Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Вербовка адептов в нетрадиционные религиозные движения через псевдореабилитационные программы алко- и наркозависимых в аффилированных социально ориентированных некоммерческих организациях

Николай  Каклюгин, Русская народная линия

Наркомания, алкоголизм и табакокурение
Украинский кризис / 18.12.2015


Доклад на круглом столе в Государственной Думе «Секты и деструктивные культы как вызов национальной безопасности России» …

Полная версия доклада Н.В. Каклюгина - врача психиатра-нарколога, кандидата медицинских наук, председателя регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае на круглом столе в Государственной Думе «Секты и деструктивные культы как вызов национальной безопасности России», прошедшего 8 декабря 2015 года при поддержке думского Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций и Синодального миссионерского отдела Русской Православной Церкви (Московский Патриархат).

 

* * *

 

В соответствии с информацией, изложенной в аннотации к Государственной программе «Противодействие незаконному обороту наркотиков», утверждённой Правительством Российской Федерации 15.04.2014 г., несмотря на доступность оказания медицинской помощи по профилю «наркология» эффективность общегосударственных усилий в прекращении незаконного потребления наркотиков остается недостаточной.

 

По данным разработчиков подпрограммы 3 «Комплексная реабилитация и ресоциализация лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях» Государственной программы «Противодействие незаконному обороту наркотиков», в 2012 году в стране действовало 3 государственных медицинских наркологических реабилитационных центра - самостоятельных учреждения, в которых было развёрнуто 130 реабилитационных коек. Кроме того, на базе специализированных учреждений (наркологических и психиатрических) развернуто 8 реабилитационных отделений, имеющих статус реабилитационных центров, и 85 реабилитационных отделений. Суммарный коечный фонд этих подразделений в 2012 году составил всего 2111 коек. Большинство существующих наркологических учреждений в России ограничиваются лишь проведением детоксикационных мероприятий, что явно недостаточно для достижения длительных ремиссий заболевания.

При этом улучшение психического состояния здоровья населения на основе повышения доступности качественной реабилитационной помощи, установление мер социальной поддержки по организации оказания помощи лицам, страдающим социально значимыми заболеваниями, является целью государственной политики Российской Федерации в области здравоохранения, определенной ФЗ N323 от 21.11.2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан РФ», Государственной программой развития здравоохранения Российской Федерации (Распоряжение Правительства РФ N 2511-p от 24.12.2012 г.) и Концепцией развития здравоохранения Российской Федерации до 2020 года (Распоряжение Правительства РФ N 1662 от 17.11.2008 г.).

Разработка и внедрение инновационных программ социальной реабилитации лиц с наркотической зависимостью является актуальной задачей и в связи с ростом потребления населением так называемых «синтетических», «дизайнерских» наркотиков, оказывающих выраженный психотропный эффект и способствующих развитию тяжелых психических расстройств и соматической патологии. Очевидно, что такого рода программы должны базироваться на результатах современных социально-психологических и антропологических исследований, международном научно обоснованном опыте их реализации, доказанной эффективности и не допускать деструктивного воздействия на психический и социальный статус реабилитируемых лиц. Если таким непростым делом как лечение, реабилитация и последующая ресоциализация людей с зависимым поведением и осложнённым вследствие него психическим, морально-нравственным и интеллектуальным статусом, будут заниматься бесконтрольно непрофессионалы, проблем будет масса и они постоянно возникают, как мы видим из материалов средств массовой информации. Это к слову на реплику одного из предыдущих докладчиков, Вениамина Деменко, согласно которой «именно бывшие преображенские специалисты сегодня являются флагманами социальной работы в нескольких митрополиях Русской Православной Церкви». Эти слова не соответствуют действительности, такие случаи лишь редчайшее исключение из общего правила самостийности, «гуруизма» и крайней степени изворотвливости, вплоть до вступления в сделку со своей совестью выходцев из таких организаций как «Преображение России». Биография личности выступившего с заявлением о здравой преемственности «преображенцев» докладчика для тех, кто с ней знаком, лишь подтверждает данное правило.

Волею судьбы я стал одним из основных координаторов двух думских совещаний, полноценных экспертных "мозговых штурмов", затрагивающих в том числе и наиболее болезненные вопросы нашей сегодняшней дискуссии. 18 февраля 2015 г. под председательством депутата Николая Сергеевича Валуева в здании Государственной Думы прошло уже второе рабочее совещание, посвященное проблемным вопросам реализации современной российской молодежной антинаркотической политики в условиях запуска Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические вещества в немедицинских целях. Как выяснилось в процессе дискуссии, вопрос выходит за рамки создания концепции данной общероссийской сетевой структуры и непосредственно связан с такими понятиями как «нарколобби», «метадоновое лобби», «сектантское лобби» и «духовная безопасность». Особую тревогу у участников совещания вызвало активное формирование в стране нескольких крупных общероссийских конгломератов общественных и духовно-ориентированных организаций нетрадиционной религиозной ориентации, паразитирующих на проблеме химической зависимости и создающих из зависимых лиц, ставших их адептами, мощный политически значимый ресурс.

Основной способ привлечения новых адептов (неофитов) здесь - психологическая манипуляция их личностью с использованием неэтичных психотехник, что может привести и приводит к серьезным психологическим травмам, частичной или полной асоциализации лиц, вовлекаемых в деятельность таких организаций, а также их родственников. При этом, как особо подчеркивал ряд выступающих экспертов, их руководители привлекают или сами обучают специалистов для использования технологий информационного воздействия на массовое сознание с целью подмены в реализуемых ими программах смыслового наполнения определения «вербовка» терминами «духовное восстановление», «социальная адаптация лиц в трудной жизненной ситуации», «реабилитация наркозависимых», «ресоциализация наркозависимых» и «профилактика наркомании», на осуществление которых из государственного бюджета путем субсидирования, выделения федеральных и региональных грантов, при поддержке определенной группы лоббистов запрашивается финансирование, причем в значительных объемах.

На фоне депатриотизации общественного сознания, существующего несовершенства законодательной базы по целому ряду социально и политически значимых направлений, недоработки норм правового урегулирования межведомственного, межсекторального взаимодействия в сфере молодежной политики и оказания социальных услуг населению, отсутствия или резкого снижения объемов целевого финансирования соответствующих государственных программ, нелегитимности в различных профильных министерствах и ведомствах специализированных экспертных советов, а также отсутствия мощного консолидированного, альтернативного альянсам нетрадиционных религиозных движений, общественного объединения социальной направленности, участвовавшие в совещании эксперты не представляют возможным прогнозировать оздоровление текущей ситуации в данном сегменте.

По мнению большинства присутствующих на февральском думском совещании экспертов, помочь государству восстановить и укрепить национальный духовно-нравственный, психический и физический потенциал способны традиционные религиозные конфессии и разнонаправленные профессиональные социально ориентированные некоммерческие организации. Именно на них в последнее время делает ставку российское правительство, одновременно пытаясь путем введения в правовое поле определенных законодательных мер ограничить деятельность еще более дестабилизирующих текущую непростую ситуацию организаций, финансируемых из-за рубежа. Как общественно-политических, так и религиозных. Но вся беда в том, что они уже обрели российскую прописку и «де юре» не являются иностранными агентами, «де факто» оставаясь таковыми.

В сегодняшних реалиях невозможно не учитывать обилие на территории Российской Федерации практически идентичных по своему религиозному духу с украинскими организаций, позиционирующих себя как благотворительные проекты, ориентированные на оказание помощи алко- и наркозависимым в виде предоставления им услуг по реабилитации и ресоциализации, с каждым годом размножающихся все с большей скоростью, в геометрической прогрессии согласно недавно принятой большинством из них так называемой модели G12. Она запущена на основании следующей цитаты из Священного Писания: «И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь, и чтобы они имели власть исцелять от болезней и изгонять бесов» (Евангелие от Марка, 3:14-15). Ведение G-12 представляет собой стратегию умножения лидеров и их «малых церквей», легко управляемых и мобильных. За ними практически невозможно организовать контроль и наблюдение и по закону нельзя требовать регистрации в территориальных органах Министерства юстиции в силу малого количества членов. Это горизонтальные сети, с огромной скоростью в геометрической прогрессии оплетающие наш социум. И остановить этот процесс пока не способен ни один государственный надзорный орган - понятие «религиозная группа», не подотчетная органам юстиции и не обязанная никому сообщать о начале своей деятельности, является законодательной нормой, определенной Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 г. (с изменениями от 31.12.2014 г.).

Известен и основной заказчик наблюдаемой экспертами в стране экспансии массы «миссионеров» и «реабилитологов» новой волны. В дополнение к упомянутому здесь профессором Александром Леонидовичем Дворкиным Акту о международной религиозной свободе, подписанному 27 октября 1998 года на тот момент Президентом Соединённых Штатов Биллом Клинтоном и принятому Конгрессом США как основной документ, утверждающей право Соединённых Штатов вмешиваться в дела иных госуарств, по их мнению, нарушающих религиозную свободу граждан, отмечу следующее. 7 августа 2013 года Государственный секретарь США Джон Керри в Вашингтоне публично объявил о создании в структуре правительства Управления по вопросам инициатив религиозных сообществ. Видеозапись выступлений всех главных действующих лиц этого мероприятия (на английском языке), крайне важного для усиления влияния Белого дома на геополитические процессы в мире, можно увидеть, пройдя по ссылке http://www.youtube.com/watch?v=dWdph3kKXv8&list=UUUV6fz3TOy4UgBl2l44F3Vg Новое управление создано с целью формирования политики Госдепартамента США в сфере взаимодействия с религиозными сообществами, тесного сотрудничества с ними для того, «чтобы их голоса были услышаны во внешнеполитическом процессе, в том числе путем продолжения сотрудничества с рабочей группой Госдепартамента США по вопросам религии и внешней политики». Созданная структура призвана взаимодействовать на регулярной основе с другими чиновниками и управлениями американского правительства, сосредоточенных на религиозных вопросах, в том числе с Послом по особым поручениям по вопросам свободы вероисповедания Сюзан Джонсон Кук и Управлением Госдепартамента по вопросам международной свободы вероисповедания. Таким образом, акцент во внешней политике США был публично сделан на поддержке нетрадиционных религиозных движений тех государств, на которых направлен интерес американского правительства и через них на влияние во внутриполитических процессах правительств этих стран. Руководителем новой структуры в составе Госдепартамента США стал доктор теологии Шон Кейси из штата Вирджиния, который получил статус Специального советника Госсекретаря США. Объясняя причину создания нового Управления, Шон Кейси отметил: «Как религиозные лидеры и религиозные общины формируют свою среду, они также влияют и формируют наши собственные проблемы внешней политики здесь, в Соединенных Штатах. Непременно полезным для США будет понять религиозных лидеров и привлечь их к нашей дипломатии и усилиям в области развития». Внимательно следящему за событиями в мире читателю понятно, о каком развитии идет речь. У неопятидесятников-харизматов, являющихся основными реализаторами программ «вербовки-реабилитации-ресоциализации» наркозависимых, оно называется «пробуждением». Распространение этого нового для страны социально опасного явления в первую очередь связано с активным использованием данным направлением нетрадиционной религиозной ориентации элементов психологического манипулирования и психического насилия.

Психологическая манипуляция, согласно базовым психологическим словарям, это тип социального, психологического воздействия, социально-психологический феномен, представляющий собой стремление изменить восприятие или поведение других людей при помощи скрытой, обманной или насильственной тактики. Поскольку, как правило, такие методы продвигают интересы манипулятора, часто за счет других людей, они могут считаться эксплуатационными, насильственными, нечестными и неэтичными. Социальное воздействие обычно считается безвредным, когда оно уважает право человека принять его или отклонить и не является чрезмерно принудительным. В зависимости от контекста и мотивации, социальное воздействие может являться скрытой манипуляцией. Это то, что активно практикуется руководителями нетрадиционных религиозных движений (тоталитарных деструктивных культов) в отношении своих адептов, а также важных для продвижения их интересов государственных служащих, специалистов профильных министерств и ведомств, общественных и религиозных организаций.

Как свидетельствует современная судебно-следственная практика, при совершении мошенничества с использованием психического насилия, основанного на специфических психотерапевтических и психологических методах, преступникам может не потребоваться применение обмана. Это связано с тем, что обман в мошенничестве - это, прежде всего, информационное, интеллектуальное воздействие одного лица на волевые процессы и психику другого субъекта, возникающее там. где существует ситуация психологической оценки. Психическое насилие как наиболее радикальный элемент психологической манипуляции, в свою очередь, выражается в изменении психических характеристик адресата воздействия в результате применения инициатором воздействия специальных психологических приемов, основанных на использовании данных психологии о психических закономерностях, психологических и социально-психологических данных о поведении личности.

Считаем необходимым предупредить государственные службы о необходимости акцентирования внимания на работе различных структур, аффилированных с религиозными объединениями и группами граждан нетрадиционной религиозной ориентации, законодателей способствовать внесению изменений в федеральном и региональном законодательстве, направленных на предотвращения развития деструктивных процессов в российском обществе, особенно тех, что все более явно наблюдаются в молодёжной среде: в первую очередь введения в правовое поле понятий «психическое насилие», «психологическая манипуляция» и «тоталитарный деструктивный культ» как сообщество, использующие первые два действия в своей практической деятельности. Ведь если так пойдёт дальше, то правительство вынуждено будет скоро начать искать средства на создание сети реабилитационных учреждений для пострадавших от деятельности такого рода организаций, а не только от алкоголя и наркотиков.

При этом очевидно, что сегодня разложение исторической, культурной и духовной традиции народов, населяющих территорию Российской Федерации, распространяется по стране все чаще не через прозрачные для государства религиозные объединения, а через те самые, закрытые по закону, не обязанные предоставлять отчетность в органы юстиции религиозные группы, действующие с каждым годом все более активно через аффилированные с ними через сотрудников социально-ориентированные некоммерческие организации. И это помимо пресловутых «иностранных агентов», которые, несмотря ни на какие стигматизирующие ярлыки надзорных органов, продолжают получать и реализовывать свои инициативы, контроль над которыми осуществляют не государственные службы напрямую, а делегированные ими некие грантодателями. Какова степень компетентности таковых и чем она регламентирована, нам неизвестно. В то же время уже достаточно подробно описано, как проводимая такими организациями на территории соседней Украины миссионерская работа по вербовке новых адептов и пропаганде антигосударственных идей вместе с невероятно высокой степенью терпимости фискальных органов к нетрадиционным религиозным движениям, маскирующихся под социально ориентированные НКО, привели ее к государственному и общественному коллапсу, а украинский народ к духовной деградации, депатриотизации массового сознания, подмене смысловых понятий в этой сфере, появлению извращенных форм национализма и, как следствие, проявлениям экстремизма и ксенофобии.

Теперь основная мишень - Россия. Задача у подобных структур - получить государственное финансирование на свои направленные против подрыва российской государственности проекты, эскалации экстремистских настроений саначала в микрогруппах нетрадиционной религиозной ориентации, а потом и в обществе. Особый акцент ими, как уже было отмечено выше, ставится на получении грантовой поддержки в виде субсидий от государства и официально делегированных государством грантодателей. На этом моменте рядом участников двух координируемых при моём участии думских совещаний после подведения их итогов было рекомендовано сделать особый акцент и взглянуть в хронологическом порядке на динамику развития ситуации в секторе иностранных религиозных организаций и социально ориентированных некоммерческих организаций, как подтвердили присутствующие эксперты, взаимосвязанных между собой. Подробнее об этом рассказывается в аналитической записке «Иностранные религиозные организации и социально ориентированные некоммерческие организации. Делегирование полномочий», подготовленной с использованием материалов российских электронных средств массовой информации, размещённой в приложении к резолютивной части совещания 18 февраля 2015 года.

Там же было отмечено, что на фоне текущей стагнации, а местами и разрушения описанных выше направлений, безусловно, государственной важности, за воспитание молодежи - стратегического для будущего страны ресурса - взялись представители общественных и религиозных организаций, без наличия какой-либо профессиональной подготовки и контроля со стороны государственных служб идущих со своими самодельными психолого-педагогическими и духовно-нравственными антинаркотическими профилактическими программами в образовательные учреждения, где чаще всего своими действиями лишь возбуждают интерес к приему наркотиков или тем религиозным движениям (как правило, нетрадиционным), которые они представляют.

Считаю необходимым отметить, что в условиях современных вызовов правительству России, профильным министерствам и ведомствам без проведения серьезной экспертной оценки невозможно дифференцировать реально необходимые государству социальные программы, реализуемые некоммерческими организациями, и те, за которыми, прикрываясь делами благотворительности, стоят дестабилизаторы российского политического строя, разрушители культурной, религиозной и идеологической платформы, национальной самоидентификации народов, проживающих на территории Российской Федерации, и ее титульной нации - русской. В 2004 году в майском послании Президента Федеральному собранию В.В. Путин напоминал: «В нашей стране существуют и конструктивно работают тысячи гражданских объединений и союзов. Но далеко не все они ориентированы на отстаивание реальных интересов людей. Для части этих организаций приоритетной задачей стало получение финансирования от влиятельных зарубежных фондов, для других - обслуживание сомнительных групповых и коммерческих интересов». Развивая тему, 31 января 2006 года, Президент на пресс-конференции в Кремле публично заявил: «Неправительственные организации нужны обществу как контроль за деятельностью самого государства и властных структур. Мы выступаем за прозрачность их финансирования, мы выступаем за то, чтобы эти организации были независимыми и не руководились «кукловодами» из-за границы». Удалось ли добиться этого контроля?.. 10 июля 2012 года на встрече с председателем Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаилом Федотовым в Кремле В.В. Путин, рассчитывая на добросовестность прошедших в список грантополучателей организаций, сообщил: «Что касается некоммерческих организаций, я согласен с теми коллегами, которые считают, что если уж мы принимаем какие-то более или менее жесткие рамки работы этих организаций, то, конечно, мы должны увеличить свое собственное финансирование деятельности НКО. Полагаю, что оно должно быть увеличено не менее чем в три раза».

Вместе с тем важно отметить, что принцип, по которому государство решает, кто должен распределять государственные бюджетные средства среди НКО, нигде не прописан и попросту неизвестен. Также неизвестно и о принципе формирования фильтров, которые призваны отсеивать проекты еще на стадии их подачи. По устоявшейся системе окончательное решение давать или не давать грант принимает конкурсная комиссия. Ее состав известен и размещается в режиме открытого доступа. Однако, прежде чем попасть на стол конкурсной комиссии, заявку изучает экспертный совет. Его состав держится в секрете. Внешний контроль за реализацией заявки, получившей грант, в России отсутствует.

На основании вышеизложенного, экспертами двух вышеуказанных думских совещаний уполномоченным органам в сфере реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества, федерального, регионального и муниципального уровней рекомендовано:

- при оценке реабилитационных программ особое внимание обращать на их содержательное наполнение, духовный (идеологический) компонент, имеющий ключевое значение для формирования у реабилитируемых общественно-полезных, патриотически направленных личностных установок, ценностей, стремлений,

- при проверках деятельности реабилитационных организаций, не ограничиваясь изучением документации, организовывать работу с реабилитируемыми лицами и их родственниками, направленную на выявление фактов несоответствия заявленных и реально осуществляемых видов деятельности, включая незаявленную миссионерскую и коммерческую деятельность, а также признаки психологического и иного насилия, склонения к потреблению наркотиков, пропаганде антироссийских взглядов, антисоциальному и экстремистскому поведению.

 

Использовать утвержденные на заседании ГАК 25.06.2014 г. критерии оценки качества услуг по социальной реабилитации и ресоциализации, разработанные ФКУ «Научно-исследовательский центр» ФСКН России (далее - НИЦ ФСКН), до момента их переработки и повторного утверждения. Оно необходимо, поскольку соответствие большинству подготовленных специалистами НИЦ ФСКН и утвержденных ГАК 25 июня 2014 года критериев оценки качества услуг по социальной реабилитации и ресоциализации лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ, невозможно, в связи с чем, у большинства учреждений, оказывающих данный вид социальных услуг в негосударственном секторе отсутствует желание взаимодействовать с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по формированию региональных сегментов коплексной реабилитации и ресоциализации наркозависимых в рамках создания Национальной системы. Очевидны как трудность их внятной оценки, так и невозможность разъяснения руководителям реабилитационных учреждений, почему их деятельность оценили именно так, а не иначе, на основании чего приходится признать, что предложенный региональными управлениями ФСКН России как базовый, вариант данных критериев не соответствует реалиям нашего времени и требует серьезной переработки с целью исключения каких-либо неточностей в трактовке заложенных в него оценочных параметров.

Также считаем целесообразным поддержать экспертное предложение считать критическими несоответствиями требования, предъявляемые к реабилитационным организациям, обязательные при их допуске к получению государственных субсидий, сертификатов на реабилитацию и прочих мер государственной поддержки: сокрытие либо предоставление неполной и/или недостоверной информации о своей конфессиональной принадлежности, а равно отсутствие подтверждающих такую информацию документов (свидетельств) от имени вышестоящей (головной) религиозной организации (религиозного объединения).

Считаю крайне актуальным и соответствующим духу времени обратить внимание профильных государственных надзорных органов на масштабную работу в России огромного количества никем не контролируемых учреждений социальной адаптации лиц в трудной жизненной ситуации, включая лиц, освободившихся из мест заключения, алко- и наркозависимых, без определенного места жительства («низкопорогового уровня»), приступить к определению субъекта, координирующего их деятельность, нормативно-правовую базу, созданию и утверждению регламентирующих данное направление оказания социальных услуг документов, поскольку среди них функционирует значительная часть аффилированных с нетрадиционными религиозными движениями вербовочных структур, угрожающих национальной безопасности государства.

Исследовав вопрос, с нашей точки зрения необходимо считать обязательным моментом, требующим развития в рамках создаваемой Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализапии лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств или психотропных веществ, создание, внедрение и совершенствование с привлечением представителей профильных министерств и ведомств, традиционных религиозных конфессий программ работы с семьями на донаркотическом этапе как обязательной составной части данной Системы, которые должны быть направлены на формирование в молодежной среде принципов создания здоровых внутрисемейных отношений, исключающих возможность включения детей и подростков в недоброкачественные сообщества: субкультуры, нетрадиционные религиозные движения, неформальные молодежные объединения с пронаркотическими психологическими установками, а также дополнительно ввести в систему среднего образования преподавание предмета «Нравственные основы семейной жизни».

При этом обязательным условием нормального функционирования и гармоничного развития Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализапии лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств или психотропных веществ, является включение в глоссарий понятия «традиционные для России религиозные конфессии» с их поименным перечислением, учитывая прецедент в системе образования, когда при введении курса «Основы религиозной культур и светской этики» в общеобразовательных школах официально, на государственном уровне были определены шесть модулей: основы православной культуры, основы ислама, буддизма, иудаизма, мировых религий и светской этики.

Завершая своё выступление, хочется предостеречь Правительство Российской Федерации от вероятного выделения субсидий (грантов) официальными российскими грантооператорами социально ориентированными некоммерческим организациям, незадекларированными целями и задачами которых в несколько отдаленной перспективе является дестабилизация политической и духовно-религиозной обстановки, способной привести Россию к серьезным общественно-политическим и экономическим потрясениям, следовательно, угрозе государственному строю, в связи с чем предлагаем одним из приоритетных направлений Правительства сделать работу с содержательной повесткой претендующих на господдержку проектов, анализ их смыслового наполнения, целевых показателей путем создания и утверждения профильных экспертных групп при каждом грантооператоре.

При этом мы считаем первоочередной мерой, способной ограничить деятельность тоталитарных деструктивных религиозных культов, психокультов, прочих нетрадиционных духовно-ориентированных новообразований, регламентирование на законодательном уровне услуг психологической помощи - разработки соответствующего Федерального закона, используя опыт регламентации услуг психологической помощи в Законе г. Москвы N43 от 7 октября 2009 г. «О психологической помощи населению в городе Москве», а также в Законе Республики Беларусь от 01 июля 2010 г. N153-З «Об оказании психологической помощи».

И наконец, следующей наиболее эффективной мерой, способной ограничить деятельность тоталитарных деструктивных религиозных культов, психокультов, прочих нетрадиционных духовно-ориентированных новообразований, считаем введение в Уголовный кодекс Российской Федерации статьи, определяющей ответственность за психическое насилие и психологическое манипулирование личностью человека, повлекшее за собой ущерб здоровью различной степени тяжести, определяемые по результатам комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Некоторые примеры зарубежного законодательства о противодействии незаконной деятельности тоталитарных деструктивных культов, связанной с психическим насилием, экспертам хорошо известны, изучены. Они изложены в прилагаемом к тексту моего выступления приложении вместе с полным перечнем предложений, которые, с нашей точки зрения способны кардинальным образом улучшить ситуацию в данном сегменте деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций, через своё руководство или сотрудников прямым или косвенным образом связанных с распространением на территории субъектов Российской Федерации разрушающих государственность, психическое и духовное здоровье граждан учений, верований и религиозных практик.

Эти предложения о поправках в законодательство РФ в отношении тоталитарных деструктивных культов, скрывающих свою деятельность в том числе за реализацией программ социальной реабилитации и адаптации лиц в трудной жизненной ситуации, тогда, в феврале 2015-го было предложено рассмотреть в связи с текущей напряженной обстановкой в сфере резко возросшей активной миссионерской деятельности нетрадиционных религиозных движений не позднее сентября 2015 года на специальном совещании под эгидой Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы. Очень радостно, что этот круглый стол состоялся до завершения календарного года и у меня появилась возможность передать их заместителю комитета лично!

 


 

Наблюдаемое сегодня отсутствие должного контроля данной сферы со стороны соответствующих надзорных служб порождает у экспертного сообщества пессимизм в отношении ожидаемой эффективности проводимых правительством и президентом России мероприятий по пресечению деятельности на нашей территории так называемых «иностранных агентов». Ведь, ещё раз подчеркну, они всё чаще они пытаются называть себя спасателями и «спасителями» россиян от алкоголизма и наркомании, чему склонны верить чиновники и политики, занимающиеся высокие посты не только в региональных и федеральных профильных министерствах и ведомствах, но и Государственной Думе Российской Федерации. И получали, и готовы получать и в дальнейшем соответствующее финансирование на свою, по сути, антироссийскую деятельность из государственного бюджета в виде грантов и субсидий. О необходимости создания структур, контролирующих деятельность российских операторов грантов, говорит все большее количество представителей общественности. При этом важно понимать - в секторе социально ориентированных и общественно-политических НКО работает достаточно большое количество организаций, оздоравливающих национальный иммунитет государства, укрепляющих российскую государственность, духовное и телесное здоровье наших сограждан. Их нужно поддерживать, одновременно отсеивая «зерна от плевел». Иного пути для выхода страны из глубочайшего духовно-нравственного, и, как следствие, демографического кризиса, нет.

Каклюгин Николай Владимирович, кандидат медицинских наук, врач психиатр-нарколог, председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае

 

г. Москва, 08.12.2015 г.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме