Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Коллаборационизм наизнанку

Дмитрий  Кленский, Кремль.org

07.09.2005

Городская избирательная комиссия Таллинна не зарегистрировала предвыборный союз под руководством русскоязычного политика Димитрия Кленского, поскольку его название "Список Кленского" (Spisok Klenskogo) не отвечает требованиям Закона о языке. О проблеме русского языка в Эстонии рассказывает действующий депутат Таллинского городского собрания Димитрий Кленский.

- Прошла информация о том, что городская избирательная комиссия Таллинна не зарегистрировала избирательный союз под вашим руководством? Мотив отказа - название не отвечает требованиям закона о языке? Действительно ли это так?

- Решение городской избирательной комиссии подтвердила и республиканская комиссия. Мы это решение будем обжаловать, подаем апелляцию в суд. В любом случае мы это не оставим, соберем пресс-конференцию, поскольку считаем, что это политическая акция. Республиканской комиссии мы объясняем, что можно употреблять иностранные слова, написанные латиницей - "Spisok Klenskogo". Мы привели пример, у нас есть сейчас парламентская партия Республика пишется как " Res Publica ". Два слова отдельно, оба с заглавной буквы на латыни. Причем по-эстонски буквы "с" не может быть, должно быть " k ". Мы написали Избирательный союз " Spisok Klenskogo ", но нам сказали "spisok" - это иностранное слово. Причем, когда мы приводим в пример зарегистрированные эстонские политические объединения и названия других организаций, в которых использованы иностранные слова, они оправдываются тем, что это якобы зарегистрированный товарный знак. Происходящее абсурдно. Особенно, когда отказ в регистрации мотивирован тем, что моя фамилия - иностранное слово. Неужели если моя фамилия Березкин, то я должен переводить значение слова на эстонский язык?

И еще один мотив отказа таков - название организации не должно вводить в заблуждение. Они считают, что "список", это иностранное слово и эстонец не должен его знать. Я говорю, а русский должен знать слово, написанное по-эстонски? Почему вас волнует, например, эстонская бабушка, которая придет голосовать, но не волнует русская бабушка? Требования комиссии не укладываются в здравый смысл. Ведь если бы мы назвались НАТО, то проблема могла бы возникнуть. Но они берут на себя функцию решать за избирателя, понятно или не понятно ему название. А это уже не входит в их компетенцию.

- Разве в эстонском языке заимствованных слов нет?

- Конечно, есть. В центре города, где находится Избирательная комиссия, рядом стоит гостиница " Palace " через "си", это извините, опять иностранное слово. За углом стоит "Емеля", русский кабачок такой, название которого написано русскими буквами. Напротив рижское кафе называется " Double coffee ", эстонских слов нет, но вопросов такие названия не вызывают. Мы даем себе имя, это наше право называться так, как нам хочется. Но комиссия считает, что имеет право решать за нас.

- Почему вам ставят столько препятствий? Складывается впечатление, что у этого вопроса исключительно политическая составляющая.

- Полностью с вами согласен. Мы опасаемся, что нас могут просто не включить в список, а 6 сентября последний день, когда мы можем это сделать. Нас могут вычеркнуть просто по формальным признакам несоответствия. Это название придумал не я. Собрались люди и сказали, что сейчас в Таллинне остался единственный депутат, который выходя на трибуну начинает говорить по-русски - это ты, Димитрий. По мнению этих людей я способен возглавить союз, способный отстаивать права русскоговорящего населения. И я рад оказанной мне чести, поскольку глубоко убежден, что закон не разрешает говорить по-русски, но и не запрещает. Я считаю, что противоестественно, когда до трети депутатов по-эстонски вообще не говорит. Это все означает, что все заседания, все выступления должны дублироваться, но это не делается. Я считаю также, что обязательный перевод на эстонский должен осуществляться за казенный счет, поскольку это выборный орган.

С 2002 года существует языковая норма для исполнительных органов власти, и тем более, она должна существовать для представительных органов власти. До 2002 года депутаты подписывали обязательство, где сказано о том, что они владеют эстонским языком в достаточной мере, чтобы иметь возможность успешно работать в Горсобрании. Но ОБСЕ сказала, что это дискриминация, поскольку только избиратель решает, кого он хочет видеть своим представителем. И не важно на каком языке он говорит.

В Эстонии русский язык является родным для трети населения. Но у нас уже есть поколение, которое практически не говорит по-русски. Такая ситуация создается искусственно. Например, у нас восемь частей города, и когда назначили восемь старейшин этих районов, оказалось, что два человека вообще не говорили по-русски, четыре человека только с переводчиком, и лишь двое владели русским языком. Вопрос в следующем: как при таком руководстве осуществляется связь с русскоязычным населением? Как решаются их проблемы. В уставе Мэрии записано, что чиновники обязаны владеть русским языком, а специальная комиссия контролирует его знание. Но как они пришли в руководство, если они не знают русского языка вообще? Это нонсенс.

- А что говорят в Совете Европы по поводу проблемы русского языка?

- Ну, тут сразу надо задать вопрос, а насколько Европа любит русских? К этой проблеме совсем не однозначное отношение. И по большому счету ЕС старается не вмешиваться в эту проблему. Например, македонское правительство под давлением НАТО, ОБСЕ и Европейского Союза заставили подписать договор, по которому албанское население, если оно в местах административного деления составляет 20%, то вводится квота албанского представительства в полиции, местных органах. Но в отношении Эстонии подобных вещей не происходит. Все наоборот.

У нас в Таллинне 47% русскоязычного населения. А в Нарве более 90% жителей говорит по-русски. Они не могут добиться записанного в законе положения о параллельном делопроизводства на русском языке. Они два раза обращались к правительству. Но эти обращения отвергают. Это свидетельствует о стремлении властей ассимилировать русское население, вытравливая из нее русскость. Я понимаю всю сложность исторического пути эстонского народа. Правильно однажды Павловский сказал, что идет объективный процесс - становление нации. Но всему есть разумные пределы. И потом, мы же в Евросоюз вступили - значит надо жить по европейски!

- Каким Вы видите решение этой проблемы?

- Налицо иезуитское ущемление прав человека. Это, я считаю, вопиющее лицемерие. Нерешенными остаются проблемы с гражданством. Вообще я не понимаю глупость, почему не дают гражданство. Но странно другое. Почему русские депутаты в законодательных органах молчат об этих проблемах.

- Почему?

- Это называется коллаборационизм наизнанку. Это люди, которые просто хотят выжить в этих условиях без ущерба для себя. Русский вопрос стал товаром. Эстонцев это устраивает, потому что есть русское представительство. Они всегда будут говорить, что вот, у нас русские сидят в этих представительствах и они согласны с этой политикой.

- Как Вы считаете, каким образом Россия должна подключаться к решению этого вопроса? Или, в данном случае, российские власти должны молчать?

- У меня такое впечатление, что у российской разведки нет здесь своего резидента. Нет адекватной информации о русских в Эстонии. Такое впечатление, что Кремль или российский МИД или другие околовластные круги в Москве удовлетворяет такая ситуация. Создается впечатление, что есть люди, которые канализируют какие-то свои проблемы, но не русского населения. Проблемы экономические, а может быть, политические.

Я считаю, что Россия безусловно должна действовать через Европейский союз, и через европейские структуры давить на правительство Эстонии. Только тогда заявления Москвы будут убедительными. Все, что касается прав человека, не является внутренним делом данного государства и поэтому Россия, защищая своих соотечественников, имеет полное право вмешиваться в эти вопросы, ставить эти вопросы перед мировой общественностью. Такое право имеет и Эстония, другие страны Евросоюза.

- Насколько активно российское посольство в Эстонии?

- Считаю, что не очень. Я знаю, что оно вызывает недовольство среди русского населения. И еще. Мне непонятно, почему в Финляндии, в Хельсинки стоит информационно-культурный центр еще с советских времен, а у нас даже нет элементарных русских центров. Доходит до того, что помощь русским здесь оказывают американские миссионерские организации, и намного больше, чем местные русские общественные организации и даже православная церковь.

Беседовала София Пригара

http://kreml.org/interview/96522882?user_session=eef570f20c04b3d77a7ee6e2380d5a36



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме