Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Мы способны защитить свою независимость

Виталий  Денисов, Красная звезда

30.06.2006


На вопросы "Красной звезды" отвечает министр обороны Приднестровской Молдавской Республики генерал-лейтенант Станислав Хажеев …

Визитная карточка


Хажеев Станислав Галимович родился 28 декабря 1941 г. в пос. Каштак Челябинской области. Окончил Свердловское суворовское военное училище, Ташкентское высшее общевойсковое командное училище, Военную академию имени М.В. Фрунзе. Служил в Туркестанском, Одесском, Забайкальском и Северо-Кавказском военных округах. Прошел все должности от командира взвода до начальника штаба дивизии, заместителя начальника Владикавказского высшего общевойскового командного училища. В 1983-1986 гг. - советник начальника штаба армейского корпуса и военного округа в Социалистической Республике Вьетнам.
С июля 1992 г. - в вооруженных силах Приднестровской Молдавской Республики. Был заместителем начальника управления, командующим миротворческими силами ПМР. С сентября 1992 г. - министр обороны ПМР.



- Станислав Галимович, что представляют собой вооруженные силы Приднестровья сегодня?

- Вооруженным силам ПМР уже четырнадцать лет. Учреждены они были в обстановке постоянных провокаций со стороны Молдовы, начавшихся с марта 1992 года и переросших в трагические события 19 июня того же года у города Бендеры. Для противодействия этим агрессивным вылазкам было принято решение создать республиканскую гвардию.
31 июля 1992 года пришли российские миротворцы. Наступил мир, и встала необходимость на основе гвардии создать небольшие регулярные силы. В ее составе тогда было четыре батальона, по одному в каждом крупном городе - Рыбнице, Дубоссарах, Бендерах и Тирасполе.
Очень оперативно была создана правовая база вооруженных сил: военная доктрина, законы "Об обороне" и "О статусе военнослужащих", Положение о прохождении военной службы. Сейчас мы все эти документы совершенствуем.
С 1 января 1993 года параллельно с формированием вооруженных сил, определением структуры, боевого состава началась плановая боевая подготовка.
Экономический потенциал республики позволяет содержать лишь небольшую армию. Да и людские, и другие мобилизационные ресурсы у нас, сами понимаете, небольшие.
Прежде всего надо было создать основу любой армии - ее офицерский корпус. В настоящее время картина такова. Руководящий состав вооруженных сил, соединений, частей - бывшие офицеры Советской и Российской армий, имеющие высшее военное образование, опыт руководства войсками в Советском Союзе и в России. Командиры батальонов - это в основном те, кто перешел из России, Украины и Белоруссии в период реорганизации их вооруженных сил.
Ротные и взводные командиры - это уже кадры, которые мы подготовили сами. У нас более десяти лет работает военная кафедра, а теперь факультет при Приднестровском государственном университете. Но основную часть командиров взводов, младших лейтенантов готовим на курсах. Уже состоялось восемь выпусков, крайний - в ноябре 2005 года. Подготовлены около 600 офицеров. Планируем в 2006 году создать среднее военное училище. Не высшее - его мы не потянем...
Вооруженные силы у нас сейчас - это фактически сухопутные войска с бригадной системой. Имеются отдельные части родов войск. Авиация представлена вертолетным отрядом. Флота, естественно, нет.

- Каково вооружение армии ПМР?

- Вооружение, конечно, не самое современное. Есть реактивные установки залпового огня. Есть пушки - 85-, 100-миллиметровые. Есть минометы.
Говорят, что мы оружие производим и даже торгуем им. Да, мы сами сделали реактивные установки - в необходимом для нас количестве, но не на продажу. И 120- и 82-мм минометы сами сделали в достаточном количестве, как и гранатометы РПГ-7, подствольники...
А разговоры, что мы, мол, "черная дыра", через которую идет продажа стрелкового оружия и боеприпасов, это - досужие домыслы, бессовестная ложь. Чтобы производить боеприпасы к стрелковому оружию, нужны высокие технологии, которыми мы не располагаем...
В целом же у нас есть своя специфика. У ПМР, например, нет возможностей для наращивания мобилизационных ресурсов. Что есть - то и есть. Поэтому мы должны беречь наше хозяйство. И рассчитывать прежде всего на свои силы и возможности. А если будет угроза новых провокаций, то и на миротворческие силы России.

- К слову, ваше мнение по поводу формата миротворческих сил?

- За 14 лет ни один солдат Российской армии не погиб, выполняя миротворческую деятельность в Приднестровье. Я сам был в свое время командующим миротворческими силами ПМР. Миротворческий формат нас устраивает. Кстати, он самый оптимальный из форматов всех миротворческих операций, которые проводятся в мире. Ни один солдат, повторяю, не погиб. Ни одного выстрела по людям, выполняющим миротворческие задачи, не было. И из мирного населения при этом никто не погиб.

- Как организуется и проводится боевая подготовка в армии ПМР?

- У нас идет постоянная оперативная подготовка органов управления, штабов всех уровней. Проводится она на командно-штабных тренировках и учениях на картах и на местности. Главную ставку мы делаем на мобилизационную подготовку. В ходе каждого учения развертываем одно подразделение в каждой бригаде, то есть обкатываем мобилизационный ресурс.
В Кишиневе все это интерпретируют как "милитаризацию", "военный психоз". А ведь в любой армии мира проводится мобилизационная подготовка! Вот и мы проводим сборы запасников, переподготовку на иные военно-учетные специальности.
Что касается уровня подготовки младших офицеров, то, к сожалению, он у нас не очень высокий. Курсы есть курсы, это не четыре года подготовки, как нас учили в былое время в училищах. Поэтому мы значительное внимание уделяем командирской подготовке офицеров - два дня в месяц. Кроме того, проводим два раза в год учебно-методические сборы, для того чтобы перед новым периодом обучения дать им основы программы.
Всего только для офицеров звена командиров частей выделяется 198 часов плановой подготовки. С учетом других форм занятий, в том числе на местности, за год набирается больше часов командирской подготовки, чем в Общевойсковой академии имени М.В. Фрунзе за все три года обучения. Но, не забывайте, мы не только учимся, как в академии, но и занимаемся повседневной деятельностью: тут и служба войск, и воспитательная работа, и караульная служба, и занятия по выживанию...
При подготовке подразделений основное внимание уделяется полевой выучке, работе с техникой и вооружением. Занятия проводятся как днем, так и ночью, зимой и летом. Но, откровенно говоря, мы считаем, что их количество невелико. Ведь надо же еще и другие задачи выполнять. Каждый период обучения завершается полевыми выходами. Проводим взводные, ротные и батальонные учения. Конечно, проводятся специальные занятия и учения с летчиками, артиллеристами, зенитчиками, саперами, разведчиками, спецназом.

- Существуют ли формирования, аналогичные национальной гвардии США?

- Кроме вооруженных сил в Приднестровье есть народное ополчение, формируемое по территориальному принципу. В каждом крупном населенном пункте - бригада. В мирное время обязанности по ее руководству возложены на глав администраций и на начальников штабов народного ополчения городов. Мобилизационное задание определено каждому предприятию.
Народное ополчение комплектуется но смешанному принципу. В него вступают все желающие. А если не хватает людей, то направляем туда определенное количество военнообязанных запаса. На постоянной основе идет подготовка офицеров народного ополчения на каждом заводе с привлечением кадрового командного состава. Главы администраций отвечают за материальное и финансовое обеспечение боевой подготовки народного ополчения. Организована надежная система оповещения и сбора ополченцев. Все командиры народного ополчения участвуют во всех тренировках и командно-штабных учениях кадровых войск.

- Потенциальная численность народного ополчения?

- В настоящее время - примерно 10.000. Если потребует обстановка, корпус ополченцев будет увеличен, планами это предусмотрено.

- Каковы аспекты взаимодействия вооруженных сил Приднестровья и Оперативной группы российских войск?

- ОГРВ была и остается гарантом мира и спокойствия на нашей территории. Как такового тесного военного взаимодействия у нас нет, и мы не имеем права его вести. Но отношения нормальные, товарищеские. Какие могут быть взаимоотношения между гражданами России? Ведь многие наши военнослужащие имеют российское гражданство. Все руководство вооруженных сил - граждане России, в том числе и я. Мы не мешаем работать своим родным братьям-россиянам, и они нам не мешают. Если какие-то аспекты взаимодействия нужно осуществлять, для этого есть высшее политическое руководство - как российское, так и наше.

- В СМИ то и дело муссируются слухи вокруг складов боеприпасов в Колбасне...

- Мы зону арсеналов в этом населенном пункте объявили зоной особого режима со всеми вытекающими отсюда последствиями. Внутри складов своя внутренняя охрана. Но с учетом того, что мы не можем исключить попыток террористической деятельности, внешнюю охрану осуществляем по единому плану: мы и милиция. Ни один человек без разрешения туда не проникнет. Считаем, что с охраной складов дело обстоит нормально. А что там внутри делается, мы, естественно, не знаем. Кроме того, у нас есть спецподразделение, которое в случае чего полностью закроет Колбасну и будет надежно охранять.
По поводу вывоза боеприпасов шума всегда было много. Говорят, что Приднестровье "разрешает - не разрешает". Мы пошли на компромисс. Раз надо было России, мы разрешили вывозить и боеприпасы, и тяжелое вооружение. Танки порезали здесь и на металлолом сдали... Сотня танков порезанных - аж сердце кровью обливалось...

- Как молодежь Приднестровья готовится к службе в вооруженных силах?

- С 1 сентября 1992 года, через месяц после окончания войны, мы возобновили начальную военную подготовку во всех школах. Не прерываем военно-патриотическое воспитание, в том числе военные игры типа "Зарница", "Орленок". Ни шефскую работу мы не прекращаем, ни работу с различными ветеранскими организациями. Совместно с министерством образования разработали военно-патриотическую концепцию подготовки молодежи к службе в армии. Совместно с военными комиссариатами, входящими в систему минобороны, проводим день призывника. Чтобы оторвать пацанов от улиц, вместе с другими силовыми ведомствами регулярно организуем разнообразные мероприятия по программе "Подросток". По субботам школьники посещают музей вооруженных сил ПМР, который находится на первом этаже здания министерства обороны.

- Как организована, используя советскую терминологию, политическая подготовка военнослужащих?

- В наших войсках, как и в России, проводятся занятия по общественно-государственной подготовке. Четыре часа в неделю - по вторникам и пятницам. Вечером по понедельникам и средам организуется воспитательная работа. Повсеместно - спортивно-массовая работа... Все, как было в Советской Армии, мы ничего не поменяли.
Можно было бы бросить клич: "Все реформируем!" А зачем? В Советской Армии все было отработано на протяжении десятков лет. На научной основе велась боевая подготовка - и надо ее проводить так же! Только с учетом своих специфических условий.
У нас, например, есть свои части постоянной готовности. Еще тринадцать лет назад они были определены. Они выходят на прикрытие границ. Я вот сейчас дам команду - и через двадцать, максимум тридцать минут они уже на границе с техникой и всем, что положено. А потом эти части вместе с пограничниками закрывают границу, на себя удар берут, а в республике тем временем начинается мобилизация - все, как спланировано.

- Товарищ министр, а гауптвахты в армии Приднестровья функционируют?

- А как же! Я не понимаю, почему в России гауптвахты отменили. Все равно все решается через суд, так главное, если виновник украл что-то или еще что устроил, - быстрее его изолировать! Иначе ставится под вопрос принцип неотвратимости наказания. У нас пока эта тема не поднималась.

- А предусмотрены ли дисциплинарные подразделения?

- У нас нет возможностей содержать военное пенитенциарное подразделение. Поэтому решение найдено пока такое: военная прокуратура передает дело на решение гражданскому судье, и за наиболее серьезные преступления виновников направляют в гражданские же исправительно-трудовые учреждения. Но, как правило, чтобы не калечить людей, стараются назначить условное наказание - и снова в войска.

- Как бы вы сравнили не только количественный, но и качественный боевой потенциал Молдовы и Приднестровья?

- На сегодняшний день мы считаем, что паритет у нас есть. Но если "оттуда" начнется мгновенная переброска сил и средств, то баланс нарушится. Поэтому мы сейчас обращаем особое внимание на мастерство владения оружием и техникой, интенсивно совершенствуем навыки в поле.

- За время переговорного процесса Молдовой и Приднестровьем было подписано более 60 межправительственных соглашений. Были ли двусторонние документы между министерствами обороны?

- Несколько лет назад было подписано соглашение о мерах доверия. Договорились, в частности, предупреждать об учениях, полевых выходах. Но и это соглашение не выполняется в первую очередь Молдовой. Если они не выполняют - мы тоже выполнять не будем.
Договорились также о прямой связи, об участии в военных мероприятиях наблюдателей, о совместных встречах... Но если базовое соглашение не выполняется, значит, и межведомственное тоже не работает.
ОБСЕ пытается свести нас к расширенному соглашению о мерах доверия - обмениваться информацией о количестве оружия, боевом составе и т.п. Но военно-политическая обстановка не позволяет это сделать. С каждым месяцем она все более и более обостряется. Вы же видите, что раньше все нормально было, а теперь постоянно идут провокации против российских миротворцев. Специально направленные, чтобы они применили оружие, и тем самым был бы дискредитирован российский миротворческий контингент. И сразу после этого заменить его. Но, слава Богу, россияне стойко стоят, не поддаются на провокации. Особенно на тех постах, где нас нет.

- Представители ОБСЕ постоянно подчеркивают необходимость дальнейшей демилитаризации сторон, как молдавской, так и приднестровской. Вы предполагаете возможность сокращения армии Молдовы и соответственно Приднестровья?

- Во-первых, пока официально не признают независимость нашей республики... Признают, тогда и будем решать вопросы о взаимоотношениях с нашими соседями - Украиной и Молдовой. И о мерах доверия, и о демилитаризации. А сейчас какие могут быть разговоры? Смешно даже об этом говорить! Мы в любой момент можем подвергнуться агрессии. Все может начаться с инцидентов, которые моментально, после первого выстрела, могут перерасти в вооруженный конфликт.
Во-вторых, если Молдова говорит, что она - нейтральное государство, то почему взаимодействует с НАТО, хочет войти в него? Почему модернизация их вооруженных сил идет под натовские стандарты? Так что никаких разговоров на эту тему и быть не может.

http://www.redstar.ru/2006/06/30_06/3_04.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме