Культурно-историческая типология Н.Я. Данилевского: ответ на вопрос о будущем славян

Введение

Процесс глобализации, наложившись на особенности культурных укладов, остро поставил вопрос о сохранении идентичности, в том числе славянской.

Сегодня мы наблюдаем формирование нового мирового порядка, где западная цивилизация (условно географически определяемая как Западная Европа и США с присоединившимися к ним странами) стремится играть доминирующую роль. При этом распространение своей системы ценностей и связанных с ней правил в масштабах всего человечества сопровождается ростом разрушительных для других укладов явлений.

Поэтому в XXI веке, после опыта двух разрушительных мировых войн прошлого века, происходит обострение глубоких цивилизационных противоречий, которые разрешаются не только мирными средствами, но и с применением прямого насилия.

В силу указанных обстоятельств интерес представляют работы известного русского мыслителя Н.Я. Данилевского, написанные во второй половине XIXвека и посвященные противостоянию Европы и России, а также определению места славян, как особой группы нардов, в мировом сообществе. Будучи ученым-биологом, Н.Я. Данилевский создал оригинальную концепцию общественного развития, благодаря которой вошел в историю мировой социологии и политологии.

На данный момент Данилевский заслуженно признан классиком русской геополитики, оказавшим сильное влияние, к примеру, на евразийскую геополитическую школу, наряду с О. Шпенглером он признан основателем цивилизационного подхода к истории.

В 1865 году Н.Я. Данилевский начал писать свою самую известную историософскую книгу «Россия и Европа», которая впервые была напечатана в журнале «Заря» («почвеннической» ориентации) в 1869 году (№ 1-6, 8-10), а отдельным изданием в С.-Петербурге, в 1871 году.

В своей книге Н.Я. Данилевский дает систему философии истории с позиции славянофила и панслависта. Он не признает единого линейного развития истории человечества. Основные положения Н.Я. Данилевского: нет единой человеческой истории, а есть череда сменяющих друг друга цивилизаций, проходящих в своей истории детство, зрелость и дряхлость. Все цивилизации реализовывались в какой-нибудь одной из четырех сферах: религиозной, культурной, политической или экономической, и только в славянской Н.Я. Данилевский надеялся на осуществление четырехосновного культурно-исторического типа. Для достижения этого необходимо политическое объединение славянских народов в федерацию и преодоление «европейничания», как называл Н.Я. Данилевский бездумное подражание русского общества Европе.

«Россия и Европа» приобрела в России известность и стала распространяться лишь после смерти автора. Критически разбирали теорию ДанилевскогоЩебальский, академик Безобразов, профессор Кареев, Милюков. Безусловным апологетом её выступал неоднократно Н. Страхов, положительно её оценили К.Н. Бестужев-Рюмин и В. Розанов. Достоевский назвал «Россию и Европу»«настольной книгой каждого русского». Сильное влияние оказал Данилевский на взгляды К. Леонтьева, признававшего его одним из своих учителей. Наследником историософских взглядов Данилевского считал себя Н. Трубецкой. Высоко ценил «Россию и Европу»Л. Гумилев.

Н.Я. Данилевский дал определение цивилизации как главной формы человеческой организации пространства и времени, отражающих особенности духовной природы народов и выражающихся в самобытных культурно-исторических типах. Цивилизация представляет собой духовную общность, существующую в собственной шкале координат. Попытка одной цивилизации навязать другой собственную систему ценностей, по его мнению, ведет к ослаблению и последующему разрушению последней.

Собственно ключевым моментом в концепции Данилевского, который и по сей день включают в курсы истории социологии во всем мире, является цикличность цивилизационного процесса. В отличие от Тойнби и Шпенглера, Данилевский не сосредотачивает своего внимания на признаках упадка или прогресса, но собирает обширный материал, позволяющий за множеством исторических особенностей увидеть повторяемость социальных порядков.

Дальнейшая публицистическая деятельность Н.Я. Данилевского глубоко связана с событиями второй половины 70-х - начала 80-х годов XIXстолетия, центральное место среди которых занимает русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. В политической публицистике выделим две значительных статьи - «Война за Болгарию» (1877-1878 гг.) и «Горе победителям!» (1879 г.), представляющих собой серьезное аналитическое исследование геополитических столкновений указанного времени. Сразу следует отметить, что они во многом предвосхищали современную геополитическую ситуацию, развивающуюся уже с учетом процесса глобализации, но несущую в себе последствия противоречия прошлого.

Сегодня, в условиях глобальной управляемой трансформации, мы наблюдаем, как славяне из естественных союзников превращаются в противоестественных противников. Украинский пример ярко это демонстрирует.

Вопрос, который остро стоит сегодня, может быть сформулирован следующим образом: «Европейский Союз - это единственный дом для славянских народов?». Если да, то какое место отводится славянам там и могут ли они иметь свое мнение или вынуждены подчиняться решениям ведущих западных государств? А если нет, то может ли Россия построить такой дом?

В поиске ответов на эти вопросы труды Н.Я. Данилевского могут быть весьма полезными, а их новое прочтение позволит вернуться к идее единства славян.

Отметим еще один момент. В современной историографии отсутствует специальное исследование эволюции идей славянского единства в российской общественно-политической мысли XIXвека и в зарубежной славянской общественной мысли.


Труд «Россия и Европа» как обоснование новой типологии

В своей главной историософской работе Н.Я. Данилевский обосновывает теорию культурно-исторических типов человечества.

Согласно его учению, общечеловеческой цивилизации нет и быть не может. Существуют лишь ее различные типы, такие как египетский, китайский, ассировавилоно-финикийский, еврейский, греческий, римский, германо-романский, славянский (русский)1.

Каждая цивилизация имеет самобытный характер и развивается по собственным законам. В целом выводы Данилевского о природе цивилизации сводятся к следующему:

всякое племя или семейство народов, характеризуемое отдельным языком или группой языков, близких между собой, составляет самобытный культурно-исторический тип, если оно по своим духовным задаткам способно к историческому развитию;

чтобы цивилизация, свойственная самобытному культурно-историческому типу, могла зародиться и развиваться, необходима политическая независимость ее народов;

начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого типа. Каждый тип вырабатывает ее для себя при большем или меньшем влиянии чуждых ему предшествовавших или современных цивилизаций;

цивилизация, свойственная каждому культурно-историческому типу, только тогда достигает полноты, разнообразия и богатства, когда разнообразны этнографические элементы, его составляющие, когда они, не будучи поглощены одним политическим целым, пользуясь независимостью, составляют федерацию или политическую систему государства2.

Н.Я.Данилевский выделяет пять «законов культурно-исторического движения»- или «законов исторического развития». В первом законе определяется критерий для выделения самобытного культурно-исторического типа - языковое родство, однако только для того племени, которое «по своим духовным задаткам способно к историческому развитию и вышло из младенчества»3.

Второй закон устанавливает, что условием развития цивилизации данного культурно-исторического типа является политическая независимость4. С одной стороны, принцип политической независимости желателен в момент зарождения и развития культурно-исторического типа, с другой стороны, до известного периода цивилизация способна развиваться и не обладая политической независимостью. Как показывает пример Древней Греции, цивилизация может существовать некоторое время и после потери политической независимости.

Н.Я.Данилевский не считал возможной передачу начал цивилизации одного культурно-исторического типа другому. Формулировка этого положения и составляет третий закон исторического развития5.

В четвертом законе утверждается, что культурно-исторический тип «только тогда достигнет полноты, разнообразия и богатства, когда разнообразные этнографические элементы, его составляющие, когда они, не будучи поглощены одним политическим телом, пользуются независимостью, составляют федерацию, или политическую систему государств»6.

В пятом законе цикл развития культурно-исторического типа «уподобляется тем многолетним одноплодным растениям, у которых период роста бывает неопределенно продолжительным, но период цветения и плодоношения относительно короток и истощает раз навсегда их жизненную силу»7. Раскрывая специфику фаз органического роста в процессе развития культурно-исторического типа, автор «России и Европы» использует примеры из ботаники, что типично в целом для всей книги.

Говоря о современной истории, наибольшее внимания Данилевский уделяет германо-романскому и славянскому типам, последние из которых только начинают оформляться. Основы цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются цивилизации другого типа. Период роста культурно-исторического типа неизвестен. Период же его цветения и плодоношения краток и при этом раз и навсегда исчерпывает жизненные силы культурно-исторического типа. «Человечество», по мнению Данилевского, это абстракция, пустое понятие, а народ - конкретная и существенная действительность8. Он писал: «Народности, национальности суть органы человечества, посредством которых заключающаяся в нем идея достигает в пространстве и во времени возможного разнообразия, возможной многосторонности осуществления»9.

Значение культурно-исторических типов состоит в том, что каждый из них выражает идею человека по-своему, а эти идеи, взятые как целое, составляют нечто всечеловеческое. Господство одного культурно-исторического типа, распространенное на весь мир, означало бы постепенную деградацию народов.

Главная задача, которую поставил перед собой русский мыслитель - развеять сомнения относительно возможности создания самобытной славянской цивилизации, превратив проект создания такой цивилизации в научно обоснованную теорию.

В рамках теории культурно-исторических типов автором при помощи натуралистической и конкретно-исторической аргументации обосновывается главная философско-историческая идея о том, что основным элементом исторического бытия является культурно-исторический тип.

Таким образом, в общей форме доказывается возможность и необходимость самобытного пути развития для всего славянского мира и, в частности, для России, историческая миссия которой, по Н.Я. Данилевскому, состоит в том, чтобы играть ключевую роль в формировании и развитии славянского культурно-исторического типа10.

Данилевский подчеркивал враждебный и агрессивный характер западной цивилизации по отношению к самобытному славянскому типу и настаивал на необходимости образования Всеславянского союза - призванного служить гарантом всемирного равновесия добровольного объединения славянских народов вокруг России. Столица этого равноправного союза славянских народов должна быть установлена в бывшем Константинополе, «пророчески именуемом славянами Царьградом»11.

Данилевский полагал, что ни один из культурно-исторических типов не может претендовать на то, что он представляет высшую точку мирового развития человечества12.

Вместе с тем ученый подразделяет культурно-исторические типы на уединенные, которые не передают плоды своей деятельности, и преемственные, способные подготавливать почву для развития последующих культурно-исторических типов. Воздействие преемственных культурно-исторических типов определяется им как пересадка, прививка и удобрение. Пересадка обычно осуществляется посредством колонизации. Народ, подвергнувшийся прививке, превращается в средство для чужеродного культурно-исторического типа. Удобрение же, напротив, способствует развитию и того народа, который удобряет, и того, который удобряется. Но, знакомясь с ценностями другого культурно-исторического типа, новый тип может заимствовать только то, что «стоит вне сферы народности»13.

Каждый культурно-исторический тип должен создавать свои собственные основы самостоятельно. «Дух», «природа» народов не заимствуется, ибо в противном случае они усваивают чужую культуру, утрачивая собственную. А это для народа означает обречь себя на подражательность, признать бессмысленным свое историческое прошлое и будущее.

В отличие от большинства славянофилов, веривших в мессианские задачи русского народа, Данилевский, исходя из своей теории культурно-исторических типов, отрицал возможность существенного влияния славяно-русской цивилизации на западную и другие цивилизации. Вместе с тем он считал, что славянской (русской) цивилизации принадлежит будущее. Именно славянская цивилизация должна прийти на смену угасающей западной. Славянская цивилизация в отличие от западной не агрессивна. В ней общественный элемент преобладает над личным, индивидуальным, ибо психология славян сложилась преимущественно под влиянием православия14.

Н.Я.Данилевский ставит славян перед историческим выбором - либо пассивное втягивание в орбиту культурного влияния западноевропейской цивилизации и потеря культурно-национальной и исторической индивидуальности, либо создание самобытной славянской цивилизации15.

По мысли Н.Я. Данилевского важным является осознание славянами своего единства. Он отмечал: «Итак, для всякого славянина: русского, чеха, серба, хорвата, словенца, словака, болгара (желал бы прибавить: и поляка), - после Бога и Его Святой Церкви, - идея Славянства должна быть высшей идеей, выше свободы,выше науки, выше просвещения, выше всякого земного блага, ибо ни одно из них для него не достижимо без ее осуществления, - без духовно, народно и политически самобытного, независимого Славянства; а напротив того, все эти блага будут необходимыми последствиями этой независимости и самобытности»16.

Все сущее, считал Данилевский, развивается по единому закону- закону зарождения, расцвета и увядания. Каждая более или менее целостная система любого уровня сложности есть замкнутый мир, живущий и умирающий в меру отпущенных ему внутренних сил и возможностей. В результате исчерпывания внутренних потенций восходящее развитие формы сменяется нисходящим, и она деградирует. Подобный процесс и приводит, по Данилевскому, к вымиранию определенных видов растений и животных. По аналогии с природой, с многообразием видов, которым отведено свое место во времени и пространстве, историю можно считать чередованием (или сосуществованием) самобытных, эквивалентных по своей ценности больших и малых культур17. Одни из них преимущественно религиозны (Древний Восток), другие ориентированы на создание художественных ценностей (Греция), третьи основаны на стремлении сформулировать юридические установления и следовать им (Рим) и т. п. В основе каждой из культур в качестве ее энергетического центра лежит национальное начало, способное к развитию благодаря сообщенной ему божественной энергии. Совокупность племен, ощущающих внутреннее единство и говорящих на родственных языках, может развиться в культурно-исторический тип18.

Основную черту, присущую всем народам романо-германского типа, Н.Я. Данилевский усматривает в «насильственности». Что представляет из себя насильственность? Это «чрезмерно развитое чувство личности, индивидуальности, по которому человек, им обладающий, ставит свой образ мыслей, свой интерес так высоко, что всякий иной образ мыслей, всякий иной интерес необходимо должен ему уступить, волею или неволею, как неравноправный ему»19.

В политике и общественной жизни «насильственность» проявляется в аристократизме, в угнетении народностей, в стремлении к безграничной свободе, к политической раздробленности.

Если главной чертой «психического склада» народов романо-германского культурно-исторического типа является «насильственность», то главная особенность славянско-русского характера, по Н.Я. Данилевскому, - «терпимость», «прирожденная гуманность»20.

Из констатации этой основной черты русского национального типа следует ряд выводов. Во-первых, если в странах Западной Европы каждый интерес «представляется партией, и борьба этих партий составляет историческую жизнь как новой Европы, так, кажется мне, и древних Рима и Греции», то, напротив, «не интерес составляет главную пружину, главную двигательную силу русского народа, а внутреннее нравственное сознание, медленно подготовляющееся в его духовном организме, но всецело обхватывающее его, когда настанет время дляего внешнего практического обнаружения и осуществления»21. Принцип партийного деления привнесен в русское общество извне, в нем самом он возникнуть не мог.

Другой вывод, который следует из указанной особенности развития русского народа, «состоит в огромном перевесе, который принадлежит в русском человеке общенародному русскому элементу над элементом личным, индивидуальным»22. Очевидно, что в обществе с высоким удельным весом в культуре традиционной составляющей слабо выражен индивидуализм.

Наряду с анализом положительных черт, присущих русскому народу, подвергается критике отрицательная черта русской жизни - «европейничание», которое оценивается как «болезнь русской жизни».Ее«можно назвать слабостью и немощью народного духа в высших образованных слоях русского общества»23.

Значение этой болезни для русской национальной судьбы исключительно велико, ибо болезнь эта «в целом препятствует осуществлению великих судеб русского народа, и может, наконец (несмотря на все видимое государственное могущество), иссушив самобытный родник народного духа, лишить историческую жизнь русского народа внутренней зиждительной силы, а следовательно, сделать бесполезным, излишним самое его существование»24.

Именно всеславянский союз есть «единственная твердая почва, на которой может возрасти самобытная славянская культура», - этот вывод Н.Я. Данилевский называет «главным выводом» всего исследования.

Автор «России и Европы» считает неизбежным военное столкновение с Европой при решении восточного вопроса, т.е. «из-за свободы, независимости Славян, из-за обладания Цареградом», а на знамени борьбы славянских народов с Европой должно быть начертано - православие, славянство, крестьянский надел.

Н.Я.Данилевский выдвигает предположение, что славянский культурно-исторический тип впервые в истории представит синтез всех сторон культурной деятельности и будет первым четырехосновным культурно-историческим типом, в котором особенно оригинальной чертой должно быть впервые найденное удовлетворительное решение общественно-экономической задачи.

Завершает свои размышления о будущем славянского культурно-исторического типа Н.Я.Данилевский следующим образом: «Главный поток всемирной истории начинается двумя источниками на берегах древнего Нила. Один - небесный, божественный, через Иерусалим и Царьград, достигает в невозмущенной чистоте до Киева и Москвы; другой - земной, человеческий, в свою очередь, дробящийся на два главные русла: культуры и политики, течет мимо Афин, Александрии, Рима - в страны Европы, временно иссякая, но опять обогащаясь новыми, все более и более обильными, водами. На Русской земле пробивается новый ключ: справедливо обеспечивающего народные массы общественно-экономического устройства. На обширных равнинах Славянства должны слиться все эти потоки в один обширный водоем»25.

Таким образом, наряду с утверждением существования отдельных культурно-исторических типов в свою философско-историческую концепцию Н.Я.Данилевский вводит линию религиозной и культурной преемственности (т.е. преемственности в сфере народности, что ранее признавалось невозможным). Борьба славянского и романо-германского культурно-исторических типов оказывается продолжением извечной борьбы между «градом земным» и «градом божиим»26.

Русскому мыслителю впервые удалось зафиксировать феномен европоцентристской установки, названный им «ошибкой перспективы», дать ему первоначальное истолкование, а также предложить теорию исторического процесса, в которой были разработаны концептуальные средства преодоления европоцентристской установки.

Мыслитель фактически исходил из тезиса о сочетании свободы и необходимости в историческом процессе, признавая, с одной стороны, религиозную и натуралистическую детерминацию исторического процесса, а с другой - фактическое существование для народа возможности исторического выбора27.

Автор «России и Европы» отмечал, что в отличие от европейских государств - «механических», русское государство - «органическое» целое. «Нравственная особенность русского государственного строя заключается в том, что русский народ есть цельный организм, естественным образом, не посредством более или менее искусственного государственного механизма только, а по глубокому вкорененному народному пониманию, сосредоточенный в его государе, который, вследствие этого, есть живое осуществление политического самосознания и воли народной, так что мысль, чувство и воля его сообщаются всему народу процессом, подобным тому, как это совершается в личном самосознательном существе»28. Это одна из центральных политических идей Н.Я.Данилевского.

Он отмечает, что в будущем «Европа опять обратится всеми своими силами и помыслами против России, почитаемой ею своим естественным прирожденным врагом. Если Россия не поймет своего назначения, ее неминуемо постигнет участь всего устарелого, лишнего, ненужного. Постепенно умаляясь в своей исторической роли, ей придется склонить голову перед требованиями Европы, которая не только не допустит ее до влияния на Восток, не только устроит (смотря по обстоятельствам, в той или другой форме) оплоты против связи ее с западными славянскими родичами; но, с одной стороны, при помощи турецких, немецких, мадьярских, итальянских, польских, греческих, может быть, и румынских пособников своих, всегда готовых разъедать несплоченное славянское тело, с другой - своими политическими и цивилизационными соблазнами до того выветрит самую душу Славянства, что оно распустится, растворится в европействе и только утучнит собой его почву»29.

Таким образом, теория культурно-исторических типов, разработанная Н.Я. Данилевским, явилась важным вкладом в разработку понимания процессов формирования мирового порядка. Она содержала анализ европоцентристской установки, классифицирование цивилизаций, критику упрощенного однолинейного представления о прогрессе в истории, разработку проблематики особенно в историческом процессе.


Политическая публицистика

В обширной статье «Война за Болгарию», публиковавшейся в ряде номеров «Русского мира» в 1877-1878 гг. и посвященной русско-турецкой войне, Н.Я. Данилевский продолжил и развил идеи о противостоянии России и Европы. Он, например, отмечал, что «где только идет дело об отношениях Европы к России, там нет и речи о справедливости, равноправности, беспристрастности»30.

Русско-турецкая война, где сербский вопрос занимал важнейшее место, стала серьезным испытанием для всей государственной системы Российской империи. Однако, поддержка Сербии, «естественного союзника России»31, имело не только стратегическое, но и духовное значение. Поэтому продолжение внутренних преобразований не остановило решение российского императора поддержать единоверцев на Балканах в борьбе за независимость.

Эта война, как писал современник, «есть первое сознательное действие Русского народа и Русского государства во имя освобождения порабощенного Славянства. Это высокое значение останется за ней во всяком случае, независимо даже от самого ее успеха»32.

Европейские страны заняли в целом выжидательную позицию. Как писал современник: «При ужасной вести об изнасилованиях, убийствах, истязаниях стариков, женщин, детей, у Европы не вырвался вопль негодования, который, заглушив мнимый и лживый политический расчет, заставил бы ее встрепенуться, броситься на помощь несчастным...»33.

Успехи турецких войск в 1876 г. привели к активизации действий правительства Российской империи по защите сербского народа. Как отмечал Н.Я. Данилевский, сербы подняли дух русского народа34.

Миллионы рублей и тысячи добровольцев, посланные российским народом, «дали возможность осуществиться геройскому порыву сербского народа»35.

Западноевропейские страны заняли антироссийскую и антиславянскую позицию после завершения русско-турецкой войны. Поэтому содержание Сан-Стефанского прелиминарного мирного договора и Берлинского трактата столь существенно отличались друг от друга. «Не с точки зрения человеколюбия, свободы, справедливости требуют они пересмотра русско-турецких мирных условий, а с точки зрения нарушенных будто бы общеевропейских интересов именно этими освободительными мирными условиями»,- писал в апреле 1878 г. Н.Я. Данилевский36.

В заключение статьи он отмечал, что «...дело в том, что Европа никогда не станет за Россию против кого-бы то ни было из своих, особенно в вопросе касающемся Славянства. Справедливость и человеколюбие, свобода и право народностей, о которых так много кричат в другое время, - отступают здесь на второй, третий план, и даже утрачивают всякое значение»37.

В следующей статье «Горе победителям!», опубликованной в 1879 г. в «Русской речи» и носящей теоретический характер, Н.Я. Данилевский делает обобщения, которые выходят за рамки истории и носят геополитический характер. Известный русский философ, литературный критик и публицист Н.Н. Страхов даже назвал ее лучшей политической статьей XIXвека на русском языке38.

Дополняя концепцию, изложенную в книге «Россия и Европа», автор писал, что «антагонизм Европы и России не только сохранится по-прежнему, но будет все возрастать и возрастать, - по мере возрастания внутренних сил России, по мере пробуждения и уяснения народного сознания, как русского, так и других славянских народов»39.

Обосновывая высокую идею освобождения братьев по вере в ходе русско-турецкой войны, Данилевский отмечал, что «народные влечения основаны на более прочном фундаменте, чем вчерашние, сегодняшние или завтрашние биржевые или дипломатические воззрения»40.

Русско-турецкая война, хотя и завершилась победой, оставила горький осадок у российского и сочувствующего ему общественного мнения славянских стран от заключенного 14 июля 1878 г. Берлинского трактата. Обоснованные ожидания балканских славян не оправдались и Н.Я. Данилевский предупреждал, что в них они могут увидеть «бессилие России и будут обращаться за помощью уже не к ее силе, а к благорасположению Европы, что, впрочем, им и рекомендуется; и это благорасположение будет даваться им по мере их отчуждения от России»41.

Дело заключалось, скорее всего, в том, что общеевропейский интерес, который «длится с самого Венского конгресса и продлится еще долго ... состоит не в чем ином, как в противодействии России»42.

Как отмечал современник событий: «Отрицательные результаты, достигнутые русскою политикой, многим превзошли положительные, достигнутые русским военным искусством и русскою военною доблестью»43.

Если, например, «России и Славянству» нужно было полное освобождение сербского народа, то Европе нужно было «отрезать друг от друга две родственных части одного и того же племени: Сербию и Черногорию, вбив между ними австрийский клин»44.

Рассматривая печальные последствия Берлинского конгресса 1878 г., Н.Я. Данилевский писал, что если факт осознания антагонизма интересов Европы и России станет «нашим политическим догматом», то при всех материальных потерях война велась не напрасно45.

Именно политическим догматом Н.Я. Данилевский хотел видеть осознание русским обществом противоположности политических устремлений России и Европы. Такой подход, по его мысли, позволил бы сохранить Россию от перманентных неудач в отношении в Европой и проводить открытую русскую политику.

Завершая статью, он отмечал, что «интересы Славянства требуют правда не только свободы, но и единства; но оно явится, как необходимое, силою обстоятельств вынужденное следствие самостоятельности и свободы»46.

 

Заключение

Следует отметить, что в оценках и сторонников, и противников учения Н.Я.Данилевского был один общий момент - все они, в комплексе социально-философских представлений Н.Я.Данилевского выделяли теорию культурно-исторических типов в качестве наиболее значительного интеллектуального достижения Н.Я.Данилевского.

Важнейшим ценностным стимулом разработки Н.Я.Данилевским теории типов и учения о культурных и политических отношениях славянского мира к романо-германскому было стремление выработать критическое, научное и в то же время способное вдохновлять нацию на активную историческую деятельность представление об исторической миссии России. Автор «России и Европы» не желал включения российской цивилизации в существующие европоцентристские схемы исторического процесса, представлявшиеся Н.Я.Данилевскому, акцентировавшему особенное, только формально общими, а реально - особенными и соответственно лишающими Россию статуса самостоятельной и самобытной исторической величины и права на особую историческую миссию.

Сегодня сложно говорить о целостности славянства, более того, например, антирусская составляющая в российско-польских, а теперь, к сожалению, российско-украинских отношениях стала определяющей. Факты говорят о том, что именно негативное отношение к России становится для славянских государств пропуском в Европейский Союз. В этом смысле, конечно, Н.Я. Данилевский был прав, говоря о различии и противостоянии России и Европы.

Как представляется, сегодня три страны продолжают традицию сохранения основы славянского единства: Россия, Беларусь и Сербия. Конечно, эта линия развития не является единственной и подвергается воздействию прозападноориетированных сил в каждом из указанных государств. Но мы можем предположить, что именно такой подход этих народов присутствует в большей мере, чем у других славян и он способствует желанию большинства населения и поддержан (в разной мере) политическим руководством.

Скрепляющей основой этого, неоднородного, процесса единства является общее, в целом, мировоззрение и миропонимание трех народов, сформированное православной верой.

Сходство взглядов на многие современные проблемы и вызовы определяется общностью истории и культуры.

Как сказал Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл на церемонии вручения диплома почетного доктора Белградского университета в ноябре 2014 г., что Сербия Россия связаны прочными узами братской любви, единой православной верой и общими духовно-нравственными ценностями. Благодаря таким скрепам мы можем говорить о взаимной солидарности и бескорыстной дружбе трех славянских стран.

Единство русского, белорусского и сербского народов Вызвано (помимо указанных факторов) еще и схожим пониманием истории, сохранением общих памятников и общим торжеством в годовщины побед. Характерным примером служит отношение к фашизму.

Думаю, не будет преувеличением утверждение, что сегодня в современной географической Европе только эти три страны занимают последовательную активную антифашистскую позицию, в то время как большинство европейских стран поддержало решение Совета Европы о приравнивании коммунизма к нацизму, что привело к ослаблению антифашисткой линии и одновременному усилению антикоммунизма.

Примером такой позиции служит масштаб празднования 9 мая, а также и то, что, например, как в Сербии, так и в Беларуси день освобождения столиц от фашистских оккупантов отмечается как общегосударственный праздник.

Следование своему пути развития, сохранение своих корней, как ценности, в современной ситуации глобального развития, безусловно, не являются трендом. Более того, государств пытающиеся сохранить эти ценности, а тем более, действующие в соответствии с ними, становятся объектом воздействия со стороны США и Европейского Союза, четко олицетворяющих определенный западный тип развития.

Однако, и это подтверждают труды Н.Я. Данилевского, единство и традиция являются силой, передающей культурный код. Их отсутствие означает смену данного кода и формирование принципиально другой общности.

Сегодня сложно говорить о целостности славянства, более того, например, антирусская составляющая в российско-польских, а теперь, к сожалению, российско-украинских отношениях стала определяющей. Факты говорят о том, что именно негативное отношение к России становится для славянских государств пропуском в Европейский Союз.

Таким образом, культурно-историческая типология Н.Я. Данилевского в современных условиях обретает особую значимость.

Сегодня, когда глобализация, проводимая по стандартам одной цивилизационной модели, в качестве негативных результатов стала демонстрировать возрастание секуляризации и активную дехристианизацию европейского общества, именно объединительные проекты, основанные на совпадении культурных кодов, могут выступить альтернативой англо-саксонского доминирования и средством, снижающим, негативные последствия глобализации. В этом смысле концепция Данилевского служит интеллектуальным основанием таких проектов, где единства, целостность и сохранение традиции способно выстроить перспективу будущего развития славянских народов.

 

А.А.Загорнов, доцент, кандидат исторических наук юридический факультет Брестского государственного университета имени А.С. Пушкина (Республика Беларусь)

 

1Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2008. С.5.

2Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2008. С.6.

3Там же.С. 113.

4Там же.

5Там же.

6Там же. С. 113-114.

7Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2008. С. 114.

8Там же. С.6.

9Там же.С. 266

10Бажов С.И. Философия истории Н.Я.Данилевского. - М., 1997. С.59.

11Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2008. С. 442

12Там же.С. 7.

13Там же.С. 124.

14Там же.. С.8.

15Бажов С.И. Философия истории Н.Я.Данилевского. - М., 1997. С. 97.

16Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2008. С.154-155.

17Там же.С.9.

18Там же.

19Там же.С. 216.

20Там же.С. 227.

21Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2008. С.235.

22Там же.С.237.

23Там же.С.359.

24Там же..

25Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2008. С.612.

26 Бажов С.И. Философия истории Н.Я.Данилевского. - М., 1997. С.150.

27Там же.С. 131.

28Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2008. С. 551-552.

29Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2008. С.480-481.

30Данилевский Н.Я. Политическая философия. Дополнения к книге «Россия и Европа». М., 2013. С. 57.

31Там же. С. 128.

32Там же.С. 41.

33Данилевский Н.Я. Политическая философия. Дополнения к книге «Россия и Европа». М., 2013. С. 50.

34Там же.С. 46.

35Там же. С. 92.

36Там же.С. 119.

37Там же. С. 133.

38Там же. С. 8.

39Данилевский Н.Я. Политическая философия. Дополнения к книге «Россия и Европа». М., 2013. С. 168.

40Там же. С. 168.

41Там же.С. 180.

42Там же.С. 190.

43Там же.С. 137.

44Там же.С. 196.

45Там же.С. 174

46Там же.С.192.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Загорнов:
Все статьи автора
"Консервативная классика"
Все статьи темы
"Русская цивилизация"
Чаю воскресения мертвых...
2. Размышление соборянина в связи с первым заседанием Собора православных мiрян «Всенародное Покаяние — знамение единства»
31.12.2019
Актуальна ли теория культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского?
К 150-летию со дня публикации книги «Россия и Европа»
22.12.2019
Чаю воскресения мертвых...
1. Размышление соборянина в связи с первым заседанием Собора православных мiрян «Всенародное Покаяние — знамение единства»
22.12.2019
Все статьи темы