Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Сухановская школа

Б.  Якеменко, Московский журнал

01.10.2000


В труднейший для послереволюционной России 20-е годы в родовой вотчине князей Волконских была открыта школа. Здесь пекли хлеб и учились музыке, вели серьезнейшие археологические изыскания и ставили "Принцессу Турандот". Школа просуществовала нес …

В начале 1920 года Московский отдел народного образования (МОНО) принял решение об организации в опустевшей подмосковной усадьбе Суханово, родовой вотчине князей Волконских, "Сухановской школы 2-й ступени" с интернатом для подростков, потерявших родителей в первой мировой и гражданской войнах1. Дело было поручено заведующему 30-й московской школой, преподавателю истории Ивану Демьяновичу Журавелю.
После представления председателю Сухановского волисполкома в начале июня 1920 года Иван Демьянович получил ключи и осмотрел разоренный дом и служебные постройки усадьбы. Все оказалось в таком состоянии, что, по воспоминаниям И.Д.Журавеля, "приезжавшие по направлению ГубОНО опытные и квалифицированные педагоги для работы в организующемся детском доме боялись остаться даже переночевать, тут же отказывались и уезжали обратно в Москву". Главный дом предназначался только для летнего отдыха - электричество, канализация и водопровод отсутствовали. "Опустевшие парадные комнаты были завалены горами мусора. Еще большие горы мусора окружали дом и флигеля. Оконные стекла были в значительной своей части разбиты или похищены. В двух флигелях были расхищены оконные рамы и двери, взломаны полы".
"В большинстве комнат была беспорядочно навалена мебель и остатки другой обстановки, - вспоминал П.А.Герасимов. - Даже кожа с некоторых диванов была содрана..." Почти полностью уцелела обстановка кабинета владельца усадьбы князя П.Д.Волконского. От библиотеки сохранилась лишь иностранная часть - все русские книги исчезли... В одной из шести комнат чердака лежал "экономический" архив усадьбы - счета, справки, ведомости. Другая была заполнена посудой с гербом Волконских. Третья - уставлена разнообразными старинными осветительными приборами: от примитивных плошек до сложных светильников с насосами для подкачки масла или керосина... Был цел также и знаменитый диван, на котором в Таганроге умер император Александр I. Часть усадебной обстановки вывезли в Горки. Герасимов свидетельствует: "В 1918 году я был здесь у тети и видел, как отсюда везли вещи, возов десять было, и не в Москву едут, как говорили, в Исторический музей, а едут в сторону Горок. Как ни странно. Как раз тогда, когда организовывали Горки".
Вскоре И.Д.Журавель пригласил нескольких педагогов-энтузиастов и хозяйственников, до этого работавших с ним в 30-й школе - С.В.Сергиевского (преподаватель литературы), Р.М.Фукельман (преподаватель русского языка), А.Н.Таболину, отвечавшую за питание, врача В.Н.Устинову, М.М.Воинову, взявшую на себя "заботу о гардеробе". Приехала сюда и жена Ивана Демьяновича - Татьяна Тимофеевна Журавель. Началась подготовка к учебному году. Вывозился мусор, расчищалась территория. Самая большая проблема возникла с оконными стеклами, найти которые в то время было почти невозможно. Пришлось разобрать остекление полуротонды главного входа и пустить его на дом... 8 июля 1920 года в школу прибыла первая ученица - направленная сюда В.И.Лениным дочь коменданта Горок Альма. Эта дата и считается днем основания Сухановской школы.
Учащиеся прибывали в Суханово по распоряжению МОНО из Москвы и Подмосковья, из соседних селений. В начале августа их количество достигло 124 человек2. С каждым из новичков педагоги проводили беседу, выясняя его биографию и интересы, знакомили с порядками в школе. Насильно никого не удерживали - будущий ученик должен был сделать выбор сам.
Набор учащихся шел куда успешнее, нежели набор учителей. Главным препятствием продолжали оставаться тяжелые условия, в которых предстояло работать и жить. С трудом, но все же удалось постепенно найти педагогов по каждому предмету. При этом упор делался не столько на педагогическое образование, сколько на профессиональное владение предметом в целом. Так, русский язык и литературу мог преподавать писатель, математику - инженер, историю - краевед, археолог или музейный работник и так далее. К началу учебного года в состав небольшого педколлектива вошли: Г.С.Бородин - преподаватель математики, И.В.Ипатов, также преподававший математику и руководивший кружком живописи, Б.П.Баженов - преподаватель естественнонаучных дисциплин, П.Е.Куртенер - преподаватель физкультуры (бывший профессиональный боксер, известный под псевдонимом Марен Буше). Необходимо добавить, что состав педколлектива постоянно менялся. Некоторые приезжали ненадолго - для чтения лекций, проведения кружковых занятий, экскурсий. Так, тогда еще только начинающий писатель Леонид Леонов неоднократно бывал в Суханове, читал воспитанникам и преподавателям первые свои произведения. Частым гостем был молодой в то время чтец Владимир Яхонтов, который "знакомил ребят с произведениями русской и советской литературы в художественном исполнении". В школе устраивались "часы слушания музыки", проводившиеся Р.М.Глиэром - композитором, народным артистом СССР. Хоровым кружком в составе 50 человек руководил В.В.Нечаев, позднее профессор Московской консерватории. Известный исследователь архитектуры В.В.Згура на семинарских занятиях изучал с воспитанниками искусство XVIII - XIX веков и проводил экскурсии по музеям Москвы и Подмосковья. Археологические раскопки велись под руководством профессора В.А.Городцова. В гости к школьникам приезжали С.В.Образцов (имение его крестной матери находилось в Потапове, неподалеку от Суханова)3, известный археолог, исследователь подземной Москвы И.Я.Стеллецкий (по воспоминаниям П.А.Герасимова, он был странно одет и носил привязанный к поясу совок), профессор Московской консерватории А.А.Борисяк; дважды была здесь Айседора Дункан со своей труппой.
Нельзя не упомянуть и о визите в Суханово (в конце 1920 или в начале 1921 года) сестры Ленина - М.И.Ульяновой. Она произвела на всех неприятное впечатление резкостью и высокомерностью обращения. Обходя спальни, увидела иконки в изголовьях детских кроватей и отчитала заведующего И.Д.Журавеля за отсутствие твердости в деле искоренения "религиозных предрассудков"; потребовала немедленно иконки убрать. Иван Демьянович отказался: "У нас дети из бедных крестьянских семей, в которых очень много горя. В их жилищах икона едва ли не главное, если не сказать единственное, украшение быта. Провожая сына, дочь в школу, мать, естественно, дарила им иконку и, таким образом, для ребенка это не предмет культа, а память о доме".

Учеба

Основной задачей Сухановской школы 2-й ступени было, как писал И.Д.Журавель, "помочь подросткам хорошо организовать свою жизнь в местных условиях, жизнь общественную и трудовую, умственную и эмоциональную". К первому учебному году ребят готовили заранее. Когда в школу поступило свыше 25 человек, начали "нулевой цикл": 2 часа - обязательный для всех физический труд; 3 часа - тоже обязательные занятия русским языком и еще 2 часа - свободные занятия. "Каждый день за утренним чаем объявлялось примерно: сегодня преподаватель физкультуры Павел Евгеньевич будет устраивать массовые игры (или ведет купаться и играть в ватерполо); преподаватель музыки и пения Рейнгольд Морисович организует слушание музыки (или хоровое и сольное пение); учитель математики Григорий Степанович будет читать пьесы Чехова, чтобы выбрать пьесу для постановки; преподавательница Мария Михайловна будет показывать, как сшить сорочку; преподаватель Иван Демьянович будет читать вслух "Правду" и "Известия" и объяснять международные события; агроном Григорий Аввакумович заканчивает уборку сена в парке; учитель рисования Иван Вячеславович будет рисовать овраг около парка и т.д." Каждый мог выбрать то, что ему понравится. Однако уходить с выбранного занятия до его окончания было запрещено. В сентябре уже было более 100 учащихся, и с новичками стали работать не только преподаватели, но и воспитанники.
В учебный план Сухановской школы 2-й ступени входили: русский язык и литература, математика, черчение, физика и космография, химия, естествознание, география, история (древнего мира, средних веков и новая), обществоведение, физкультура, иностранные языки (немецкий и французский), рисование и ознакомление с памятниками искусства, пение. Физкультура и пение велись только в подготовительной и первых двух группах (классах), в старших же, третьем и четвертом, работали соответствующие кружки, где проходили тренировки и соревнования по разным видам спорта как внутри школы, так и со спортсменами местных организаций, московских школ. Значительное время отводилось подготовке физкультурников к большим праздникам.
Почти все имеющиеся учебники были, естественно, дореволюционного издания. Преподаватели их несколько "модернизировали" в духе времени, однако оставленный ими материал был обязательным минимумом для учащихся. Сверх программы ученики, по их выбору, должны были углубленно изучать какую-нибудь тему по основным направлениям науки: математика, естествознание, история и филология. Преподаватели для рефератов и докладов намечали принципиально важные темы, рекомендовали дополнительную литературу, постоянно консультировали ученика в процессе его работы над темой. Для организации самостоятельной работы выделялся специальный педагог.
Знания учащихся оценивались так: "Оценка в виде подробной словесной характеристики ответа давалась при текущем опросе. На зачете же, который устраивался по окончании изучения программы или в конце отчетного периода, запись делалась лаконично: "принят", иногда с указанием пробелов".
День в школе строился следующим образом. После подъема все шли на утреннюю зарядку. "В летнее время, независимо от погоды, до завтрака обязательно купались", а зимой были прогулки на лыжах и катание на самодельных коньках. Затем следовало три часа занятий. По два часа отводилось на подготовку к докладам, физические работы и общественные мероприятия. Еще три или четыре часа занимали "культурные развлечения" и отдых - как правило, активный. Бывшую княжескую столовую превратили в гимнастический зал, где были установлены "трапеция, кольца, вертикальный и горизонтальный канаты, бревно, шведская стенка. В парке оборудовали беговую дорожку и места для прыжков в высоту и длину".
Серьезное внимание уделялось музыкальному воспитанию. На уроках музыки обучали хоровому пению и основам музыкальной грамоты. Желающие могли записаться в хор, выступавший в школе и окрестных деревнях. Репертуар был обширен - от классики до революционных песен. Знакомили школьников и с памятниками архитектуры и искусства. Как уже говорилось, эту работу вел В.В.Згура.
В школе были естественноисторический, литературный, математический, естественнонаучный кружки. Каждый кружок имел свой периодический рукописный бюллетень и устав. Вот, к примеру, выдержки из устава естественнонаучного кружка:
"Цели и задачи кружка.
1. Всестороннее изучение местной природы. Оно достигается путем создания музея местного края, непосредственных наблюдений, изучения научной литературы.
2. Углубление и расширение любви и интереса к местной природе среди членов кружка.
3. Знакомство с беллетристической литературой, посвященной природе.
4. Кружок ставит своей задачей охрану природы в ближайших окрестностях детского дома и считает заповедником площадь в следующих границах: большой пруд, маленькие прудки, бутовская дорога и овраг, находящийся за фруктовым садом. В этих пределах запрещается для каких-либо надобностей рвать и мять цветы, ломать деревья и кусты, убивать животных, собирать яйца птиц и гнезда и т.п. Исключение из этих правил (уничтожение хищников и т.п.) допускается только в особых случаях по постановлению кружка или же педагогического совета. Все члены обязуются внимательно следить за исполнением этих правил..." 

Жизнь и быт

Когда в 1920 году завершили первый набор в школу, "воспитанникам были выданы железные кровати с матрацами и подушками, белье и одежда... столовая жестяная посуда". Чтобы раздобыть бочки под воду, кипятильник, доски для столов и скамеек и прочее необходимое в школьном хозяйстве, приходилось проявлять недюжинную изобретательность. Так, например, местные умельцы сконструировали из досок и двух огромных старинных колес (очевидно, от княжеской кареты) нечто вроде восточной арбы. Из какой-то московской чайной был привезен самовар. В двух сводчатых служебных комнатах первого этажа оборудовали баню.
Для обеспечения нормальной жизни решили создать комиссии, ведающие различными сторонами быта. Первое время их возглавляли преподаватели, а затем - избранные на общем собрании школы "ответственные" из воспитанников. Была комиссия, ведавшая бельевой, сельским хозяйством, санитарная, осуществлявшая контроль за уборкой помещений и уход за больными. Отдельно назначаемые на годичный срок люди отвечали за заготовку дров, состояние керосиновых ламп, водоснабжение. Наконец, на 160 человек требовалось ежедневно напечь не менее четырех пудов хлеба. Сначала в школе был пекарь, а затем научились печь хлеб старшие воспитанники. С течением времени появились комиссии по ликбезу, по пионерской работе в соседних школах первой ступени и так далее. Собрание руководителей комиссий было основным органом самоуправления Сухановской школы.
Хорошим подспорьем оказалось собственное школьное хозяйство - небольшой скотный двор и огород. "На больших фарфоровых блюдах с гербами князей Волконских к столу подавались горы огурцов и помидоров". В грибные годы каждому воспитаннику вменялось в обязанность собрать и сдать в кладовую по 50 белых грибов, которые в изобилии росли в парке.
Для исполнения текущих дел назначались "дежурные артели". До начала уроков они должны были убрать все помещения (площадь не менее 750 кв.м), затем дважды (к 7 часам утра и к 5 часам вечера) вскипятить восьмиведерный самовар, приготовить под руководством поварихи обед и ужин, раздать еду и чай, помыть посуду. В продолжение дня они давали звонки, следили за точным выполнением режима дня, а по ночам - охраняли дом и хозяйство (поочередно два или три воспитанника во главе с преподавателем). В банный день - субботу - дежурные носили воду из пруда (или накачивали из колодца), грели котлы, наблюдали за порядком в бане.
Безусловно, далеко не все в школе шло гладко. Дети есть дети - случались и шалости, и нарушения, и серьезные проступки. Сочиненная в те годы в Суханове "Баллада спальни № 3" прекрасно это иллюстрирует (приводим в сокращении):

    По длинным доскам 
    коридора,
    Лишь десять пробьет 
    на часах,
    Григорий Степаныч несется,
    Несется на всех парусах.

    Есть спальня во том 
    коридоре,
    А в ней все кровати стоят,
    А в этих кроватях ужасных
    Ребята спокойно лежат.
    Но только наставник 
    уходит,
    Корягин с постели встает
    И лампе, ни в чем 
    неповинной,
    Ужасный тумак поддает.

    И все очутились во мраке.
    С постелей подушки берут,
    И тотчас по шее друг друга
    Подушками хлещут и бьют.

    Шумят, и кричат, 
    и бранятся,
    И подняли целый содом.
    А Зудин Корягина крепко
    По шее тузит кулаком...

В воспитательных целях была введена система наказаний. В первое время существования школы "если был какой-то проступок, то за обедом виноватого просили встать и признаться в том, что он сделал. Это было моральным наказанием. К сожалению, со временем сознаваться перестали, и эту форму морального наказания пришлось исключить"4. Теперь провинившихся стали отправлять на хозяйственные работы. "Мальчик Коля хотел есть, залез в огород и был пойман. И.Д.Журавель потребовал, чтобы он объяснил свой поступок. Коля отвечал, что он изучал, как растет морковь. "Так вот, чтобы ты в другой раз этого не изучал, вычисти в парке десять саженей дорожки", - сказал заведующий".
Случались и "экстраординарные" проступки. В.М.Костомаров их не конкретизирует, но, судя по наказаниям, они были настолько серьезны, что перевоспитание трудом уже не годилось. И.Д.Журавель предложил ввести своеобразный "остракизм" против тяжко провинившихся. Наказанного на некоторый срок отстраняли от участия во всех делах коллектива, с ним никто не имел права разговаривать и общаться. В "коммунальных" условиях это действительно было тяжелым наказанием. Несколько раз "провинившихся помещали в больничный изолятор до решения общего собрания - исключить их из Суханово или оставить. Решение зависело от поведения виновного на собрании".
Большую роль в управлении школой играло общее собрание воспитанников, педагогов и технических служащих, которое проводилось раз в месяц. Оно выбирало президиум из пяти воспитанников, заседавший два раза в месяц. Президиум руководил всей хозяйственной жизнью, контролировал соблюдение режима и порядка как во время работ, так и во время отдыха. В школе была и такая организация, как старостат. Высшим же органом являлся Педагогический совет ("Педагсо"). Он собирался ежевечерне, в промежутке от 22 до 23 часов, под председательством заведующего домом или его заместителя: подводились итоги прожитого дня, обсуждался план следующего. Раз в четверть Педагогический совет заседал в расширенном составе: все преподаватели и представители от учащихся, от волостного Совета, парторганизации и комсомола, члены родительского комитета и общества друзей Суханова. В конце учебного года проводился большой заключительный педагогический совет-конференция, куда входили и учителя школ первой ступени Сухановской волости. Для участников конференции ребята готовили обед и чай.
Разумеется, в школе существовали пионерская и комсомольская организации и даже своеобразное "промежуточное звено" - комсопионеры (это ребята, вступившие в комсомол, но продолжавшие вести пионерскую работу в окрестных сельских школах первой ступени). Пионерская комната находилась в кабинете князя.

Музей местного края

20-е годы в России стали временем расцвета краеведения. Ни до, ни после не выходило такого количества краеведческой литературы и не открывалось столько музеев. По инициативе П.А.Герасимова решили организовать музей местного края и в Сухановской школе. Под него отвели ближайшую к пруду служебную постройку - восьмикомнатное здание с башенкой, в котором до этого размещался физический кабинет. Начало экспозиции положили небольшие палеонтологические и ботанические коллекции, собранные П.А.Герасимовым в окрестностях Суханова. Вскоре в школе начал работать новый преподаватель - геолог П.А.Иванов (1895-1982), принявший самое активное участие в организации работы музея и систематизации его отделов. П.А.Герасимову разрешили совершать экскурсии по окрестностям для пополнения коллекций (от всех дежурств и субботников он как хранитель музея был освобожден). Всего было создано 5 отделов - зоологический, ботанический (с разделом "почвоведение"), археологический, географическо-метеорологический, общественно-экономический и бытовой. В отделе геологии демонстрировались образцы минералов, палеонтологический отдел содержал ископаемые остатки моллюсков, рептилий и животных (среди экспонатов, например, были кость мамонта, найденная еще в 1912 году отцом П.А.Герасимова - Александром Герасимовичем, берцовая кость ископаемого носорога, обнаруженная в июне 1925 года на реке Смородинке рядом с Сухановом). Главным экспонатом ботанического отдела стал большой гербарий, собранный также П.А.Герасимовым, и любопытные находки - например, гигантский дождевик (20 см в диаметре), найденный школьниками в усадебном парке в 1922 году. Основу археологического отдела составляли материалы из раскопок окрестных курганов - керамика, вятические перстни, браслеты, гривны. Здесь находилось даже целое погребение, вырезанное из раскопа.
Кроме того, в музее собирали материалы по статистике Сухановской волости, медицинскому делу и педагогике. Было и нечто вроде обсерватории. Однажды в усадебном доме обнаружили телескоп XVIII века. Для астрономических наблюдений Герасимов приспособил декоративную башню музейного здания.
Скоро музей стали посещать местные жители. Определенных часов работы не было - музей открывался, как только появлялся желающий осмотреть экспозицию. Как и положено, здесь была заведена книга отзывов, сохранившая десятки одобрительных записей (часто очень трогательных в своей наивности). Вот некоторые из них (стиль оригинала сохранен):
1.05.1924. Мы, посетивши музей, остались весьма удивлены, что около нас находится такое богатое собрание материалов по изучению природы и жизни животных и что мы до сего времени не знали о существовании такого полезного для каждого крестьянина музея. Сердечно благодарны всем собравшим материалы и пожелания побольше пропагандировать среди населения о значении природных богатств, а также о всех вредителях. Крестьяне деревни Лопатино В.Зудин, М.Зудин.
6.05. На меня произвело впечатление скелеты раскоп. (?) давних славян, за что привет Сухановской школе второй ступени. Крестьянин (подпись неразборчива).
11.05. Пребывали в музее и очень заинтересовались историческими мощами. (Прим. П.А.Герасимова: "высохшая кошка"). Зиминская ячейка РКСМ.
27.06. Я удивлен раскопками, как то: скелет человеческий, ожерелья и кольца и предполагаю, что это времен крепостного права. Крестьянин (подпись неразборчива). Осматривал без руководителя.
Через некоторое время музей стал известен за пределами Сухановской волости (сведения о нем публиковались в краеведческих изданиях). Сюда начали приезжать даже из Москвы - школьники, учителя, преподаватели вузов, также оставлявшие в книге свои отзывы:
2.06. Музей чрезвычайно интересный - приходится удивляться, что столько экспонатов собрано руками небольшой группы учащихся <...>. Раменская школа второй ступени (35 человек).
19.06. С чувством глубокой благодарности оставляю учредителям музея свой восторг перед их трудами о нашей родной стране. Москва. Садыков.
Без даты. Не раз бывал в этой школе и всегда находил движение вперед. Так и с ее музеем: на этот раз он захватывает еще большую область жизни и знания на пользу и самим ученикам и окружающему населению. Спасибо его создателям! Москва. И.Голанов. проф. 2 МГУ.
В 1923 году в Москве открылась Всероссийская Сельскохозяйственная и Кустарно-промышленная выставка, один из павильонов которой отвели МОНО Наркомпроса для показа работ школьников Москвы и Подмосковья. Экспозиция Музея местного края при Сухановской школе удостоилась премии, которую вручили хранителю музея П.А.Герасимову. В общей сложности музей просуществовал чуть больше 10 лет. В 1932 году усадьбу передали Союзу архитекторов и он, как и Сухановская школа, прекратил свое существование. Судьба его коллекций неизвестна.

Театр

Сухановская школа представляла собой своеобразное государство - со своей территорией, "конституцией", "прессой", музеем и, наконец, театром или, вернее, театральным кружком-студией под руководством Г.С.Бородина, учителя математики. Когда-то он учился у И.Д.Журавеля, затем поступил в институт, после окончания которого был приглашен Иваном Демьяновичем преподавать в Суханове. Не имея театрального образования, Григорий Степанович оказался прекрасным режиссером.
В кружок принимались все желающие. "Участники кружка знакомились с творчеством выдающихся деятелей театра - Станиславского, Немировича-Данченко, Вахтангова... Ребята изучали мастерство актера, работу постановщика-режиссера как по имевшейся литературе, так и путем экскурсий в московские театры и последующего обсуждения просмотренных спектаклей". Сцену оборудовали в китайском зале главного усадебного дома.
Свой первый сезон сухановцы открыли спектаклем "Сказки Шехерезады", выбранным под впечатлением постановки, просмотренной в московском Детском театре на Тверской (сейчас Театр имени Станиславского). Возникла проблема с материалами для декораций - бумага и картон были редкостью. В дело пошли остатки княжеского архива - старинные планы и карты. На их обороте под руководством И.В.Ипатова, руководителя художественного кружка, школьники рисовали фрагменты декораций. Музыкальное сопровождение обеспечивал Г.Н.Хубов. Постановка оказалась слабоватой, но юных театралов это не остановило. Следующим спектаклем стала популярнейшая в то время в Москве "Принцесса Турандот". После назначения исполнителей на главные роли съездили в Москву - посмотреть "оригинал". 
Несовершенство декораций, освещения и, прежде всего, сцены во многом сказалось на качестве первой постановки. "На репетициях обнаруживались многочисленные "раздражители", мешавшие исполнителям и неприхотливым зрителям. То качается скамейка, на которой лежат деревянные щиты (лезем под сцену, подкладываем бумажки под ножки скамеек), то заскрипели подмостки (подкладываем фанерки под щиты). И так без конца. Стало ясно, что "мелким" ремонтом сцену не исправишь".
К реконструкции сцены подошли серьезно. Проштудировали специальную литературу и соорудили новую сцену - с кулисами и занавесом, улучшили керосиновое освещение. Премьеру назначили на 8 июля - день основания школы.
Спектакль имел большой успех. Слухи о нем дошли до Москвы; в одном из театральных журналов появилась заметка "Турандот в деревне". Позже спектакль был показан в Москве на сцене 30-й школы. В целом за 4 года существования сухановский драматический кружок поставил более десяти больших спектаклей: "Принцесса Турандот", "Орленок", "Гроза", "Вильгельм Телль" "Майская ночь" и другие. Премьера обычно проходила в Суханове, а затем спектакль игрался для окрестных жителей в районной больнице. Энтузиазм сухановцев заразил юношей и девушек из соседних сел и деревень. Некоторые стали участвовать в работе Сухановского театра, а вскоре крестьянская молодежь организовала свой драматический кружок.

Первый выпуск

Он состоялся в июне 1925 года. Выпускникам торжественно вручили свидетельства об окончании и выдали характеристики-направления в высшие учебные заведения. "Значительное количество окончивших Сухановскую школу стали педагогами, врачами, инженерами и другими специалистами. Так, Л.Флоренова, П.Солдаткина и Н.Шершаков стали преподавателями, А.Егорова - доктором наук, Н.Розанов получил специальность историка, был директором школы в Москве, заведующим Отделом народного образования Кировского района Москвы, К.Дикарева получила специальность акушера, А.Баженова - хирурга, защитила докторскую диссертацию, Н.Хромова также работала врачом, К.Коньков стал архитектором, С.Якиманский - гидротехником, П.Герасимов - геологом, палеонтологом, Н.Баженов - режиссером..."
Стране предстояло побеждать в войнах, строиться, поднимать науку и искусство, покорять космос. И она готовила к этому своих детей, устремляя их в будущее.

    1Следует отметить, что сухановская школа была одной из многих школ подобного типа, открытых в Москве (в Сокольниках, на улицах Тверской и Пятницкой) и в пригороде (Нахабино).
    2Это количество все время увеличивалось. Помимо основного состава учащихся были еще приходящие школьники из окрестных селений. В общей сложности учеников в последующие годы набралось почти 300 человек. В заметке (газета "Радио", 1924 г.), написанной одним из учащихся школы, П.Прием, под названием: "Триста во 2-ой ступени", говорится: "Учебный год начался. Наша вторая ступень в этом году широко охватила крестьянских детишек. Приходящих учеников у нас 175 чел., из них 150 крестьян от сохи. Если к этому прибавить 120 юндомцев, то получится наша теперешняя Сухановская колония. Вливаясь в наш сплоченный коллектив, крестьянские ребятишки, пока еще очень слабо организованные, "варятся" в нашем коллективном житье-бытье. Связанные с деревней, они оказывают давление на нее... В этом году наша школа еще энергичнее, чем в прошлом году, усилит свою работу в деревне".
    3Образцов С. По ступенькам памяти // Новый мир.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме