Отечественная война 1812 года: белорусские интерпретации

post thumbnail

Одним из важнейших событий нашей общей истории начала XIX в. была и остается Отечественная война 1812 г. Она имела общеевропейское значение, способствовала утверждению ведущей роли России в европейских делах и вызвала прилив патриотических чувств среди всех слоев населения.

Ее далекоидущим следствием стал рост общественного самосознания на пространстве большого Российского государства и надежда на лучшую жизнь в условиях, когда удалось отстоять территориальную целостность и государственную самостоятельность. Война объединила и сплотила народ перед лицом опасности, и в этом заключается ее величие, ведь в ней защищалось совсем не крепостное право и самодержавие (как и в 1941-1945 гг. - по большому счету не советская власть и Сталин), а Отечество, Родина.

Понятие Отечества в данном случае является ключевым, так как определяет характер войны 1812 г. и, будучи общеупотребительным в российской историографии, уже по-иному интерпретируется национальными историографиями территорий, входивших в XIX в. в состав Российской империи. Жестко ориентированный национальный подход утверждает идею расщепления Отечества и наличия своих отечеств для каждого народа.

После распада СССР национальный нарратив в целом в Восточной Европе и в частности в Белоруссии стал характеризоваться двумя взаимосвязанными чертами: жертвенность и перенос ответственности. При таком подходе идет создание сквозной антироссийской истории, предъявление ее Западу и вхождение в европейские образовательные и научные структуры. При этом происходит отказ от объединительных начал, от позитивного совместного опыта и нарушение целостности картины прошлого. Такое дистанцирование от связующего начала в совместном историческом опыте ведется с использованием элементов русофобии, теории двух зол и общественной виктимизации.

XIX век в целом и, конечно, Отечественная война 1812 г. в этом смысле являются удобным объектом для подобной трансформации. Если говорить о войне, то в белорусской учебной и научной литературе уже общим местом стал отказ от признания ее отечественности. В школьных и вузовских учебниках и пособиях по белорусской истории используется нейтральный термин «война 1812 г.» и даже более жесткий - «франко-русская война 1812 г.».

В программах для средней и высшей школы тема сформулирована следующим образом: «Беларусь в войне 1812 г.». Только в школьном учебнике по истории Беларуси для 10 класса под редакцией Я.И. Трещенка и в учебном пособии для студентов того же автора выделены отдельные параграфы с названием «Беларусь в Отечественной войне 1812 г.».

В большинстве же учебных изданий, рассматривающих данную тему, авторы, давая перечень основных событий и характеризуя последствия, стараются избегать анализа вопроса о защите своего Отечества от французского вторжения. Тем самым не проводится разграничительная линия между защитой территории общего государства, каким являлась Российская империя, и её захватом. В целом и Франция, и Россия определяются как силы, которые принесли бедствия и разорения белорусскому народу.

При этом следует отметить, что белорусским  школьникам известно, кто начал войну; как, например, героически погиб генерал-майор Я.П. Кульнев под Клястицами около Полоцка; что у д. Салтановка под Могилевом совершил подвиг генерал Н.Н. Раевский, что Бобруйская крепость выдержала четырехмесячную осаду и осталась непокоренной; что на Витебщине были сформированы четыре полка 3-й пехотной дивизии, которые в составе российской армии защищали на Бородинском поле известные Багратионовы флеши; что существовало партизанское движение, ярким примером которого стал отряд жителей д. Жарцы Полоцкого уезда, которые во главе с М. Марковым не только защищали свое село, но и участвовали в освобождении Полоцка, и т.д.

Но также, исходя из материалов учебников, они должны знать, что в составе войск Наполеона находился польский корпус Ю. Понятовского, в котором воевали в том числе и белорусские шляхтичи, а князь Д. Радзивилл за свой счет сформировал полк улан; что «шляхта, магнаты, католическое и униатское духовенства Литвы и Беларуси торжественно приветствовали наполеоновские войска»; какие органы управления создавались на оккупированной французскими войсками территории и как они действовали; что война принесла большие бедствия белорусскому народу, а после нее российское правительство сохранило крепостнические порядки.

В пособиях для студентов в большей степени внимание концентрируется на гражданском характере войны, на деятельности администрации на оккупированной территории, партизанское движение не раскрывается и указывается, что это было самостоятельным сопротивлением против реквизиций. Речь в данном случае ведется о тенденциях и распространенных местах.

Более четко такой подход получил отражение в академическом издании по истории Беларуси, четвертый том которого охватывает период с конца XVIII по начало XX в.в. (Гiсторыя Беларусi. Т.4. Беларусь у складзе Расiйскай iмперыi. Мн., 2005). Подробно раскрывая отступление российских войск, создание новых органов власти, деятельность оккупационного режима, автор параграфа, посвященного войне 1812 г., коротко остановилась на партизанском движении, отметив, что белорусское партизанское движение в основном было направлено не на помощь российской армии, а против своих помещиков и мародеров.

Наиболее жестко и последовательно позиция национального нарратива применительно к нашему сюжету выражена в книге «История имперских отношений: белорусы и русские, 1772-1991 гг.» (Мн., 2008). Авторы сборника считают, что в войне 1812 г. «русские сражались за своего царя - крепостника, поляки - за возрождение Польши, французы - за военную добычу и славу. А белорусы - за право на жизнь...». Складывается впечатление, что, кроме белорусов, право на жизнь никого больше не интересовало.

Там же проводится идея гражданской войны: утверждается, что «русские солдаты отбирали все, что не успели отобрать солдаты французские»; определено, что «население Беларуси оплатило войну России с Францией огромными жертвами», например «от рук французских и русских оккупантов, от голода и холода, от эпидемий погиб каждый четвертый» и т.д.

Таким образом, в данном издании четко и недвусмысленно соединились черты русофобии, вражеского окружения и национальной виктимности. Понятно, что в данном издании нет никакой речи об общем Отечестве, более того, авторы, последовательно идя по пути отрицания, в соответствующем разделе даже Отечественную войну 1941-1945 гг. называют «германо-советской войной».

Так что сегодня оценки войны 1812 г. в Белоруссии далеко не однозначны, а сама трактовка темы отражает многие современные проблемы, связанные с различным научным определением.

Уместно напомнить, что после установления советской власти академик М.Н. Покровский и его последователи в духе переоценок прошлого стали отрицать народный характер войны с Наполеоном, утверждая, что Россия вела войну в интересах дворянства. При этом официально отвергалось определение войны как Отечественной. И только благодаря блестящему труду академика Е.В. Тарле «Нашествие Наполеона на Россию» (1937 г.) термин был возвращен.

Поэтому, когда сегодня мы наблюдаем попытки отмены указанного определения, то можем констатировать, что это очередная попытка ее переформатирования в угоду текущему моменту и выделение из общего прошлого национального сегмента. По существу, позиция «революционных» историков начала XX в. и жестко ориентированных «национальных» историков начала XXI в. близки, т.к. их объединяет неприятие Российской империи как государства и, как следствие, осуждение абсолютно всех войн, которые она вела.

Отдельного внимания, на наш взгляд, заслуживает освещение в литературе фигуры императора Александра I. Он остался в истории как победитель Наполеона, что не умаляет заслуг М.И. Кутузова, М.Б. Барклая де Толли и других полководцев. В Манифесте о начале войны (25 июля 1812 г.) царь дал обещание: «Я не положу оружия, доколе ни единого неприятельского воина не останется в царстве моем». И выполнил его, отклонив все предложения Наполеона о мире и завершив войну полным изгнанием вражеских войск.

В июле 1812 г. Александр I подписал в Полоцке Манифест о созыве народного ополчения, и это стало фактором придания войне всеобщего, народного характера. И конечно, следует отметить, что император по окончании войны в Вильно даровал амнистию тем, кто воевал на стороне Наполеона. Об этом лишь вскользь  упоминается в учебной литературе, а акцент делается на том, что царь сохранил крепостничество и тем самым ухудшил положение  подданных.

Тема Отечественной войны 1812 г. у меня связана еще и с личностью профессора Игоря Вацлавовича Оржеховского. Он был признанным специалистом по XIX в. и представлял у нас в стране серьезную научную школу. Общение с ним я считаю большой удачей. В свое время, в середине 90-х, он подарил мне свою монографию в годовщину Бородинского сражения и в памятной надписи указал этот факт.

И еще. В конце жизни он разрабатывал мультимедийное обеспечение по войне 1812 г. и особенно по теме «Бородино». Как бывший суворовец, он был увлечен военной тематикой, притом что писал работы по широкому кругу проблем. Для Игоря Вацлавовича, насколько я могу судить, не было сомнения в термине «Отечественная война», как и в понимании ее общенародной сути.

Представляется, что в современной белорусской историографии акцентируется негативная сторона войны и постепенно закрепляется идея другого Отечества. Тем самым ослабляется связующее начало, проявившееся в защите Отечества от французского вторжения; снижается понимание захватнического характера наполеоновского нашествия; меняется характеристика партизанского движения, которое, отметим, было прежде всего ответом на оккупацию территории.

Понятно, что Отечественная война 1812 г. была драматичным событием, приведшим к огромным человеческим и материальным потерям. Однако стоит обратить внимание и на ее мобилизующее воздействие на общество и на справедливость ответных действий со стороны России. Наполеон, вторгаясь в пределы Российского государства, не учел слова прусского короля Фридриха II , который еще в 1758 г. сказал: «Этих русских можно перебить всех до одного, но не победить».

В сопротивлении захватчикам и вдохновляющей победе над врагом состоит одно из важных значений Отечественной войны 1812 г. И эту мысль нам непременно стоит передать подрастающим поколениям.

_________

Фото - http://www.1812panorama.ru/complex.html

http://www.ruskline.ru/admin/content/sitetree/

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий