Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

...И врата ада не одолеют!..

Священник  Вячеслав  НикитинАлексей  Бакулин, Православный Санкт-Петербург

28.06.2011

С праздником города поздравляет всех читателей «Православного Санкт-Петербурга» протоиерей Вячеслав Никитин, и.о. проректора СПбДАиС по воспитательной работе, благочинный Сестрорецкого округа, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы в пос. Александровская.
Вы никогда не задумывались над тем, почему у нас в Санкт-Петербурге, в городе святого Петра, нет ни одного храма, посвящённого первоверховному апостолу?.. Петропавловские храмы есть, и не один, — но ведь наш город называется не Петропавловском, а Санкт-Петербургом. Почему мы почитаем своего небесного покровителя не особо, а только вместе с апостолом Павлом? Как объяснить это странное обстоятельство?
Видимо, объяснений можно найти много; меня лично вполне удовлетворяет такое: почитание одного лишь первоверховного апостола, одного лишь Петра, без Павла, свойственно католикам. Это у них, у латинян, храм Святого Петра в Риме — главный храм всего католического мира. Мы же, православные, не считаем Петра единственным и неоспоримым главою Церкви и в знак этого почитаем двух первоверховных апостолов — и Петра, и Павла.
Это верно. И всё-таки мы живём не в Петропавловске, а в Санкт-Петербурге, в городе святого Петра. В городе, посвящённом тому святому, которому сам Господь сказал: «…и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф.16,18). Вот какие слова! И порою мне приходит в голову: что, если они относятся не только к апостолу, но и к нам, петербуржцам, к нашему городу? До известной степени это верно: имя всегда обязывает. Имя Петра дано нашему городу сознательно. Невская земля сознательно была посвящена великому апостолу, отдана ему под покровительство. И значит, нравится это кому-то или не нравится, а город наш тоже должен быть тем камнем, на котором Господь созидает Церковь Свою.
Слово «камень» как нельзя лучше подходит к определению Санкт-Петербурга. Он исторически имеет каменную прочность: не во всяком русском городе жители имеют счастье любоваться теми же видами, что и сто, двести лет назад; облики городов переменчивы и податливы, словно глина, — и только каменный Петербург всё тот же. Идя по набережной Невы, мы видим то же, что видели Пушкин, Достоевский, Блок, — ту же красоту, то же величие… На хлябях, на болотах, на песках наш город стоит каменной дамбой, удерживая землю от расползания, — такова его духовная роль в русской истории. Люди любят повторять уничижительные слова, сказанные много лет назад: «суетный город, светский город, атеистический, безбожный, революционный!..» Друзья, Санкт-Петербург не вчера построен, у нас уже есть историческая перспектива, и на все эти укоры мы можем ответить: «Наш город — это город святого Иоанна Кронштадтского и блаженной Ксении — святых, объемлющих своею благодатью всю Россию. Именно в наш город благоволил переселиться своими святыми мощами небесный заступник земли русской, благоверный князь Александр Невский. Наш город — город святых страстотерпцев: священномучеников Вениамина, Серафима и десятков иных. Наш город — это столица Царя-Мученика и всей его святой семьи…» И я перечислил далеко не всех русских святых, так или иначе связанных с Северной столицей. Вспомните ещё, что четверо современных русских Первоиерархов — Патриархи Сергий, Алексий I, Алексий II, Кирилл — вышли именно из нашего города, — и это тоже не случайное обстоятельство. Петербург — не искусственное образование, не каприз взбалмошного императора, — в противном случае он давно бы сгинул, не пережив своего создателя, провалился бы в болота, на которых вырос. Нет, над городом апостола Петра почиет особая Господня благодать; Петербург способен не только поддерживать своё собственное существование, но и давать духовную силу всей России.
Да, мы живём в городе-камне, в имперском городе. Санкт-Петербург строился как столица империи, а империя всегда объединяет под своим крылом разные народы, всем даёт кров и защиту. И взгляните на петербургские улицы, — поистине неповторимая картина: лютеранин, проходя по Невскому — по главной улице империи, — может зайти в свой лютеранский храм; католик — в храм католический; мусульманской мечети отдана лучшая нев-ская панорама… Какой ещё город в мире может похвастаться чем-то подобным? Только столица Российской империи, — империи, терпеливо собирающей под своё крыло разные народы. Таков русский вселенский, всемирный дух, — а он сохраняется и по сей день. Взгляните, как мы принимаем иностранцев — не на государственном уровне, а попросту, по-соседски, когда они как друзья приходят в гости к петербуржцам (сейчас такое не редкость)! В других странах иноземным гостям дадут чашку чаю, предложат тоненький бутерброд, маленькое канапе… У нас (я знаю это по десяткам примеров) перед гостями сразу открывается холодильник, и на стол подаются недельные запасы пищи — не беда, что семье будет потом трудно дожить до следующей получки; в ход идут и заготовки на зиму — варенья, соленья… Вот истинно русское отношение к внешнему миру: не ксенофобия, не трусливое высиживание в собственной тесной норе, но открытость, щедрость, покровительство. И в этом смысле Санкт-Петербург — это истинно русский город: открытое настежь окно в Европу и ко всему миру. Это относится как к городу в целом, так и к петербургским традициям благочестия, к основным принципам петербургской богословской школы.
Мы открыты и для дружеской беседы, и для научной полемики. Изучая со студентами книги петербургских православных богословов, я с удивлением обнаружил: как широко они использовали труды западных учёных!.. Ни одна русская богословская школа не была так готова к диалогу с Западом, как наша. Возьмите, к примеру, книги профессора Глубоковского, замечательного учёного: он аргументированно полемизирует с инославными, он умело выделяет всё положительное в их опыте, что-то он одобряет, что-то решительно отвергает, — и всё это делается с глубоким знанием вопроса, с тонким пониманием вероучительных различий. Такого полемиста не возьмёшь голыми руками, не собьёшь с ног первым же доводом!.. А ведь профессор Глубоковский просто следовал старинной традиции петербургской духовной школы: ещё в XVIII веке ученики нашей семинарии устраивали публичные диспуты, в которых сталкивались различные мировоззрения. Сама царица Елизавета почитала за особое удовольствие послушать споры наших юных богословов.
Тут я с сожалением должен заметить, что с тех пор прошло немало лет и ныне отношение государственных чиновников к нашей Духовной Академии отнюдь не столь любовное, как у прежних русских властей. Боюсь, что, рассуждая о Петербурге, власти предержащие забывают, что это город православный, один из главных центров русской богословской мысли. Наша Духовная Академия, которой по праву гордилась бы любая христианская страна, для чиновников просто не существует. Достаточно сказать, что в историческом здании СПбДА на Обводном канале, 7, где когда-то учились многие поколения питерских батюшек, где проходил обучение святой праведный Иоанн Кронштадтский, до сих пор помещается спортивный колледж. Неужели для юных спортсменов нельзя было найти более удобное и современное помещение, а нам вернуть то, что исторически принадлежит нам? Сейчас в академическом храме Двенадцати Апостолов люди играют в футбол — как в худшие годы советской власти! В конце концов, спортивных колледжей великое множество, а Духовных Академий в России всего две. И я глубоко опечален, что старейшее учебное заведение Санкт-Петербурга находится на периферии внимания властей; причём надо заметить, что историческое здание СПбДА находится даже не в городской, а в федеральной собственности, и городские власти нам помочь здесь ничем не могут. А нужно ли Академии это здание? Разумеется, нужно. Сейчас наши учащиеся живут в весьма стеснённых условиях, в которых учиться и вести научную работу довольно затруднительно. Но дело даже не в этом. Дело главным образом в том, что СПбДА снабжает преподавательскими кадрами всю православную Россию. Выпускники нашей Академии служат в семинариях Сибири, Дальнего Востока, Приморья, где преподавателей не хватает катастрофически. Местные архиереи непрестанно просят нас: «Пришлите к нам ваших выпускников!» — и мы рады бы помочь им, но не хватает сил, не хватает возможностей. Надо понимать, что Петербург благодаря своей Духовной Академии распространяет духовное просвещение по всей стране — в этом его великая и благодатная миссия. Именно так наполняется подлинным смыслом несколько расплывчатее определение «культурная столица», данное когда-то Петербургу: культура без веры всегда неполна и условна.
Духовные силы Санкт-Петербурга поистине огромны. Мы знаем, что в России, пожалуй, нет городов, не освящённых молитвами какого-либо великого подвижника благочестия, но даже среди этого обычного для России изо-билия благодати град святого Петра горит особым духовным огнём. Как важно, чтобы этот огонь не угасал, — без него в России станет темнее. Наша Академия, наши храмы, наши батюшки — всё это мощный бастион современного Православия. Святые, просиявшие на нашей земле, во главе с первоверховным апостолом Петром молятся за всю Россию и за весь православный мир.


Записал Алексей БАКУЛИН

http://www.pravpiter.ru/




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме