Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Актриса Наталья Захарова пытается вернуть дочь из Франции

Наталья  Захарова, ИТАР-ТАСС Урал

Ювенальная юстиция / 19.01.2010

15 января 2010 года в региональном информационном центре «ТАСС-Урал» состоялась пресс-конференция на тему: "Актриса Наталья Захарова пытается вернуть дочь из Франции. Чем поможет ей Екатеринбург?". Вот уже 11 лет Наталья Захарова противозаконно разлучена ювенальной юстицией Франции с дочерью Машей. В мирное время, в цивилизованной стране, после развода с мужем-французом. Эта поразительная по своему драматизму история никак не может разрешиться благополучно.

Участники:

Валерий Неталиев, председатель Екатеринбургского городского родительского комитета; Наталья Захарова, актриса, почетный член Международной полицейской ассоциации;

Дмитрий Вершинин, депутат Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области.

Наталья Захарова:

Благодаря системе ювенальной юстиции в нашей семье произошла страшная трагедия: 12 лет назад у меня после развода с мужем-французом отняли мою дочь Машу. Отняли по причине «захватнической, удушающей любви матери к своему ребенку» - именно эту фразу написала в экспертном заключении психолог приюта, которая никогда не видела ни меня, ни мою дочь. Все эти 12 лет я пытаюсь выяснить, что это за «захватническая, удушающая любовь». Ответа нет до сих пор.

Вот уже 5 месяцев у меня нет никакой информации о моей дочери. В 1998 году ее отдали сначала в приют, затем в приемную семью, а потом в интернат закрытого типа. Несколько месяцев назад мне позвонили и сказали, что девочка была избита, посажена в психиатрическую лечебницу - у нее добивались отказа от матери.

Поскольку Маша является гражданкой России, то посол России во Франции многократно обращался к судье ювенальной юстиции с тем, чтобы проведать ребенка. Судья ответил, что поскольку мой бывший муж имеет права на мою дочь, и он (муж) не желает встречи посла с Машей, то этой встречи не будет. Это является нарушением наших консульских соглашений, которые мы заключили в Вене в 1961-1963 гг, но это нарушение судьи ничем не наказуемо.

Все эти три года, что я не вижу Машу, я ежедневно обращалась к французским властям. В нашем деле были найдены документы, говорящие о злонамеренном сговоре судей с моим бывшим мужем, где судьи заранее договариваются посадить меня в тюрьму, чтобы исключить откровенную борьбу за мою дочь. Вот цитата из документа, объясняющего, почему я была приговорена к 3 годам тюрьмы: «Считая отобрание ребенка грубым нарушением прав человека, Наталья Захарова, отчаявшись найти правосудие во Франции, обратилась в Европейский суд по правам человека. Обращение в Европейский суд повлекло за собой незамедлительные санкции со стороны французских властей. Против Натальи Захаровой было сфальсифицировано уголовное дело, по которому она обвинялась в попытке поджога дома своего бывшего супруга, на основании чего в отношении Захаровой была избрана мера пресечения - подписка о невыезде, запрещающая покидать место жительства и обязывающая ее еженедельно отмечаться в полиции. В ноябре 2005 года, когда дело Захаровой находилось на рассмотрении в ЕСПЧ, уголовное дело по отношению ее было направлено в суд, причем вину Захаровой изменили на ту, что ее история стала достоянием СМИ, что тем самым нанесло ущерб Франции».

Я боролась за свою дочь и буду продолжать бороться за нее. Я не знаю, где моя Маша, жива ли она. Перед Новым годом мы обратились к Дмитрию Анатольевичу Медведеву, но, к сожалению, ответа пока нет, как и от Николя Саркози, который получил и документы о злонамеренном сговоре, и все другие подлинные документы.

Я кратко переведу вам документ, который был подан в Национальную Ассамблею еще в 1999 году, - это предложение нового Закона о семейном праве: «Два миллиона детей являются почти сиротами и не видят своей семьи. Бабушки и дедушки, родители лишенных детей и дети страдают. Их возмущение не беспокоит судей, которые говорят, что они завалены делами. Неуспеваемость в школе, преступность, депрессия увеличиваются. Воспитатели, психологи, врачи, полицейские, психологи, сотрудники социальных служб очень обеспокоены. С того момента, когда в камеру предварительного заключения был помещен ребенок 4-х лет разведенных родителей, наша юстиция имеет грустное представление в глазах всего мира. Европейский суд и ООН неоднократно приговаривали Францию за нарушение статей... интернационального права. Необходимо, чтобы законодательная власть исправила свои жесточайшие ошибки в нашем семейном праве и не позволила давать повод критике, как со стороны французских граждан, так и из-за рубежа. Власть судей во Франции безгранична. Недостаточно, чтобы закон ювенальной юстиции был составлен предельно нейтрально по отношению к родителям. Необходимо запретить надуманное применение закона, где каждый судья по-своему решает, что такое интерес ребенка. Наше семейное право чудовищно. Судьи очень дискриминационно относятся к родителям. Нужно, чтобы семейное право было сделано по объективным критериям, а не за закрытыми дверями якобы в интересах семьи и ребенка».

Рассматривать право семьи надо как большую ценность, потому что множество ошибок приводят к разрушению здоровья, умственного и физического, и являются в целом большой опасностью для национальной экономики, политики и менталитета.

Ежегодно на систему ювенальной юстиции административными чиновниками выделяется 6 млрд евро. Во Франции очень много педофилии, по радио можно услышать такую информацию, что каждый восьмой ребенок во Франции изнасилован. Таким образом, дети, имея такую мощную систему, как ювенальная юстиция, все 65 лет её существования практически не защищены таким огромным количеством судей, сотрудников социальных служб и прокурорами.

Когда я голодала для того, чтобы вернуть себе Машу, наше посольство в России добилось моей встречи с прокурором суда. В разговоре с ним я спросила: зачем вы отнимаете детей у родителей, ведь это же разрушение семьи? На что он мне ответил, что они (судьи) люди подневольные, им дают директиву сверху, которую они обязаны выполнять. Понятно, что когда выделяют такую огромную сумму, ее нужно отрабатывать.

Валерий Неталиев:

С 15 июля 2009 года фонд «Русский предприниматель» и Екатеринбургский городской родительский комитет активно рассматривают вопросы, касающиеся семьи. В этот процесс вовлечено много специалистов и ученых. Российская общественность чрезвычайно обеспокоена внедрением европейской модели ювенальной юстиции в России. Мы считаем, что основная цель ювенальной юстиции, которая сейчас внедряется в России, это уменьшение населения на планете - кто-то считает, что «людей стало слишком много». Для этого применяются следующие схемы: развязывание войн, разработка и распространение различных вирусов, наркомании и алкоголизма, которые уничтожают весь генофонд страны. Кроме того, производятся и распространяются компьютерные игры, детские игрушки, повышающие агрессию и жестокость. Ювенальная юстиция - из того же арсенала средств, разрушающих семью и личность! 

Ювенальная система привносит конфликт в отношения родителей и детей. Дети могут уже с раннего возраста заявлять свои права и судиться с родителями, если те заставляют их делать «что-то не так». Там, где присутствует ювенальная юстиция, там нет семьи, нет детей.

Я хотел бы обратиться к мужчинам, которые должны защищать детей и женщин, и к самим женщинам, которые должны быть солидарны с Натальей Захаровой. Давайте поддержим Наталью Вячеславовну и Машу. Для этого нужно хотя бы покупать книги «Верните мне дочь», приходить на концерты Натальи Захаровой. И, главное, знать о том, как работает ювенальная юстиция вообще, следить за этими процессами и не стоять в стороне, когда России навязывают эту систему.

Екатеринбургский родительский комитет уже собрал около 5 тыс подписей, почти тысяча писем направлены президенту РФ. Итог виден: 30 декабря один из главных сторонников ювенальной юстиции господин Головань ушел с поста Уполномоченного по правам ребенка в России.

Дмитрий Вершинин:

При всей своей чудовищности дело Натальи Захаровой не является для нашей страны единичным. Эта проблема очень беспокоит власти. В декабре состоялись парламентские слушания, которые проходили в Госдуме. Я принимал в них участие. Там были озвучены очень неприятные для России факты: более десяти международных договоров, правовых актов Россия, к сожалению, по сей день не подписала. Не подписав эти документы, мы выводим проблему из правового поля.

До сих пор не подписана Конвенция о взыскании за границей алиментов, заключенная в Нью-Йорке в 1956 году; Конвенция признания разводов и решения о раздельном жительстве супругов, заключенная в Гааге в 1970 году; Конвенция о праве, применимом к алиментным обязательствам, заключенная в Гааге в 1973 году; Европейская конвенция о правовом статусе внебрачных детей; Конвенция о гражданских аспектах международного похищения детей, заключенная в Гааге в 1980 году; Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в Минске в 1993 году, и т.д.

На сегодняшний день эта проблема от частных случаев приобретает общероссийский масштаб. Я считаю, что очень правильным решением было создание поста Уполномоченного по правам ребенка. Хотелось бы надеяться на то, что юристы и политики обратят особое внимание и проведут детальный анализ тех нормативных актов, которые Россия на сегодняшний день не подписала. Я не могу сейчас давать оценку целесообразности подписания этих документов, но мы должны обращать на них внимание, анализировать их, а самое главное - мы должны защищать своих граждан, где бы они ни находились, потому что самое главное в любом государстве - это люди. На сегодняшний момент Россия находится в глубочайшей демографической яме, и мы не должны разбрасываться людьми и своими детьми, где бы они ни находились.

Наталья Захарова:

Во Франции каждая вторая семья разводится, и, как правило, детей не спешат заводить, потому что есть боязнь, что их отнимут. Сейчас классическая модель семьи в Европе отмирает, очень активно обсуждается модель семьи сексуальных меньшинств. Сегодня это уже начинает пропагандироваться в искусстве, даже в детских мультфильмах. Ювенальная юстиция - это не только моральный и нравственный удар по семье, но это еще хорошая «кормушка» для адвокатов и юристов. В 2000 году мы с моими друзьями-французами создали правозащитную ассоциацию, которая называется «Защитите Машу!», и недавно мы составили петицию на французском, английском и русском языках, которую мы направляем везде и всюду, потому что родителям стало невозможно бороться за своих детей. Они приходят в Ассоциацию и просят заняться их делом, а у них нет соответствующих средств на это, и судьи это знают.

Почему после развода ребенок не остался с мужем, а попал в интернат?

Наталья Захарова:

Во Франции есть семейный суд, который решает, с кем остается ребенок, он присудил ребенка мне. Но мой бывший муж злонамеренно вошел в сговор с судьей, благодаря чему я была лишена родительских прав. Получается, что любовь родителя к ребенку - это в Европе сейчас является преступлением. Я предложила бывшему Уполномоченному по правам ребенка в России Алексею Голованю себя в должности, говоря по-русски, мироносца - это тот человек, который (в европейской практике) является связующим звеном либо между родителями, которые не могут договориться о ребенке, либо между родителями и государством. Такой должности у нас в государстве нет. Это должен быть человек, который имеет способности и государственные права решить вопрос мирным путем. К сожалению, Алексей Иванович отказался от моей помощи.

Я живу в Европе уже 15 лет и знаю, что наши родители там абсолютно беззащитны. Мой бывший муж сразу после нашего развода попросил, чтобы у меня отняли ребенка и поместили его в приемную семью. Он, как француз, знал, что вся эта ситуация будет длиться годами. Это было хорошо для него, ведь он не платил алименты, кроме того, целая когорта сразу стала питаться на деле Маши. За эти 12 лет нашего кошмарного существования в разлуке Маша уже обошлась французскому государству в сумму около 1 млн евро. И если в 1999 году, по статистике, было 2 млн детей, разлученных с родителями, то можете представить, сколько их сейчас...

Не только мы, россияне, не понимаем, что это за ювенальная юстиция, но в той же Франции данные о ней нигде не публикуются. Она существует, прикрываясь интересами ребенка. На самом деле, все это чудовищное лицемерие! В своей книге «Верните мне дочь!» я публицистически рассказываю об этом, приводя документы, рапорты, судебные заключения. В книге я рассказала о том, как функционирует эта адская, сатанинская система. В ней я назвала всех людей, причастных к моей беде, по именам и фамилиям. Господин Саркози не спешит мне сейчас давать помилование. Мы встречались с Саркози, когда он был министром внутренних дел 18 раз по моему делу. Саркози действительно обращался к министрам с просьбой заняться моим делом. В письме Николя Саркози пишет мне следующее: «Я передал дело, касающееся вашей дочери, министру юстиции Доминику Пербену. Знайте, что я с особым вниманием отнесся к этому делу. И хочу Вас проинформировать о том, что до сегодняшнего дня никакого ответа по поводу моего многочисленного вмешательства в вашу защиту я не получил».

Представьте, если господину Саркози, министру внутренних дел на том этапе, не давали никакого ответа из министерства юстиции, то естественно, что мне эти ответы не даются тоже. Они боятся выпустить Машу, потому что боятся, что система может дать трещину. А Маша - это живой свидетель для них. Девочке сейчас 14 лет.

Когда Вы в последний раз видели Машу, и встречается ли она сейчас с Вашим бывшим мужем?

Наталья Захарова:

К сожалению, Машу я видела последний раз 3 года тому назад. Мой бывший муж категорически не хочет с ней встречаться, потому что, когда меня приговорили к трем годам тюрьмы, суд отдал Машу ему против ее воли. Он через некоторое время выгнал девочку на улицу, и она жила у своей одноклассницы. Он не любит этого ребенка. Я думаю, что в этом насилии, произведенном над Машей, тоже есть его участие, иначе как родитель может позволить избивать ребенка.

Это террористическое разрушение нашей семьи, как и многих других. Система ювенальной юстиции из правозащитной превратилась в карательную.

Наталья Вячеславовна, скажите, пожалуйста, какова Ваша программа пребывания в Екатеринбурге? Что Вы ждете от встреч в Екатеринбурге?

Наталья Захарова:     Мне приятно, что у екатеринбуржцев очень живое и настоящее гражданское волнение за те процессы, которые происходят у нас в России сейчас, что они абсолютно смелые и откровенно говорят свое мнение по поводу угрозы вмешательства в их личную жизнь. Я нахожу здесь единомышленников. Мне хотелось бы, чтобы моя книга была прочитана, потому что она даст представление о том, что нам навязывают. Мне хочется, чтобы екатеринбуржцы пришли на спектакль, потому что этот спектакль сделан в рамках «Года Россия-Франция, Франция-Россия», я надеюсь повезти его во Францию. Это наша классика, наше богатство.

Валерий Неталиев:

Все средства от билетов на спектакль пойдут на помощь Наталье и Маше. У нас такой девиз: спасая Машу, мы защищаем российские семьи от произвола ювенальной юстиции.

Наталья Захарова:

Я хочу добавить, что я собралась с силами снова, и сейчас у меня есть новый адвокат Татьяна Стукалова, которая ведет также дело Яны Рудковской. Мы решили с ней подавать дело в Европейский суд и в ООН.

http://www.tass-ural.ru/presscentre/93612.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме