Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Докторская диссертация или идеологический заказ?

Аркадий  ФокинНиколай  Мамаков, Русская народная линия

Кряшенский вопрос / 08.06.2018


Отзывы на докторскую диссертацию Радика Исхакова …

 

От редакции: Сегодня, 8 июня, в Чебоксарах состоится защита докторской диссертации Радика Равильевича Исхакова по специальности 07.00.02 - Отечественная история на тему «Христианское просвещение и формирование культурно-религиозных институтов татар-кряшен Волго-Уральского региона (последняя четверть XVIII - начало XX вв.)». Диссертация вызвала справедливые нарекания со стороны специалистов по истории и культуре кряшен. Видимо поэтому ее защита проходит не в Казани, что было бы логично, а в Чебоксарах. По мнению ряда экспертов, диссертация Р.Р. Исхакова является идеологическим заказом для «обоснования» тезиса о том, что кряшены не являются самостоятельным народом, и существует опасность, что мнение критиков Исхакова при принятии решения о присуждении степени доктора исторических наук будет проигнорировано. В редакцию РНЛ поступили два отзыва на диссертацию Р.Р. Исхакова - от Аркадия Васильевича Фокина, председателя Совета ветеранов кряшенского движения, доцента и кандидата исторических наук, а также от Николая Васильевича Мамакова, кандидата архитектуры, профессора Казанского государственного архитектурно-строительного университета, которые мы предлагаем вниманию читателя.

***

Аркадий Фокин

Надо дать возможность соискателю доработать исследование

 

Диссертация Р.Р.Исхакова поднимает актуальные проблемы, выполнена в традиционной форме научных исследований, базируется на обширном историческом материале. Но, судя по ряду моментов, при подготовке к её защите допущена большая спешка, в результате которой обнаружились определённые неточности, нестыковки, неустоявшиеся в науке понятия, вольные и необоснованные трактовки и толкования. Прежде всего это касается формулировок общей темы и названий разделов, объекта исследования, характера изложения исторического материала, степени аргументированности и обоснованности выводов и заключений, которые не всегда, мягко говоря, соответствуют всё явственнее утверждающейся в науке, политике и сфере социальных взаимоотношений тенденции рассмотрения кряшен в качестве самостоятельного (отдельного от татар), самобытного и самодостаточного этноса.

Указанная спешка не позволила заинтересованным лицам детально ознакомиться с представленным на защиту трудом, отзывами на него, а соискателю своевременно отреагировать на них. Вызывает вопросы организация защиты. Конечно, диссертант вправе выбрать, а любой диссертационный совет принять на защиту работу по его профилю. Но настораживает то, что местом защиты избрана не Казань - исторический центр науки о кряшенах и кряшенского национального движения, где защита стала бы публичной, а Чебоксары, где нет известных крешеноведов и нет гарантии квалифицированного рассмотрения и оценки представленного исследования. Подстать этому и выбор официальных оппонентов: ни один из них, судя по указанным публикациям, непосредственно кряшенской проблемы не изучал, об объекте и предмете обсуждения имеют общее представление, что подтверждают обнародованные отзывы. Вряд ли это случайно.

Конечно, для диссертанта, являющегося руководителем Центра изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков при Институте истории Академии наук Татарстана, это не приемлемо. Ибо Центр создан для того чтобы разработать теоретическую базу проводившейся в 20-х годах прошлого столетия политики слияния кряшен с татарами, которую сейчас настойчиво проталкивает истеблишмент республики. Не принимается во внимание не только то, что сами кряшены категорически отторгают себя от татар, в 2001 году они приняли и довели до властей и общественности Декларацию о самоопределении как этноса, а нагайбакам - казачьему сословию кряшен - в 1996 году федеральные власти предоставили статус малочисленного народа и внесли в соответствующий государственный реестр. Образовался нонсенс: один этнос в пределах одного государства разделён на две неравноправные части - этнографическая группа и отдельный народ. Попытки преодолеть этот казус национальной политики на протяжении прошедшего столетия положительных результатов не дали. Следуя установкам власть имущих, диссертант игнорирует критику этой позиции, ссылаясь на ряд работ, в названии и тексте которых фигурируют созвучные его представлениям о кряшенах утверждения, пытается выдать их за устоявшиеся в научном обороте аксиомы.

Это лишний раз подтверждает, что вся научная продукция указанного Центра и его руководителя, представленная в том числе в библиографии диссертации, выполнена строго в духе политических устремлений татарстанских властей и националистически настроенных татарских учёных, прикрывающих свои антикряшенские творения стремлением отстоять единство татарского народа. А конкретно это выражается в непризнании самоназвания «кряшен» в качестве официального этноса, отказе в предоставлении им государственного статуса самостоятельного (вместе с нагайбаками) народа, восстановлении утраченной ими в советское время национальной инфраструктуры: школ и педагогического техникума, театра, СМИ, возвращении культовых объектов и т.д.

Отзвуки политизированной науки о кряшенах не могли не сказаться на диссертации. Ещё до ознакомления с текстом настораживает наименование её темы. Ключевое слово в ней - «татары-кряшены», объект исследования - «татары-кряшены». Достаточно заметить, что такой этнический субъект в государственных документах не значится, как научный термин общего признания не получил - даже не вошёл в Татарскую Энциклопедию, - самими кряшенами не воспринимается и отвергается в любых трактовках и значениях.

В тексте без каких бы то ни было оговорок и пояснений, вперемешку, без учёта временных различий, без ссылок на официальную лексику и научные традиции, часто в одном абзаце рассуждения ведутся скопом о кряшенах, татарах-кряшенах, крещёных татарах и всех производных от этих слов. Даже не оговорены принципиальные различия между дореволюционными крещёными татарами и нынешними кряшенами, не говоря уже о сути различия и их названиях. Странно воспринимать крещёных татар XVI, XVII, XIII веков кряшенами, ишельмованием звучит именование нынешних кряшен «татарами-кряшенами», ибо татарин в историческом сознании кряшена - это мусульманин, от которого он решительно дистанциируется.

Без сомнения, диссертант не намеревался излагать историю происхождения кряшен. Но дать своё видение объекта исследования, нюансы употребления его разновидностей и, тем более, толкование понятия «кряшен» и как этнического субъекта, и как обыденного самоназвания, и как пока ещё непризнанного этнонимабыло бы уместно. Дело в том, что до настоящего момента ни в научном обороте, ни в общественно-политической лексике, ни в повседневном обиходе не существует устоявшихся, общепризнанных ответов на вопросы: «Кто такие кряшены? Когда и откуда они появились? Какова историческая обусловленность их сосуществования?». В силу этого проблема кряшен, пожалуй, одна из самых сложных в этнологии. Суть вопроса в том, что наукой (как, кстати, и политикой) до сих пор не обозначены их местовиерархии народов России, не говоря уже о политических и юридическихправах и гарантиях. Поэтому сколько исследователей, столько толкований - противоречивых, нередко взаимоисключающих друг друга. Касаются они как этнической сущности, так и социального статуса изучаемых.

Известно, что в результате социальных потрясений, продолжающихся с начала заселения и освоения евразийских просторов до настоящего времени, предки кряшен, а затем и сами кряшены в зависимости от конъюнктуры воспринимались по-разному. Понятия «крещёные татары» и все варианты этого экзонима (экзоэтнонима), а также их носители стали достоянием истории. В 20-х годах прошлого века в противовес выдвинутому кряшенской общественностью лозунгу «Кряшены - нация» (читай национальность) была сформулирована и настойчиво проводилась политика слияния кряшен с татарами. Ожидаемых результатов она не дала, и вопрос был решён по-сталински - кряшены были объявлены татарами и исключены из списка народов СССР. После развала Союза всплеск национализма и парад суверенитетов до предела обострили кряшенскую проблему и вызвали ожесточённую дискуссию сторонников единства татарского народа и приверженцев этнической самобытности кряшен. В ответ на принятие конференцией последних Декларации об этническом самоопределении и апеллирование за поддержкой к федеральным властям истеблишмент республики негласно возродил линию столетней давности на поглощение кряшен татарами.

В этих целях приняты конкретные меры: создана проправительственная Общественная организация кряшен РТ, которая, как и предполагалось выдавила самодеятельный Республиканский национально-культурный центр кряшен Татарстана; взамен частной газете «Кряшенсюзе» издаётся протатарская газета «Туганайлар», с первого номера начавшая призывать кряшен во время переписи населения записываться татарами; развернул концертную деятельность государственный фольклорный ансамбль кряшен «Бермянчек», всё более татаризующийся как по составу артистов, так и по репертуару; создан Центр изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков при Институте истории АН РТ, который соответственно своему названию признаёт кряшен (и вкупе с ними их казачье сословие - нагайбаков, имеющих статус малочисленного народа) только в качестве этнографической (этноконфессиональной) группы или субэтноса татар.

Однако диссертационное исследование - это не корреспонденция в вольной прессе: используемые им понятия должны быть общеупотребительными или аргументированно обоснованы, в крайнем случае оговорены, объяснены. Исходя из специфики рассматриваемой работы, можно (и нужно) было в качестве целостного наименования кряшен как этнического образования при описании дореволюционного периода использовать официальное обозначение «крещёные татары», а для последующего времени - «кряшены». При этом требовалось недвусмысленно оговорить, кто имеется в виду под крещёными татарами. Ибо вышедшие из татар пятьсот аристократических династий России после крещения обрусели, не менее ста тысяч принудительно крещёных татар в пореформенные годы середины XIX века, трёх войн и трёх революций начала ХХ века отпали от православия и мусульманизировались. Их нет среди кряшен. Кряшены в подавляющем большинстве своём, как утверждают современные этнологи, не потомки мусульман, их предками были тюрки-несториане, финно-угорские и чувашские язычники, русские, польские, калмыцкие полоняники и другие.

Принимая это во внимание, невозможно согласиться с употреблением словосочетания «татары-кряшены» в формулировках первой главы и входящих в неё параграфов. Ибо совершенно неясно, что подразумевается под формированием и эволюцией православной конфессиональной идентичности некой разновидности татар, не имеющей места в истории. Раздел, обозначенный как теоретико-методологический анализ консолидационных процессов и названной идентичности, в полном научном смысле этого понятия не выдерживает критики. Соискатель представляет широкий инструментарий исследования, который включает в себя принцип историзма, системный, сравнительно-исторический и феноменологический методы, причинно-следственный и казуальный анализ, конструктивистский, критический и цивилизационный подходы. К сожалению, он в большей степени продекларирован, чем применён в процессе исследования. Достаточно сослаться на применение критического подхода. Оно не прослеживается нигде. Полемика как таковая, отсутствует, текст диссертации описателен, даже раздел историографии не даёт представления о том, что из наработанного в избранной сфере хорошо и что плохо.

В целом работа создаёт впечатление трактата без начала и конца. Изложение темы открывает пассаж о новокрещёнах как особой конфессиональной и социальной страте нерусского населения. Появление крещёных татар однозначно связывается с христианизацией населения края после завоевания Казани. Откуда взялись кряшены преподносится как само собой разумеющееся - из христианизированных татар-мусульман, правда, с добавлением инородных элементов финно-угорской принадлежности. И ни слова о том, что эта позиция оспаривается многими маститыми учёными, что существуют другие, достаточно обоснованные версии. Но диссертант упорно не хочет их замечать.

Нет сомнения, что этот управляемый хаос выгоден сторонникам слияния кряшен с татарами и возведён на академический уровень. Под влияние такой крайне политизированной политики попали многие учёные Татарстана, заложниками её стали руководители некоторых официальных структур и общественных организаций, в том числе и соискатель. Естественно, его позиция не могла не отразиться на характере и результатах исследований. Так, в соответствии с названиями глав в первой из них фигурируют те же татары-кряшены, во второй - крещёные татары, третья и четвёртая целиком посвящены кряшенам. Может показаться, что речь идёт разных этносах. Почему такое разночтение, непонятно. Обращение к определению объекта исследования, данного диссертантом, а именно - «татары-кряшены - конфессиональная группа татар, принявших православие в XVI-XIX вв.», картины не проясняет. Иных этнических обозначений нет, пояснений тоже. Автор, похоже, различий в этом не видит. Начиная с первых строк, он весьма вольно употребляет в тексте как синонимы понятия «татары-кряшены - крещёные татары» и все производные от них словообразования.

Это не позволяет разграничить данные наименования, отобрать из них те, которые правомерно могут стать терминами политического лексикона и научного оборота, очистить понятийный аппарат от всего наносного, случайного. Сложившаяся всеядность порождает разночтение, зачастую вносит сумбур в совершенно, казалось бы, беспроблемный дискурс.

Следует признать, что обращение Р.Р.Исхакова к чисто кряшенской проблематике показывает повышение интереса к ней татарских учёных, татарстанской исторической науки в целом. Ибо комплексное изучение проблемы «крещёные татары - кряшены» приобрело исключительную актуальность в постсоветское время. И тем более актуальна и животрепещуща проблема их современного статуса и социально-психологического состояния.

Однако, не отрицая и не пытаясь преуменьшить всего положительного, что отмечено в официальных и неофициальных отзывах на диссертационное сочинение и его реферат, необходимо отметить неприемлемые для современного состояния исторической науки в целом и этнологии в частности утверждения и выводы соискателя.

В итоге, учитывая актуальность темы, отдавая должное проделанной работе, было бы конструктивным перенести защиту на более позднее время и дать возможность соискателю доработать и представить на суд научной общественности добротное исследование.

 

Фокин Аркадий Васильевич, председатель Совета ветеранов кряшенского движения, доцент, кандидат исторических наук

 

Публикации по кряшенам:

Есть такой народ кряшены: Проблемы этноконфессиональной идентификации кряшен.- Казань: Кряшенский приход, Совет ветеранов кряшенского движения г. Казани. - 2011. - 300 с.

Кряшены - судьба моя: Эпизоды истории, теории и практики национального движения кряшен. -Казань. - Совет ветеранов кряшенского движения т. Казани. - 2013.- 199 с.

 

* * *

 

Николай Мамаков

Диссертация не отвечает требованиям Положения о порядке присуждения ученых степеней

 

Диссертация Р.Р.Исхакова посвящена христианскому просвещению кряшен. Актуальность темы исследования определяется тем, что кряшены - это один из малоизученных народов России. И появление новых исследований по истории и культуре кряшен можно только приветствовать, но давать им при этом принципиальную оценку.

Кто же такие кряшены? Кряшены - это православный тюркоязычный этнос, обладающий самобытной культурой, языком, традициями, историей и самосознанием. В 1926 году во время первой советской переписи населения кряшены могли свободно самоопределяться, и 120 тысяч человек указали свою национальность как кряшены. Однако в дальнейшем с конца 1920-х годов в результате сталинской национальной политики, в основе которой начался курс на «укрупнение» этносов, кряшены были насильственно приписаны к татарам как их этноконфессиональная группа. Все, кто из кряшен противились «слиянию» с татарами, были вскоре репрессированы. Вслед за этим кряшены лишились национальных школ, техникума, газет, возможности созывать съезды и самостоятельно решать вопросы своего образования и культуры. Но, несмотря на это, кряшены сохранили свою самобытность и православную веру. Однако, они столкнулись с административным давлением в Татарстане, где для того чтобы численность татар в республике была больше половины населения региона, кряшен по-прежнему продолжают указывать в качестве субэтноса «единого и неделимого татарского народа». Несмотря на это, во время двух последних переписей населения 2002 и 2010 гг. кряшен выделили в качестве отдельной переписной категории. Сегодня кряшены не приемлют продолжения в отношении себя в какой бы то ни было форме политики большевиков, которая была направлена на «слияние» кряшен с татарами.

Вопрос о том, считать ли кряшен субэтнической группой в составе татарского этноса или же самостоятельным народом, должен решаться самими кряшенами, поскольку определение национальности, согласно статьи 26 Конституции России, является личным делом самих граждан («Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности»). Анализ содержания автореферата свидетельствует о том, что Р.Р.Исхаков придерживается позиции, что кряшены - субэтнос татарского этноса, с чем не согласны сами кряшены.

Одним из критериев, которым должна отвечать диссертация на соискание ученой степени, является то, что предложенные автором решения должны быть аргументированы и оценены по сравнению с другими известными решениями.

В диссертации Р.Р.Исхакова, судя по автореферату, такая аргументация и оценка отсутствуют, что приводит к перекосу и тенденциозности. Диссертант не вступает в дискуссию, не опровергает доводы ученых, придерживающихся иной точки зрения на этногенез кряшен, считающих кряшен самостоятельным этносом (Тишков В.А., Журавский А.В., Соколовский С.В., Баркарь Е.В., Казьмина О.Е., Насилов Д.М., Илизарова В.В., Титова Т.А., Пучков П.И., Алексеев И.Е., Сулейманов Р.Р.), не говоря о научных публикациях самих кряшен (Фокин А.В., Глухов М.С., Максимов И.Г., Сизов Д.В., Колчерин А.С. и др.), а порой полностью игнорирует и не упоминает их работы в историографическом обзоре исследуемой темы. Это говорит или о политической ангажированности диссертанта, подгоняющего свои результаты под поставленную задачу, или о научной небрежности и недобросовестности.

Позиция профессора кафедры этнологии МГУ им. М.В. Ломоносова Ольги Казьминой, считающей, что «кряшены отличаются высокой степенью этнической и религиозной консолидации, самосознанием отдельного этноса», руководителя Центра по изучению религий и этноконфессиональному картографированию Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН Павла Пучкова (1930-2008), считающего, «что кряшены по численности находятся на 23 месте среди более чем 190 народов России, но при этом не только не имеют собственного административно-территориального образования, но и лишены многих элементарных прав. Кряшены не малочисленный народ, они существуют и имеют право требовать, чтобы с их существованием считались», и выводы ученых Уральского отделения РАН о том, что «кряшены - высоко консолидированный этнос с плотными внутриэтническими связями и высоким уровнем национального самосознания, слабо подверженный ассимиляционным процессам и с ярко выраженным стремлением отмежеваться от татарского этноса, к которому причисляет его официальная статистика. Кряшены имеют в своем составе мощный слой культурной и управленческой элиты и способны самостоятельно решать вопросы национально-культурного развития» диаметрально противоположны позиции Р.Р.Исхакова.

В связи с этим попытка диссертанта «вывести» этногенез кряшен из татар XVII-XVIII веков вызывает недоумение, поскольку говорить о собственно татарах как едином этносе применительно к XVII-XVIII вв. с научной точки зрения не приходится, т.к. к тому времени этническое самосознание у широких слоев, преимущественно сельского населения, еще было не развито, а наименование «татары» самими татарами стало использоваться лишь на рубеже XIX-XX веков (до этого они самоопределяли себя больше как мусульман, т.е. по конфессиональному, а не этническому признаку). И происхождение кряшен из татар - отнюдь не доказанная истина. Даже если в качестве рабочей гипотезы допустить, что кряшены - это татары, принявшие православие, то с таким же успехом можно считать, что татары - это кряшены, принявшие ислам.

Этноним «кряшены», с одной стороны, самоназвание, а, с другой стороны, этот термин принят в ряде официальных документов РФ. В частности, при переписи населения 2002 и 2010 годов кряшены были выделены отдельной строкой в перечне национальностей.

В любом исследовании - в магистерской, в кандидатской, а тем более, докторской диссертации, важнейшая роль принадлежит основным понятиям, составляющим основу и опорные узлы научной работы, ее понятийно-терминологическому аппарату. В связи с этим требование уточнения и определение значений терминов как уже используемых, так и вновь вводимых, необходимо для исключения разночтения. Без четкого определения основных понятий и терминов диссертация не может представлять собой законченное научное исследование.

Диссертант использует в тексте автореферата понятия и термины: «кряшены», «крещеные татары», «старокрещеные и новокрещеные татары», «татары-кряшены». Термин «кряшены» встречается в тексте автореферата - 136 раз, «крещеные татары» - 93, «старокрещеные и новокрещеные татары» - 24 и «татары-кряшены» - 54. В том числе в названии диссертации и 1-й главе использован термин «татары-кряшены», в заглавии 2-й главы «крещеные татары», а в заглавии 3 и 4 глав - «кряшены». Термин «кряшены» в автореферате диссертации упоминается более чем в 2 раза чаще, чем слово «татары-кряшены».

В диссертации, судя по тексту автореферата, диссертант не дает четких определений основополагающим для исследования терминам и понятиям.

В связи с этим возникают резонные вопросы: О ком идет речь? Диссертант использует эти термины как синонимы? В чем отличие «кряшен» от «татар-кряшен»? Что в таком случае соискатель понимает под объектом и предметом исследования?

Р.Р.Исхаков чуть ранее пояснял, что термин «татары-кряшены» - это обозначение кряшен, и это позиция, принятая в Институте истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан, в связи с этим возникает вопрос: с какой целью вводится это обозначение?

В чем научная новизна диссертационной работыР.Р.Исхакова? В попытке введения в оборот нового термина или в выявлении новой этнической группы «татары-кряшены»? Тогда почему автор в духе заявленной реисламизации не говорит о «православных татарах» - современных этнических татарах-мусульманах, принявших православие? Почему они выпали из поля зрения диссертанта? Или у него сверхзадача - доказать, что кряшены от татар "произошли"? Или потому что он руководитель Центра по изучению татар-кряшен и нагайбаков в Институте истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан?

Вызывает удивление и то, что диссертация на тему «Христианское просвещение и формирование культурно-религиозных институтов татар-кряшен» не была представлена и обсуждена с участием кряшенского духовенства и кряшенской общественности. Например, кряшенская интеллигенция даже не в курсе, что планируется защищаться докторская диссертация по кряшенам. В Татарстанской митрополии РПЦ кряшенское духовенство представлено по линии Благочиния кряшенских приходов с центром в Кряшенскомприходе Тихвинской церкви г. Казани, настоятелем которого является благочинный кряшенских приходов Татарстанской митрополии РПЦ кандидат богословия, протоиерей Павел Павлов и Кряшенской духовной миссии, руководит которой настоятель храма святителя Николая Чудотворца с. Кряш-Серда Пестречинского района Республики Татарстан иерей Дмитрий Сизов.

Вышедшая в 2017 году коллективная монография с участием диссертанта «История и культура татар-кряшен» вызвала неприятие в кряшенской среде. При этом презентация книги почти в 1000 страниц «История и культура татар-кряшен» прошла с участием Общественной организации кряшен Республики Татарстан (ООК РТ), члены руководства которой также высказались отрицательно относительно позиции автора диссертации Р.Р. Исхакова о том, что кряшены - продукт насильственной христианизации татар и против использования термина «татары-кряшены» (Людмила Белоусова - председатель исполкома ООК РТ, Татьяна Дунаева - член президиума ООК РТ). Диссертант прекрасно в курсе того, что никто из кряшен не приемлет отождествление себя с татарами, тем более, никто из кряшен никогда себя не станет именовать «татарином-кряшеном» или «крещенным татарином», поскольку считает для себя это оскорбительным. Однако вместо того, чтобы отойти от этого, и именовать кряшенкряшенами, т.к. они себя сами именуют, диссертант сознательно продолжает повторять эти штампы.

В Татарстане «по умолчанию» используется этноним «кряшены», за исключением некоторых националистических изданий, допускающих оскорбительное для кряшен использование терминов «крещеные татары» или «татары-кряшены». К таким следует отнести и Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ в лице Центра изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков, издающего книги и сборники. Данная структура за государственные бюджетные средства занимается тем, что оправдывает курс на слияние кряшен с татарами, обосновывая, что самобытный тюркоязычный православный этнос кряшены будто бы часть татарского этноса, фактически «научно» обосновывая слияние кряшен с татарами. К сведению, «Центр изучения истории татар-кряшен и нагайбаков» был создан по инициативе Общественной организации кряшен РТ в 2010 году. В настоящее время «Центр изучения татар-кряшен и нагайбаков» имеет в штате 5 сотрудников, все они этнические татары-мусульмане и среди них нет ни одного кряшена.

Следует отметить, что данный Центр, по нашему наблюдению, специально наращивает свою деятельность, (выпускает книги - «История и культура татар-кряшен», представляет на защиту диссертации - «Христианское просвещение и формирование культурно-религиозных институтов татар-кряшен...»), с целью "научно" обосновать к переписи 2020 года, что кряшены - неотделимая часть татар, с чем сами кряшены категорически несогласны.

В 2009 году председатель Государственного Совета Республики Татарстан, глава Ассамблеи народов Татарстана Фарид Мухаметшин озвучил численностькряшен в республике: порядка 200 тысяч человек. Перепись 2010 года показала рост числа кряшен по России на 40%, а по Татарстану и вовсе на 60% за прошедшие 8 лет после переписи 2002 г. С одной стороны, это показывает смехотворность старых данных, а с другой, говорит о том, что большая часть этноса кряшены была также вписана в татары. 

Кряшены считают себя самостоятельным тюркоязычным этносом, а не "частью" другого мусульманского народа, и кряшены не "конфессиональная группа" и не «субэтнос» татарского народа, а самобытный этнос. И данная диссертация, несмотря на то, что в ней присутствует обширный материал по истории кряшен, который интерпретируется и фактически направлен против кряшен, что противоречит требованиям к квалификационным работам, а именно критериям объективности и непредвзятости.

В подтверждение приведем выдержку из письма председателя правления Общества кряшен г. Нижнекамска Тамары Багаутдиновой: «На протяжении многих лет мы боремся за свои корни, за право признания народа кряшен. Но на сегодняшний день по телевидению и в некоторых изданиях нас до сих пор называют «татарами-кряшенами». Кряшены г. Нижнекамска и Нижнекамского района просят правление Общественной организации кряшен Татарстана, Совет Ассамблеи народов Татарстана впредь не допускать неуважительного отношения к народу кряшен».

Приведем еще одно высказывание кряшена из г. Набережные Челны Григория Дементьева, которое как нельзя более точно характеризует отношение к идее слияния кряшен с татарами:«Комментируя статью по поводу презентации книги «История и культура татар-кряшен», скажу следующее: во-первых, выясняется, что книга о нас не нами (кряшенами) написана. Когда о тебе пишут другие, то факты пересматриваются не в твою пользу (это мое мнение). Во-вторых, очевидно, что заглавие книги на обложке лично меня унижает и оскорбляет. Я - не татарин, я - кряшен. Никто не вправе определять мою идентичность, это мое право, гарантированное Конституцией России, а здесь мой статус искажен вопреки моей воле. Мне хочется пожелать «нерадикалам» и «истинным» лидерам кряшенского движения, чтобы они не ошиблись в выборе и не предали надежды простых кряшен на самоопределение кряшенского народа. От себя еще скажу - мои предки были кряшенами, и мой отец и моя мама были кряшенами, без приставки «татарин». Вы меня извините, я своих предков и своих родителей предать не могу. Я всегда буду считать и называть себя кряшеном, без приставки татарин. У меня много друзей татар, не меньше чем кряшен. Они меня все любовно называют «керэшенмалае», и я для них просто кряшен».

Но более всего о недопустимости ущемления права на самоопределение целого народа говорит следующий документ «Декларация кряшен о самоопределении», и с этим нельзя не считаться, т.к. игнорирование целым народом не способствует этноконфессиональному миру и спокойствию в России, и если какой-то этнос ощущает дискомфорт, то это явно расходится с декларируемой в Татарстане политикой толерантности.

Тема христианизации кряшен безусловно, представляет исторический интерес. Автор проанализировал и привлек большой объем материала, но, диссертация имеет нескрываемую националистическую подоплеку, вытекающую из сверхзадачи, решаемой диссертантом, обоснования единства и неделимости татарской нации, желания обосновать происхождение кряшен из татар XVII-XVIII веков, поэтому она не может быть рекомендована к защите в представленном виде. Мы полагаем, что диссертация могла бы претендовать на научность при условии соблюдения принципов объективности научного исследования и беспристрастного отношения к материалу, исключающих политическую и националистическую мотивацию.

Судя по автореферату, диссертация не отвечает требованиям Положения о порядке присуждения ученых степеней, а его автор - Исхаков Радик Равильевич не заслуживает присуждения ученой степени доктора наук.

 

Мамаков Николай Васильевич, кандидат архитектуры, профессор Казанского государственного архитектурно-строительного университета

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме