. - И вера очень помогает мне в этом, да и просто помогает бороться с трудностями и скорбями жизни, почти все родители моих пациентов - люди воцерковленные. Дети, проходящие лечение в центре и приезжающие к нам из области, тоже посещают Андреевский храм. А я здесь вообще как дома. Прихожу на службу каждый раз, словно на праздник, воскресные дни до позднего вечера провожу в храме, стараюсь чем-то помогать. Ведь весь современный мир куда-то бежит и не замечает тебя, а в Церкви ты ощущаешь свою нужность и тем, кто рядом с тобой на службе стоит, и, конечно, Богу. Столько здесь любви! Самая заветная мечта - чтобы мои дети тоже стали прихожанами. А ведь это они предложили мне принять крещение и фактически привели в храм.

Ольга переехала в Маркс к мужу после свадьбы. Тогда она уже была воцерковленным человеком, поэтому сразу стала прихожанкой местного храма, пошла на клирос в приходской хор. Говорит:

- Я с детства мечтала об этом. Маленьким ребенком стояла на службе, ничего вокруг себя не видела, кроме хора. А тут стою я в храме, горько мне как-то, плачу. Мимо идет прежний наш настоятель, отец Василий Деев, увидел меня и говорит: «Хочешь на клиросе петь?». Я сразу обрадовалась: «Хочу».

Несколько лет у Ольги с мужем не было детей, супруги стали усердно молиться о даровании чада, их молитвенно поддерживал и весь приход. И Господь послал сначала Машу, а потом Лешу. Вскоре после рождения сына муж Ольги умер. Сейчас молодая вдова в храме бывает регулярно, а вот петь получается уже редко, тяжело одной с детьми.

- Правда, недавно отец Валерий благословил на клирос мою дочь Машу, ей семь лет. Она приходит и стоит, сколько выдержит. Ей там настолько комфортно, как в родной стихии. Помню, кстати, случай, когда я еще беременна была дочкой. Пришла на клирос, стою, а петь не могу. Не могу и все! Думаю: «Ну, малыш, помогай!» - и сразу запела. Так мы с ней и пропели всю службу.

- А я к Богу пришла счастливой, без скорбей, - чуть смутившись, улыбается директор воскресной школы храма и мать шестерых детей Тамара Николаевна. - В храме мы всей семьей и сразу родными себя почувствовали. Большую помощь в воспитании детей нам оказал отец Валерий, он для них авторитет.

У мужа Тамары Николаевны есть мечта, чтобы в селе Звонаревка, где они живут, тоже появилась церковь. Сейчас уже ведется сбор средств на оборудование молельного дома.

С самыми младшими детьми в воскресной школе занимается Наталья Геннадьевна, воспитатель детского сада.

- Ребятишкам нельзя рассказывать о Боге и вере в форме сказки, иначе они все то, о чем мы говорим, так и воспримут, - замечает она. - Дети понимают, что мир Церкви таинственный и необычный, но реальный, поэтому они задают мне массу очень важных для них вопросов: какого цвета был песок в пустыне, по которой ходил Моисей, как смог прорасти иссохший жезл. И при этом у них есть чистая, незапятнанная вера и искреннее желание жить так, как учит Церковь, а не так, как принято в мире. Они эту разницу уже чувствуют.

- У нас произошло настоящее чудо, - рассказывает молодая прихожанка Екатерина. - Этим летом на Казанскую исцелился от продолжительной болезни папа. Сейчас мы всей семьей сугубо молимся и благодарим Бога. Вера у нас от бабушек и по маминым молитвам. Мы вообще очень дружные: один за всех и все за одного. Для меня семья - самое главное, без благословения родителей и настоятеля нашего храма у меня никакое дело не спорится.

Сейчас Екатерина преподает в средней группе воскресной школы и с недавнего времени является членом Молодежного совета при администрации города. Православного молодежного общества в Марксе пока нет, но молодые активные прихожане собираются вместе, когда необходимо выполнить какие-то послушания по храму. По наблюдениям Екатерины, это очень их сплачивает.

Артур, в крещении Андрей - студент, получает профессию менеджера пищевой промышленности. Он пономарь с отроческих лет.

- Первый раз алтарничал на Пасхальной службе, - вспоминает Андрей, - и, наверное, было больше страшно, чем радостно, но очень интересно! Только в алтаре я осознал, что же происходит в храме во время Литургии, стал разбираться в службе.

По словам Андрея, ему не пришлось пока столкнуться с каким-то непониманием его веры и воцерковленности среди сверстников:

- Был помладше - немного стеснялся того, что хожу в храм. А сейчас наоборот, даже зову друзей с собой на службу. Мои однокурсники сами иногда спрашивают меня о том, как подготовиться к исповеди, к Причастию. Я их поддерживаю и всегда рассказываю, как в Церкви хорошо и радостно!

В храме помимо настоятеля протоиерея Валерия Генсицкого служит вторым священником иерей Андрей Павлов. У них с матушкой Юлией большая семья - четверо детей: Люба (8 лет), Ваня (5 лет), Женя (3 года) и 9-месячная Танюшка. Отец Андрей духовно окормляет ребят из специальной общеобразовательной школы закрытого типа, куда определяют «трудных» детей со всей области.

- Вообще, они обычные мальчишки, хулиганистые только, - говорит про своих подопечных отец Андрей. - И все они в большинстве понимают, за что оказались в этой спецшколе. Мы проводим с ними беседы, а главное - совершаем богослужения в помещении, приспособленном под храм: Литургию, молебны, панихиды. Ребята постепенно осознают, что такое грех, и приходят на исповедь, приносят искреннее покаяние, а затем и приступают к Причастию. Те, кто не крещены, изъявляют желание креститься. И родители не противятся общению детей со священником. Ведь это непростые дети, им тяжелее все дается, чем другим, и исправление в том числе, - немного защищает ребят отец Андрей. - Но наше дело не бессмысленно, ведь мальчики получают представление о добре и зле, постепенно учатся различать и видеть грех в себе. Это формирует в них стержень, который, я уверен, не даст им окончательно сломаться и погибнуть духовно.

Матушка Галина, супруга отца Валерия, его верный друг и настоящий помощник.

- Я в глубине души очень хотела, чтобы мой муж стал священником, - рассказывает она, - потому что видела, как выгодно отличаются священнические семьи от других. Мой Отец Валерий с матушкой Галинойдедушка Лазарь первым подсказал нам этот путь, сказав: «Вы верующие, если не вы, то кто?». Трудностей мы не боялись и даже не задумывались о них, просто любили и поддерживали друг друга.

Матушка признается, что со временем осознала большую ответственность, которая ложится на плечи жены священника, потому что многие не могут сразу подойти к батюшке, а сперва обращаются к ней. И надо быть готовой всегда с открытой душой и с любовью встречать любого, обратившегося к тебе, быть готовой откликнуться и помочь.

В своих детях, сыне Николае и дочери Ирине, Генсицкие старались особо воспитать внимание к собственной совести. Сейчас Николай - выпускник Саратовской православной духовной семинарии и студент Московской Духовной Академии Свято-Троице-Сергиевой Лавры, а Ирина стала матушкой, как и мама. По словам самого отца Валерия, он не сразу разрешил сыну поступать в духовную школу. Сначала надо было, чтобы он духовно возмужал и чтобы в нем укрепилось желание служить Богу у престола.

- Я очень хочу помочь подрастающему поколению и молодежи, - отвечает матушка на мой вопрос о том, в чем сейчас видит свою главную задачу, - наставить их в личном общении, поддержать словом и молитвой, поделиться жизненным опытом. Им сейчас так легко сбиться с верного пути. Мне хочется, чтобы как можно больше людей были счастливы. Ведь Господь столько всего нам дает, просто надо учиться это замечать и этому радоваться.

Так по-семейному течет приходская жизнь, со вниманием и любовью друг к другу, с чувством ответственности за того, кто рядом. Вместе на молитву, вместе в паломничество, вместе за любое дело.

- Надо людей любить и быть с ними искренним, - убежден отец Валерий. - Ведь человек всегда чувствует фальшь, тем более в деле молитвы и душепопечения. Некоторые считают, что священники играют, как артисты, только это не так, иначе у них ничего бы не получалось. Если будешь искренним, то тебе откроются все двери, и двери сердца в том числе. Любовь побеждает...

ород Маркс

Фото Артема Коренюка

Журнал "Православие и современность", №22 (38), 2012 г.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=61146&Itemid=3

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Загрузка...
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий