Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Родина моя...

Михаил  Попов, Русское Воскресение

09.12.2010


Разорённое се­верное селение. Какое? Где? Как назы­вается? …

А какая разница? В таком плачевном состоянии находятся десятки и сотни деревень и сёл Подвинья, Поонежья, поселения на Мезени и Печоре. Любой горожанин, имеющий деревенские кор­ни, подтвердит это.

И как насмешка (или усмешка вре­мени) - новенький, посреди разрухи, беспроволочный телефон. Для чего он поставлен и кому по нему говорить? Деревне - с Москвой? Навсегда ушед­шим - с Кремлём? Так на горних вер­хах, куда Господь прибрал души здеш­них насельников, связь иная. К тому же Москва, как известно, слезам не верит и всё равно не отзовётся на стенания...

Деревня Пертема, где я родился (а именно она представлена на снимках), была вотчиной Соловецкого монастыря. Зародившаяся на рубеже XV-XVI веков, т. е. примерно в те же поры, что и российская государственность, деревня моя испытывала радости и беды, подъёмы и спады, как и держава в целом. Так что отчина моя и дедина в некотором роде - зеркало нашей страны.

XVII век начался в России Смутой. Она терзала не только Первопре­стольную, где чередой менялись самозванцы. Шайки польско-литов­ских татей разбойничали по берегам Двины и моей Онеги. Под дерев­ней Пертемой, на другом берегу реки, лихоимцы разбили стан. До сей поры сохранилось название мыса - Литвин. То есть и через четыреста лет моя земля помнит разбойный свист, сполохи бандитских костров и гарь пожарищ. Две тысячи загубленных душ несла к Белу морю обо­млевшая от крови Онега, как свидетельствует летописец.

Не миновала моих пращуров ни одна война, начиная с петровских баталий. В первую Отечественную, с Наполеоном, делали дополни­тельные поставки для армии, хотя, по преданиям, кое-кто и воевал. Крымская война отозвалась уже не просто отдалённым громом - на Онежский и Двинской берега Беломорья напала английская эскадра, враг стоял у ворот. Наступил век XX - и вновь войны: Японская, Пер­вая мировая, на которую призвали и моего деда. А в годы Граждан­ской войны и интервенции линия фронта (Онежский фланг) проходила между Турчасовом и Пертемой, и наша изба оказалась буквально на передовой.

Словом, не было особо спокойных, тем более зажиточно-беспечных времён у моих кровников и земляков. Но это всё цветочки. Ягодки ока­зались впереди. Самыми трагическими в судьбе Пертемы стали после­дующие 30 лет. Коллективизация, кабальные крепостнические подати, три лютых пожара и Всемирная война. Деревня моя надорвалась - надселась, как у нас говорят. Остатки не добитых на войне мужиков (на три «Костылина» один «Жилин») подались от деревенской голодухи в леспромхозы, где давали паёк и зарплату, а потом - за реку, под Пле­сецк, где затевался космодром.

А уж доконал мою деревню известный партийный циркуляр. Учёные мужи, точнее, троцкисты от науки, сделали однажды заключение, что у моей вотчины нет будущего, как нет его и у сотен и тысяч других рус­ских деревень, даром что они стояли не один век. Диагноз «неперспек­тивная», установленный теми новаторами - холодокровными существа­ми, стал по сути приговором. Последующие 30 лет власти методично приводили его в исполнение.

Теперь моей деревни нет. Её задавила травяная дурнина, опутала, как колючая проволока, трава-железница. Зимой здесь нет ни дымка печного, ни огонька. И даже птицы не навещают эти места.

Михаил Попов (Архангельск )

http://www.voskres.ru/kolonka/popov2.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме