Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Он был настоящий русак...

Дмитрий  Подушков, Русский вестник

08.10.2003

Алексей Андреевич Аракчеев родился 23 сентября 1769 года в с. Гарусово Новгородской провинции Новгородской губернии (с 1796 года Вышневолоцкий уезд Тверской губернии, сегодня Удомельский район Тверской области).

Алексей рано стал привлекаться матерью к работе по хозяйству, приучаться к чистоте и порядку. Сама набожная до крайности, мать и сыновей своих стремилась воспитать в строгом религиозном духе. Она постоянно брала Алексея с собою в церковь, которую посещала аккуратно, не пропуская ни обедни, ни вечерни. Учила его молитвам, внушала уважение к нормам христианской этики. Сельцо Гарусово входило в церковный приход погоста Покровский Тихомандрицкий (от Гарусово 2 км) на речке Тихомандрице. Настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в это время был Соколов Павел Максимович, дед по мужской линии выдающегося русского ученого Дмитрия Ивановича Менделеева. В январе 1783 года он благословил дворянского сына Алексея Аракчеева на учебу в кадетском корпусе, на службу царю и Отечеству. В этом же году в семье священника родился сын Иван, который во время учебы в Тверской семинарии получил фамилию Менделеев.

Прибыв в столицу Российской империи 18 января, Алексей смог поступить в Артиллерийский и Инженерный Шляхетский кадетский корпус лишь 19 июля, после многих лишений и скитаний. В кадетском корпусе Аракчеев ''отличался от всех строгим поведением и прилежанием к наукам'', - вспоминал про него спустя много лет один из бывших его сотоварищей.

В августе 1786 года за успехи в учебе Аракчеев был награжден серебряной позолоченной медалью. Его отличало усердие в учебе, безропотное послушание старшим по званию, редкая исполнительность. Сыну малопоместного дворянина из провинции, не имеющему связей в столице, приходилось рассчитывать только на свои силы и служебное рвение. Дело дошло до того, что кадету Аракчееву стали поручать следить за порядком в корпусе. В 1789 году ему был присвоен чин подпоручика артиллерии и он был назначен командиром гренадерской роты, образованной из лучших фронтовиков.

Осенью 1792 года Аракчеев был назначен на службу в Гатчину в войска к наследнику престола Павлу Петровичу (позднее Павлу 1). В октябре он был произведен Павлом в чин бомбардир-капитана, а в августе 1793 года - в майоры артиллерии и подполковником армии. Доверие Павла к Аракчееву постоянно возрастало.

Служба в Гатчине у Павла, дружеские отношения с 1790-х годов с наследником престола Александром Павловичем (впоследствии Александром 1) заложили условия для карьерного роста Аракчеева. Но восхождение по служебной лестнице произошло, прежде всего, вследствие необычайного трудолюбия Аракчеева. Будучи выходцем из провинциального беднейшего дворянства, Аракчеев прекрасно понимал, что в жизни мог рассчитывать только на свои силы. Его недоброжелатели подчеркивали его необразованность, безкультурность. Несомненно, под ''культурностью'' в то время понималось, прежде всего, умение вести себя в свете, при дворе, плести интриги, вопросы этикета. Аракчеев же, блестяще окончивший кадетский корпус, на первое место ставил интересы службы, преданность императору, державе. Именно это стало основной причиной ненависти прозападно настроенного ''высшего света'' к ''выскочке'' из нижней дворянской иерархии. Несомненно, Аракчеев своей требовательностью сломал карьеру многим родовитым отпрыскам, которые считали, что чины и должности должны принадлежать им по праву рождения, а не по отношению к службе.

6 ноября 1796 года после смерти Екатерины 2 императором Российской империи становится Павел 1. Двадцатисемилетний полковник Аракчеев назначается комендантом Петербурга и получает квартиру в Зимнем дворце. 8 ноября он производится в генерал-майоры. 12 декабря Павел жалует Аракчееву две тысячи крестьянских душ в Новгородском наместничестве в селе Грузино. 5 апреля 1796 года в день своей коронации Павел 1 жалует Аракчееву баронское достоинство, а 5 мая 1799 года - графское. Павел утвердил графский герб Аракчеева и собственноручно добавил к гербу девиз: ''Без лести предан''. 4 января 1799 года Аракчеев назначается инспектором всей артиллерии. В последствии, даже недруги Аракчеева признают, что он привел русскую артиллерию в образцовое состояние, чего нельзя было сказать о русской армии того времени в целом.

В марте 1801 года после убийства Павла на престол вступил Александр 1. Несомненно, одним из важнейших условий удачного покушения на Павла стало то, что Аракчеев в это время был в отставке. ''Либерализм обратился в моду'', _ писал современник Аракчеева Д.П. Рунич. Ближайшими соратниками Александра стали молодые аристократы, воспитанные на западноевропейских политических идеях. В мае 1803 года Аракчеев снова возвращается на должность ''инспектора всей артиллерии''. Адъютант одного из гвардейских артиллерийских батальонов И.С.Жиркевич, служивший под начальством Аракчеева, свидетельствовал о нем: ''Честная и пламенная преданность престолу и отечеству, проницательный природный ум и смышленость, ...честность и правота _ вот главные черты его характера... Об усовершенствованиях артиллерийской части я не буду распространяться: каждый в России знает, что она, в настоящем виде, создана Аракчеевым''.

В январе 1808 года, в 39 лет, Аракчеев назначается военным министром. Служивший в экспедиции военного министерства В. Р. Марченко отмечает заслуги Аракчеева: ''Самовластием беспредельным и строгостью, сделал он много хорошего: восстановил дисциплину, сформировал заново, можно сказать, армию, расстроенную неудачами 1805 и 1807 годов...'' Россия почти непрерывно воевала. ''По признанию военных историков, успеху русских в войне 1808_1809 годов со шведами много способствовала выпестованная Аракчеевым артиллерия''. Стоит обратить внимание на то, что, ревностно относясь к службе, Аракчеев несколько раз уходил в отставку, когда видел, что ревность его не устраивала императоров по тем или иным причинам. Он неоднократно отказывался от богатых подарков и других знаков внимания.

Ф. В. Булгарин прозрел ключ к пониманию места Аракчеева при дворе: ''Главнейшее достоинство графа А.А. Аракчеева состояло в том, по моему мнению, что он был настоящий Русак, как мы говорим в просторечии. Все русское радовало его и все, что, по его мнению, споспешествовало славе России, находило в нем покровительство''. Фактически Аракчеев возглавлял ''русскую партию'' при дворе Александра 1, и его твердая патриотическая позиция вызывала понятную ненависть у зараженных либеральными идеями царедворцев. Здесь надо сказать и о позиции самого императора. Воспитанный своей бабкой Екатериной на идеях волтеранства, на публике он стремился слыть либералом. Но интересы дела и не прекращающиеся для России войны требовали не фрондерствующих онегиных и чаадаевых, а патриотичных практиков и прагматиков, к числу которых и принадлежал Аракчеев. Поэтому место свое он занимал по праву больших административных талантов и трудолюбия, а не лицемерия и угодничества. Но именно либеральное окружение императора, ревнуя его к Аракчееву, предельно сатанизировало его образ в глазах современников и потомков.

Александр 1 прекрасно знал все достоинства и недостатки Аракчеева. А главным достоинством для Александра было то, что все не популярные решения Аракчеев брал на себя, а все хорошие приписывал Александру. ''В механизме управления империей Аракчеев играл чрезвычайно важную роль, но совсем не ту, что приписывалась ему современниками и впоследствии историками. Возвысив графа, Александр не отдал ему управление государством, а, напротив, взял это управление в свои руки так, как никогда прежде не брал'' (В.А. Томсинов).

Роль графа Аракчеева в Отечественной войне 1812 года до сих пор по-настоящему не оценена. А роль эта без сомнения выдающаяся и значительная.

О неизбежной большой войне с Францией в России начали говорить с 1807 года. По линии военного министерства Аракчеев в 1808 году осуществил увеличение численности армии на 30.000 человек, создал учебные части, организовал запасные рекрутские депо, на базе которых в Отечественную войну 1812 года готовились резервные армии.

Великий князь Николай Михайлович в своей монографии ''Император Александр 1'' пишет: ''В области военной два человека сделали очень много. То были Барклай и Аракчеев. Они неустанно работали для приведения в порядок всех отраслей русской армии. Работа была не из легких. Многие открыто выражали недовольство, но железная воля Алексея Андреевича и методичный и спокойный Барклай сделали, что могли, не обращая внимание на критику и интриги''. Аракчеев покровительствовал М. Б. Барклаю де Толли, а князь П. И. Багратион за Финляндскую войну благодаря Аракчееву получил чин генерала от инфантерии.

Подготовка к войне велась не только по военной линии. Известно, что в высшем свете, и при дворе в том числе, были сильны симпатии к Наполеону, к либеральным западным идеям. С детства проникнут либеральными идеями был и сам Александр. И если в мирное время либеральное фрондерство было допустимо, то начавшиеся приготовления к схватке с Наполеоном побудило Императора наводить порядок и в этой области. Необходимо было удалить из управленческого аппарата Империи, как бы сегодня сказали, ''агентов влияния'', которые предавали интересы России не явно, но скрыто, внося в общество раскол на уровне доверия к Императору, самодержавной идеологии, подрывая государственную дисциплину. Не все вовремя поняли изменившиеся реалии. Одной из наиболее одиозных прозападных фигур при дворе был секретарь Государственного совета М.М. Сперанский. Аракчеев и Сперанский были идейными антиподами. Аракчеев, фактически, возглавлял при дворе ''русскую партию'', а Сперанский - ''партию западников''. 17 марта 1812 года Сперанский, по настоянию Аракчеева и его сторонников, неожиданно был снят со всех постов и отправлен в многолетнюю ссылку. С середины 1811 года напряжение в отношениях между Россией и Францией начала стремительно накаляться и к концу 1812 года стало очевидно, что войны не избежать. 14 апреля Александр 1 прибыл в Вильно, а 28 апреля туда же приехал Аракчеев. 12 июня 1812 года наполеоновская армия перешла Неман. Началась Отечественная война.

Очевидно, что войну ведут не только военачальники на фронте, но и администраторы в тылу. Аракчеев взял на себя значительную часть текущих дел по управлению империей, и нередко принимал по ним решения единолично. Все курьеры, прибывшие к Императору на доклад, сначала проходили через Аракчеева.

После оставления армией Наполеона русских пределов, боевые действия были перенесены в Европу. В течение всего заграничного похода Аракчеев ведал перепиской Императора. После освобождения Варшавы он был назначен управляющим делами в Польше. По случаю окончания военного похода в 1814 году Аракчеев был произведен в фельдмаршалы. Но, осознавая реально свою роль в войне, он упросил Александра оставить его в прежнем звании - генерала от артиллерии. По этому же поводу государь пожаловал Аракчееву собственный портрет, украшенный алмазами. Верный своим принципам Аракчеев упросил Александра прислать ему портрет без алмазных украшений.

Аракчеев не был полководцем и не снискал себе воинской славы. Победы или поражения полководца очевидны для современников и потомков. Заслуги администратора разглядеть труднее и они в большей степени подвержены временной переоценке. Несомненной заслугой Аракчеева стало то, что он смог мобилизовать ресурсы Империи на борьбу с сильнейшей армией мира. И в битве двух держав, двух экономик он проявил себя как блестящий стратег. В многочисленной литературе о войне 1812 года сведения о роли и месте Аракчеева крайне скупы. И это понятно. Повседневная рутинная работа по управлению Империей и обеспечению воюющей армии всеми видами довольствия - во всем этом трудно найти романтику, подобную боевой. Однако не будем забывать и то, что непосредственно в сражениях участвовала артиллерия, выпестованная Аракчеевым, а также выдвинутые им военачальники. Аракчеев активно участвовал так же в ходе войны в кадровой политике и даже определял, на начальном этапе, место самого Императора в войне. Неоднократно в ходе войны Аракчеев ставил себя под удар общественного мнения, защищая репутацию Александра и боевых генералов, разделяя с ними ответственность за поражения первых месяцев войны.

Наиболее тяжкий груз исторических ''обвинений'' падает на Аракчеева за создание военных поселений из крестьян. Идея же эта целиком принадлежала Александру 1. С самого начала Аракчеев был против нее. Но, как верный слуга, в конце концов, ревностно приступил к исполнению воли монарха, чем снискал себе законную ненависть крестьян на долгие и долгие десятилетия даже после своей смерти. А Александр остался в тени.

24 декабря 1815 года граф Аракчеев был назначен докладчиком по делам Комитета министров, - чуть позже - по делам Госсовета и получил в свое управление Собственную его Императорского Величества канцелярию. По фактическому положению в механизме управления империей граф стал выше самого Председателя Комитета министров и Государственного Совета. По большинству вопросов государь принимал мнение именно Аракчеева, как более обоснованное, подготовленное и грамотное. С назначением графа докладчиком по делам Комитета министров были отменены личные доклады министров государю.

Аракчев был ценим историком и писателем Н. М. Карамзиным. В марте 1816 года Николай Михайлович имел с Аракчеевым беседу. ''Вообще я нашел в нем человека с умом и с хорошими правилами''. Аракчеев всячески способствовал изданию великого исторического труда Карамзина ''История государства российского''.

В своем имении Грузино Аракчеев наладил идеальный порядок. В 1817 году в письме императору он оценивает долг помещика перед крепостными: ''1). Не мыслить о своем обогащении, а более всего заботиться о благосостоянии крестьян, вверенных Богом и правительством его попечению; 2). Доходы, с них получаемые и составляемые всегда ценою их пота и крови, обращать главнейше на улучшение их же положения''. Аракчеев платил за своих крестьян государственные подати, устроил в имении банк и лазарет, нанял доктора для регулярного посещения крестьян.

Оба родителя графа были похоронены в храме Покрова Богородицы села Курганы (сегодня Бежецкий район Тверской области), который был построен, как отмечено в церковных документах, ''тщанием прихожанки, госпожи порутчицы Елизаветы Андреевны Аракчеевой'' в 1816 году. Спустя 15 лет Аракчеев построил при храме колокольню и соединил ее с храмом ''комнатой''. Храм сохранился. Алексей Андреевич умер 23 сентября 1834 года и был похоронен в селе Грузино Новгородской губернии. Вплоть до кончины он не выходил в отставку, а оставался членом Государственного совета, сенатором, генерал-инспектором всей пехоты и артиллерии, шефом полка своего имени и в качестве генерала от артиллерии командующим 2-й лейб-гвардейской артиллерийской бригады. Незадолго до смерти, оставаясь верным своим жизненным принципам, он внес 300 тысяч рублей на счет Новгородского кадетского корпуса, ''дабы на проценты с этой суммы воспитывалось ежегодно в нем 17 кадетов из Новгородской и Тверской губернии''. Конечно, Аракчеев был и останется в истории русским патриотом, выступавшим за укрепление России и многое для этого сделавшим практически. Его честное имя должно быть защищено перед лицом наших современников и потомков.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме