Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Деда

Татьяна  Боровикова, Русская народная линия

13.05.2019


Рассказ …

 

9 мая уже пятый раз участвовала с портретом моего деда Александра Константиновича Виноградова в Бессмертном полку и поняла очень важную вещь. Я кровь от крови и плоть от плоти моего деда. Мой дед прошел войну и победил фашистов ради любви ко мне, маленькой.

Он был военным. Очень честный и порядочный и добрый человек. Женившись на бабушке Августе в 1937 году, он увез ее из Троицка в Пятигорск и выполнил данное ей до женитьбы обещание, чтобы она получила образование. Ей было всего 18. Она очень хотела учиться и поступила в зубоврачебный техникум и закончила его. пару лет жила одна и даже снимала квартиру, когда его перевели служить в Новороссийск. Они встречались на каникулах, он приезжал к жене на праздники и переписывались. Романтика, но сдержать слово, сохранить верность, не будучи вместе, это уже подвиг.

Перед  войной в 1941 году, бабушка приехала к мужу в Новороссийск  и стала работать в поликлинике воинской части зубным врачом. Они были счастливы и моя мама родилась в июле 1942, когда там уже было настоящее пекло. Малая земля, может знаете такую книжку Брежнева.

Половину роддома разбомбили. Деду удалось отправить бабушку с новорожденной мамой в эвакуацию. На последней барже. В телячьем вагоне они месяц ехали на Урал, к родителям деда.

Он не успел дать моей маме всю свою любовь и заботу, потому что когда она была маленькая, он воевал. Слава Богу, в 1945 он вернулся живым, правда совсем больным. Он возил снаряды и у него было несколько очень тяжелых контузий и язва желудка. Его нужно было все время лечить, поддерживать, отправлять на воды.

Конечно, моя мама, ее сестра Людмила и ее младший брат Саша имели очень любящего и заботливого отца. Он уделял им очень много тепла и внимания, но он служил. Работа была ответственной, и он рано уходил на службу и возвращался поздно.

После войны дед по соображениям безопасности своей семьи отказался от службы в Москве и от Одессы и был отправлен служить в Душанбе, потом в Ташкент, а потом его семью командировали в Алма-Ату.

Это чудесное место, окраина Российской империи, бывший казачий форт Верный. Город очень красивый, зеленый, с трех сторон окружен живописными горами, утопающий в яблоневых садах.

Там родилась я. Тогда деду было 52. Столько, сколько мне сейчас. Я родилась в мае, бабушка рассказывает, как летом когда было жарко, деда носил меня на подушечке. Я сама хорошо помню, как он махал мне газеткой как опахалом, когда я засыпала. Он всегда носил меня на руках, возил на саночках, подстилая несколько байковых одеял.

Деда любил, чтобы я была очень красиво одета. Мама с папой преподавали в Африке. При пересадке в Париже покупали мне очень красивые платья, курточки и колготки. Дед всегда говорил бабушке: «Ты ее только красиво одень!». Как будто она могла иначе.  

Мы много гуляли, ездили по улице, в рощу,  а когда я хотела, останавливались около магазина. Это была наша тайна. Дед меня баловал конфетами-леденцами на ниточке или белыми конфетами-подушечками. Или сыром. Он просил продавщицу нарезать его очень тоненько, чтобы я могла положить на язык. Ножи тогда были очень большие, как и сырные круги.

По вечерам мы с бабушкой всегда ждали его со службы, сидя на резной деревянной веранде, заплетенной виноградом и я боялась пропустить момент, когда он придет.  Дед всегда спрашивал первым вопросом: «Ты детей кормила?» Как я понимала, это было всю жизнь. Бабушка не могла не покормить детей. А деда в силу своей заботливости не мог об этом не спросить.

Деда часто летал в командировки в Москву и лечился на разных курортах, потому что в то время было положено лечить тех, кому это нужно, особенно фронтовиков. Он всегда брал палочку, мерил мне ножку и искал в Детском мире хорошую обувь. Всегда привозил мне взлетные конфеты и всякие подарки.

Однажды я пришла помянуть деда в Княгинин монастырь, где лежит жена св. кн. Александра Невского. Я чувствую, что этот Великий князь, святой покровитель моего деда Александра.

Он был очень трудолюбивым человеком и часто мастерил что-то в столярной мастерской или делал что-то по саду. Но меня к работе не подпускал. Ну разве что нюхать цветы.

Помню из раннего детства, как он позвал меня во двор, когда разрубал вынесенную из дома елку и показал на ней забытого на ветке маленького серебристого зайчика из папье-маше, с крошечной морковкой. Мне было очень стыдно и жаль зайчика. Я хотела быть такой же, как деда,  и понимала, что он никогда не забыл бы своего зайчика не елке.

Кстати елка в доме всегда была роскошная. Ее готовили специально для меня, она появлялась сама собой, по новогоднему волшебству. Утром я приходила в гостиную прямо в ночной рубашке и... Деда никогда не пропускал этого момента детского восхищения. Я чувствовала, что Дед Мороз, который угадывал все мои тайные желания и оставлял мне самые лучшие игрушки, каким-то таинственным образом связан с моим дедом.

Деда мне сказал, что когда он был маленьким, его мама была сестрой милосердия. «И ты будешь, когда вырастешь» - сказал мене дед. Так и случилось. Однажды я стала сестрой милосердия общины Казанской Божией Матери при Московском подворье Валаамского монастыря. Это был мой духовный университет,  очень счастливое время моей жизни.

Когда я работала в банке, фактически я тоже была сестрой милосердия для моих воцерковляющихся начальников, партнеров и сотрудников. Очень много возила их по святым местам, рассказывала про православие, многие крестились и стали заниматься делами спасения и милосердия.

Дед не очень часто читал мне книжки, но заботился о том, чтобы это делали другие. Он покупал все самые качественные издания, с картинками, на хорошей бумаге и я стала очень любить читать. Для него, волею судьбы выросшего в глухой деревне, где вообще не было школы (а может, они просто прятались) было очень важно образование детей. Моя мама, ее сестра и брат учились в хороших вузах, стали высокообразованными людьми.

Я всегда любила и хотела учиться. Понимала, что это важно и вспоминала, как мой дед поступил в автомобильный техникум, когда захотел учиться. Пока готовился к вступительным экзаменам, он поседел. Потом окончил танковую школу. А перед войной поступил в Военную Академию имени Фрунзе. Но окончить не успел, помешала война.

Я была живой и любопытной, хотела посмотреть мир и жизнь разных народов, поэтому поступила в МГИМО, правда первые же мои бизнесы и путешествия по разным странам меня спустили на землю. И когда я стала думать и анализировать кто я, откуда, как мне жить, какими понятиями и ценностями, сравнения той меня, какая я была тогда, и моего любимого деда вызвали у меня шок. Мне было стыдно за то, как я живу.

Мне кажется, это образ моего деда помог мне исправиться. А может быть его святые молитвы.

Теперь я многодетная мама. Моего старшего сына зовут Александр, в честь моего деда. Он уже взрослый, умный и успешный. Средний сын Дмитрий, тоже очень умный мальчик очень интересуется машинами, это наверное гены деда. Вспоминаю, как в 12 лет научила его водить машину и нас на маленькой дороге около дачи догнали гаишники. Оштрафовали за то, что ребенок сидел не в детском кресле. Мы смеялись: как бы он смотрелся в детском кресле за рулем?

Мой дед всю войну крутил баранку. Возил снаряды для Катюш. Я нашла в архиве представление его к наградам. Ордену Красной звезды, другим орденам и медалям. Он был крут. Герой. Настоящий. И он ни разу в жизни не говорил нам о своих подвигах, вообще ничего говорил о войне. Я понимала, что ему очень больно это вспоминать, он потерял много товарищей, сам чудом остался жив. Он очень любил и берег нас.

Когда мне было 5 лет, из Гвинеи вернулись мои родители и я стала жить в новой квартире. Хотя мы еженедельно приезжали в гости, я очень скучала по деду.

Однажды, когда мне было лет 7,  в День Победы  9 мая мы пошли в парк имени Горького и очень веселились, танцевали вальс. Меня деда научил, он любил танцевать вальс. Нам дали призы, какую-то огромную игрушку.

А потом моего деда парализовало. Сказались последствия тяжелых контузий и ранений. У него отнялась левая половина тела. Он очень изменился, все время очень тревожился за меня. Мама сказала, что он всю свою любовь мне отдал. На других внуков не хватило.

Умер деда в военном госпитале, глядя со своей койки у окошка прямо в Небо. Был похоронен с воинскими почестями на военном кладбище. На его могиле написано «Где память есть, там слов не надо». Память есть.

А вчера под проливным дождем я пришла на Красную площадь с портретом деда. В Бессмертном полку мы шли крестным ходом Святая Русь с иконой Казанской Божией Матери. И я поняла, что я точно с ним, с моим дедом. Я такая же, как он. Я ничего не боюсь. Я люблю Родину, его и детей.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме