Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Сергей Михеев: «Быть как все, России не к лицу»

Сергей  Михеев, Столетие.Ru

12.04.2010


Об имидже нашей страны в беседе с корреспондентом «Столетия» размышляет вице-президент Центра политических технологий …

Все наши сегодняшние попытки создать так называемый «положительный образ» России на экспорт сводятся к ущербному стремлению доказать Западу, что мы такие же, как они, – считает наш собеседник.

- Сергей Александрович, вне зависимости от того, как относиться к прошлому, согласитесь, у Советского Союза было собственное цивилизационное альтернативное предложение, причем на определенном этапе – достаточно привлекательное. Иначе СССР никогда не смог бы стать одной из двух сверхдержав. Сегодня же мы так озабочены созданием своего положительного имиджа, а ничего не получается…

- К сожалению, сегодня мы во всем – вторичны. Разрушив Советский Союз, мы отказались от возможности сформулировать свое новое цивилизационное предложение, и в этом – одна из наших самых больших проблем. Мы, совершенно добровольно, признали единственно легитимным центром цивилизации Запад, евроатлантическую модель развития. А его нынешнее политическое устройство – окончательным в политической истории, единственной целью, к которой можно стремиться. Тем самым обрекли себя на вторичность – и в программах политического развития государства, и в экономике, и в культуре, да, собственно говоря, во всем.

Одновременно мы добровольно ограничили собственную свободу маневра, свободу творчества, если хотите. Так что, говоря сегодня об имидже России, мы лишь пытаемся убедить Запад, что мы такие же, как они, что мы «одной крови» с ними. Такой подход, в принципе, абсолютно ущербен.

Да и нам никогда не удастся убедить Запад в том, что «мы такие же, как они». Во-первых, это не так. Во-вторых, на самом деле там убеждены: центр мира, а также пуп Земли – это они. Они считают себя элитой и, кстати, мы это их мнение прямо или косвенно поддерживаем. Даже рассматривать попытки, скажем, индийцев, китайцев или русских «влиться в их семью» они не станут. Заниматься этим совершенно бессмысленно, и мне кажется, одна из очень серьезных российских проблем – продолжающиеся попытки найти нашу идентичность в стремлении «стать, как они». Путь, по которому мы идем - бессмысленный и тупиковый.

Интересны могут быть только самобытность и оригинальность. В конце концов, стремление все время быть на кого-то похожим - проявление провинциализма и признак комплекса неполноценности. В нашем прошлом было множество периодов, когда мы этим комплексом не страдали. Именно тогда нам действительно что-то удавалось.

- Что же сегодня мы видим, глядя на себя в зеркало?

- Полную неразбериху внутри страны, постоянные шараханья в поисках новой самоидентификации, попытку руководствоваться собственными традициями и при этом выглядеть некими ковбоями с подмосковной овощной базы. И еще удивляемся, что на экспорт не тот имидж идет – бесформенный и «серо-буро-малиновый».

Мы старательно заимствуем «оттуда» все приметы общества потребления, которые нам охотно скармливают. Фаст-фуд – пожалуйста! «Настоящие американские сигареты» - да сколько угодно! Иномарки – извольте! Зато «не замечаем» такие вещи, как система социальной защищенности, существующая на том же Западе, уровень их зарплат и пенсий, пособий ветеранам военных действий, прогрессивный подоходный налог на богатых, существующий во множестве стран. Чем, кстати, нам постоянно пеняют. Точно так же «бьют» за склонность скороспелых российских богатеев к «экстравагантным выходкам» в Европе, частенько вступающим в конфликт с местным законодательством. Эти не бандитские даже разборки, а «купеческие загулы», нежелание понимать, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят, стали притчей во языцех во всем мире Вот из чего и складывают имидж России западные политики и журналисты. Что, конечно, бесит нас, и мы принимаемся оправдываться, что, мол «я не такая», не следует судить по отдельно взятым… И так далее. Но кто слушает этот лепет? Глупо убеждать внешний мир, будто мы от него ничем не отличаемся, что мы, де, такие же хорошие и пушистые, когда сами такое чудим.

Я не представляю себе логики тех, кто сегодня носится с идеей представлять Россию привлекательной для внешнего мира страной, создавать эдакий «экспортный вариант» имиджа. С точки же зрения маркетологии, мы сегодня наблюдаем просто непрофессиональный подход к делу – «торгуем» тем, чего нет. На самом деле, нынешний имидж складывается пока что из осколков русско-советского образа, который формировался долгие десятилетия, потому что «быть, как они» - это не имидж.

- То есть, хотите сказать, что сегодня у нас нет возможностей серьезно повлиять на западное общественное мнение? Это при том, что у нас вещает спутниковое телевидение, рассказывающее о жизни в России, работают общественные организации…

- Этого мало. В советское время создание позитивного образа для Запада также представляло проблему, однако существовала хоть какая-то система его формирования. Сегодня она отсутствует.

Вот недавно появились сообщения, что Александр Лебедев завершает сделку по покупке двух английских газет, осталось лишь подождать и посмотреть, станут ли они «работать на Россию»...

Однако говорить о пиар-усилиях по продвижению имиджа в отсутствие реальных рычагов – трудно. Хотя, конечно, дело это благородное - продвигать то, что у нас есть хорошего, несмотря ни на что.

- Тем более, что на Западе о нас только и пишут исключительно плохое. Не так давно вся Франция возмущалась: в Марселе убит наш «вор в законе», в перестрелке пострадала юная француженка. Не удивительно, что выражение «русская мафия» прижилось на страницах западных СМИ. Нам это очень не нравится, но что делать?

- А что они хотели? Почему российские и постсоветские бандиты оказались в Европе? В том числе, и потому, что из новой России их стали выдавливать, не давали развернуться. Как только открыли границы, так они и хлынули на Запад. Нам долго пеняли существованием «железного занавеса». Сегодня его не стало. Наивно было рассчитывать, что к ним сразу попросятся на постоянное местожительство ансамбль Игоря Моисеева или труппа Большого театра в полном составе. Точно так же с Запада к нам понаехали авантюристы, в том числе, владеющие технологиями махинаций и манипуляций. Наиболее мобильными, как обычно бывает, оказались люди, которые либо не в ладах с законом, либо готовые его нарушить.

Ну а то, что в Европе именуется «русской мафией», как известно, не вполне таковой является. Это выходцы из республик, периода, предшествовавшего распаду Советского Союза. Западная Европа и Соединенные Штаты в свое время создали подобной категории людей достаточно комфортные условия для въезда и ассимиляции, многие воспользовались свободой передвижения по «политическим статьям». Тот же Марсель известен своей непрекращающейся войной чеченской мафии с марокканскими группировками: битва идет за рынок сбыта наркотиков. Чеченцы крайне жестоки в своих «деловых» отношениях с единоверцами, а во Франции они оказались в статусе политических беженцев. После того, как в Чечне началась военная кампания, Западная Европа широко открыла ворота для «страдальцев» и «беглецов от русской тирании». Теперь чеченские организованные преступные группы демонстрируют свою силу практически во всех странах Евросоюза. Бороться с постсоветской мафией на территории других государств нам достаточно сложно, хотя наше МВД и достаточно активно сотрудничает с Интерполом.

- Конечно, мы, в принципе, могли бы и махнуть рукой на все, что о нас - справедливо или несправедливо – пишут за рубежом. Если бы не одно обстоятельство. Станем хорошо выглядеть в глазах мира, говорят нам, Россию завалят инвестициями. Вы верите в это?

- Что касается привлечения иностранных инвестиций в Россию, на этот счет существует перестроечный миф. Мол, стоит нам только подать сигнал, и все деньги мира потекут к нам рекой. Практика показала, что иностранный бизнес интересует только российское сырье. И – ничего более. Ни идеальный имидж России, ни райские условия ведения дел у нас в стране, уверен, не изменят этого подхода. Мы так долго стремились интегрироваться в мировой рынок, наконец, сделали это. После чего обнаружили, что нам отвели сырьевую нишу, за пределы которой выходить не дозволено: шаг влево, шаг вправо – попытка к бегству и суровое наказание. Например, на постсоветском пространстве, в Казахстане и на Украине, иностранный бизнес быстро скупил несколько промышленных предприятий – чтобы их навсегда закрыть. Западу не нужны конкуренты, и он их будет беспощадно давить. Когда же мы, наконец, придем в себя, избавимся от иллюзий, что «заграница нам поможет», прилетит иностранный бизнесмен и поставит на ноги нашу тяжелую промышленность? Если мы дали мировому рынку возможность определять нашу роль, то она уже «утверждена» и никогда не изменится. Изменить ее можем только мы сами. Но для этого, как раз, надо выходить за рамки, отведенные нам «мировым рынком», ломать их, устанавливать свои, бороться за самостоятельность, а не подыгрывать чужим правилам.

Еще одна проблема - условия работы в России. Конкретно она именуется коррупцией. Наверное, даже в этих, ограниченных «сырьевой нишей» условиях, объем иностранных инвестиций был бы куда больше, если бы у нас ее не было. К сожалению, став в девяностые годы главенствующим фактором всей жизни в России, коррупция и по сей день не только сохраняет свое приоритетное значение, но и определяет все и вся. Если в советское время мы переживали, что многое приходилось «доставать» или устраиваться куда-то по блату, то сегодня об этом смешно говорить: данная практика стала нормой жизни. Разве что изменилась формулировка, теперь она звучит: «Блат плюс деньги». Просто так не делается ничего.

Платить нас принуждают чаще всего за выполнение должностными лицами своих обязанностей. Поэтому, пока эти проблемы не решим, – ожидать большого притока иностранных денег в реальную экономику России не приходится.

- То есть, предметов для гордости у нас пока что нет?

– Горько, но это так. Гордиться особо сегодня нечем. Мы по сей день проходим стадию выживания.

Чем мы все-таки можем гордиться, так это нашей историей и достижениями наших предков, гордиться прошлым. Мы создали огромную страну с собственной культурой, я имею в виду прежде всего Российскую империю, потому что Советский Союз просуществовал, по историческим меркам, не так уж и долго. Достижений у нас много, мы о них знаем, главное – чтобы сограждане поверили в себя и в свою страну, а не мучились вечными комплексами подражания.

Беседу вел Виктор Грибачев.

http://www.stoletie.ru/obschestvo/sergej_mihejev_byt_kak_vse_rossii_ne_k_licu_2010-04-09.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме