Выбор за каждым

Сочинение на конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы»

 

Смотреть на жизнь через прочитанное. Вместо предисловия

 

Есть знаменитая фраза: «Люди, которые читают книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор». Фраза эффектная, но, такое ощущение, всё больше теряющая свою актуальность.

Литературовед Павел Басинский в своей недавней публикации очень точно дает диагноз: «Большие, серьезные читатели постепенно становятся штучным явлением, настолько штучным, что я начинаю узнавать их в лицо в толпе и метро, как узнаю русских за границей. У этих людей не совсем обычные лица. Даже если в руках у них в это время нет книги. У них необычные глаза. Они смотрят на жизнь иначе. Через прочитанное»[1].

Но всё же и попытаемся посмотреть на заданную тему не в формате твиттера, а через прочитанное и осмысленное. Если это удастся и вызовет интерес не только у жюри конкурса и узкого экспертного сообщества, значит, хотя бы одной угрозой революции реально меньше.

 

Как найти золотую середину?

 

В конце 2016 года в Интернете появилась шутка, обращенная к событиям 100-летней давности: «Наконец-то закончился этот тяжелый 1916-й, и наступает 1917-й». Шутка эта была растиражирована миллионами ссылок. Аллюзии более чем понятны. Но, может, действительно, зачем зацикливаться на этой дате, на 2017-м? События, которые можно назвать революционными, могли произойти еще несколько лет назад (например, в 2011-м). Или не произойти? Но 2017 год - это не просто дата, это символ. Наполненный реальным политическим содержанием: в 2018-м - президентские выборы.

При начале написании этого текста, понимаешь, как важно не уклониться в сторону, или выступить обличителем, пройти золотой серединой. Многое оставил в черновике, чтобы не уйти в сторону.

В тексте буду часто обращаться к дневникам и воспоминаниям. Считается, что это очень субъективные источники (сейчас даже появился такой термин - эго-документ). Но в них правда эпохи, ее пульс, эмоции и чувства. Ведь история - это история людей. Не миф Пятой империи или пятого исторического проекта России. Идеал нашей истории - история Богочеловека, вокруг Которого всегда были люди. Он к ним и ради них пришел.

В конце 1980-х мы еще не читали ни Ильина, ни даже Бердяева, но слушали знаменитую песню Ю.Шевчука: «Революция, ты научила нас / Верить в несправедливость добра. / Сколько миров ты сжигаешь в час / Во имя твоего святого костра».

Миры в этой песне - люди. Революция как антисисистема человека в расчет не берет. Поэтому я решительный противник революций.

Да, не получается золотой середины...

 

Опыт цветной фотографии, или Сколько было в России революций?

 

В своей работе «Великая фальшивка февраля» И.Л. Солоневич писал: «Я не хочу рисовать старую Россию ни в черных тонах, как это делают левые, ни в белых, как это делают правые: нужно дать не черно-белую, а цветную  фотографию, - цвета же были очень пестрыми»[2].

Действительно, представления о том, что было раньше, складываются из нашего субъективного непосредственного опыта. Ведь другие эпохи мы в лучшем случае знаем по книгам (а чаще по кино). Если бы у кого-то из нас, как в известной сказке Андерсена, появились волшебные калоши, и мы бы попали в якобы милую нам историческую эпоху, маловероятно, что мы бы там выжили (или хотя бы прижились). Скорее всего, наши представления претерпели бы значительную (если не полную) корректировку, и мы бы с радостью вернулись в свое время.

ХХ век - не исключение. Убежден: волшебные калоши заставили бы бежать из 1917-го даже самых закоренелых романтиков революции обратно, в 2017-й. И уже сидя за компьютером и попивая ароматный кофе, пытаться понять: сколько было революций? И нужны ли они вообще?

Ответим на первый вопрос. Исходя из того, что революция - это слом формации, смена всего государственного строя, вроде бы всё очевидно. Конечно, первая произошла в 1917 году (сначала в феврале, а затем октябре). Вторая - в 1991 году.

Правда, в последнее время все чаще говорят о революции 1937 года. Да, действительно, это был еще один колоссальный слом. Но все-таки, пользуясь выражением В.Л. Махнача, это был партократический переворот[3]. Полноценной революции со сменой общественно-политической формации не было, смены власти не произошло. Было покончено с курсом на еще одну революцию - мировую. При этом Сталин произвел масштабную чистку не только госаппарата, но и многих еще существовавших сословий прежней России.

Этот смертоносный вихрь захватил в 1937-1938 гг. не десятки и не сотни человек - было расстреляно почти 700 тыс. человек - 700 тысяч миров! И это не считая тех, кто начиная с 1930-х годов прошел через лагеря и ссылки. Много это или нет? Циничный, но необходимый вопрос. По данным на начало 2016 года, население современной Тюмени более 720 тыс. человек, а Таганрога - более 250 тысяч. Вы за то, чтобы расстреляли всё сегодняшнее население одной Тюмени (и еще небольшого городка) или трех Таганрогов?

Мы еще вернемся к этому вопросу. Почему вообще я его задаю? Когда уже в начале 2016 года очень серьезные люди, считающие себя интеллектуальной элитой, на полном серьезе говорят о православном социализме, грустно и тревожно (хотя в дискуссиях на эту тему звучат разные мнения). Ладно, возможно, их не интересует мнение одного из авторов сборника «Из глубины», который создавался в самом пламени революции - весной-осенью 1918 года: «Для меня вообще перетряхивание этого старья на тему о сближении христианства и социализма давно уже потеряло всякий вкус»[4].

Но они и нашего современника И.Р. Шафаревича уже, судя по всему, стараются не вспоминать. Позволю напомнить его вывод, который он сделал в своей фундаментальной работе «Социализм как мировое явление»: «Смерть человечества является не только мыслимым результатом торжества социализма - оно составляет цель социализма»[5]. Вы спрашиваете про опасности? Вот первая. Мифотворчество.

Да, в нашей стране в ХХ веке были две революции - 1917 и 1991 годов. Окончательно и бесповоротно мы должны принять: такие сломы менее чем за 100 лет - предел. И большего допустить ни в коем случае нельзя.

При этом абсолютно бессмысленно, например, заниматься выяснением: подлинна или поддельна была подпись Государя Николая II под отречением. Переворот незаконен всегда. На референдуме 1991 года 76,4 проц. граждан СССР высказались за сохранение единого союзного государства[6]. Итог известен в декабре 1991 года.

Как же к этому относиться? Еще в феврале 2000 года тогда еще премьер-министр Путин во время прямой линии очень точно ответил позвонившему: «Тот, кто не жалеет о разрушении Советского Союза, у того нет сердца, а тот, кто хочет его воссоздания в прежнем виде, у того нет головы».

Собственно, это же нужно сказать и о Российской империи.

 

О вине народа, или Что общего у 1917-го и 1991-го?

 

Пытаясь создать цветную фотографию, вновь стремишься ответить на вопрос: что необходимо понять в 1917 году? Возможно было избежать этой трагедии? Да, были в феврале перебои с черным хлебом. Да, был заговор элит, которые хотели поменять императора, а в итоге обрушили в пропасть всю страну.

Да, западные державы сыграли предательскую роль, оказывая всестороннюю помощь внутренним врагам России. Да, благодаря этой поддержке в Петрограде активно работали провокаторы, которые заводили солдат запасных полков и столичных городов, и те, обезумев от безнаказанности убивали верных присяге офицеров и городовых.

Да, серьезную роль сыграл синдром Распутина, который опять же был старательно демонизирован оппозицией (прежде всего придворной).

Да, было предательство генералитета, изолировавшего Государя, не дав ему приехать в Царское село.

Это, скажем так, общие тезисы, которые мы можем сформулировать с высоты столетия. Я хочу обратить внимание на следующий аспект, который часто остается в таких размышлениях за кадром. По моему глубокому убеждению, несостоятельны претензии в адрес народа, который, мол, не встал на защиту власти от революции. Эти вопросы, скорее, к тем, кого сегодня называют силовиками. Революцию делали конкретные люди. И конкретные люди, облеченные силой и властью, должны были их обезвредить, но устранились от выполнения своих прямых задач. В итоге даже те, кто готов был помочь Государю, оказался поставлен перед фактом отречения.

Меня всегда поражал эпизод, о котором писала в своих воспоминаниях С. Буксгевден, которая была с императрицей и детьми жила в 1917 году в Царском селе: «Это было сразу после известия об отречении Царя. Я выглянула из окна, и сквозь пелену падающего снега увидела небольшую группу всадников, разговаривающих с охраной у главных ворот дворца. Лошади и всадники были забрызганы грязью, смертельно усталые <...> Некоторое время они о чем-то говорили, потом я увидела, что они медленно уходят. Это оказался гарнизон резервного кавалерийского полка, который был расквартирован <...> примерно в 150 верстах от Царского Села. Услышав, что происходит в Петрограде, молодой офицер отправился со своим эскадроном в Царское Село. Они ехали двое суток, почти не останавливаясь <...> Изнуренные, они достигли цели. И у ворот дворца им сказали, что они пришли слишком поздно. Монархии, которую надо защищать, не существует»[7].

Эта боль и недоумение искренних слуг Государя очень показательна. Их мир с системой духовных и нравственных координат рухнул в одночасье. Революционеры-разрушители в этом благородстве видят слабость. Для них в достижении цели преград нет, тем более каких-то моральных кодексов и правил.

Это важнейшее обстоятельство растерянности одних и уверенного напора других можно отнести как к 1917-му, так и к 1991-му годам. К моменту совершения обеих революций и в императорской России, и в СССР в армии, в силовых структурах действовала очень четкая дисциплина и субординация. Старшие коллеги, рассказывая об августе 1991 года, говорили: если бы силовикам в регионах поступил четкий приказ из Москвы, всё было бы кончено в миг, никакой августовской революции не было.

Если снова возвратиться к 1917 году, отчасти правы те, кто говорил, что команда Николая II была последовательно уничтожена с начала 1900-х годов (в том числе во время подавления революции 1905-1907 года). Смертельно раненый Столыпин в киевском театре, благословляющий императора, - трагический символ этой команды последнего русского государя. Наверное, можно написать целую картину, на которой собрать тех, кто был убит, защищая Царя и Отечество. Это была бы потрясающее свидетельство - особенно, если сделать, как в знаменитых работах И.С. Глазунова с уточнением, кто, где изображен и очень краткими характеристиками. На этой картине будут лица не только генералов и офицеров, но и городовых, простых людей, которые погибли, защищая Россию от революции. Было бы замечательно, если бы современные русские художники воплотили эту идею вместе с российскими историками.

 

Нет у революции конца?

 

В известной советской песне оптимистично утверждается: «Есть у революции начало, нет у революции конца...»

Лидер правых Н.Е. Марков говорил о феврале 1917 года: «Конечно, мы ожидали революцию, но ожидали ее снизу, а не сверху, от революционной демократии и фабричных, а не от дворцовой аристократии и генерал-адъютантов, от недостаточных и обездоленных, а не от пресыщенных и с жиру взбесившихся»[8].

Летом 1917 года Н.Н. Устрялов говорил о большевиках: «Они ужасно хотят поторопить историю, уж очень огорчает их последняя. Скептикам, упорно твердившим: социализм наступит, но через 100 лет, - они отвечают: нет, это будет сегодня![9]»

Революция - всегда переворот, за которым стоят заговорщики, а не народные массы. И революция - это нетерпимость, нежелание ждать. Это ключевая черта революции и всех революционеров (неважно - большевики они или либеральные думские деятели). Коммунизм - сейчас, а на через 30 лет, вступление в ЕЭС - через неделю, а не через 5 лет, безвизовый проезд - только завтра, а не через год. Нетерпение помножается на полный хаос в голове. Характерный штрих зимы 1917 года - часть общества была убеждена: пусть будет республика, но во главе с Великим князем Николаем Николаевичем.

Анархия (хаос), который возникает моментально, но может продлиться месяцы и годы. Здесь главный лозунг: «Всё позволено!». Темные, зловещие страсти человеческие вырываются наружу. И тогда можно не просто не отдать как всего несколько дней назад честь офицеру, но зверски убить его. Как очень точно написал С.Булгаков в сборнике «Из-под глыб» летом 1918 года про «черное преображение», когда «народ Божий стал стадом гадаринских свиней»[10]. Страшно это осознавать...

У митрополита Вениамина (Федченкова) есть страшные воспоминания о марте 1917 года[11]. Он вместе с другими церковнослужителями видел, как 2 марта, в день отречения Государя, убили тверского губернатора Н.Г. фон-Бюнтинга (как быстро восстает темная злоба!).

Духовные видели это злодеяние из окон консистории. Видели, как один человек, другой пытались уговорить озверевшую толпу не трогать губернатора. Их прикладами в лицо сбили. А потом фон-Бюнтитнга убили, волокли и топтали его тело и бросили на площади... Ожидая в своем кабинете представителей революционного народа, понимая, что его убьют, Николай Георгиевич исповедовался тверскому викарию Арсению по телефону. Один из первых мучеников 1917-го!

И ничего, собственно, не поменялось. Многочисленные цветные революции последних полутора десятилетий тому подтверждение (хотя их механизмы и суть несколько иные, чем революции «классические»). Но так как глубинную их сущность вдохновляет «отец лжи» (Ин. 8, 44), в эмоциональном плане они тождественны. Сначала ликование народных масс, возбужденная радость от свержения «тирана». Потом определенное событие (как спуск курка) - и люди превращаются в зверей, которые жгут силовиков (как на Майдане), громят магазины и грабят мирных жителей.

Поэтому скажу аксиомы, даже банальности. Нужно, чтобы действовали простые понятия: закон - порядок - дисциплина. Как очень точно писал М.О. Меньшиков об отце Иоанне Кронштадтском, который во время смуты 1905-1907 гг. напомнил власти о ее долге подавлять смуту: «Не только народу, но и начальству о. Иоанн предложил к исполнению знаменитую 13-ю главу послания к Римлянам: «Начальник не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое». Начальство русское с изумлением узнало, что употреблять меч обязывает сам апостол,» - писал Меньшиков[12].

Меня всегда поражали слова императора Николая II, когда он в 1909 году во время доклада П.А. Столыпина о подавлении революции ответил: «Я не понимаю, о какой революции вы говорите. У нас, правда, были беспорядки, но это не революция... Да и беспорядки, я думаю, были бы невозможны, если бы у власти стояли люди более энергичные и смелые[13]». Руководитель страны во все времена должны предугадывать ситуацию, говоря современным языком: иметь политическое чутье.

Ощущение, что революция в России может произойти, буквально висело в воздухе в конце 2000-х годов, а потом и в начале 2010-х годов. Кризис 2008 года, события на Манежной, Болотная и площадь Сахарова. Атмосфера была наэлектризована. Неубедительно? Но тем не менее своим настроением ситуация напоминала, если верить многочисленным воспоминаниям, конец 1916 - начало 1917 года. А если помнить практически единодушные свидетельства, что, несмотря на предчувствия, революция всегда неожиданна, становилось тревожнее вдвойне.

И здесь очень важна политическая дальновидность, политическое чутье, умение просчитать, что может произойти. Это помогло российской власти после протестного движения 2011 года довольно оперативно среагировать, вернув, например, выборы руководителей регионов (хотя, например, я не считаю, это правильным решением - главы регионов, на мой взгляд, должны назначаться Президентом).

 

Всё далеко?

 

Помню, как люди старших поколений нередко повторяли: «Лишь бы не было войны». Они испытали так много, что этот жизненный рефрен передавали младшим. В отношении 1917 года ситуация уже совсем другая. Объективно мы отошли от 1917 года (целый век прошел!). Минус в том, что людям свойственно применять собственный негативный опыт к себе. Мы сейчас находимся в той же ситуации, как и Россия 1912 года, которая отмечала 100-летие Отечественной войны 1812 года. Тогда прошли все необходимые торжества, даже есть хроника, где Государь встречается с древними старцами, которые помнят эту войну. Но даже их буквально несколько человек, остальных уже давно нет на этом свете. Но все-таки в 1912 году отмечалось торжество. А сейчас мы касаемся страшной трагедии, и важно пробудить это чувство сопричастности к истории, чтобы отбить соблазн осуществить проект «Революция 2.0».

В одном из недавних исследований (оно было, в частности, опубликовано в «Комсомольской правде»), говорилось, что в сегодняшней России живет несколько поколений - шесть. Почему мы снова рискуем вкатиться/влететь в революцию? Первое из этих шести - них «поколение победителей» (примерно 1900-1923 годов) - уже само стали историей. Подавляющее большинство уже физически ушло от нас, также и те, чей жизненный рефрен: «лишь бы не было войны...».

Наверное, наша Победа 1945 года стала возможна еще и потому, что тогда в стране были поколения, которые родились еще в старой России 1917 года. Этот сплав новых и старых поколений дали мощнейший, ничем не преодоленный сплав. Когда в начале 1990-х годов во время моей учебы в Питере еще было услышать от очень пожилой женщины: «Знаете, а я Наследника видела...». И это было реально, еще были живы люди той эпохи. Сегодня такая сценка невозможна в принципе.

Нынешние поколения воспринимает кошмар 1917-го года и гражданской войны очень отстраненно, опосредованно, с романтическим флёром, не зная порой элементарных подробностей.

У людей нет ощущения глубины истории, ее хрупкости, ощущения, что революционный пожар безжалостен и, вспыхнув, как любой пожар, не пожалеет никого, как это было 100 лет назад. Помните, я задавал в начале вопрос о возможности расстрела населения трех Таганрогов? Безучастность, равнодушие к прошлому опасны как для конкретного человека, так и для общества.

Обычно в восприятии даже человека история семьи действует в рамках так называемого принципа трех книг. Первая книга самая тоненькая и самая скучная - в ней история моей семьи (и моей страны) до деда. Вторая книга чуть потолще - в ней история от деда до моего рождения. А дальше самая толстая и интересная книга - про меня, любимого.

Впрочем, отчасти надежда есть в том, что часть людей обращается к своим родословным. Это означает, что они пытаются осмыслить историю своей семьи в контексте истории страны. Это определенная надежда. Здесь нет мгновенного результата, но он может принести результат через месяцы и даже годы. История развивается не по спирали, к ней более применимы законы нелинейной физики. В этом непостижимая Божья воля. Не стоит расстраиваться из-за того, что число таких людей невелико. На самом деле ведущий слой всегда невелик. Важно, чтобы ведущий слой ощутил себя единым против малого народа. Или лучше - осознал себя не ведущим слоем, а малым стадом Божиим.

Но это очень непросто - видеть историю своей страны в полноценном объеме. Приведу небольшой пример из своей жизни. Когда к власти пришел Горбачев, мне было 14 лет, и я хорошо помню достаточно едкое отношение к предыдущей эпохе. Помните, как называли 1982 - 1985 годы? Пятилеткой пышных похорон. Зло, но точно. В моем родном городе Кирове, например, уже тогда ввели талоны на колбасу и масло. Но в сегодняшних социологических опросах и время Брежнева, и 1982 - 1985 гг. ассоциируется со стабильностью. Почему? Потому что только десятилетия спустя люди (и то, наверное, далеко, не все) осознали следующее. Несмотря на сложную ситуацию, на едкие анекдоты о правителях, реальностью той жизни были также и другие очереди (на получение квартир), были стабильные зарплаты, достойное образование и врачи в больницах, которые ставили реальный диагноз, а не пытались при тебе же найти ответ в Интернете. Впрочем, тогда эти жизненные достоинства воспринималось как данность, а вот пришедший Горбачев, говорящий без бумажки, казался откровением, юношей после прежних старичков.

Во все времена люди властью недовольны, задают ей вопросы и предъявляют претензии. Это аксиома. Это их право и нередко правота. Но когда, есть с чем сравнивать, а чувство неблагодарности только увеличивается, становится страшно. Трижды прав Н.Е. Марков, когда говорил о «пресыщенных и с жиру сбесившихся». Многие из них, даже когда прошли через ужасы 1917-1920 годов, потеряли всё (не только свои богатства, но и близких, которых убивали), ничтоже сумняшеся ставили знак равенства между «безвольным» Николаем II и «народной» властью, которая их оставила ни с чем. Поразительная, чудовищная неблагодарность и слепота (думаю, такие примеры всем известны и в революции 1991 года). И снова возвращаемся к вопросу: как человеку в отношении к власти пройти срединным, золотым путем?

Об этом попытка поговорить ниже.

 

Маленький человек и большая политика

 

Впрочем, прошу прощения за такое картинное противопоставление - конечно, не маленький, обычный человек. А под большой политикой в данном случае подразумевается политика внешняя. Она всегда для нашей страны и до 1917 года, и после была приоритетом, нередко нравственным долгом (часто приводят цитату французского президента Шарля де Голля: «Русские люди никогда не будут счастливы, зная, что где-то творится несправедливость»).

Россия, по сути, с XVI века воспринималось как единственное православное царство, к которому под защиту стремились со всех сторон.  С конца века XVII-го Россия (чуть позже Российская империя) играла ведущую роль на мировой арене, реально влияя на происходящие мировые процессы. Советский Союз продолжил эту многовековую традицию.

Возможно, с большей долей условности, но сегодняшняя ситуация определенными фрагментами (эмоциональными прежде всего) мне напоминает то, что было в России при Николае I. Вот как описывал ситуацию П.В. Анненков: «Зиму 1849/50 года мне пришлось прожить в одном из губернских городов нашего Поволжья. Время было довольно неопределенное. Только что прогремела революция 1848 года в Париже, подымая за собой народные массы в большей части европейских столиц - в Берлине, Вене, Неаполе и др. и неожиданно обнаруживая, как много существовало в них, под покровом обманчивой тишины и внешнего благочиния, недовольства порядками жизни и политических страстей. Ничего подобного у нас не встречалось. Наша тишина была неподдельная, испытанная»[14].

Бесспорно, после 1917-го (или 1991-го) утверждать, что «подобного у нас не встречалось», неверно. И цитата Анненкова в контексте моей работы отчасти провокационна. Но я, намеренно приводя ее, хотел бы акцентировать внимание на следующем. Постоянное недовольство происходящим вокруг как в повседневной жизни, так и в политике не рискует привести к тому, что это недовольство бумерангом вернется к нам самим? Знаю, что те, кто побывал за границей (тем более в мусульманском мире) или вернулся в Россию как на свою историческую родину, говорят об одном и том же: вы не цените то, что имеете, атмосферу жизни, которой живут люди в России.

Если отсутствует чувство благодарности, а амбиций много («...хочу быть столбовою дворянкой»), это признак того, что бациллы революции всё больше заражают общественный организм.

Но вот другая сторона монеты. Каким образом соблюдать деликатный баланс между внешней и внутренней политикой? Я лично поддерживаю нашу помощь Сирии, но как объяснить простым людям, что в их населенном пункте не хватает скольки-то десятков тысяч рублей на содержание почтового или фельдшерского пункта, но есть миллионы на боевые действия далеко за пределами страны? Или, например, летом прошлого года правительство России распорядилось выделить на строительство атомной электростанции "Руппур" Бангладеш крупнейший за последнее время экспортный кредит на сумму до 11,38 миллиарда долларов[15] (при этом возьмите любой регион, и вам расскажут о реальных, ненадуманных вопросах, требующих незамедлительного решения).

Наступает момент, когда люди начинают задавать вопросы: неужели на нашей родной земле нет никаких проблем? Почему мы решаем проблемы мирового уровня, но не проблемы наших регионов и живущих в них людей? Как верно писал всё тот же С. Булгаков в 1918 году в сборнике «Из глубины», с горечью указывая на амбиции России в первой мировой войне по возвращению Константинополя в лоно православной цивилизации: «Народ хочет землицы, а вы ему сулите Византию и крест на Софии»[16].

 

Мелочей не бывает!

 

И.Л. Солоневич в своей работе «Великая фальшивка февраля» приводил очень яркий эпизод, как в начале 1917 года солдат из запасных воинских частей в Петрограде не выпускали из казарм. И даже если выпускали, то запрещали не только посещать кино или чайную, но даже ехать на трамвае. Солоневич писал: «Это было мелочью, но это было оскорбительной мелочью - одной из тех мелочей, которые потом дали повод к декларации «о правах солдата»[17].

Солоневич был крайне правым монархистом, честным, жестким и непримиримым. А вот другой свидетель, совершенно иных, нежели Солоневич взглядов. В своих «Воспоминаниях от крепостного права до большевиков» граф Николай Егорович Врангель писал о предреволюционной ситуации: «Россия <накануне революции> опять <...> была поделена <...> на "мы" и "они". "Мы - правительство, немногие его честные слуги, и бесчисленные его холопы - "они" - вся остальная Русь. <...> во всем подозревалась крамола; к этим крамольникам были причислены огулом и судьи, и профессора, и земские деятели; о молодежи и не говорилось. <...> Неминуемым результатом этого ослепления было, что часть "их" действительно начала подкапываться под правительство, остальная часть, прибавлю - самая полезная, отошла в сторону от общественных дел и была заменена людьми, желающими не блага страны, а преследующими лишь свои собственные интересы»[18].

И таких свидетельств о 1917 годе, которые принадлежат представителям различных политических убеждений, так много, что можно составить многие и многие тома.

Серьезная опасность в следующем: если люди будут считать, что для власти их вопросы и интересы власти далеки, и она отмахивается от них, как от назойливой мухи.

Подобная отстраненность приводит к тому, что мелочи (вместе с серьезными вопросами) накапливаются, мешают адекватно воспринимать то хорошее, что реально делается. Назову только несколько примеров (на самом деле их гораздо больше). Государство оказывает реальную поддержку агропромышленному комплексу, строит новые школы и детсады. Не первый год работают как программа федерального материнского капитала, так и различные региональные проекты поддержки многодетных.

Перечитал про программы поддержки многодетных семей и подумал: снова приходится говорить прописные истины. О том, что собственно, революция продолжается, ведь аборты убивают не тысячи, а миллионы детишек. Недавно прочитал такую фразу-притчу «Я молился Богу, просил Его послать моему народу вождей и героев, спрашивал: «Где новые Невские и Радонежские, Муромцы, Суворовы, Жуковы, Ломоносовы, Менделеевы?» И был ответ: «Были они посланы вам, но вы убили их, ещё не родившихся!»

Действительно, маньяк, отправивший на тот свет всю свою семью, это выродок, а государство и ее граждане, убивающие свое будущее, простите, кто? Страна наша для кого? Для тех, кто никогда не родится, потому что им не дали сделать?

Еще одной трагической ошибкой самой власти может стать восприятие любой критики и задаваемых вопросов как крамолы. Понятно, если брать, например, российский уровень, есть определенные группы как профессиональных оппозиционеров, так и вечно недовольных, но бескорыстных общественников (сегодня чаще всего блогеров).

Но всегда существуют серьезные проблемы, которые реально волнуют людей. И проблемы эти обычно ставят люди, которые желают мирного конструктивного их решения. Например, продолжается формирование - под разными личинами - ювенальной юстиции (которая превращается в ювенальную систему). Понимаю, что на эту тему говорилось очень много. Последний поразивший пример, когда поэтесса Юнна Мориц очень точно пишет, что «ювенальная юстиция запада - война с Богоматерью, чей младенец в хлеву, но сияет над ним звезда Рождества»[19].

И дальше поясняет в беседе с журналистом: «Младенца у Мария отобрали бы непременно органы опеки Ирода. Жилищные условия - раз. Антисанитария - с животными в хлеву - два. Прививок от гепатита не делают - три...»[20].

Активно внедряются электронные технологии, практически принудительное получение зарплат через электронные карты (только в феврале  прошли официальные сообщения, всех бюджетников собираются переводить на карты определенной платежной системы). Бесспорно, электронные финансовые расчеты - это реальность сегодняшнего дня, ограничение покупок за наличные помогает пресекать незаконный оборот средств. Но все же возникает резонный вопрос, на который ответа никто не дает: у нас в стране мало других проблем, которыми необходимо заниматься? При чем тут бюджетники, у большинства из которых зарплаты и так невелики.

Кстати, традиционный в таких случаях довод сторонников «пластика» о его безопасности опровергает статистика. В 2016 году было зафиксировано 107 тыс. случаев краж денег с пластиковых карт. Прогноз на 2017-й составляет 135-140 тыс. краж (больше на 30 процентов)[21].

Абсолютно не хочется заниматься конспирологией, но наступил 2017-й год, и вот уже только за последнее время пришли сообщения, что собираются чипировать домашних животных.

Эти все вопросы разве не логичны? А если от людей отмахиваются, то заставляют их становиться по меньшей мере в пассивную оппозицию.

Сейчас вроде бы на фоне миграционных событий в Европе, в тень ушли вопросы этнической преступности. Это тема отдельной работы. Многочисленные этнические преступления, в том числе вызвавшие такие волнения, как на Манежной и в Бирюлево, вызывали, что если начнется революционный хаос, то на этой межнациональной почве. Реальные жесткие приговоры ряду преступников отчасти сделали свое дело. Но если темы этнической преступности нет в ежедневных сводках новостей, это еще не означает, что она снята с повестки дня.

Одна из самых главных опасностей - предвестников революции, это коррупция. Только по официальным данным, общий ущерб от коррупционных преступлений в 2016 году достиг почти 44 млрд. рублей (что составляет 10 проц. от общей суммы ущерба от всех видов преступлений в целом по стране)[22].

И здесь не стоит говорить только о чиновниках - вспомните только едкий анекдот о сделке со следствием полковника Захарченко (суть анекдота: говорят, полковник пошёл на сделку со следствием - они не открывают гараж, а он закрывает дефицит федерального бюджета 2016, 2017 и 2018 годов). Истории в транспортной сфере, строительстве, ЖКХ стали обычными в новостях (их очень много на разных уровнях - кому интересны подробности, всё есть в интернете).

Коррупция давно уже не воспринимается как преступление в том, что она воспринимается как явление общее, которое поразило всю вертикаль нашего общества. И здесь, по мнению многих, эволюционный путь невозможен, а только революционный (самая распространенная формула: «всех посадить»). Это радикальное «всех посадить» отражает восприятие коррупции как системы группировок, существующих как на российском уровне, так и на уровне регионов, и муниципалитетов.

Также в современной России коррупция - это прямое порождение общества потребления[23]. Другой аспект этого общества. По данным, которые совсем недавно приводила «Российская газета»[24], уже более 60 процентов работающих россиян выплачивают банковские кредиты. Причем, в некоторых регионах чуть ли не каждый житель - заемщик. Помните, были всплески недовольства тех, кто брал валютную ипотеку. Насколько просчитаны риски для закредитованного общества?

Важный вопрос: что делать с нашими масс-медиа, с телеканалами, забитыми криминалом, рекламой откровенной бесовщины во всех ее проявлениях, манипулирующими новостями. Добавьте к этому Интернет, где каждый создавший свое СМИ - страничку в соцсетях, уже эксперт (у нас же нет сословий и чинопочитания!), и пишет всё, что хочет. Это, конечно, серьезнейшая проблема - накануне 1917 года группы влияния масс-медиа были все-таки довольно ограничены, теперь СМИ - оружие массового поражения, оружия с абсолютно непредсказуемыми результатами. Это на данный момент для меня, возможно, самый тяжелый и самый безответный вопрос.

 

Ради одного праведника

 

В любой другой работе можно было поставить точку или глубокомысленное многоточие. Но смысл истории, а тем более истории революций  не может ограничиваться ни экономикой, ни политикой, ни другими сферами нашей временной жизни.

Как уже говорилось выше, события во времена революционные выходят далеко за координаты обыденности. Это касается как той черноты, которая поднимается в людях, но и других событий, наполненных совершенно другим духом. В 1917 году таким событием стало явление Державной иконы Божией Матери. Полтора года спустя, главной мыслью практически всех работ сборника «Из глубины» стало убеждение в необходимости строительства России на христианских принципах. И в работе С. Булгакова об этом говорится очень определенно, как продолжение рассказа о явлении иконы Богородицы: «Перед самым октябрьским переворотом мне пришлось слышать признание одного близкого мне человека. Он рассказывал с величайшим волнением и умилением, как у него во время горячей молитвы перед явленным образом Богоматери на сердце вдруг совершенно явственно прозвучало: Россия спасена. <...> бояться за Россию в последнем и единственно важном, окончательном смысле нам не следует, ибо Россия спасена - Богородичною силою»[25].

Это о 1917-м. А теперь о трех событиях 1993 года, который с зимы до октября прошел под знаком противостояния Президента и Верховного совета. Эти три события очень разные по своему наполнению. Но для меня они скреплены чувством единства, ощущением, что они реально влияют на жизнь и помогают понять ее промыслительность.

Первое событие произошло на Пасху 1993 года - за полгода до уличных боев в Москве. В Оптиной пустыни мечом, на котором были выгравированы три шестерки, были убиты три инока. Это злодеяние напомнило революционные помрачения, когда истинные слуги Божии принимали мученическую смерть. Вот также было и с оптинскими иноками. Сначала после случившегося - боль и горе. Но позже пришло осознание, что это наши новые святые, которые молятся за нас и Родину. И, верю, молились, когда в октябрьской Москве трещали не только автоматные очереди, но гремели и танковые залпы.

Именно в этот скорбный день, когда это творилось в столице, в Богоявленский Елоховский собор из Третьяковской галереи привезли Владимирскую икону Божией Матери. И перед ней на коленях молились и Патриарх Алексий, и простые верующие, и чиновники, и священники. Россия была спасена от страшного кровопролития - вновь, по Булгакову, Богородичной силою.

Третье событие вроде бы не касается таких серьезных тектонических изменений. Но оно произошло в те месяцы, когда еще была свежа гарь от московских боев. В конце 1993 года в Вятку (Киров) приехал известный исследователь русской литературы М.М. Дунаев (к сожалению, тоже ныне покойный). На встречах речь шла о Достоевском, Пастернаке, Зайцеве. Очень запомнился такое признание Михаила Михайловича. Он был глубоко убежден, что при своей жизни никогда не увидит напечатанное в России «Лето Господне» Ивана Сергеевича Шмелева. Но это произошло, и Дунаев расценивал это как подлинное чудо. Убежден, что таких событий, которые незримо влияют на вектор судьбы, немало в жизни как конкретного человека, так и всей страны.

Если почитать предреволюционную литературу (в том числе воспоминания) очень много говорится о кризисе, тупике официальной церковности (религиозности). Да, в истории Русской Православной Церкви до 1917 года было много отталкивающего, негативного. Но в Церкви тоже люди. И тогда такой простой вопрос: откуда с 1917 по 1930-е годы тогда взялись тысячи новомучеников? Они вышли из того самого синодального периода, который так резко критикуют. И эти люди, когда пришли тяжелейшие времена, засвидетельствовали свою верность Христу и Его Церкви.

В этом ряду смерть тверского губернатора-мученика Н.Г. фон-Бюнтинга в день отречения императора в 1917 году. И много других случаев, о которых нужно рассказывать постоянно. То, что ничего не поменялось и спустя 100 лет, свидетельствует эпизод из совсем недавнего прошлого. 31 июля 2014 года в Луганске во время бомбардировки Луганска украинской армией погиб протоиерей Владимир Креслянский. Он был тяжело ранен осколками, по свидетельствам очевидцев, истекая кровью, молился и умер на коленях.

Опасность революции возникает тогда, когда мы начинаем ощущать отстраненность от этого подвига, не понимаем его значения. И это уже вопрос не во вне, ни к власти, а к нам самим, ко всем, кто считает себя православными людьми.

Я не буду сейчас писать о важности почитания новомучеников и различных формах этого почитания (это всё можно найти, например, здесь[26]). Отмечу, что многие неравнодушные люди писали, что накануне 1917 года главным бедой внутри Церкви стала теплохладность (почитайте хотя бы уже приводимые воспоминания выше воспоминания митрополита Вениамина (Федченкова) ). Новомученики своим исповедованием Христа и верности Ему до смерти искупили эту теплохладность. Но когда отношение к этому подвигу становится формальным, казенным, это также знак того, что бациллы революции все-таки живут в наших душах. Не дай Бог...

 

Фаза контрреволюции

 

И все-таки революции (точнее, госпереворота) в конце 2000-х не случилось (в том числе благодаря превентивным мерам российской власти). Наоборот, стала набирать силу контрреволюция.

Что же произошло за последние годы, что позволяет так говорить? Удалось остановить вторжение в Сирию. Это была важная дипломатическая победа, изменившая ситуацию во всем мире.

Многих отрезвили события на Украине, война на Донбассе. Весной 2014 году, когда Майдан набирал обороты, я занимался историей Династии Романовых (в частности, ссылки весной 1918 года в Вятку Великого князя Сергея Михайловича, князей Иоанна, Игоря, Константина Константиновичей, княгини Елены Сербской, князя Владимира Палей[27]). Атмосфера зимы-весны 1918 года и в Вятке, и в целом в России, поразительно напомнила мне то, что была зимой-весной 2014 года на незалежной. Масса неконтролируемого оружия, грабежи, стрельба, власть в полупараличе. Это настолько походило на Украину, что я сказал: смотрите, я не хочу, чтобы это вновь происходило в моем городе, в моей стране.

Мне скажут, но это же штамп. Я отвечу: хорошо рассуждать в теплой телестудии или дома с чашечкой кофе. Отправить бы таких экспертов на недельки три в Донбасс или Сирию.

Конечно, высшая точка, пик контрреволюции - крымская весна 2014 года. Многие сограждане, даже далекие от либеральных взглядов, достаточно иронично относятся к этим событиям: мол, чего мы туда полезли? Своих проблем хватает.

Объяснение такому отстраненному отношению: крымские события для нас не просто на расстоянии вытянутой руки, а еще ближе. Убежден: возвращение Крыма - это идеальная военно-дипломатическая операция, которая, если будет живо государство Российское, войдет во все учебники.

Совершенно, казалось бы, неожиданно переменился весь политический климат (который изменил мигрантское цунами в Европу) не только России, ближнего зарубежья, но и всего Старого света.

Итог: Мари Ле Пен, которую еще несколько лет считали едва ли не политиком-маргиналом, говорит, что она не чувствует себя в изоляции, когда в России есть Путин, а также после побед на выборах глав государств в США, Болгарии и Австрии. Как всё неожиданно поменялось...

Апофеоз конца 2016 года - реакция американской прессы (наши конспирологи отдыхают!): на выборах в США победил Путин. Хотя всего 20 лет (целую вечность - 20 лет назад, в 1996 году) американцы сыграли важнейшую роль в победе Ельцина на президентских выборах. Как всё повернулось!

Но и здесь следует не терять холодную голову. Опасность в том, что фаза контрреволюции рано или поздно кончается.

 

Что впереди?

 

Что нас ждет дальше? Всегда хочется дать определенный ответ. Не претендуя на четкий безапелляционный вывод, рискну порассуждать вот в каком ключе.

Как я уже говорил, впереди 2018 год, и возможны попытки встряхнуть ситуацию. Сыграют или нет ли те факторы, о которых я говорил выше, роль детонатора? Попробую ответить сжато, не повторяя сказанного.

Итак, рассмотрим первый вариант.

Революция возможна:

1) В случае, если власть не будет постоянно слушать людей, как бы тяжело и сложно это не было (любое служение - это труд, а честная работа во власти - труд тяжелее в десятки раз!). Власть на всех уровнях должна прислушиваться к разумным требованиям, а для высшей власти приоритетом должна стать внутренняя политика (которая касается жизни регионов и их жителей).

2) В случае, если люди утратят понимание, что Россия - уникальный мир, за который каждый несет ответственность. Постоянный ропот, недовольство на происходящее заражает общественный организм бациллами революции и приводит к катастрофе.

3) В случае, если людьми будет управлять иллюзия, что насильственной сменой власти можно решить существующие проблемы.

Теперь рассмотрим второй вариант. Революция как антиситема никогда не победит, если мы поставим перед собой ряд четких формул. Конечно, это идеальная ситуация, грубая жизнь каждый день ее безжалостно корректирует. Не спорю. Но во всем нужен идеал. Тем более для людей читающих, мыслящих. Почему в таком случае не сделать попытку обозначить составляющие этого идеала?

Итак, революция не победит никогда:

1) Если мы - и власть, и общество - решительно скажем: лимит на революции исчерпан. Это должно стать не теоремой, а непререкаемой аксиомой.

2) Если представители и власти, и общества будут выполнять свой долг, стремиться слышать друг друга. Если представители и власти, и общества будут хотя бы чуть-чуть стремиться стать анти (контр) революционером. Это не термин и не ярлык, а единственный принцип противостояния революции как антисистеме.

Ф. Энгельс в своей кровожадной работе «Демократический панславизм» писал о «союзе революционных народов против контрреволюционных»[28] и относил русских именно к «контрреволюционным нациям»[29]. Нужно взять это определение гражданина Энгельса за руководство и стать самой контрреволюционной нацией.

3) Если будем помнить замечательную притчу преподобного Паисия Святогорца, что люди делятся по восприятию жизни на мух и пчел.

Про последнее могут сказать: наивно как-то, по-детски. Если и по-детски, то как у апостола Павлу: «не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетними» (1 Кор., 14, 20).

Каждый делает выбор, с кем ему быть: со стадом гадаринских свиней или с народом Божиим.

Каждый делает выбор, кому ему служить: «отцу лжи» или России.

Каждый делает выбор, кем ему быть: мухой или пчелой.

Выбор за каждым...

***

Маркелов Артем Владимирович родился в 1970 году в г. Кирове. В 1993 году окончил факультет журналистики Санкт-Петербургского государственного университета.

Кандидат исторических наук. Член Союза писателей России. Автор пяти книг.

Лауреат премии «Вятский горожанин» (2006), лауреат конкурса научных работ на соискание премии имени профессора Василия Васильевича Болотова (г. Тверь, 2007).

В 2007 г. награжден грамотой «За вклад в развитие историко-документальной православной литературы» Всероссийской литературной премии имени Александра Невского. Учредители премии - Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра при поддержке Союза писателей России.

Сайт http://артем-маркелов.рф/



[1] Басинский П. Позвольте ваш автограф, читатель! // Российская газета. 2017, №7167 (1). [Электронный ресурс]. https://rg.ru/2017/01/08/pavel-basinskij-sereznye-chitateli-stanoviatsia-shtuchnym-iavleniem.html - проверено: 23.02.2017.

[2] Солоневич И.Л. На переломе // Его же. Великая фальшивка Февраля [Электронная книга].

[3] Оставьте в покое 37-ой год! (Беседа Дмитрия Данилова с Владимиром Махначом). Опубликовано в «Политическом журнале» 17 декабря 2007 года. [Электронный ресурс]. http://makhnach.livejournal.com/77282.html - проверено: 23.02.2017.

[4] Булгаков С. На пиру богов. Pro и contra. Современные диалоги // Из глубины: Сборник статей о русской революции. М., 1990. С. 119.

[5] Шафаревич И.Р. Социализм как явление мировой истории // Его же. Есть ли у России будущее?: Публицистика. М., 1991. С. 358.

[6] Референдум о сохранении СССР 17 марта 1991 года. Справка. [Электронный ресурс]. https://ria.ru/history_spravki/20110315/354060265.html - проверено: 23.02.2017.

[7] Монахиня Нектария (Мак Лиз). Свет невечерний. Жизнь Александры Феодоровны Романовой, последней Всероссийской Императрицы. М., 1996. С. 138-139.

[8] Иванов А.А. «Отреченные дни Февральской революции» в судьбе и восприятии Н.Е. Маркова // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. Сб. науч. ст. СПб., 2013. С. 22.

[9] Лысенко Е.А. Оценка перспектив русской революции в публицистических сочинениях Н.В. Устрялова 1917 года // Там же. С. 190.

[10] Булгаков С. Указ. соч. С. 91.

[11] Вениамин (Федченков), митрополит. На рубеже двух эпох. М., 1994. С. 146-148.

[12] Меншиков М.О. Памяти святого пастыря // Его же. Как воскреснет Россия? Избранные статьи. СПб., 2007. С. 124-125.

[13] Герасимов А.В. На лезвии с террористами. Париж, YMCA-PRESS, 1985. С. 146.

[14] Олейников Д.И. Николай I. М., 2012. С. 295.

[15] Правительство выдаст Бангладеш кредит на 11 миллиардов долларов // Сайт «Российской газеты за 18 июля 2016 г. [Электронный ресурс]. https://rg.ru/2016/07/18/pravitelstvo-vydast-bangladesh-kredit-na-11-milliardov-dollarov.html - проверено: 23.02.2017.

[16] Булгаков С. Указ. соч. С. 94.

[17] Солоневич И.Л. Пороховой погреб // Его же. Великая фальшивка Февраля [Электронная книга].

[18] Врангель Н.Е. Воспоминания. От крепостного права до большевиков [Электронная книга].

[19] Юнна Мориц: Младенца у Богоматери непременно отобрали бы органы опеки Ирода // Сайт газеты «Комсомольская правда» [Электронный ресурс]. http://www.kirov.kp.ru/daily/26603.4/3618843/ - проверено: 23.02.2017.

[20] Там же.

[21] Масштабы мошенничества с банковскими картами резко вырастут в этом году // Капиталист. Журнал о бизнесе. [Электронный ресурс]. http://kapitalist.tv/2017/01/12/masshtaby-moshennichestva-s-bankovskim/ - проверено: 24.02.2017.

[22] Сообщение агентства «Интерфакс» от 10 декабря 2016 г. [Электронный ресурс]. http://www.interfax.ru/russia/540410 - проверено: 23.02.2017.

[23] Пиманов: Коррупцию порождает общество потребления // Официальный сайт партии «Единая Россия» [Электронный ресурс]. http://er.ru/news/61288/ - проверено: 24.02.2017.

[24] Кривошапко И. Жизнь взаймы // Российская газета. 2017, №7179 (13). [Электронный ресурс]. https://rg.ru/2017/01/22/za-god-chislo-zaemshchikov-v-rossii-vyroslo-do-447-mln-chelovek.html - проверено: 23.02.2017.

[25] Булгаков С. Указ. соч. С. 143-144.

[26] Итоговый документ секции «Увековечение памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской и всех пострадавших в годы гонений» (новость за 6 февраля 2017 г.) // Сайт «Бутовский полигон - Русская Голгофа» (Храм Святых новомучеников и исповедников Российских в Бутове) [Электронный ресурс]. http://www.martyr.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1147:-l-r&catid=4:commonnews&Itemid=1 - проверено: 24.02.2017.

[27] Маркелов А.В. Кончилась Вятка, кончились золотые деньки». Ссылка представителей Дома Романовых в Вятку в апреле 1918 г.: реконструкция событий // Четыре века Дома Романовых. Материалы международной научной конференции «Четыре века Дома Романовых в мировом социокультурном пространстве: исторический, источниковедческий, биографический дискурсы» (Москва, 6 марта 2013 г.). М., 2013. С. 287-294.

[28] Энгельс Ф. Демократический панславизм // К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. М., 1957. Т. 6. С. 290.

[29] Там же. С. 305-306.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Артем Маркелов:
«Члены семьи бывшего императора совершили получасовую разминку... за станцией Свеча»
Еще раз о проезде Царской семьи в Тобольскую ссылку через Вятскую губернию
14.12.2018
Выбор за каждым
Сочинение на конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы»
19.06.2017
В Вятке увековечат память Александра I и Александра II
Историк Артем Маркелов о решении городской думы установить информационную доску в память важного события
28.11.2013
Вятский церковно-исторический клуб открыл новый сезон
Состоявшееся заседание было посвящено тобольской ссылке Царской семьи и церковной истории ХХ века
10.10.2013
Памяти защитника православных святынь
На Вятке отметили 110-летие Бориса Владимировича Талантова
03.05.2013
Все статьи автора
"Конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы» "
Реальна ли угроза новой революции в России?
Развернутая рецензия с обзором книги «Революция в России: реальна ли угроза? 1917-2017: Сб. материалов / сост. А.Д. Степанов. - М.: ИД «Достоинство», 2018, 624 с. илл»
16.09.2018
Пасха Победы
В московском издательстве ИТРК вышла новая книга сотрудника Миссионерского отдела Ижевской епархии Владимира Вениаминовича Шкляева
24.03.2018
Где можно приобрести наши книги?
«Русская народная линия» участвует в Троицкой православной выставке
06.02.2018
Революция в России: реальна ли угроза?
В Москве и Санкт-Петербурге состоялись презентации книги
30.01.2018
Все статьи темы