Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Ислам против ислама: война без победителей

Петр  Топычканов, НГ-Религии

05.07.2006


Вражда между мусульманскими общинами Пакистана имеет тридцатилетнюю историю …

Карачи. Экзамен в суннитском медресе Джамия Бинория, где обучаются около 150 тыс. студентов.
Фото ReutersОб авторе: Петр Владимирович Топычканов - историк.

Примирение пакистанских суннитов и шиитов стало бы важным вкладом в стабилизацию политической ситуации на Ближнем Востоке. Могут ли власти Пакистана установить мир между общинами?

В начале июня текущего года в пакистанских городах Кветта (провинция Белуджистан), Рахим-Яр-Хан и Мултан (провинция Пенджаб) полиция задержала тринадцать членов суннитской экстремистской группировки "Лашкар-е-Джангви" ("Армия Джангви"). В числе задержанных - лидеры экстремистов Хабиб Улла и Насир Кашиф. Хабиб Улла несет ответственность за организацию 28 атак на пакистанских шиитов, в результате которых погибло более сотни человек. Насир Кашиф, возглавлявший бригаду смертников в южном Пенджабе, причастен к теракту в шиитской мечети города Карачи в мае 2005 г. Жертвами взрыва стали пять человек, еще двадцать получили ранения.

В ходе полицейских рейдов были обнаружены тайники с оружием, боеприпасами и детонаторами, свидетельствующие о подготовке боевиков к новым терактам. На счету "Лашкар-е-Джангви" убийство корреспондента Wall Street Journal Дэниэла Перла в 2002 г., два покушения на президента Пакистана Первеза Мушаррафа в 2003 г., многочисленные нападения на шиитов.

13 июня этого года произошло еще одно событие: в условиях повышенных мер безопасности завершился суд над членами другой суннитской экстремистской группировки "Сипах-е-Сахаба" ("Армия сподвижников Пророка"), причастных к убийствам шиитов в штате Пенджаб. Пятеро подсудимых были приговорены к смертной казни. Заочный смертный приговор был вынесен лидеру организации Маулане Азаму Тарику, убитому, в свою очередь, шиитским боевиком в 2003 г. С 1997 г. он возглавлял "Сипах-е-Сахаба", трижды избирался в пакистанский парламент от дистрикта (района) Джанг (провинция Пенджаб), один раз - в законодательное собрание провинции Пенджаб. Маулана Азам Тарик считался одним из наиболее авторитетных противников политики Первеза Мушаррафа.

Почему сунниты и шииты, более-менее мирно соседствовавшие в течение нескольких десятилетий существования Пакистана, внезапно объявили друг другу негласную войну? Каковы масштабы этой войны? Насколько она организована? Какие меры предпринимают власти Пакистана в этой связи? Могут ли эти меры привести к примирению враждующих сторон? Каковы перспективы развития отношений суннитов и шиитов? На эти вопросы нельзя ответить, не обратившись к истории Пакистана и его соседей.

Граждане одного государства

Шииты составляют примерно 10% от всех мусульман мира. Причем большая их часть проживает в Иране и Южной Азии. Иран, где шиитская "версия" ислама является официальной религией, занимает первое место в мире по количеству шиитов (61 млн.), Пакистан - второе (26,7 млн.), Индия - третье (26 млн.). В Пакистане шииты, являясь, по сути, религиозным меньшинством (20% от населения страны), остаются влиятельной общиной, которой принадлежат крупные земельные владения, прежде всего в пакистанской "житнице" - провинции Пенджаб, где проживает около половины всех шиитов страны.

В первой половине XX в. мусульмане, проживавшие на территории британской Индии (в состав которой входил и нынешний Пакистан), вели борьбу за создание исламского государства. Во главе этого движения стояла партия "Мусульманская лига" и ее лидер Мухаммад Али Джинна. В этой борьбе никто не делал различий между суннитами и шиитами. Показателен ответ шиита Джинны на вопрос, кто он, суннит или шиит: "Я не суннит и не шиит, я - мусульманин".

В 1947 г. англичане ушли из Южной Азии. На субконтиненте появились независимые государства Индия и Пакистан. Причем Пакистан состоял из двух частей, разделенных 1600 километрами индийской территории, - Западного и Восточного Пакистана. Когда Пакистан получал независимость, Джинна заявил: "Мы начинаем во времена, когда не должно отличать или умалять одну общину перед другой, одно вероисповедание или касту - перед другими. Мы начинаем исходя из коренного принципа, что все мы граждане, равноправные граждане одного государства".

Но в 1949 г. Джинна умер. Через два года был убит премьер-министр Пакистана Лиакат Али-хан, а в 1954 г. указом генерал-губернатора Пакистана Гулама Мухаммада было распущено законодательное собрание. В 1958 г. произошел первый в истории страны военный переворот. Дальнейшая история Пакистана - это непрерывное чередование гражданских и военных режимов.

Борьба за чистоту ислама

Первым признаком того, что внутри мусульманской общины существуют острые противоречия, стали выступления против исламской секты "Ахмадия", организованные суннитскими политическими партиями "Джамиат-е-ислами" ("Исламское общество") и "Маджлис-и-Ахрар-и-Ислам" ("Исламская независимая организация") весной 1953 г. Примечательно, что "Ахмадия" откололась от шиизма в конце XIX в., и шииты поддержали суннитские акции протеста, не предполагая, что следующей мишенью недовольства могут оказаться они сами. Фактически эти протесты суннитов стали прелюдией к настоящему суннитско-шиитскому конфликту. Двадцать лет кровавых столкновений привели к тому, что в 1974 г. последователи "Ахмадии" были объявлены немусульманским религиозным меньшинством.

Через три года в Пакистане произошел очередной военный переворот. Вся власть перешла к главе военной администрации генералу Мухаммаду Зия-уль-Хаку. Именно при нем отношения между суннитской и шиитской общинами достигли такого уровня конфликтности, который почти без изменений сохраняется до настоящего времени. Однако в этом заслуга не только генерала, но и его предшественников, а также соседнего Ирана.

Противоречия между Западным и Восточным Пакистаном достигли апогея в конце 60-х - начале 70-х гг. При поддержке Индии Восточный Пакистан в 1971 г. добился независимости. В Южной Азии появилось еще одно государство - Бангладеш. Раскол государства на две части вызвал в Пакистане "кризис идентичности". Оказалось, что ислам не способен обеспечить нерушимость государственных границ. Концепция "Мусульманской нации", являющаяся ключевой в идеологии Пакистана, была поставлена под сомнение. Защита этой концепции потребовала определения, кто есть истинный мусульманин, а кто нет. "Ахмадия" стала первой жертвой борьбы за "чистоту мусульманской нации".

Теоретически следующим претендентом на исключение из мусульманского сообщества Пакистана могла бы стать шиитская община. Но это было невозможно по многим причинам, в том числе из-за соседнего Ирана. Признание шиитов "немусульманами" грозило бы Пакистану большими неприятностями со стороны соседа.

В то же время Иран стал одним из факторов сохранения высокого уровня конфликтности в отношениях суннитов и шиитов. В 1979 г. в Иране произошла исламская революция, и эта страна, по сути, воплотила в себе шиитский идеал, согласно которому мирская власть неотделима от религиозной, поэтому во главе государства должен быть духовный лидер. В Пакистане, как и в других мусульманских странах, вызвала серьезную обеспокоенность идея лидеров Ирана "экспортировать" революцию во все мусульманские страны. К шиитам, открыто признавшим главу Ирана аятоллу Хомейни своим духовным вождем, стали относиться как к "пятой колонне".

Шариатизация по-суннитски

В условиях сложной внутри- и внешнеполитической обстановки Зия-уль-Хак решил опереться на пакистанских исламистов из числа суннитов. В ответ на их требования "шариатизации" правительство в 1977-1979 гг. приняло ряд законов, которые предусматривали применение традиционных исламских наказаний за преступления.

Шииты не поддержали политику Зия-уль-Хака по двум причинам. Во-первых, они традиционно стояли на умеренных позициях. Яркими представителями шиитской общины был Зульфикар Али Бхутто, возглавлявший страну в 1971-1977 гг. В его политике религиозный фактор играл второстепенную роль. Общественно-политическая позиция Бхутто была неприемлема для Зия-уль-Хака. В 1977 г., после военного переворота, Бхутто был арестован по обвинению в антигосударственном заговоре, а в 1979 г. - казнен.

Во-вторых, введение положений шариата в правовую систему Пакистана означало в данном случае закрепление суннитских юридических норм, что вызвало среди шиитов возмущение. Эта негативная реакция послужила удобным поводом для начала антишиитской кампании, во главе которой стали такие суннитские организации, как "Джамиат-е-улама-е-ислами" ("Сообщество исламских богословов") и "Джамиат-е-улама-е-Пакистан" ("Сообщество пакистанских богословов"). Кампания шла под лозунгами: "Шииты - не мусульмане!", "Хомейни - враг ислама!" и т.д. Раздались требования признать шиитов немусульманским меньшинством. Но чем сильнее оказывалось давление на шиитов, тем больше росла помощь им со стороны Ирана.

В 1979 г. еще один внешний фактор повлиял на обострение отношений между суннитами и шиитами: СССР ввел свои войска в Афганистан. В этот период бурную деятельность в Пакистане развернули иностранные исламские организации, оказывавшие широкую поддержку суннитским медресе и обществам, основной целью которых был джихад на территории Афганистана и Пакистана. При этом все чаще объектом агрессии становились шииты.

Обмен ударами

В 1986 г. в провинции Пенджаб Хак Наваз Джангви основал общество "Сипах-е-Сахаба", которое должно было бороться с влиянием шиитов во всех областях жизни. Джангви призывал покончить с "нещадной эксплуатацией суннитских бедняков шиитскими землевладельцами". Он подчеркивал, что соотношение суннитов и шиитов во власти не соответствует размерам суннитской и шиитской общин. Социальный конфликт стал источником напряженности в отношениях двух мусульманских общин.

Центр конфликта находился в ранее упомянутом пенджабском дистрикте Джанг, экономику которого контролируют сунниты-сеиды (потомки пророка Мухаммеда) и несколько шиитских групп, переехавших в Пакистан после раздела британской колонии в 1947 г. Сочетание противоречий суннитов и шиитов, богатых и бедных, местных и приезжих привело к кровавым столкновениям, которые из Джанга распространились по всей стране.

Акты насилия совершались как суннитами, так и шиитами. Антисуннитские выступления возглавила шиитская организация "Техрик Нифаз-е-Фикх Джафария" ("Движение за осуществление джафарийского фикха"), созданная в 1980 г. для противодействия политике "суннитской шариатизации". В 1988 г. в авиакатастрофе погиб генерал Зия-уль-Хак. Высказывались предположения, что его смерть была организована иностранными спецслужбами. Выдвигалась версия, что это были спецслужбы Ирана. При том, что до сих пор никаких доказательств это предположение не получило, сами подозрения в причастности Ирана к гибели президента подлили масла в огонь межобщинной розни.

В это же время произошли события, которые серьезно повлияли на изменение динамики столкновений между суннитами и шиитами. В 1988 г. был убит Сайид Ариф Хусейни, глава "Техрик Нифаз-е-Фикх Джафария", а в 1990 г. - Хак Наваз Джангви. Ответом на их гибель стало создание радикальных организаций - шиитской "Сипах-е-Мухаммад-е-Пакистан" ("Пакистанская армия Мухаммеда") в 1993 г. и суннитской "Лашкар-е-Джангви" в 1996 г.

На следующий год после основания последней из названных организаций количество жертв суннито-шиитских столкновений достигло беспрецедентных масштабов. По официальным данным, за 1997 г. было убито 195 человек, из которых 77 человек были суннитами, а 118 - шиитами. Неофициальные данные в несколько раз превышают эти цифры. Две общинные организации действуют по принципу "кровь за кровь". Взрыв в шиитской мечети сопровождается взрывом в суннитской, убийство суннитского активиста сопровождается убийством шиитского и т.д. Неоднократные попытки властей усадить за стол переговоров представителей "Сипах-е-Мухаммад-е-Пакистан" и "Лашкар-е-Джангви" не увенчались успехом.

Без особых изменений ситуация сохранялась вплоть до военного переворота 1999 г., когда к власти пришел генерал Первез Мушарраф. Ему досталась страна в тяжелом состоянии. Международные санкции, наложенные на Пакистан в связи с испытаниями ядерного оружия в 1998 г., были ужесточены из-за военного переворота. Дополнительным фактором дестабилизации внутриполитической ситуации в стране являлись как раз непрекращающиеся суннито-шиитские столкновения.

Мушарраф приложил максимум усилий для стабилизации внутренней обстановки и улучшения имиджа страны на международной арене. Однако неизвестно, сколько времени Пакистан находился бы в таком состоянии, если бы не события 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке. В последовавшей антитеррористической кампании Пакистан занял место ключевого союзника США в Центральной Азии. Это потребовало от властей Пакистана пересмотреть свое отношение к организациям, вовлеченным в суннито-шиитский конфликт. Были запрещены "Сипах-е-Сахаба", "Лашкар-е-Джангви" и ряд других организаций, арестованы суннитские и шиитские радикалы. С военной службы были уволены офицеры, тем или иным образом связанные с экстремистами.

Позитивные изменения произошли в отношениях с Ираном. Американская военная операция в Афганистане положила конец противостоянию Северного альянса, поддерживаемого Ираном, и движения "Талибан", поддерживаемого Пакистаном. "Охота" пакистанских и американских военных за членами "Талибана" и "Аль-Каиды" серьезно ослабила позиции суннитских радикалов в Пакистане. После окончания войны в Афганистане Иран и Пакистан пошли на сближение, свидетельствами чему являются совместное участие в качестве наблюдателей в Шанхайской организации сотрудничества и совместный проект про созданию газового трубопровода из Ирана в Пакистан и Индию.

Каковы перспективы?

Но почему же отношения суннитов и шиитов остаются напряженными, несмотря на эти позитивные изменения? Во-первых, запрещение организаций и аресты их лидеров не привели к уничтожению инфраструктуры: суннитские и шиитские организации продолжают действовать либо подпольно, либо под другим названием. Во-вторых, со времен Зия-уль-Хака радикальные организации настолько слились с государственными учреждениями, в том числе с силовыми ведомствами, что избирательные увольнения не повлияли коренным образом на количество экстремистов во власти и госслужащих в экстремистских организациях.

В-третьих, суннито-шиитское противостояние - во многом организованное явление. Более или менее мирное соседство в течение длительного времени, в том числе после создания Пакистана в 1947 г., свидетельствует о низкой межобщинной конфликтности. Искусственное совмещение религиозных противоречий с политическими, социальными и экономическими было необходимым условием для качественного изменения отношений двух общин.

В этих условиях сложно сказать, смогут ли политика Мушаррафа и позитивные социальные и экономические изменения в Пакистане примирить суннитов и шиитов.

http://religion.ng.ru/problems/2006-07-05/5_islam.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме