Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Оборона отечества принудила нас препоясаться на брань…»

Виталий  Топчий, Фонд "Русское единство"

08.09.2012

«Оборона отечества принудила нас препоясаться на брань...»

post thumbnail

В храме Христа Спасителя на мраморных плитах выбиты имена героев Отечественной войны 1812 года. Среди них есть имя генерал-лейтенанта от артиллерии Василия Григорьевича Костенецкого, уроженца Черниговщины. Его портрет, а также генерал-майора Андрея Савича Глебова (его корни тоже в черниговской земле), работы художника Д. Доу, можно увидеть в Военной галерее Зимнего дворца.

Война 1812 года вызвала небывалый подъём патриотизма российского народа и явила многочисленные примеры массового героизма среди как воинов регулярной армии, так и гражданского населения, призванного в ополчение или волею судьбы воевавшего с врагом в партизанских отрядах. Недаром в русской историографии эта война получила название Отечественной. И стар и млад поднялись на борьбу с иноземным нашествием.

В стратегических планах Наполеона существенное внимание уделялось Украине. Захват плодородных земель привёл бы к ослаблению Российской империи и позволил французам быстро, победоносно закончить войну. Правобережная Украина отходила к Великому Герцогству Варшавскому, созданному в 1807 году по Тильзитскому миру и находящемуся под протекторатом Франции. Кроме Волыни, которую Наполеон обещал Австрии за поддержку антироссийской кампании. Левобережная Украина - Черниговская и Полтавская губернии - преобразовывалась в так называемую Наполеониду, зависимую от Франции. Крым и южные области Малороссии составили бы второе такое государство. На украинских казаков возлагалась обязанность защищать империю Наполеона от немцев по Рейну, а вспомогательный казачий корпус (80 тысяч человек) направлялся вместе с французами завоёвывать Индию.

Часть украинского дворянства радостно встречала французов, уповая на то, что штыки наполеоновских солдат принесут в Малороссию дух Великой французской революции, основополагающими тезисами которой были свобода, равенство и братство, позже закреплёнными «Кодексом Наполеона».

Думается, именно в таком контексте нужно рассматривать судьбу печально известного церковного деятеля Варлаама (Шишацкого), родившегося на Черниговщине, получившего образование в Переяславской духовной семинарии и Киевской духовной академии. Преклонный летами архиепископ Варлаам управлял Могилёвской епархией, когда наполеоновские войска вторглись в Россию. Гуманистическое воззрение французского Просвещения, видимо, глубоко проникло в его сознание. Потому он присягнул на верность Наполеону. Последствия этого опрометчивого шага были для Варлаама печальны. После изгнания французов его привлекли к суду, лишили высокого духовного сана и отправили в Спасо-Преображенский монастырь, находящийся в Новгород-Северском. От великого до низкого, как известно, всего лишь шаг. В этом древнерусском городе в бытность свою он был ректором духовной семинарии. Простым монахом в раскаянии и печали, слепым провёл Варлаам свои последние годы.

Однако большинство населения Малороссии восприняло наполеоновское нашествие как бедствие, грозившее возвращением польского господства. Недаром Наполеон в воззвании к армии накануне похода в Россию назвал свою кампанию Вторым польским походом.

Государь Александр I в письме фельдмаршалу графу Н.И. Салтыкову писал: «Оборона отечества, сохранение независимости и чести народной принудили нас препоясаться на брань. Я не положу оружия, доколе ни единого неприятельского воина не останется в царстве моем». Население Малороссии поддержало царя в стремлении бить врага до полного его изгнания из российских пределов.

* * *

Черниговщина оказала значительную помощь действующей армии. В губернии собирали хлеб, иной провиант, гужевую силу - волов и коней. Когда французы захватили Белоруссию, губерния радушно приняла белорусских беженцев. В Чернигове разместились эвакуированные учреждения Могилёва, иных белорусских городов. И хотя нашествие Наполеона не привело к захвату Черниговской губернии, местное население приняло активное участие в войне с французами.

Манифест императора Александра I о сборе народного ополчения был издан 6/18 июля 1812 года. На него живо отреагировали уездные дворянские собрания губернии. Помещикам предписали поставлять в ополчение одного человека от 15 крепостных, вменяли в обязанность снабжать ратников оружием, одеждой и провиантом или выделять деньги на их содержание и экипировку. Оружия не хватало, и ополченцы сами делали сабли из кос, нередко вооружались дрекольем. Казацкие общины поставляли, экипировали и вооружали одного казака от 100 человек. Зачастую чувство патриотизма добровольно приводило людей в ополчение. Примером тому являются крестьяне Семён Куровский из села Новая Басань и Пётр Жуковский из сёла Кобыжчи Козелецкого уезда.

Несмотря на сложное время, Чернигов посетил князь П.И. Багратион, сторонник развёртывания массовой народной войны. К исходу лета черниговское ополчение насчитывало более 25 тыс. человек. Из них сформировали шесть конных казачьих и восемь пеших полков. Первый конный казачий полк был создан в Чернигове из казаков Черниговского и Нежинского уездов. Остальные пять собирались в городах губернии. Имели ополченцы и свою артиллерию, насчитывающую 40 пушек. Отдельно создавалось конное дворянское ополчение, командование над которым принял отставной генерал-лейтенант Н.В. Гудович, помещик Новгород-Северского уезда.

Черниговское ополчение стало самым большим в Малороссии, его совместно с регулярными частями привлекли к охране границы с Белоруссией «от вторжения неприятельских шаек со стороны губерний Могилевской и Смоленской». Попытка французов прорваться на Украину через Брянск потерпела крах. Черниговское ополчение наряду с Донским и Калужским стало грозной силой, которая остановила продвижение наполеоновской армии на Украину.

Когда же французы бежали из Москвы, черниговские ополченцы вместе с русской армией добивали отступающего по старой Смоленской дороге врага. Проявили себя под Малоярославцем, Красным и Могилёвом, участвовали в заграничном походе.

Казаки 1-го Черниговского конного казачьего полка осаждали польскую крепость Новое Замостье. Осада была длительной, и полк понёс значительные потери. На начало 1814 года в полку из 1236 казаков числилось лишь 885 человек. Полк был переформирован и вошёл в состав 7-го корпуса генерала от инфантерии Д.Е. Сакена 3-й Западной армии.

Отличились в войне с французами и другие черниговские казачьи полки. В сражении под Пинском казаки 2-го Черниговского полка уничтожили 400 французских вояк. Казаки 3-го Черниговского полка показали доблесть в схватке под белорусским городом Чечерском. За проявленную «неустрашимую храбрость» 34 казака удостоились высшей солдатской награды: Знака отличия Военного ордена (с 1913 года официально стал называться Георгиевским крестом). Полк ещё не раз проявил себя в битвах и завершил свой славный путь во Франции.

* * *

«Если я возьму Киев, я возьму Россию за ноги; если овладею Петербургом, я возьму её за голову, захватив Москву, я попаду в её сердце...» -  так заносчиво определил цель своей военной кампании Наполеон. Через Белоруссию и Смоленск лежала дорога французов к древней столице России. Русские войска вынужденно отходили. М.Ю. Лермонтов в стихотворении «Бородино» хорошо отобразил чувства, охватившие отступавшую русскую армию: «Мы долго молча отступали, // Досадно было, боя ждали...» Впереди было Бородино...

В Бородинском сражении отличился генерал-майор В.Г. Костенецкий. «После убитого генерал-майора графа Кутайсова командовал всею артиллериею и благоразумным распоряжением оной делал неприятелю большой вред», - писал в рапорте о нём М.И. Кутузов. Когда неприятель ворвался на батарею, генерал, обладавший большой физической силой, отбивался банником - деревянным шомполом для чистки пушек. Позже он пожаловался Александру I, что деревянные банники плохи, ломаются о головы врагов. Император заметил, что железные банники изготовить не сложно, но где же набрать таких Костенецких, чтобы ими так виртуозно владели.

За умелое руководство артиллерией в Бородинском сражении генерал был представлен к ордену Св. Георгия 3-й степени. Грудь генерала от артиллерии Костенецкого украшали все российские ордена, включая два ордена Св. Анны 1-й степени с алмазами, австрийский орден Леопольда 2-й степени и прусский орден Красного Орла 2-й степени. Ушёл боевой генерал в отставку в 1820 году. Уже в запасе получил звание генерал-лейтенанта. Всю свою сознательную жизнь В.Г. Костенецкий бесстрашно воевал, минули его вражеская пуля и штык. А умер в Петербурге от холеры в июне 1831 года.

Во главе трёх егерских полков оборонял Шевардинский редут полковник А.С. Глебов. За умелые действия по обороне был представлен к званию генерал-майора. На следующий день битвы сдерживал со своими егерями атаки французов на батарею Раевского и получил пулевое ранение в голову. Всего же за свою военную карьеру имел десять ранений и три контузии. В заграничном походе проявил себя под Дрезденом и Лейпцигом. Кавалер многих российских орденов А.С. Глебов после окончания французской кампании служил недолго и вышел в отставку (1816). Проживал в местечке Березное, недалеко от Чернигова, там же в глубокой старости и скончался в 1854 году.

«Клятву верности» под Бородино воины-черниговцы сдержали. Многие из них были отмечены орденами. Командир лейб-гвардии гусарского полка Н.Я. Мандрика был награждён орденом Св. Анны 2-й степени. Корнет кирасирского Военного ордена полка И.И. Лизогуб и поручик Киевского гренадерского полка В.Я. Рашевский за проявленную храбрость на поле боя получили золотые сабли.

Обильно полили Бородинское поле своей кровью солдаты и офицеры воинских формирований, носящих наименование Черниговских. Рядовой состав этих частей был в основном сформирован из жителей Черниговской губернии. Черниговский драгунский полк отличился ещё при битве у австрийской деревни Шенграбен (1805) и первым из драгунских частей получил Георгиевский штандарт. Изречение «Пять против тридцати», написанное на его знамени, стало девизом полка. В Бородинском сражении два полковых эскадрона атаковали колонну кирасиров генерала Этьена Нансути. В плен попали 30 французских латников и офицер, раненый генерал едва сумел избежать пленения. Драгунский штабс-капитан П.И. Микулин спас от неминуемой смерти генерала Д.С. Дохтурова, поразив палашом напавшего на него кирасира. Рядовые драгуны Ф. Драга, Т.Харченко, С. Шило первыми ворвались на французскую батарею, уничтожили её канониров и развернули пушки в сторону врага. Полк участвовал и в заграничном походе. За битву на немецкой реке Кацбах был удостоен семи серебряных труб (1813).

Черниговский пехотный полк (будущий декабристский) не раз проявлял свою доблесть в сражениях и был награждён Георгиевским знаменем с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 году».

«Дубина народной войны» широко развернулась во французском тылу. Среди партизанских вожаков прославился Ермолай Четвертак, крепостной пана Завадовского из села Нефёдовка Новгород-Северского уезда (ныне Нефёдовка входит в Сумскую область). Двадцатилетним был рекрутирован в солдаты Киевского драгунского полка. В Отечественную войну воевал на Смоленщине и под деревней Царево-Займище попал в плен к французам. Сумел бежать и организовал партизанский отряд (до 300 человек), доставивший много хлопот оккупантам. Как герой Отечественной войны, был награждён солдатским Георгиевским крестом (знаком отличия Военного ордена). Позже вернулся в свой полк. Дальнейшая судьба его неизвестна.

А вот казак Сиволоб из села Хоробичи Городнянского уезда Черниговской губернии, воевавший в партизанском отряде Дениса Давыдова, благополучно вернулся домой. И ещё много лет гонял чаи из самовара, которым разжился в партизанском отряде.

Русские войска победоносно прошли дорогами Европы и вошли в Париж. Война антинаполеоновской коалиции с Францией закончилась, жизнь постепенно возвращалась в своё привычное русло. Народное ополчение, со славой исполнившее свой долг, было распущено. А казацкие ополчения влились в регулярную русскую армию, верой и правдой продолжали служить Российской империи, защищая её необъятные рубежи.

В память об Отечественной войне 1812 года на западной окраине Чернигова, на улице Сиверянской, была построена Казанская церковь.

В советские годы она была разрушена, восстановили её только в конце прошлого века. Прихожанам следует непременно знать, в честь какого события была возведёна эта небольшая скромная церковь.

__________

Фото - автора

http://rusedin.ru/2012/09/07/oborona-otechestva-prinudila-nas-prepoyasatsya-na-bran/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме