Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Митрополит Лев Заленский и Униатская Церковь в Речи Посполитой в период его правления

Владислав  Петрушко, Седмицa.Ru

14.08.2008

Митрополит Киевский и Галицкий Лев Заленский (Любич-Заленский, Шлюбич-Заленский, Слюбич-Заленский) возглавлял Униатскую Церковь в Речи Посполитой в 1693 - 1708 гг.

Будущий митрополит родился около 1648 г. на Волыни, в местечке Любич близ Луцка (отсюда, по мнению ряда авторов, происходит первая часть его фамилии; однако более вероятно, что, это связано с названием герба "Любич", употреблявшегося родом Заленских). Его отец - волынский шляхтич Франц Заленский - был римо-католиком, мать - Анна Корчак-Глинская, брат которой - Венедикт Корчак-Глинский являлся униатским епископом Владимиро-Волынским.

Под влиянием Венедикта Корчак-Глинского уже в юношеские годы Лев Заленский вступил в униатский монашеский Василианский орден. Новициат проходил в василианском монастыре в Битене, пострижен в монашество в Супрасльском монастыре. Дальнейшее обучение будущий глава Униатской Церкви проходил в семинариях Вильны и Оломоуца, после чего был рукоположен в сан священника. В 1673-1676 гг. он учился в Греческой коллегии в Риме, где изучал философию и богословие.

В мае 1676 г. иеромонах Лев Заленский тяжело заболел в Риме, после чего принял решение вернуться на родину и поселился в Жировицком василианском монастыре, в котором, по некоторым сведениям, вскоре был избран архимандритом. В 1677 г. Венедикт Корчак-Глинский незадолго до своей кончины прибыл в Жировицкий монастырь и получил здесь согласие братии на передачу своему племяннику Владимиро-Волынской кафедры. 30 ноября 1678 г. по просьбе Корчак-Глинского польский король Ян III Собесский издал грамоту о номинации Заленского коадъютором Владимиро-Волынской и Брестской епархии. В этом качестве он принимал участие в Гродненском сейме, где в спорах с православными представителями проявил себя решительным защитником униатства.

После кончины Венедикта Корчак-Глинского в начале 1679 г. Лев Заленский стал епископом Владимирским и Брестским и прототронием (первым по чести епископом после митрополита) Униатской Церкви Речи Посполитой: рукоположение получил от униатского митрополита Киприана Жоховского. Под письмом, датированным 12 августа 1679 г., подписался уже как "Ep. Volodimiriensis".

Униатский митрополит Киприан Жоховский скончался 26 октября 1693 г., не имея к этому времени коадъютора - епископа-помощника с правом преемства на митрополии. По этой причине назначение администратора (временного управляющего) униатской Киевской митрополии 11 ноября 1693 г. совершил папский нунций в Речи Посполитой Андреа Санта-Кроче: его выбор пал на Владимирского епископа Льва Заленского. Король Ян III Собесский 15 ноября 1693 г. утвердил Заленского администратором и даровал ему грамоту, подтверждавшую его право на получение доходов от имений, принадлежащих униатской Киевской митрополии. Помимо митрополичьей кафедры Заленский также получил во временное управление Полоцкую епархию, которой до своей кончины управлял митрополит Киприан Жоховский. Одновременно за администратором Заленским было сохранено и управление Владимиро-Волынской епархией.

Уже зимой-весной 1694 г. Заленский на правах администратора совершил визитацию митрополии и епархий Униатской Церкви Речи Посполитой, посетив при этом множество приходов и монастырей. В Полоцке, Новогрудке и Минске он провел местные собрания духовенства. По итогам визитации администратор составил и отправил в Рим отчет, в котором отмечал плачевное состояние имений митрополии, являющееся причиной ее материального оскудения. В качестве средства выхода из материального кризиса Заленский предлагал как можно скорее избрать нового униатского митрополита.

В апреле 1694 г. Заленским был подготовлен и проведен синод архиереев униатской Киевской митрополии, на котором он был избран новым главой Униатской Церкви в Речи Посполитой. 22 сентября 1695 г. Папа Римский Иннокентий XII утвердил Льва Заленского на митрополичьей кафедре. Под управлением нового митрополита осталась и Владимиро-Волынская епархия: на этой кафедре он оставался вплоть до своей кончины. 15 апреля 1696 г. Лев Заленский принес присягу как униатский митрополит Киевский и Галицкий. Полоцкую епархию он должен был уступить епископу Пинскому Маркиану Билозору, который уже 20 января 1696 г. упоминается как получивший номинацию на Полоцкую архиепископскую кафедру. Однако 1 октября 1696 г. Билозор направил жалобу в Конгрегацию пропаганды веры на митрополита Льва Заленского, которого он обвинял в том, что тот продолжает управлять Полоцкой епархией, не считаясь с номинацией Билозора. Конфликт был улажен к апрелю 1697 г., когда Маркиан Билозор был официально утвержден архиепископом Полоцким и Витебским.

В отличие от своего предшественника на митрополии Киприана Жоховского Лев Заленский в продолжение всего периода пребывания во главе Униатской Церкви в Речи Посполитой в целом имел ровные и бесконфликтные отношения с Василианским орденом, вполне подчиняясь его влиянию в Униатской Церкви. 26 августа 1698 г. митрополит Лев согласился на требование василиан впредь назначать епископов исключительно из числа членов ордена.
Первая половина митрополичьего правления Льва Заленского ознаменовалась крупными успехами в деле распространения униатства среди православного населения Речи Посполитой. Однако это было связано не с сознательным переходом православных под власть Римского Папы, а с новыми насильственными действиями в отношении православных. В частности, известно, что около 1698 г. при помощи вооруженных отрядов польской армии Заленский захватил православные монастыри на Волыни - в Зимно и Низкиничах. При этом часть монахов были убиты, других заставили принять унию. Кроме того, в период правления Заленского произошло совращение в унию епископов двух епархий православной Киевской митрополии - Львовской и Луцкой, которые принудили свой клир и паству последовать их примеру. Стремление властей Речи Посполитой ликвидировать православные епархии на своей территории во многом также было связано с изменением их юрисдикционной принадлежности: после перехода Киевской митрополии в состав Московского Патриархата в 1685 г. Польша стремилась не допустить церковной зависимости своих православных подданных от Москвы.

Еще в 1677 г. православный епископ Львовский Иосиф Шумлянский впервые выразил намерение принять унию. В 1681 г. он вместе с епископом Перемышльским Иннокентием Винницким достиг договоренности с королем Яном III Собесским и униатским митрополитом Киприаном Жоховским относительно принятия унии и перехода под юрисдикцию Римского Папы. Однако если Винницкий перешел в унию вместе со всей своей Перемышльско-Самборской епархией еще в 1691 г., то вопрос о присоединении Шумлянского и возглавляемой им Львовской епархии к Римской Церкви был на время отложен. Намерение митрополита Киприана побудить епископа Иосифа открыто объявить о своем переходе в униатство так и не увенчалось успехом при жизни Жоховского, несмотря на поддержку, оказанную главе Униатской Церкви королем.

Попытки окончательно решить вопрос о переходе Иосифа Шумлянского и Львовской епархии в унию были продолжены Львом Заленским вскоре после того, как он возглавил Униатскую Церковь. Уже в 1694 г. король Ян Собесский и папский нунций Санта-Кроче вновь начали оказывать давление на Шумлянского с целью побудить его к переходу в униатство. В декабре 1694 г. во Львове состоялся епархиальный собор, в котором принимали участие представители белого духовенства, монашества, православных братств и шляхты. Несмотря на давление, оказанное на участников собора не только самим Шумлянским, но и прибывшими во Львов коронным гетманом Станиславом Яблоновским и Галицким кастеляном Христофором Скарбеком, которые от лица короля призывали православных к унии, большинство участников собора были категорически против присоединения к Риму. Шумлянский заверил короля в своем желании стать униатом, но открыто объявить об этом вновь не решился, опасаясь негативной реакции своей паствы. Король и нунций ожидали, что Шумлянский окончательно присоединится к унии на Варшавском сейме в январе 1695 г., однако Львовский епископ не приехал в столицу Речи Посполитой, отговорившись тем, что ему необходимо проинспектировать принадлежащие кафедре имения, подвергшиеся разграблению в ходе набега крымских татар. Кончина короля Яна Собесского в июле 1696 г. еще более способствовала тому, что Шумлянский на некоторое время прекратил контакты с католической стороной по вопросу о переходе в унию и возобновил сношения с православным митрополитом Киевским Варлаамом Ясинским и Патриархом Московским и всея Руси Адрианом, в юрисдикции которых находился.

Вероятно, с целью побудить Шумлянского к возобновлению переговоров о соединении с Римом в 1697 г. луцкий каноник Анджей Лонский предал огласке факт произнесения Львовским епископом католического вероисповедания в 1681 г. Следствием этого стало резкое ухудшение отношения к Шумлянскому со стороны православной шляхты Галиции. Давление католических кругов Польши на Шумлянского в направлении заключения унии также проявилось в том, что после освобождения Подолии от турок и ее возвращения в состав Речи Посполитой Львовскому епископу не разрешили вновь принять этот край в свою юрисдикцию, несмотря на то, что прежде он входил в состав Львовской епархии. Власти Речи Посполитой передали Подолию под власть униатского епископа Перемышльского Иннокентия Винницкого. Попытки Шумлянского утвердиться в Каменец-Подольском с помощью силы не дали результатов.

Все указанные меры в итоге привели к тому, что Шумлянский, боясь полностью утратить контроль над своей епархией, принял окончательное решение о переходе в унию, о чем в 1699 г. известил Рим. В папской курии в феврале 1700 г. рассмотрели дело Шумлянского, но при этом не выразили оптимизма по поводу новой инициативы Львовского епископа, который после более чем двух десятилетий колебаний перестал внушать доверие католической стороне. Кроме того, Шумлянский вновь предложил на рассмотрение курии свой давно уже задуманный им проект возобновления Галицкой митрополии, независимой от митрополии Киевской. Не дожидаясь ответа из Рима, Шумлянский провел во Львове собрание деканов своей епархии, на котором было принято решение о принятии унии. В середине мая 1700 г. Шумлянский выехал в Варшаву, где 18 мая встретился с папским нунцием и заручился его поддержкой. После этого Шумлянский объявил о своем переходе в унию перед сеймом, попросив уравнять клир своей епархии в правах и привилегиях с католиками. 6 июня 1700 г. в варшавском костеле капуцинов во время мессы, которую совершил кардинал Радзеевский, епископ Иосиф публично произнес исповедание католической веры. 15 июня 1700 г. польский король Август II Сильный издал универсал о правах и привилегиях новообразованной униатской Львовской епархии и ее архиерея. Король уравнивал в правах униатское и латинское духовенство, однако оставлял на усмотрение сейма вопрос о сенаторском кресле для Шумлянского. Решение же о целесообразности создания униатской Галицкой митрополии должно было быть принято в Риме.

В конце июня 1700 г. Шумлянский вернулся из Варшавы во Львов, где 1 июля собранные им клирики епархии были извещены о переходе епископа Иосифа в униатство. Официально о переходе Львовской епархии в унию пастве было объявлено в день праздника св. апостолов Петра и Павла 11 июля 1700 г. Однако Львовское Успенское братство, а также Манявский скит, Креховский и ряд других монастырей епархии отказались последовать за Шумлянским в унию и сохраняли верность Православию еще несколько лет (Львовское братство до 1708 г., Креховский монастырь - до 1721 г., а Манявский скит вплоть до своего закрытия в 1786 г.).

Вслед за Львовской в унию вскоре была совращена и православная Луцкая епархия. Униатские иерархи митрополит Киприан Жоховский и епископ Холмский Иаков Суша еще в начале 1680-х гг. пытались побудить епископа Луцкого Гедеона (князя Святополк-Четвертинского) к переходу в унию, но не преуспели в этом. Из-за агрессивных действий Львовского епископа Иосифа Шумлянского, к тому времени уже тайного униата, и униатского епископа Владимро-Волынского Льва Заленского епископ Гедеон в 1684 г. был вынужден покинуть свою епархию и перебраться на пребывавшее под властью Московского государя Левобережье. В следующем году Гедеон стал первым митрополитом Киевским и Галицким в юрисдикции Московского Патриархата. На Луцкой кафедре Гедеона сменил Афанасий Шумлянский, который подобно своему брату Иосифу также тайно перешел в униатство. Однако вплоть до своей кончины в 1694 г. епископ Афанасий так и не смог привести к унии свою епархию.

Преемником Афанасия Шумлянского на Луцкой кафедре в 1695 г. был избран женатый волынский шляхтич Дмитрий Жабокрицкий. Он принял монашество с именем Дионисий (его жена отказалась постригаться) и вступил в управление Луцкой епархией как нареченный епископ. Но вскоре выяснилось, что бывшая супруга Жабокрицкого вступила с ним в брак, будучи вдовой. Кроме того, циркулировал слух о том, что и сам Жабокрицкий был женат дважды. Таким образом, он имел канонические препятствия к хиротонии в священный сан. Нареченный епископ Луцкий обратился за рукоположением к православному митрополиту Киевскому и Галицкому Варлааму Ясинскому, но тот, хотя и считал возможной диспенсацию для Дионисия, все же после соборного обсуждения этого вопроса в Киеве обратился с просьбой о хиротонии Жабокрицкого к Патриарху Московскому и всея Руси Адриану. Из Могилянской коллегии к Патриарху было направлено послание, в котором обосновывалась необходимость канонической диспенсации для Жабокрицкого, при этом отмечалось, что его поставление на Луцкую кафедру крайне необходимо в условиях все ухудшающегося положения Православной Церкви в Речи Посполитой. Малороссийский гетман Иван Мазепа и российский посол в Варшаве Борис Михайлов также просили Москву о скорейшем поставлении Дионисия на Луцкую кафедру.

Тем не менее, Патриарх Адриан не отважился самостоятельно решить вопрос о возможности епископской хиротонии Жабокрицкого. Он обратился к Патриарху Константинопольскому Калиннику с просьбой обсудить соборно с другими Восточными Патриархами вопрос о допустимости хиротонии Дионисия. В 1696 г. от Патриарха Иерусалимского Досифея в Москве был получен отрицательный ответ на эту просьбу, о котором был извещен митрополит Варлаам Ясинский. Несмотря на это Жабокрицкий все же решает получить поставление на Луцкую кафедру. Последовательно он принимает диаконский и священнический сан от архиерея Константинопольского Патриархата из Венгрии - епископа Мармарошского Иосифа (Стойки), а затем возводится им в сан архимандрита. Однако Патриархом Адрианом эти хиротонии были признаны незаконными, а сам Дионисий запрещен в служении. Но невзирая на это Жабокрицкий продолжал управлять Луцкой епархией.

Проблемы канонического порядка, с которыми столкнулся Жабокрицкий, а также его вражда с Львовским епископом Иосифом Шумлянским, который также претендовал на Луцкую кафедру, побудили Дионисия искать контакты с католической стороной на предмет перехода в униатство. В 1697 г. сын Жабокрицкого, прибывший на сейм в Варшаву в качестве представителя брацлавской шляхты, встретился с папским нунцием в Речи Посполитой и впервые провел с ним переговоры относительно перехода Дионисия в унию. Новые переговоры на эту тему с нунцием в 1700 г. вел уже сам Дионисий Жабокрицкий. С начала 1701 г. он прекращает сношения с митрополитом Варлаамом Ясинским, а в конце года проводит в Луцке епархиальный собор, на котором принимается решение о переходе Луцкой епархии в унию. После этого Жабокрицкий вступает в переговоры с униатским митрополитом Львом Заленским, который в ходе встреч во Владимире-Волынском 9 апреля 1702 г. присоединил Дионисия к Униатской Церкви Речи Посполитой. Ряд авторов (А. Петрушевич, А. Великий, Д. Блажейовский) сообщают о том, что в этот день митрополит Лев также совершил епископскую хиротонию Дионисия. Согласно сведениям, приводимым другими авторами (П. Батюшков, С. Лукашова), рукоположение Дионисия во епископа было совершено ранее епископом Мармарошским Иосифом (Стойкой), что, однако, представляется менее вероятным. При этом брак Жабокрицкого на вдове Лев Заленский признал недействительным, а слух о его второбрачии - ложным.

Поскольку православная Луцкая и униатская Владимиро-Волынская епархии во 2-й половине XVII в. территориально совпадали, после перехода Жабокрицкого в унию между ним и Заленским в 1703 г. был заключен договор о разграничении территории управляемых ими епархий. Епископ Дионисий вернул митрополиту Льву, продолжавшему управлять Владимиро-Волынской епархией, все приходы и монастыри во Влодимирском повете, а Заленский, в свою очередь, отдал Жабокрицкому протопопии Кременецкую и Збаражскую, все униатские храмы в Луцке и поветах Луцком и Кременецком.

Несмотря на достигнутые при Льве Заленском в первые годы XVIII в. значительные успехи в деле распространения униатства среди православных русинов Речи Посполитой Униатскую Церковь вскоре ожидали драматические события, вызванные неприязненным отношением к ней царя Петра I. Находясь со своими войсками во время Северной войны в пределах Речи Посполитой, куда Петр прибыл для оказания поддержки королю Августу II Сильному, Российский государь предпринял в отношении униатов ряд репрессивных акций. События, происшедшие в Полоцке в июле 1705 г., весьма подробно, хотя и тенденциозно, описаны митрополитом Львом Заленским в послании, направленном в Рим, в Конгрегацию пропаганды веры, 18 августа 1705 г. Документ на латинском языке, озаглавленный: "Дневник человекоубийства отцов василиан полоцкого монастыря, соединенного со Святой Римской Церковью, содеянного Московским Князем текущего года 1705, дня 11 и 12 июля", - ныне хранится в Ватиканском архиве.

Едва ли соответствует действительности сообщение Заленского (ссылавшегося на сообщение неких четверых тайных униатов, якобы пребывавших при дворе Петра I) о том, что Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Стефан (Яворский) и другие православные русские иерархи согласились дать царю благословение на военный поход в пределы Речи Посполитой лишь при условии, что Российский государь уничтожит там униатство. Заленский утверждает, что, прибыв в Витебск, царь Петр сразу же отдал приказ уничтожить все имеющиеся в униатских храмах города иконы Иосафата Кунцевича. Однако даже униатский митрополит отмечает, что монахов-василиан и прочих униатов Петр при этом не тронул: Заленский объясняет это тем, что Петр будто бы боялся вызвать ропот среди народа или же хотел отложить расправу над униатами на более позднее время. Митрополит также утверждает, что в Витебске царь Петр заявил о своем намерении сжечь мощи Иосафата Кунцевича, и по этой причине останки униатского святого были заблаговременно вывезены из Полоцка и спрятаны монахами-василианами.

Заленский все же вынужден признать, что в продолжение двух недель пребывания в Полоцке (Петр жил в нескольких верстах от города) русский царь не причинил никакого вреда униатскому духовенству. Как видно из документов Кабинета Петра I (РГАДА, ф. 9. Кабинет Петра I. Отд. I. Кн. 30. Л. 16 об. - 18), происшествие в Полоцке было спонтанным проявлением гнева царя, спровоцированного дерзким поведением униатских монахов. Тем не менее, Заленский считал действия Петра следствием заранее продуманного плана, направленного на уничтожение Униатской Церкви в западнорусских областях, что, однако, не находит документального подтверждения. Напротив, Петр проявлял немалое терпение в отношении униатов несмотря на то, что получил доказательства их сношений со шведами и их польскими союзниками из числа сторонников литовского гетмана Сапеги. Царь терпел даже вызывающее поведение одного из василианских монахов, в прошлом православного, который публично оскорблял Петра I и Августа II и призывал к расправе над русскими. Однако терпение Российского монарха лопнуло после новых оскорблений в адрес царя со стороны униатов, которые имели место 30 июня ст. стиля (11 июля н. ст.) - в канун тезоименитства царя, приходившегося на день свв. Первоверховных апостолов Петра и Павла. Заленский утверждает, что погром униатского монастыря в Полоцке якобы был спровоцирован монахами православной обители города, которую Петр I посетил 29 июня (10 июля н. ст.). По словам униатского митрополита, в ответ на вопрос царя, чего бы желали братия православного монастыря, монахи ответили, что просят Петра приструнить преследующих их униатов.

В канун дня памяти свв. Петра и Павла царь пришел в униатский храм: это был кафедральный Софийский собор, построенный XI в. как главный храм православной Полоцкой епархии, он был занят униатами после Брестской унии. Петр по привычке монарха хотел пройти в алтарь, но монахи-василиане не пустили его туда как "схизматика". Но даже после этого Петр еще сдерживал свой гнев. Увидев икону с изображением Иосафата Кунцевича, особо пышно украшенную и размещенную на видном месте, царь спросил монахов, кто это? Монах-проповедник Феофан Колбечинский ответил Петру, что на иконе изображен "священномученик Иосафат", добавив, что он умерщвлен единоверцами Российского монарха. После этого с Петром случился один из типичных для него приступов ярости. Царь ударил Колбечинского и затем, по словам Заленского, якобы проткнул его шпагой, как и прибежавшего на шум василианина Иоасафата Анкудовича. Заленский утверждает, что затем Петр вошел в алтарь придела, посвященного Иосафату Кунцевичу, где сбросил с престола Святые Дары. Пытавшийся собрать их с пола василианский иеромонах Константин Заячковский, согласно сведениям, приводимым униатским митрополитом, по приказу царя был арестован и повешен.

Российский источник указывает, что гибель василиан последовала в результате того, что в ответ на приказ Петра арестовать надерзивших ему монахов, последние подняли шум, на который сбежались вооруженные послушники, и началась свалка, в которой и погибли четверо униатов, а несколько человек из свиты Петра получили ранения. Лишь после этого царь отдал приказ повесить Заячковского. Как отмечается в документе из Кабинета Петра I, это и был тот самый православный ренегат, который более всего досаждал Российскому государю в период его пребывания в Полоцке.

Заленский сообщает, что затем Петр и его приближенные проследовали в здание василианского монастыря, где царь еще более дал волю своему гневу. Униатский митрополит называет в своем донесении в Рим еще нескольких монахов-василиан, погибших в этих событиях: иеромонахов Климента Рожнятовского и Иакова Кнышевича, иеродиаконов Михаила Ковалевского и Мелетия Кондратовича, монаха Гавриила Коленду. По словам Заленского, ученый монах доктор богословия Иаков Кизиковский, выпускник Греческой коллегии в Риме, после пыток был повешен по приказу царя Петра. Униатский митрополит утверждает, что якобы погибли и несколько человек из числа прислуги монастыря, в том числе - повар. Остальные монахи Полоцкого василианского монастыря разбежались. В то же время Петр не стал подвергать насилию монахинь женского василианского монастыря в Полоцке, удовлетворившись лишь их изгнанием из стен обители.

Полоцкий Софийский собор, согласно донесению Заленского, был разграблен людьми Петра I. Это утверждение, однако, вызывает сомнение в связи с отмечаемым Заленским следующим шагом Петра I: отнятый у униатов собор был передан царем православной общине Полоцка, что, очевидно, по мнению, государя, должно было восстановить историческую справедливость. Правда, православные не решились принять храм в свои руки, опасаясь, что после отъезда царя Петра из Полоцка королевские власти воздвигнут против них репрессии. Это опасение было не напрасным, особенно в свете направленного Папой Климентом XI королю Августу II Сильному специального послания с призывом оказать содействие униатам, пострадавшим от действий Петра I.

В своем послании в Рим Лев Заленский указывал, что царь Петр якобы угрожал повесить главу Униатской Церкви. Этим униатский митрополит объяснял свои длительные разъезды по различным городам Речи Посполитой и за ее рубежами (в частности, он на некоторое время уезжал в пределы Священной Римской империи). Однако в реальности Российский государь более не предпринимал никаких враждебных акций против Льва Заленского и униатского духовенства. В ноябре 1705 г. Петр I даже объявил, что гарантирует безопасность всем униатам. Исключением стал лишь перешедший в унию Луцкий епископ Дионисий Жабокрицкий, который был выдан российским войскам православной шляхтой Волыни, арестован и выслан на Соловки уже после кончины митрополита Льва. В данном случае он рассматривался не как природный униат, а ренегат из бывших православных.

Незадолго до смерти Заленского, в начале 1708 г., изъявило готовность перейти в унию почти разорившееся к этому времени Львовское Успенское братство. Однако братство поставило условием своего присоединения к Униатской Церкви сохранение старопигиального статуса при прямом подчинении власти Римского Папы, на что Святой Престол дал свое согласие. 2 мая 1708 г. члены Львовского братства публично произнесли исповедание католической веры и стали униатами.

Возможно, что именно этот последний в жизни Заленского успех в деле распространения униатства вселил в него незадолго до смерти не вполне адекватный оптимизм. Он проявился в последнем письме митрополита Льва в Римскую курию, датированном 15 февраля 1708 г. В своем послании Заленский выражает надежду на возможное, по его мнению, обращение в униатство самого царя Петра I, которое митрополит сравнивает с обращением гонителя Савла в апостола Павла.

Лев Заленский скончался во Владимире-Волынском 21 июля 1708 г. (эту дату приводит униатский митрополит Лев Кишка, в донесении генерального прокурора Василианского ордена в Конгрегацию пропаганды веры упоминается другая дата - 24 августа 1708 г. ). Как епархиальный архиерей Владимирско-Брестской епархии митрополит Лев погребен в Успенском соборе Владимира-Волынского, его могила не сохранилась.

К моменту смерти Заленського в составе Униатской Церкви в Речи Посполитой было 8 епархий: митрополичья Киевская, Полоцко-Витебская, Владимирско-Брестская, Пинско-Туровская, Луцко-Острожская, Львовско-Каменецкая, Перемышльско-Самборская, Холмско-Белзская. У православных оставалась только одна епархия - Мстиславская (иначе Могилевская или Белорусская). Общая численность русинов-униатов в Речи Посполитой достигала в то время около 12 млн. человек.



Источники:

1. Описание документов Архива Западнорусских Униатских Митрополитов. Т. 1, 2. СПб., 1897, 1907.
2. Documenta Pontificum Romanorum historiam Ucrainae illustr. Vol. 1, 2. Roma, 1953, 1954.
3. Litterae Sacrae Congregationis de Propaganda Fide Ecclesiam Catholicam Ucrainae et Bielarussiae spectantes. Vol. 2. Roma, 1954. P. 263, N 808.
4. Monumenta Ucrainae Historica. Vol. 12. Roma, 1974. P. 595. N 460.
5. Welykyj A. G. Epistolae Metropolitarum Kioviensium catholicorum: vol. III: Zochovskyj, Zalenskyj, Vynnyckyj. Romae, 1958.

Литература:

1. Батюшков П.Н. Волынь: исторические судьбы Юго-Западного края. СПб., 1888.
2. Беднов В.А. Православная Церковь в Польше и Литве. Минск, 2002.
3. Блажейовський Д. Iєрархiя Київської Церкви: 861-1996. Львiв, 1996.
4. Великий А. Г. З лiтопису християнської України. Кн. 6. Рим-Львiв, 2000.
5. Власовський I. Нарис iсторiї Української Православної Церкви. Т. 3. Київ, 1998.
6. Iсторiя релiгiї в Українi. Т. 4: Католицизм / Ред. П. Яроцький. Київ, 2001.
7. Лукашова С.С. Дионисий (Жабокрицкий) // Православная энциклопедия. Т. 15. М., 2007. С. 288-289.
8. Назарко I. Київськi i Галицькi Митрополити: 1590-1960. Рим, 1962.
9. Петрушевич А. Сводная галицко-русская летопись. Ч. 1 и 2. Львов, 1874 и 1891.
10. Петрушевич А. Дополнения до галицко-русской летописи. Львов, 1891.
11. Соловьев С.М. Сочинения. Т. 8 (История России с древнейших времен. Т. 15-16). М., 1993. С. 122-123.
12. Чистович И.А. Очерк истории Западнорусской Церкви. Т. 2. СПб., 1884.

В.И.Петрушко, доктор церковной истории

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=54617&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме