Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Сериал «Школа». Попали в нерв?

Православие и современность

Сериал "Школа" / 25.01.2010


Новый год начался с эмоционального ТВ-старта: бурное обсуждение сериала «Школа» началось с самой первой его серии …

Против показа сериала выступило руководство департамента образования Москвы, через пару дней к ним присоединились директора саратовских школ. В Интернете мнения разделились не только на «за» и «против» — картина получилась, как это теперь принято говорить, многополярная. Чтение форумов — сама по себе штука достаточно увлекательная: народ там пишет живо, эмоционально. Восприятие же «Школы» как-то сразу пошло на «повышенном градусе», причем обсуждение собственно сериала все время «соскальзывает» на воспоминание о своей школе, на мысли о молодежи, об обстановке в стране… 

Да, кадры на телеэкране непривычные — по сравнению с гламурными, сладко-сиропными сериалами про школьников, студентов, солдат-срочников, герои которых к реальной жизни отношение имеют примерно такое же, как персонажи рекламных роликов. «Школа» вообще снята так, что кажется, камера находится в руках одного из школьников. И в кадре все такое… непричесанное — как в прямом, так и в переносном смысле. Кстати, по картинке очень похоже на фильм, снятый архимандритом Тихоном (Шевкуновым) про подростковый алкоголизм,— документальный фильм.

Ситуации, насколько можно судить по вышедшим сериям, вполне жизненные. У «новенького» больна мать, и он пытается заработать на лечение, «впаривая» одноклассникам биодобавки. У первой красавицы класса (не столько в визуальном, сколько в ролевом смысле) отец уходит из семьи. Внучка заслуженного учителя начинает бунтовать против воспитывающих ее дедушки и бабушки — и этот бунт, по нашей недоброй традиции, бессмысленный и беспощадный. В общем, типажи достаточно узнаваемые. Зрителей ждут 60 серий «Школы». Куда вырулит проект 25-летней Валерии Гай, которая называет себя Германикой? Два года назад она сняла фильм «Обвиняются в убийстве», он вышел под названием «Все умрут, а я останусь». Сериал «Школа» продолжает ту же тему, сделан в той же стилистике. Будет ли он такой же констатацией явления, как фильм, или оторвется от уровня фиксации, указав если не «свет в конце туннеля», то хотя бы направление к нему?

Епископ Саратовский и Вольский Лонгин:

— Я вчера специально потратил время для того, чтобы посмотреть этот сериал, который вызвал такую полемику. Сериал, конечно, очень жесткий, даже жестокий. Первое впечатление, которое может сложиться,— все в нем правдоподобно. Бывают ли такие ситуации, бывают ли такие дети? Бывают ли такие родители, бывают ли такие педагоги? Бывают — но неестественна концентрация зла на минуту эфирного времени. Все, что там показано, скорее всего, есть в жизни, и каждый из нас с этим когда-то встречался. Но в такой концентрации, слава Богу, этого пока не существует.

Огромный вред, который наносит подобного рода демонстрация, заключается в том, что лишь у немногих людей показ этих отрицательных эмоций, отрицательных персонажей, отрицательных поступков вызывает негодование и отторжение, и то лишь в какое-то первое время. Постепенно люди к этому привыкают, и для них эта модель поведения становится образцом. Они начинают копировать то, что видят в телевизоре. Вспомним историю с пресловутым «Домом-2». В первые месяцы, когда начинали показывать этот сериал по телевизору, все были в ужасе. А сегодня сформировалась некоторая – не скажу, что большая, но все же прослойка людей, которая без этого сериала жить не может. «Дом-2» стал их жизнью. Они так думают, так разговаривают, так общаются друг с другом; для них это круто, современно, здорово. И вот так в наше общество, которое потеряло очень многие морально-нравственные ориентиры, вместо того, чтобы вносить что-то позитивное, доброе, светлое — вносится плохое. Да, оно есть в нашей жизни. Но это не значит, что мы должны постоянно его демонстрировать друг другу. Слава Богу, пока еще действуют некие табу. И демонстрация подобных фильмов эти последние из оставшихся в общественном сознании табу разрушает.

Начальник отдела развития дошкольного и общего образования Министерства образования Саратовской области Михаил Орлов:

— Телевизионный сериал «Школа», который его создатели позиционируют как самый радикальный сериал про подростков, безусловно, новый и необычный. Но мне кажется, что со стороны создателей этого телевизионного проекта говорить о том, что они открывают глаза на «правду», самонадеянно. Проведенный мониторинг показал резко негативное отношение педагогов, учащихся и их родителей к телесериалу «Школа». Участники образовательного процесса говорят, что многое в нем сильно преувеличено с целью повышения рейтинга и как следствие — стоимости рекламной минуты во время его показа. Демонстрация сцен распития спиртных напитков, курения и драк в прайм-тайм на Первом канале может вызвать у детей желание подражать героям сериала. Особенное беспокойство вызывает то, что «Школа» показывается в Год учителя. Я не считаю, что сериал нужно запретить — тем более это может вызвать обратную реакцию, такую, как повышенный интерес подростков, но время показа, возможно, нужно изменить.

Алексей Колобродов,
главный редактор журнала «Общественное мнение»:

— Я, как и саратовские директора школ, разразившиеся праведным гневом на «Взгляде-Инфо», сериал «Школа» не смотрю. Правда, в отличие от директоров, я вообще не смотрю ТВ. У меня натурально портится самочувствие от рекламных роликов, гламурных физиономий и новостей на основных каналах — по-моему, все это суть одно и то же. Впрочем, если сериал вызывает такой общественный резонанс, имеет смысл ознакомиться, когда он выйдет на DVD. Мой внутренний «главврач Моргулис», который «телевизор запретил», явно следует рекомендациям отца Серафима (Роуза), который советовал выбросить ящик в окно. Ибо для православного человека нет никакой разницы, что именно не смотреть.

В свое оправдание могу также сказать, что учился в средней школе № 17 города Камышина, которая даже в Камышине считалась неблагополучной. Показательный пример — у нас было четыре восьмых класса в параллели, человек по 35–40 в классе, девятых получилось два — в нашем училось 26 человек, в параллельном — 15. С трудом представляю, чем таким может удивить меня Валерия Гай-Германика.

Теперь по сути претензий общественности. Не первый и не последний раз — чем больше в стране вранья, воспринимаемого как норма, тем острей режет глаз и слух любое минимальное проявление откровенности. Другое дело, что откровенность — еще не правда, а в случае «Школы» — просто частный случай такого же «так называемого вранья», поскольку об истинных — не побоюсь — политических причинах подобного состояния дел в сфере образования и общественных нравов на Первом канале не говорят. Словом, народ опять беспокоится по пустякам, упорно не желая за дровами видеть леса.

А вообще, скандал вокруг «Школы» — симптом. Перестройка начиналась с грандиозных дискуссий вокруг совершенно невинных, на сегодняшний разбор, фильмов молодежной тематики: «Курьер», «Маленькая Вера», «Плюмбум» и т. д. Сколько было раздутых ноздрей и кадыков, истошных воплей о том, что этого у нас нет, поскольку не может быть никогда… А потом густо пошли перемены в обществе и государстве, пришла жизнь — плохая, тяжелая, жестокая, но настоящая и взрослая, в отличие от вечного детского мира со скуднейшим ассортиментом времен застоя.

Не я первый провожу параллели между застоем и нулевыми, они очевидны, и скандал со «Школой» — еще одно сближение, отнюдь не странное. Предполагая грядущие серьезные перемены, дискуссии, подобные «школьной», можно только приветствовать.

Генеральный директор ТНТ-Саратов Антон Комаров:

— Думаю, многие телезрители включили этот сериал, потому что вокруг него поднялся этот шум, по принципу «хотят запретить — значит надо посмотреть». Ну, то, что антиреклама — самая действенная реклама, это общеизвестно.

На другие сериалы «Школа», конечно же, не похожа. Даже по «картинке». Кстати, очень интересное операторское решение, кадры смотрятся как документальные — чего, собственно, автор и добивалась, насколько я понимаю. Вообще сериал сделан профессионально. То, что актеры в нем снялись неизвестные, только усиливает эффект документальности. Хорошо подмечены детали — эта решетка в гардеробе, охранник, учительская…

Если говорить о содержании — не могу сказать: «такого в наших школах нет». Думаю, есть. Но, конечно, нельзя говорить, что «все школы такие». Мне вообще очень не близка позиция крайностей: у нас или все хорошо — или все плохо. Смотришь иногда некоторые фильмы, особенно про советское время,— ну просто идиллия. Так и хочется сказать — как же я хочу жить в этом Советском Союзе! Только ведь не было же там такого рая, как показывают. Но и сейчас нет того, что показывают на канале НТВ — сплошные кровь и убийства. В общем, перегибы на телевидении — что в одну сторону, что в другую — это не отражение действительности.

Сам факт привлечения общественного мнения к проблемам школы — это уже хорошо. А проблем хватает, это я как отец троих детей знаю. Причем, что особенно страшно, школа — очень закрытый институт, никто из учителей ни критиковать, ни комментировать ничего публично не будет, соответственно все мнения, которые мы слышим,— это мнения школьного начальства. А непублично учителя говорят совершенно убийственные вещи и про ЕГЭ, и про школьную реформу вообще.

Подготовила Маргарита Крючкова

Газета «Православная вера» № 2 (406) 2010 г.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=8524&Itemid=4




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме