Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О надежде

Сергей  Худиев, Радонеж

Нападения на священнослужителей Русской Православной Церкви / 25.11.2009

Раньше люди жили большими семьями или сельскими общинами, смерть была публичным событием; до сих пор свадьбы и похороны на Кавказе собирают множество народа. Патриархальное общество, где человек был частью рода-племени, в России почти умерло; однако информационное общество опять сделало смерть публичным событием - люди умирают буквально в прямом интернет-вещании, мы узнаем об этом через несколько минут, как если бы сама смерть происходила у нас на глазах.

Кончина священномученика Даниила в новостях оказалась рядом с кончиной Романа Трахтенберга - артиста, о котором я ничего не знаю, кроме того, что он умер в возрасте 41 года от сердечного приступа - такой же смертью, как некоторое время назад мой хороший друг, баптистский пресвитер Михаил Логачев. Смерть - как смерть других людей, так и наша собственная - ибо мы знаем, что последуем за ними - ставит перед нами вопрос о смысле; потому что по природе мы - существа, ищущие смысла. Недавно слушал лекцию Равви Джонатана Сакса, он там вспоминает 18 век, когда передовым умам было ясно, что просвещение и прогресс покончат с религией - причем вскоре - однако этого не произошло. У нас - говорит Сакс - есть наука, чтобы отвечать на вопросы о происхождении, психотерапевты и транквилизаторы, чтобы бороться с душевной болью, психологи, чтобы избавлять нас от чувства вины, торговые центры, чтобы предаваться современному культу - культу потребления, мощная индустрия развлечений, чтобы снабжать нас эмоциями - но религия и не думает умирать. Почему? Потому, отвечает раввин, что мы по природе своей - существа, ищущие смысла.

Мне доводилось читать о том, что религия - продукт страха перед смертью; когда в глубинах Эволюции в обезьянах пробудилось сознание, они сделались способны предвидеть свою смерть и пришли оттого в столь глубокое огорчение, что не могли ни нормально добывать еду, ни плодиться и размножаться, отчего и вымерли; в смысле, вымерли обезьяны, преданные плоскому материализму, благочестивые же обезьяны, придумавшие чаять воскресения мертвых и жизни будущего века, через это научились справляться со стрессом своей смертности и передали свои "религиозные гены" потомству, отчего человек и оказался существом религиозным. Эта история отчасти верна в том смысле, что атеизм, как это и видно, это тупиковая ветвь эволюции. Однако в человеке есть более глубокая потребность, чем потребность избежать личного уничтожения.

"Дар напрасный, дар случайный, Жизнь, зачем ты мне дана? Иль зачем судьбою тайной. Ты на казнь осуждена?" - спрашивает Пушкин; Фредди Меркьюри, вероятно, незнакомый с Пушкиным, тоскливо вопрошает: "Знает ли кто-нибудь, зачем мы живем?", а вокалист Iron Maiden ревет в голос: "Скажи мне - почему мы существуем?". В самом деле, зачем все это? Яростный безбожник Фридрих Ницше говорит "Тот, у кого есть зачем жить, может вынести любое как", а психолог Виктор Франкл, переживший нацисткий концлагерь, рассказывает, что выжить в невыносимых условиях могли только те, кому было зачем выживать. В то же время он же рассказывает о людях богатых, превосходно устроенных в жизни, пресыщенных всеми удовольствиями, которые можно купить за деньги, которые при этом борются с мучительным искушением совершить самоубийство - потому что им незачем жить.

Эта потребность в смысле значительно сильнее, чем страх перед уничтожением - камикадзе, шедшие на заведомую смерть ради Императора и Японии, ни в какую загробную жизнь, как правило, не верили, как и коммунисты, умиравшие за дело, которое представлялось им достойным и правым. Потребность в смысле - хотя они и утоляли ее на очевидно ложных путях - была сильнее, чем потребность в выживании. Мы можем предполагать, что эта потребность в смысле - это какой-то сбой, психологический глюк, которому ничего не соответствует в реальности мироздания; некоторые люди, похоже, обретают смысл жизни именно в том, чтобы всячески уверять себя и других, что никакого объективного смыла в жизни нет, и если уж он вам так нужен - придумайте его сами.

Есть простой совет - когда не знаете, как поступать, поступайте правильно. Правильно выбирать смысл, а не бессмыслицу, надежду, а не отчаяние, а значит - выбирать веру.

Апостолы говорят о том, что у мироздания определенно есть цель, смысл и предназначение, история движется от начала к исполнению, к тому времени, когда совершится замысел Создателя и все небесное и земное соединится под главою Христом. (Еф.1:10), а мертвые воскреснут, чтобы принять участие торжественном пире за Его столом и войти в блаженную жизнь преображенного мироздания. То предчувствие Радости, которое иногда посещает нас, осуществится - и, как обещает Спаситель, "и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас (Иоан.16:22)".

Нам скажут, что люди придумали все это себе в утешение; вот уж какой довод меня совершенно не убеждает. Почему это я должен полагать, что бессмыслица, отчаяние и смерть - реальны, а вот смысл, надежда и воскресение - сомнительны? Почему это уныние имеет больше прав, чем надежда? Обе позиции требуют веры; можно полагать человеческий поиск смысла и надежды никуда не ведущим, иллюзорным, каким-то побочным эффектом бесконечной грызни за еду и самок - но считать так есть акт веры, а никоим образом не достоверного знания; это акт личного выбора - человек полагает, что мироздание бессмысленно, а любой опыт, который говорит об обратном, иллюзорен. Почему именно этот выбор мы должны по умолчанию принимать? Почему проповедники бессмыслицы и отчаяния претендуют на большее доверие, чем проповедники веры и надежды?

Когда священномученик Даниил употреблял это смешное слово "уранополитизм", многие возмущались тем, что он-де, Родину не любит. На самом деле стоило обратить внимание на другое - он говорил о небесах, о Родине всех святых, о вечном доме, который пребудет, когда от всех земных царств останутся только воспоминания. У нас часто не хватает - чего? Смелости? Привычки? Нужных слов? - говорить о вечной жизни. Мы часто пытаемся найти общий язык с нецерковными людьми, говоря о патриотизме или футболе. Эти вещи могут быть вовсе и не плохими сами по себе; но тут возникает опасность, что наши собеседники воспримут православных как сильных шаманов, однако, которые могут поддержать своими камланиями нашу команду или наше войско - тем более, что запрос именно на шаманов есть. Шаман не говорит о "правде, воздержании и будущем суде" и никого не раздражает.

Но важно то, что покажется нам важным, когда придет наша очередь паковать чемоданы - а мы знаем, что она несомненно придет. И произвести переоценку ценностей лучше сейчас, не дожидаясь отправления, в свете того факта, что мы несомненно отправляемся. Есть ли у нас надежда - не надежда, которая у Толкина называется "амдир", а та, что называется "эстель"?

- Что такое надежда? Когда ждешь чего-то хорошего, и знаешь, что оно может не сбыться, но может и сбыться, ибо есть основания тому? Нет у нас такой надежды.

- Есть две надежды, - ответил Финрод. - То, что зовут "надеждой" люди, мы называем "амдир", "взгляд вперед" (букв. "взгляд вверх"). Но есть еще другая надежда, ее основания - глубже. "Эстэль", "вера", зовем мы ее. Никакие события в Мире не могут поколебать ее, ибо она зиждется не на опыте, но на нашем естестве и изначальном бытии. Ибо если мы воистину Эрухини, Дети Единого, Он не позволит лишить Себя Своего достояния - не позволит ни Врагу, ни даже нам самим. Вот первооснова эстэль, и мы не теряем ее даже в предвидении Конца: что все Его замыслы неизменно ведут к радости Его детей.

"Амдир" может быть обоснованной надеждой, например, освоить специальность и получить работу, или, необоснованной надеждой выиграть в лотерее. Или надеждой, что наша команда выиграет. Или еще какими-то надеждами, относящимися к веку сему - обоснованными или нет, добрыми или дурными. Но когда поезд отходит, все эти надежды остаются на перроне - а с нами остается только "эстель", упование на Бога. И когда мы обретаем эту надежду здесь, на земле, она меняет всю нашу жизнь - и мы становимся гражданами небесного Отечества, которых с любовью примут дома, когда наша миссия здесь закончится.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=3208



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме