Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

42-я покоя не знает

Алексей  Козаченко, Красная звезда

24.05.2006

Дислоцированная на постоянной основе в Чеченской Республике 42-я гвардейская мотострелковая дивизия уникальна. Это самое крупное соединение в Вооруженных Силах, укомплектованное исключительно контрактниками. Гвардейцы с риском для жизни выполняют сложные боевые задачи. В этом году, после вывода остальных частей и подразделений Минобороны из Чеченской Республики в пункты постоянной дислокации, именно на дивизию возложена значительная часть ответственности за проведение контртеррористической операции на территории республики. Между тем в соединении все большее внимание уделяется боевой подготовке. Не случайно по итогам прошлого года дивизия признана лучшей в Сухопутных войсках.
О том, какова сегодня ситуация в регионе дислокации дивизии, какие задачи ей приходится решать, рассказывает командир дивизии генерал-майор Сергей МИНЕНКОВ.

Между миром и войной


- Сергей Михайлович, в этом году части Минобороны покинули Чеченскую Республику, в регионе осталась только 42-я дивизия. Как это отразилось на объеме и характере задач?
- Действительно, с началом этого года Горная группировка Минобороны прекратила свое существование. Отдельные комендатуры расформированы, другие переданы Внутренним войскам. Часть задач, которые выполняли комендантские тактические группы, досталась в "наследство" дивизии. Чтобы понять, сколь напряженный сегодня режим службы у солдат и офицеров дивизии, можно взять для примера мотострелковый полк, которым командует полковник Игорь Чистохин. На данный момент один батальон из его состава практически целиком находится на заставах в Аргунском ущелье. Две роты другого действуют в отрыве от места дислокации полка. Рота третьего также выполняет боевую задачу. Примерно такая же ситуация и во всех других полках дивизии.
Зона нашей ответственности - это в первую очередь горная часть республики (дивизия с этого года отвечает практически за все Аргунское ущелье, протяженность которого 92 километра). Вне населенных пунктов, в горах и лесных массивах, продолжают выполнять задачи батальонные и ротные тактические группы. От них выставляются сторожевые заставы. Также в горной и равнинной Чечне совершают боевые выходы подразделения разведки нашей дивизии.
Мы ведем противодиверсионную и контртеррористическую деятельность, выполняем специальные мероприятия по обеспечению безопасности населения. При обострении ситуации наши штурмовые и блокирующие отряды готовы в считанные минуты выдвинуться в любую точку Чечни. Получается, что сегодня подразделения дивизии работают практически на всей территории республики.
Помимо этого силами наших инженерных подразделений постоянно ведем разведку плановых маршрутов. Нужно отметить, что инженерная разведка - это изнуряющие психологические и физические нагрузки. Саперы дивизии ежедневно поднимаются в 4 часа 30 минут и в любую погоду, в любое время года выходят на десятки маршрутов, протяженность которых от 12 до 26 километров. И это, как вы понимаете, не просто пешая прогулка, а напряженная работа с реальным риском для жизни. Это задача сложная, опасная и на сегодняшний день. Ведь не секрет, что подрывы на дорогах Чечни время от времени происходят. Минная война - это то немногое, что осталось в арсенале у боевиков. Ее тяжесть в полной мере ложится на плечи наших саперов. В этом году среди них есть потери. 20 января на маршруте Борзой - Вашиндарой сержант Евгений Ковин обнаружил замаскированный радиоуправляемый фугас, состоящий из трех 122-мм снарядов. Когда сапер и его командир капитан Александр Иванов приблизились к опасной находке, чтобы определить тип взрывного устройства, произошел мощный взрыв. Оба военнослужащих погибли.
Еще одна из задач дивизии - обеспечение безопасности движения колонн центроподвоза. Это целый ряд мероприятий. Накануне выхода колонны проводим разведывательно-поисковые и разведывательно-засадные действия. Затем - инженерную разведку маршрута. В ходе движения колонн наши артиллерийские подразделения обеспечивают огневое сопровождение, то есть каждый участок дороги находится под ответственностью конкретной самоходно-артиллерийской батареи. В случае нападения по указанным корректировщиком (корректировщики в обязательном порядке находятся в колонне) координатам немедленно будет нанесено огневое поражение.

- Как вы оцениваете обстановку, которая складывается в Чеченской Республике?
- Можно однозначно сказать, что ситуация постепенно нормализуется, чеченский народ уже устал от войны, людям хочется жить спокойно. Правительство Чечни проводит политику, направленную на оказание помощи всем силовым структурам в наведении порядка в республике. Однако скажу откровенно, что пока рано говорить о полной стабилизации. Это вы и сами увидите, если проедетесь по Чечне. Даже чисто визуально: по дорогам расставлены заставы, множество постов... В общем, Чечня - регион особый и ситуация здесь сильно отличается от положения в остальной России. Другое дело, что сегодня МВД, ФСБ, Минобороны, в том числе и 42-я дивизия, направляют свои усилия на стабилизацию обстановки. Честно говоря, мы только этим сейчас и занимаемся.
Однако нельзя недооценивать лидеров бандформирований, и я далек от убеждения, что они смирились с поражением. Наверняка строят планы реванша. Не исключено, что попытаются проникнуть и на территорию военных городков дивизии для проведения терактов. Тем более что у боевиков в последнее время появляется все больше возможностей приблизиться к населенным пунктам, а также к местам дислокации войск. Мы сейчас активно ведем строительство различных объектов в местах дислокации полков. Привлекаем местное население для строительных работ. Не исключено, что боевики попытаются воспользоваться складывающейся ситуацией. Бдительность должна быть неусыпной.

Нюансы взаимодействия


- Сейчас задачи по дальнейшей стабилизации обстановки в Чечне выполняют подразделения Внутренних войск, милиции. Как с ними организуется взаимодействие?
- Противодействовать боевикам можно только сообща. Силы различных ведомств должны быть собраны в единый кулак, способный раз за разом наносить боевикам разящие удары. Для организации взаимодействия существует штаб ОГВ (с), который координирует действия Внутренних войск, милиции, ФСБ и Минобороны, разрабатывает планы действий, согласно которым подразделения дивизии участвуют в совместных спецоперациях. Регулярно проводятся общие совещания, межведомственные штабные тренировки, учения по взаимодействию.

- В наведении порядка на своей земле все больше участвуют сами чеченцы. Как вы оцениваете эффективность стрелковых батальонов дивизии "Восток" и "Запад", сформированных по национальному признаку?
- Идея создания подобных батальонов вполне оправдала себя, не случайно сейчас в 46-й бригаде оперативного назначения формируются подобные части. "Восток" и "Запад", по сути, обычные стрелковые батальоны, которые входят в состав нашей дивизии. Но солдаты и офицеры этих подразделений лучше других знают особенности местной обстановки. Это очень боеготовые и результативные батальоны. Например, за последние пять месяцев они выявили восемь схронов, уничтожили семь боевиков.
Все солдаты, сержанты, прапорщики и офицеры этих подразделений - проверенные, надежные люди. Мы сейчас обращаем особое внимание на профессиональную подготовку командного состава этих частей. Каждый из командиров взводов прошел обучение на офицерских курсах, то есть это уже хорошо подготовленные, полноценные командиры, за плечами которых к тому же богатый боевой опыт. Два командира батальона - подполковники Сулим Ямадаев и Саид-Магомед Кокиев сейчас заочно учатся в Общевойсковой академии.

О профессионалах...


- Вот уже два года, как дивизия полностью укомплектована военнослужащими по контракту. Есть ли проблемы в связи с этим?
- Контрактный способ комплектования хорошо зарекомендовал себя в 42-й дивизии. В первую очередь потому, что значительно снизилось количество потерь, боевые задачи стали решаться более качественно. За эти два года заметно возрос уровень воинской дисциплины. Количество преступлений и правонарушений снизилось в разы.
Однако до идиллии еще далеко. Главная наша проблема - как привлечь хорошего контрактника, а после истечения срока контракта заинтересовать его дальнейшей службой. Мы пытаемся всячески удерживать людей, но ведь контрактная служба - дело добровольное. Если у солдата закончился срок службы и он решил уйти, его невозможно остановить. Тем более что некоторые контрактники заранее отмерили себе, сколько они собираются прослужить. Другие наметили ту сумму, которую хотят здесь заработать, чтобы дальше, имея определенный денежный задел, пойти учиться, организовать бизнес или построить дом.
Те, кто сегодня служит в Чечне, - это действительно достойные солдаты, способные на поступок, на самопожертвование. Ведь в дивизии, без преувеличения, режим службы на износ, люди измотаны, сильно устают. Особенно в инженерно-саперных подразделениях, где из-за большого объема задач все работают буквально на пределе человеческих возможностей. В других подразделениях объем задач чуть меньше, но все равно ритм службы напряженнее, чем на Большой земле. И это при том, что мы не можем дать отпуска одновременно более чем 15 процентам личного состава, иначе это скажется на качестве решения боевых задач. К тому же в дивизии до сих пор не построены спортивные объекты, учреждения, где контрактник мог бы полноценно отдохнуть, снять стресс после напряженного рабочего дня.
Еще одна проблема - отсутствие устава под контрактную службу. Этот нормативный акт был утвержден в 1993 г. и писался исключительно для солдат и сержантов по призыву. В нем многое нужно менять, чтобы адаптировать для контрактников и порядок прохождения службы, и дисциплинарные взыскания.
К положительным моментам можно причислить то, что в дивизии налаживается тесный контакт с военными комиссариатами краев и областей Южного федерального округа, откуда к нам идет большая часть контрактников. Совсем недавно у меня в гостях были военкомы Ставропольского края и Карачаево-Черкесии. Они сами захотели оценить обстановку на месте, как говорится, своими глазами увидеть условия службы. Генералы беседовали с теми, кто был направлен на контрактную службу из их регионов, интересовались проблемами. Думаю, это связано с тем, что военкоматы теперь несут ответственность за тех, кого направляют служить в дивизию. Раньше они просто выполняли план, и на этом их функции исчерпывались. Теперь отвечают за каждого контрактника персонально, поэтому подбор стал более качественным.

- Скажите, а как повлияла на желание служить отмена с этого года так называемых боевых?
- По моему мнению, на привлекательность службы в дивизии отмена боевых не повлияла. И вообще это, думаю, правильное и своевременное решение. Появилось социальное равенство, а то ведь эти выплаты распределялись по специальным квотам, и всем, кто реально выполнял боевые задачи, их не хватало. Сейчас вместо боевых производится определенная доплата, и, что показательно, жалоб на несправедливое распределение денежного вознаграждения стало значительно меньше.

- Какова подготовка офицеров младшего звена дивизии?
- Хочу сказать, что военные вузы стали направлять в дивизию более подготовленных офицеров. К примеру, значительно возрос профессиональный уровень выпускников Московского высшего военного командного училища, хотя раньше на них было много нареканий. Хороших командиров танковых подразделений готовят Казанское и Челябинское высшие военные командные училища, грамотные артиллеристы приходят из Екатеринбургского высшего артиллерийского командного училища. А вот заметное количество брака традиционно дают Военный институт физической культуры и Военный университет.
Это общая ситуация, но понятно, что многое зависит от конкретного человека. Однозначно можно сказать, что в большинстве своем в дивизию прибывают мужественные, целеустремленные лейтенанты, хотя бы потому, что в Чечню каждый из них отправляется добровольно. В общей своей массе офицеры хотят служить, стремятся к профессиональному и карьерному росту. Думается, что 42-я дивизия станет хорошим трамплином для дальнейшей службы.
Есть, конечно, такие лейтенанты, у кого поначалу многое не получается, им стараемся всячески помочь. В дивизии организуются специальные учебно-методические сборы, в ходе которых офицеры знакомятся со спецификой функциональных задач, изучают особенности работы с контрактниками.

...и боевой подготовке


- Представляется, что сама обстановка в Чеченской Республике побуждает военнослужащих дивизии ответственно относиться к занятиям по боевой подготовке. В этой ситуации уровень воинского мастерства определяется, с одной стороны, способностями обучаемого, с другой - условиями обучения. Каковы в дивизии условия для учебных занятий?
- В Чеченской Республике просто необходимо качественно готовить солдата. Каждый военнослужащий в этом неспокойном регионе обязан уметь предельно четко действовать в сложной обстановке. Поэтому стараемся как можно больше заниматься боевой подготовкой. Для подразделений, которые находятся долгое время в отрыве от части (например, на отдаленных заставах), разработана специальная программа обучения. Там мы организуем занятия, например, по огневой подготовке. Постоянно проводим тренировки с использованием специальных приборов, что позволяет солдатам по крайней мере не растерять навыки.
Мы стали более активно и тщательно заниматься одиночной подготовкой военнослужащих, слаживанием отделений и взводов. Также проводим интенсивные занятия с ротными тактическими группами. Ведь нередко подразделениям при проведении спецопераций приходится самостоятельно действовать на отдельных направлениях. Офицеры и солдаты должны уметь принимать оптимальные решения в самых нестандартных ситуациях.
Можно сказать, что ритм боевой подготовки в дивизии нормальный, несмотря на большой отрыв личного состава на выполнение боевых задач. Недавно провели и выполнили на сто процентов программу слаживания рот. Были разыграны все запланированные РТУ. Провели два двусторонних полковых командно-штабных учения с привлечением подразделений обозначения, в ходе которых они совершали реальные марши.
Уровень боевой подготовки в дивизии неуклонно повышается. Показательно, что на окружном конкурсе по полевой выучке наши ротные майор Антон Шупилко и старший лейтенант Дмитрий Щитов заслужили высокую оценку.
Хочу особо отметить, что все занятия мы проводим на своих штатных полигонах, обустройство которых не прекращается. В Ханкале через месяц запустим танкодром, создадим там же войсковое стрельбище. В районе Борзоя планируем соорудить горно-спортивный комплекс, который будет ничуть не хуже, чем в Дарьяле. Сейчас на этом полигоне уже есть места для тренировки в стрельбе из снайперской винтовки, пулеметов и гранатометов. В ближайшее время к полигону от пункта постоянной дислокации полка в условиях сложной горной местности будет оборудована дорога протяженностью около восьми километров. Сегодня на своей материальной базе мы можем учить любой специальности: от водителя до огнеметчика. У нас есть возможность проводить артиллерийские и танковые стрельбы, разыгрывать на местности батальонные тактические учения. Словом, 42-я гвардейская имеет все для того, чтобы со временем утвердиться в звании одной из лучших в Сухопутных войсках.

http://www.redstar.ru/2006/05/24_05/1_03.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме