Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Противоречит ли понятие "традиционные организации" Конституции России?

Игорь  Понкин, НГ-Религии

04.07.2002


Реализация права государства на выбор, с кем ему сотрудничать, не ущемляет прав верующих …

Сегодня в обществе вновь разгораются споры относительно введения разграничения совокупности всех религиозных объединений в России на традиционные религиозные организации и все остальные религиозные объединения, которые не являются традиционными. В некоторых публикациях в СМИ утверждается, что выделение традиционных религиозных организаций нарушило бы конституционную норму о равенстве религиозных объединений перед законом (ч. 2 ст.4 Конституции РФ). Однако указанную норму о равенстве религиозных объединений перед законом обоснованно рассматривать при обязательном учете сложных исторических и социально-культурных аспектов объекта исследования - деятельности религиозных объединений и их отношений с остальной частью общества и государством.
В юридической науке вообще и в конституционном праве в частности, понятие юридического равенства не рассматривается в отрыве от сущности и принципов правовой системы, целей законодателя, без учета конкретных особенностей субъектов права, социальных условий. Наоборот, всегда правовая наука призывает законодателя и правоприменителя к системному толкованию юридических норм с учетом их социально-правового контекста, духа и буквы закона.
Выяснение смысла слов, использованных в формулировке ч.2 ст.14 Конституции РФ, позволяет сделать вывод о том, что под "равенством религиозных объединений перед законом" имеется в виду их юридическое равенство, то есть равенство подходов государства ко всем религиозным объединениям, наличие единого для всех религиозных объединений законодательства, регулирующего их конституционно-правовой статус и деятельность.
Категории "юридическое равенство" и "фактическое равенство" не тождественны по содержанию. По своему конкретному имущественному и неимущественному положению, по конкретному набору субъективных прав и обязанностей, обусловленному множеством социальных факторов (количество последователей и пр.), религиозные объединения весьма отличаются друг от друга. С помощью норм права в целом и конституционного права в частности, можно гарантировать именно юридическое равенство религиозных объединений, т. е. равное положение любого религиозного объединения перед законом, равные основные права, свободы и обязанности. Фактическое же равенство или неравенство религиозных объединений в жизни зависит от количества их членов, от их имущественного положения, социального влияния, исторической укорененности данного религиозного объединения в России и т. д.
Да, в соответствии с ч.2 ст.14 Конституции РФ, религиозные объединения равны перед законом. Но точно так же, согласно частям 3 и 4 статьи 13 Конституции РФ и Федеральному закону "Об общественных объединениях", равны перед законом и все общественные объединения. Равны перед законом политические партии, профсоюзы, творческие ассоциации, благотворительные общественные фонды и т.п. Тем не менее, государство одни из них поддерживает больше, другие меньше, оказывает некоторым из них преференции, а к остальным относится индифферентно, не препятствуя в осуществлении их уставных целей. Объективными причинами такого дифференцированного подхода являются разное отношение к ним граждан, их неравнозначное влияние на культурную жизнь страны, различия в характере социальной значимости, общественной полезности их деятельности. Все они приносят обществу неодинаковую пользу, отличаются друг от друга по количеству членов, по масштабам социального влияния.
Юридическое равенство перед законом, в смысле равенства основных прав, равенства требований к деятельности религиозных объединений, ни в коем случае не отменяет права многонационального народа России, являющегося, согласно части 1 статьи 3 Конституции РФ, носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ, выбирать, какие объединения поддерживать в большей степени, а какие - в меньшей. Эта воля народа реализуется через соответствующие представительные и исполнительные органы государственной власти.
Целый ряд конституционных правовых норм закреплен с учетом возможного фактического неравенства субъектов права или не исключает его возникновения. Так, согласно части 1 статьи 19 Конституции РФ, все равны перед законом. Но повышенное внимание законодательства и государства к некоторым категориям лиц - несовершеннолетним, инвалидам, пенсионерам, ветеранам, беременным женщинам и др. - не нарушает принципа равноправия или юридического равенства, а является проявлением закрепленной в части 1 статьи 7 Конституции РФ социальной природы Российского государства, есть практическая реализация закрепленной в статье 2 Конституции РФ нормы о том, что "человек, его права и свободы являются высшей ценностью".
Закрепленное в Гражданском кодексе РФ (статьи 26, 28-30, 23) разделение граждан на категории с разными объемами дееспособности - полностью дееспособные, малолетние, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, признанные судом недееспособными, ограниченные судом в дееспособности, предприниматели без образования юридического лица - не нарушает принципа равенства всех людей перед законом, не отменяет конституционной нормы о равенстве всех людей перед законом (часть 1 статьи 19 Конституции РФ) и не вступает с нею в противоречие.
Таким образом, фактическое равенство всех людей - это фикция. Один человек является обладателем авторских прав, другой - нет. Как можно их фактически приравнять в авторских правах? Один имеет установленные федеральным законом льготы, другой нет, один полностью дееспособен, а другой недееспособен, один - молодой человек, которому не положены социальные льготы, а другой - пенсионер, ветеран войны, инвалид, находящийся на иждивении. Даже декларации фактического равенства людей юридически несостоятельны, являются пережитком декларативно-лозунговых конституционных норм советского периода. Но при этом, согласно статьи 19 Конституции РФ, все равны перед законом, обладают юридическим равенством, равенством в основных правах и возможностях, предоставляемых им Конституцией РФ и законами. Юридическое равенство выражается в наделении субъектов права одинаковым объемом соответствующих прав, свобод и обязанностей; если вводятся ограничения, они одинаковы для всех, равны для всех гарантии реализации прав, свобод и выполнения обязанностей.
Как нельзя обеспечить фактическое равенство всех людей, так и невозможно реализовать фактическое равенство религиозных объединений. Поэтому расширенная правосубъектность традиционных религиозных организаций, предполагающая преимущественное сотрудничество государства с ними, не противоречит конституционной норме о равенстве религиозных объединений перед законом.
Законодательное закрепление перечня традиционных религиозных организаций имеет множество прецедентов в различных странах мира. Не будем здесь обсуждать тот факт, что ислам признан государственной религией в Пакистане, Иране, Саудовской Аравии, Египте, Иордании и других странах, а рассмотрим, как обстоит дело в странах, которые относят к западной цивилизации. В законодательстве Аргентины, Болгарии, Великобритании, Дании, Ирландии, Исландии, Норвегии, Швеции, Финляндии и др. стран закрепляется статус государственной или традиционной за определенной религией или же положения об особом правовом статусе определенных религиозных организаций закреплены в законодательстве страны. Правовой статус традиционных религий может устанавливаться и нормами заключенных государством с определенными религиозными организациями договоров (Испания, Италия и др.). Такое положение сложилось в этих странах исторически, оно отражает глубокое убеждение народа в благотворном воздействии тех или иных религий на политику и общественную мораль. В тех же странах, где никакая из религий не имеет юридического статуса государственной или традиционной (ФРГ, Япония и др.), одна из существующих религиозных организаций имеет статус традиционной де-факто вследствие полуофициальной поддержки органов государственный власти и открыто выражаемой поддержки значительной части населения. При этом, во всех указанных странах гарантируется свобода вероисповедания.
При этом практически все зарубежные Конституции устанавливают равенство религиозных объединений перед законом. Вполне четко отражено непротиворечие выделения традиционной религиозной организации конституционной норме о равенстве всех религиозных объединений перед законом в статьях 7 и 8 Конституции Итальянской Республики. Статья 8 устанавливает: "Все религиозные конфессии равно свободны перед законом". Однако далее статья 8 и ранее статья 7 Конституции Итальянской Республики устанавливают привилегированное, особое положение Католической Церкви: "Государство и Католическая Церковь независимы и суверенны в принадлежащей каждому из них сфере. Их отношения регулируются Латеранскими соглашениями. Изменения этих соглашений, принятые обеими сторонами, не требуют пересмотра Конституции" (статья 7). "...Религиозные конфессии, отличные от католической, имеют право создавать организации согласно своим уставам, если они не противоречат итальянскому правовому порядку..." (статья 8). То есть Конституция Итальянской Республики, устанавливая равенство религиозных объединений перед законом, закрепляет разграничение всего массива религиозных объединений, действующих в стране, на 2 части - Католическая Церковь и все остальные.
Таким образом, в конституционном праве большинства зарубежных стран, из которых в качестве примера в настоящей статье упомянуты лишь несколько, установление демократической нормы о равенстве религиозных объединений перед законом и выделение традиционных религиозных организаций с наделением их соответствующим конституционно-правовым статусом не вступают в противоречие друг с другом.
Принцип равенства религиозных объединений перед законом отнюдь не диктует построения отношений государства с ними как с равнозначимыми. Государство, как институт, призванный представлять интересы всех своих граждан, должно при взаимодействии с религиозными объединениями учитывать, что значительно различающиеся по численности части населения РФ выражают принадлежность или предпочтительное отношение к разным религиозным объединениям. Из этого следует, что государство вправе по-разному сотрудничать с религиозной организацией, имеющей многовековую историю и насчитывающей сотни тысяч или миллионы последователей, и религиозной группой из нескольких десятков человек, созданной год назад.
Государство не может игнорировать тот факт, что значительная часть населения нашей страны относит себя в той или иной мере или выражает каким-либо образом предпочтение к тем религиозным организациям, которые принято называть традиционными. Отказ признавать этот факт на том основании, что другие группы граждан не относят себя к этим конфессиям, является, безусловно, ошибочным. В реальных взаимоотношениях государство должно учитывать, какова роль той или иной религии в жизни населения страны в целом или в отдельном субъекте РФ. Государство вправе выбирать, с какими религиозными организациями ему сотрудничать, взаимодействовать в большей степени, чем с остальными.
Религиозные объединения, согласно законодательству, являются объединениями граждан России и иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории России. Равенство религиозных объединений перед законом является гарантией, производной от одной из свобод человека - свободы вероисповедания, которая, однако же, не является абсолютной (безграничной) и может быть ограничена федеральным законом в соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции РФ в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Следовательно, федеральным законом может быть установлен механизм реализации гарантии равенства религиозных объединений перед законом, ограничивающий права определенных религиозных объединений в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Из Постановления Конституционного Суда РФ от 23 ноября 1999 года N 16-П по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого части 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения "Христианская церковь Прославления" следует, что основанное строго на законе ограничение прав некоторых религиозных объединений не нарушает принцип юридического равенства всех религиозных объединений перед законом. Показано, что предоставление недавно созданным религиозным объединениям такого же правового статуса, как и религиозным организациям, которые существуют в России уже длительное время и поддерживаются значительной частью граждан РФ, не является обоснованным.
Выделение государством традиционных религиозных организаций представляет собой учет и реализацию коллективных прав верующих традиционных религиозных организаций. Права религиозных объединений по своей природе - это коллективные права, поскольку они реализуются гражданином совместно с другими гражданами посредством создания религиозного объединения. Но если свобода совести и свобода вероисповедания, как индивидуальные права, закрепленные в статье 28 Конституции РФ, унифицированы и едины для всех, то реализация коллективных прав верующими одной религиозной организации не может быть предметом претензий других религиозных организаций, если это прямо или косвенно не ущемляет их прав и законных интересов, а также прав и интересов верующих этих организаций. Расширенное сотрудничество государства с несколькими традиционными религиозными организациями не может быть признано ни прямым, ни косвенным ущемлением прав и интересов других религиозных организаций. Коммунистический уравнительный подход здесь просто неприемлем.
Отражение факта, что какие-либо религиозные объединения не попали в перечень традиционных или исторически укоренившихся, не несет в себе дискриминации, не является уничижительным ярлыком, не поражает такие объединения в правах, установленных и закрепленных Конституцией РФ и федеральным законодательством, не умаляет их на практике.
Органы государственной власти, действуя от лица государства и общества, в сфере конституционно-правовых отношений вправе самостоятельно в соответствии с законодательством и в пределах их компетенции определять, учитывая интересы граждан России, порядок, формы и объемы государственного сотрудничества с разными религиозными объединениями. Естественно, что при выборе форм и объемов такого сотрудничества государственные органы должны учитывать исторические, социальные, религиозно-духовные аспекты деятельности соответствующих религиозных объединений, они и вынуждены и обязаны учитывать разную численность верующих различных религиозных объединений.
Целевое и функциональное выявление правовой сути конституционной нормы части 2 статьи 14 Конституции РФ, закрепляющей "равенство религиозных объединений перед законом", позволяет сделать вывод о том, что указанная норма права означает следующее:
1. Равенство конституционных прав и обязанностей каждого члена любого религиозного объединения, действующего в соответствии с законодательством РФ.
2. Равные требования, предъявляемые российским законодательством ко всем религиозным объединениям вне зависимости от каких-либо их характеристик, и установление единых правовых основ деятельности религиозных объединений.
3. Распространение установленных законодательством РФ запретов и ограничений на все религиозные объединения в одинаковом объеме.
4. Установление в законодательстве РФ равных мер ответственности в отношении любых религиозных объединений и их членов за совершение правонарушений.
Подытоживая сказанное выше, можно сделать вывод, что норма права, закрепленная в части 2 статьи 14 Конституции РФ и устанавливающая равенство религиозных объединений перед законом, не препятствует выделению государством традиционных религиозных организаций, наделению их соответствующим конституционно-правовым статусом и расширенному сотрудничеству с ними.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме