Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Национально-трудовой союз нового поколения и Псковская Миссия

Лидия  Соколова, Русская народная линия

Новая апология предательства / 21.02.2015


По материалам следственного дела …

 

 

Когда Отечество в опасности,

надо быть со своим народом,

а не со своим мнением.

Цели и задачи организации

В первые дни освобождения Риги войсками советской армии в 1944 году Управлением контрразведки «Смерш» 3-го Прибалтийского фронта были арестованы члены белоэмигрантской организации НТСНП - «Национально-трудовой союз нового поколения»[1]. Эта молодежная организация была создана в 1928 году и имела филиалы в различных городах Западной Европы. Поначалу руководящий центр организации находился в Белграде, затем был переведен в Берлин и «возглавлялся Байдаковым Виктором Михайловичем, представителем белой эмиграции, являвшимся председателем Союза и одновременно председателем исполнительного Бюро».[2] Своим идеологом члены НТСНП считали И. Ильина, зачитываясь его книгой «Основы борьбы за национальную Россию». В задачи организации «входило создание новой России с национально-трудовым строем, без коммунистов и советской власти. Организация проводила обработку молодежи в антисоветском духе»[3].Они мечтали о новой России, демократии, свободе слова и считали большевизм худшим злом, чем фашизм. При этом обсуждался вопрос о смене в СССР правительства, которое может быть монархическим или конституционно-демократическим. Ясного решения по многим вопросам не было, а было желание свержения советской власти, установление частной собственности на промышленные предприятия с государственным контролем над их деятельностью и возвращение столыпинской системы в сельском хозяйстве. Но рассуждая о «новой России», ни руководители организации, ни ее члены, не представляли себе, как это будет выглядеть на практике и имели весьма условное понятие о будущем государственном устройстве. Народ сам, по их убеждению, должен был устроить свою жизнь. Свержение советской власти, считали они, возможно провести вооруженным путем, не исключая террор, а тот, кто будет возглавлять революцию, должен войти в новое правительство. Эти идеи нашли отражение в программной литературе организации. Для достижения своих целей организаторам НТСНП необходимо было иметь членов Союза в разных слоях населения, чтобы обеспечить поддержку масс. Поэтому агитационная работа проводилась не только на оккупированной территории, но и в эмиграции, для чего привлекались известные люди. Например, профессор Андреевский с его известной лекцией «Критика материализма». Организация имела свою кассу, в которую каждый член отчислял 5% жалования. В основном НТСНП состоял из иностранцев, вернее, белоэмигрантов, мечтавших о свержении советской власти и рассчитывавших на внешнюю помощь иностранных государств. В годы войны организация была ориентирована на немцев. «После нападения немцев на Советский Союз давались установки на поддержку наступающей германской армии, указывая, что она разгромит советский строй и, таким образом, будет разгромлен более опасный враг - Советская власть, а затем нужно будет организовать борьбу за изгнание оккупантов из России и установление «национально-трудового строя».[4]Именно поэтому члены НТСНП, завербованные для подрывной деятельности в нашем тылу, сознательно и даже охотно пошли на сотрудничество с немцами. С началом Великой Отечественной войны НТСНП активизировала свои действия на оккупированных территориях: Пскове, Вильно, Владимире, Риге, Могилеве, Кривом Роге, Днепропетровске, Орле, Гдове.

В Гдове постоянно дислоцированных немецких частей не было. Одни части уходили, другие занимали их место. Там находилась местная Комендатура N 326, занимавшаяся хозяйственными вопросами всего района, руководимая майором Райсдорфом, а также немецкая полевая комендатура N 611, занимавшаяся военно-политическими вопросами под руководством полковника Лизера. Размещалась она в корпусах городской больницы. Отдел «1-Ц» Полевой немецкой комендатуры 611 возглавлял латыш майор Марвэ. Начальником отдела пропаганды «Абверзондерштаба-Р» был руководитель Варшавской группы белоэмигрант Ворглер.

Связь НТСНПс заграницей осуществлялась постоянно. На одном из собраний Союза, проводимых еженедельно в 1944 году, зачитывалось письмо от высших членов организации из-за границы. В нем говорилось о задачах, стоящих перед организацией и отмечалось, что проводимая работа пока не дала ожидаемых результатов, поскольку самосознание русского народа возросло. Народ был на стороне Красной Армии и, не помышляя о большевизме, боролся за свою Родину.[5] Тогда НТСНП было дано указание проникать в различные германские органы на оккупированной территории и вести открытую агитацию на поддержку немцев. Таким образом, тактика организации строилась с учетом обстановки на фронтах. Когда немцы наступали, НТСНП открыто сотрудничал с немецкими оккупантами, направляя своих членов в немецкие карательные и разведывательные органы. Легко перемещаясь, они работали практически легально, нок приходу Красной Армии, ориентация их изменилась: члены организации уже нелегально должны были продолжать внедрять в жизнь идеи организации, осуществлять подготовку масс к революции, вербовку кадров, воспитание молодежи в национальном духе. Специальная директива стала инструкцией для работы в массах и приема новых членов. Ставился также вопрос о программе минимум и максимум, с полным курсом политической подготовки, последующей сдачей экзамена и поручительством двух членов организации. Она началась с работы на местах и возглавлялась начальниками групп. Псковской группой руководил белоэмигрант Павел Васильевич Жадан, приехавший в 1943 году из Берлина, где постоянно жила его жена. Официально он числился секретарем Городской управы. Впоследствии Жадан уехал в Германию вместе с немецким учреждением «Динштелле Бобе», в котором работал и через которое доставал для организации деньги. Рижской группой руководил Дмитрий Александрович Левицкий, управляющий делами в Русском комитете. Впоследствии он тоже уехал в Германию.

Организация имела пишущую машинку, ротатор, издавала и распространяла литературу. У Полчанинова Р.В.был топограф. Ростислав Владимирович Полчанинов «был родом из Африки», белоэмигрант, приехал в Псков из Варшавы в качестве помощника И.А Залесского[6]. По заданию организации, с разрешения немецких властей и Русского комитета, Полчанинов создал библиотеку, где по четвергам проводились беседы и доклады, куда приглашались историки, философы и другие деятели культуры. Заведовала библиотекой его жена Валентина. Одновременно он занимался вербовкой новых членов и был казначеем организации. После наступления Красной армии они оба уехали в Германию.

На квартире Болтнева Е.Г.[7] была создана небольшая библиотека для НТСНП, в которой находилась издаваемая организацией литература.

В конце февраля, начале марта 1944 года Псков был освобожден, и началась эвакуация НТСНП в Ригу. Это был новый этап в работе. «Когда Красная Армия начала изгонять оккупантов с Советской земли, для членов НТСНП стало ясно, что патриотические чувства в среде Советских войск развиты чрезвычайно сильно, что немцев ненавидят как красноармейцы, так и гражданское население оккупированных и не оккупированных областей. Стало ясно, что если мы хотим хоть как-нибудь привлечь на свою сторону симпатии народа, то должны всячески призывать их к разгрому немецких оккупантов»[8], - показал на следствии Болтнев Е.Г.

После бегства организации в Ригу, все группы были объединены в одну под руководством Жадана П.В. Он несколько раз выезжал в Берлин для получения директив.

На случай провала организации при наступлении Красной Армии немцами была разработана легенда, по которой вся группа после перехода линии фронта должны явиться в Советскую контрразведку, сдать экипировку, оружие и выдать себя за советских людей, которые для этого перехода использовали германскую контрразведку. Им было приказано вести себя таким образом, чтобы наша контрразведка, поверив в легенду, пошла на их перевербовку. Они собирались рассказать, что в составе немецкой разведки есть официальный сотрудник «Васильев», который в прошлом был советским разведчиком. Работая у немцев, он, якобы, хочет помочь Советской разведке, передав ряд ценных сведений, чтобы перейти линию фронта на советскую сторону и для этого с ним необходимо наладить связь. На такой случай существовал пароль: «Привет Василию». Затем по радио следовало сообщить немцам, что дело прошло успешно. Немцы рассчитывали, что создав вокруг «Васильева» ореол «советского патриота», выполнявшего немецкие задания, они дадут ему возможность внедриться в советскую контрразведку. Об этой легенде знали лишь Макаревич Ю.Л[9] и Катенин Ф.Б, которым отводилась в этом задании особая роль.

Федор Борисович Катенин, дворянин, которому тогда было 24 года, родился в Новороссийске в семье поручика белой армии, эмигрировавшего после разгрома армии Деникина в 1920 году из России и тогда же скончавшегося. Федор поселился в Риге, учился в Латвийском университете на архитектурном факультете, состоял в молодежных и студенческих организациях «Соколы», «Скауты» «Рутения». В НТСНП он вступил летом 1942 года в Пскове, а в августе 1944 года был завербован немецкой контрразведкой. При отступлении немцев его оставили для работы в тылу Красной Армии во главе группы агентов, обеспечив оружием, продуктами, радиосредствами. Он руководил деятельностью резидентуры, давал инструкции агентам по выполнению их легенд. Остальные члены организации получили инструкцию выдавать «Васильева» за просоветски настроенного человека и представлять себя как советских патриотов. Катенин Ф.Б. познакомил псаломщика Псковской Миссии Кравченка К.И. с Васильевым, завербовал Кроликовского В.А.[10], Великанова Е.В.[11]и Потихонина В.В.[12]. Катенин Ф.Б. скрывал правду на следствии и признался только после изобличения на очных ставках. Вместе с Макаревичем для заброски в тыл Красной Армии готовился Ган В.С.[13]

Виктор СтаниславовичГан,поляк,1923 г.р. уроженец Калининской области. В 1938 году он вместе с матерью выехал в Латвию, ас приходом немцев, поступил на работу в библиотеку Псковского музея, где обрабатывал читателей в антисоветском духе. В Риге его квартира была конспиративной, а работу в библиотеке он сменил на отдел немецкой пропаганды, начав служить тайным агентом.

Евгений Васильевич Великанов, уроженец Пскова, в свое время был членом ВЛКСМ. После окончания 9 класса, добровольно остался в Пскове, где познакомился с сыном городского головы Леонидом Черепенькиным[14]. Евгений легко поддался его агитации в антисоветском духе и в 1943 году вступил в НСТНП. Работая в псковской библиотеке, онне расставался с пистолетом, который был изъят при его аресте. Немцы, видимо, оценили старания Великова Е.В., потому что за активную помощь наградили бронзовой медалью.

Согласно директиве все чем-либо скомпрометировавшие себя перед Красной Армией члены организации, должны были уехать в Германию.»На освобожденной территории могут остаться лишь те члены организации, которые никакой легальной деятельности в пользу немцев не проводили и ничем себя не скомпрометировали»[15]. Священники Бенигсон, Легкий, Ионов, Ободнев, а также Жадан, Полчанинов, Корольчук, Зальберг, Левицкий уехали в Германию. Виноградов[16] и Поздеев - в Польшу, Самутин - в Данию. Псковская группа, переехавшая в Ригу, являлась филиалом Варшавского центра. Собравшись однажды на частной квартире, члены организации решили остаться на освобожденных Красной армией территориях и продолжить свою работу по «освобождению» России, став хорошим источником для разведывательных кадров немцев. Таким образом, немцы использовали их в своих целях, пытаясь через них контролировать разведывательную работу, а члены НТСНП использовали немцев в своих, поскольку считали, что хороши любые методы борьбы с большевиками.

Псковская Миссия и НТСНП

Связь Псковской Миссии с НТСНП очевидна. Псаломщик Кравченок К.И. сообщил на следствии, что приезд Миссии в Псков был санкционирован немцами для того, чтобы представить их населению в качестве освободителей. «Немцы организовали, например, передачу православной миссии Тихвинской иконы, которую они, якобы, вытащили из горящей церкви. При этой передаче было собрано много народа, и вначале выступал немецкий комендант, а затем начальник Миссии Зайц, который принимая икону, в своих антисоветских выражениях благодарил немцев за возрождение религиозной жизни на «освобожденной территории»[17]. Начальник канцелярии экзархата Гримм И. был связан с СД. «Об этом знали все сотрудники экзархата. Гримм часто заходил в СД и к нему заходил Гёгенгер»[18]. Часто заменял Гримма, выполняя его поручения в СД и других немецких учреждениях, латыш Владимир Юрьевич Радвил. Он служил бухгалтером канцелярии экзарха и был особо доверенным лицом Гримма. Его 37-летняя жена, Зинаида Анатольевна - делопроизводитель канцелярии экзарха. По свидетельству А.М. Котона, это была полная, очень некрасивая и говорливая женщина, усиленно работавшая по вербовке духовенства на отъезд в Германию. Она помогала начальнику канцелярии экзарха Гримму составлять списки подлежавшего массовой эвакуации духовенства и выполняла его поручения в разных немецких учреждениях. Все вместе они уехали в Германию. Связь НТСНП с Псковской Миссией заключалась прежде всего в работе с молодежью и школьниками, привлечением их в дружины по типу скаутов. Руководил этой работой от Псковской Миссии священник Георгий Бениксон,[19]связанный с СД. Он был членом НТСНП от Миссии, куда его вовлек Жадан П.В., и неоднократно встречался с генералом Власовым: «На приеме у генерала Власова Бениксон получил особую благодарность и хорошую оценку работы с молодежью. Власов выразил свое одобрение... и эти слова Бениксон хотел отпечатать в тексте особого письма ко всем школьным отделам, подкрепляя свою идею словами Власова. После Бениксон добился учреждения при Православной Миссии Стола по ведению религиозно-нравственной работы с молодежью и на должность зав. Столом был поставлен некто Кравченок Константин Осипович - сотрудник Миссии с самого начала её существования, совсем молоденький паренек. Бениксон говорил, что будет составлена особая программа работы таких кружков и что последнии будут разделены школьным отделом»[20].

Священник-миссионер Алексий Ионов[21] с разрешения Полевой комендатуры N 611 проводил беседы с курсантами учительских курсов на богословские и национальные темы. Священник Иаков Легкий «свои антисоветские настроения высказывал всегда в проповедях в церкви и принимал активное участие в общественной жизни своего прихода при немцах. Об этом рассказывали приезжающие священники из этих же мест в канцелярию экзарха. Об этом же говорил мне и его брат Легкий Иоанн. Из своего прихода он эвакуировался, но его брат говорил, что по имеющимся у него сведениям, он в Германию не выехал, а эвакуировался в сторону Курляндии»[22].

«Православная Миссия, находящаяся в г. Пскове, собирала каждое воскресенье собрания молодежи, на которых выступал я, а иногда Полчанинов,... На собрания эти собиралось до 40-50 человек псковской молодежи»[23]- показал на следствии псаломщик Константин Иосифович Кравченок. Он был одним из первых миссионеров и работал с молодежью от НТСНП[24]. Кравченок К.И.родился в 1918 г. в семье машиниста железной дороги г. Двинска. В 1940 году Константин работал учителем истории и математики в школе. В июне 1941 года, будучи студентом, он поехал сдавать экзамены в Рижский университет и остался на оккупированной территории, пел в церковном хоре. Его сестра Мария была замужем за диаконом Псковской Миссии Павлом Никаноровичем Трубецким. В октябре 1941 года по благословению митрополита Сергия (Воскресенского) Кравченок К.И. выехал из Двинска в Ригу и получил направление работать псаломщиком в Псковской Миссии. Со временем он стал казначеем, а затем завхозом и помощником начальника Стола по развитию христианской культуры среди молодежи, где на собрании молодежи музыкальной и литературной секций читал лекции на религиозные темы. Летом 1943 года начальник Псковской Миссии прот. Кирилл Зайц познакомил Кравченка К.И. с Р.В. Полчаниновым. Ростислав Полчанинов приехал в Псков весной 1943 года и объявил Кравченку К.И., что помимо религиозной работы, надо выявлять партизан, вливаться в их отряды, склонять к вступлению в РОА, и эта секретная работа будет хорошо оплачиваться. Кравченок К.И. согласился. Полчанинов Р.В. направил его к Залесскому И.А., приехавшему вместе с ним из Варшавы. Именно Залесский И.А завербовал Кравченка К.И. в качестве тайного агента «Абверзонддерштаба-Р»[25] немецкой контрразведки и предоставил ему бумагу, где говорилось: «Просим все немецкие учреждения оказывать помощь и поддержку. «К» имеет право носить оружие».[26] Таким образом, Константин согласился работать в немецких органах контрразведки и стал вторым помощником И.А.Залесского. Полчанинов Р.В.рассказал Константину об организации НТСНП. По его заданию Кравченок К.И. поехал в г. Остров искать Бориса Врангеля,[27] обязанного рассказать о проделанной работе Залесскому. Оба тогда получили задание вербовать новую агентуру. Константин пытался подобрать резидентов в городах Дно, Гдове и Порхове. Не получилось. Тогда он стал составлять листовки. Официально вступить в ТНСНП весной 1943 года Кравченока К.И. привлек Жадан П.В. - руководитель организации в Пскове.

Активным членом НТСНП была и Матвеева Раиса Ивановна. Она родилась в 1917 г в семье церковного сторожа, жила в Нарве.[28] В 1936 году она окончила гимназию и вышла замуж. В это же время с программой и уставом организации НТСНП Матвееву Р.И познакомил муж, Леонид Дмитриевич. Через три года Раиса с мужем выехала в Ревель, где поступила на педагогические курсы, готовившие детских воспитателей. Через год за участие в НТСНП ее муж Леонид и его брат Николай были арестованы,[29] а Раиса, вызванная в НКВД, завербована в качестве осведомителя:»Органами НКВД я лично к ответственности не привлекалась. В апреле месяце 1941 года в гор. Ревель я была вызвана работниками НКВД и допрошена по делу моего мужа, после чего мне было предложено выявлять настроение и разговоры среди моих знакомых. Этими же сотрудниками я вызывалась в период апрель-июнь еще три раза, писала о том, что мне было известно о жизни владыки Павла Нарвского и о семействе Михаила Александровича Янсон. Владыка Павел органы НКВД, вероятно, интересовал как человек, проводящий активную борьбу с эстонским влиянием, проводящий националистическую точку зрения. Янсон интересовал работников НКВД как человек, на квартире которого часто собиралась молодежь»[30]. В 1941 году Матвеева Р.И.переехала к матери в Нарву и некоторое время работала медсестрой. В Пскове она появилась в конце 1942 года, где устроилась работать телефонисткой на Псковской бирже труда. Там она познакомилась с Зинаидой Федоровной Соловской,[31] а через нее - с отцом Георгием Бениксоном. Попав под их влияние, Матвеева Р.И. оставила прежнюю работу и, став членом Псковской Миссии с февраля 1943 года, начала преподавать Закон Божий в школах. Постепенно она приобщилась к работе в трех кружках псковской молодежи. В группах, где насчитывалось до 30 человек, проводилась строевая подготовка, беседы. Воспитание шло в антисоветском духе. Причем члены молодежных групп должны были тоже выявлять партизан, внедряться в их отряды и склонять к вступлению в РОА. На квартире о. Георгия Бениксона Матвеева Р.И. познакомилась с Сабуровым Н.Д[32]. На квартире о. Г.Бенигсона Матвеева Р.И. познакомилась с Р.В. Полчаниновым. Сначала они беседовали на религиозные темы, а затем Полчанинов Р.В. сказал, что является членом НТСНП. Их взгляды совпали, и Матвеева, уже знавшая об этой организации от мужа стала ее членом летом 1943 года. Уехав с Миссией в Ригу, при содействии Анисимова О.В[33] Матвеева Р.И. устроилась работать машинисткой в Русском комитете, совмещая работу с детьми. Организатором Комитета был белоэмигрант Поздняков, затем это место занял Алексеев Георгий Александрович, инженер, сотрудничавший с СД. В 1944 году, когда Матвеева Р.Р.отказалась ехать в Германию, Борис Владимирович Плеханов, служивший в епархиальном управлении г. Риги, помог ей устроиться в нем свечницей. Матвеева Р.И. была арестована30 октября 1944 года. В показаниях на предварительном следствии 25 октября 1944 года она говорила о своих знакомых и сослуживших: «Кирилл Зайц по национальности обрусевший латыш... Из Риги Бениксон выехал добровольно в Германию. Бывал в СД - об этом мне говорил сам... Ионов Алексей уехал добровольно в Германию... Ободнев Иван Иванович, зав. хозчастью Миссии, из гор. Пскова эвакуировался несколько позднее Миссии. Из Риги уехал в Германию, последнее время работал дворником организуемого детского сада, в котором должна была работать Соловская С.Ф.»[34].

С работой в Русском комитете был связан и чиновник хозотдела канцелярии экзархата Анатолий МихайловичКотон,1912 г.р. Он родился в Н. Петергофе в семье юриста, крупного чиновника Министерства путей сообщения. После смерти отца, в 1917году,жил на иждивении матери. Окончив техникум по специальности зоолога, поступил на работу в Педагогический институт им. Покровского в качестве лаборанта и одновременно продолжал учиться. До войны Анатолий работал преподавателем математики. 22 сентября 1941 года немцы заняли Н. Петергоф, и Котон А.М. вместе с женой Татьяной Петровной и 7-летней дочерью Натальей оказался на оккупированной территории. Осенью 1942 года КотонА.М. уехал в Гдов вместе со священником Г.Бениксоном, который сказал ему, «что работа Миссии, по его мнению, не должна ограничиваться только чисто церковной деятельностью»[35].Через годпо поручению священника Гдовской церкви Родионова Котон А.М. должен был отправиться в Германию для встречи с митр. Всегерманским Серафимом. Когда Котон А.М. приехал по делам в Ригу, он остановился на квартире священника Иоанна Легкого. Узнав об этом, к нему пришел Иван Владимирович Ефимов, сотрудник отдела «1-Ц» полевой комендатуры N 61, впоследствии лейтенант латышской армии[36]. Во встрече с митрополитом Серафимом в Берлине был заинтересован и эмигрант Поздеев Е.Е[37], который предложил Котону А.М. связаться там с Байдаковым[38]. Но встреча с митрополитом не состоялось. Летом 1943 года Котон А.М. был завербован председателем отдела «1-Ц» полевой комендатуры N 611 немецким майором Марве и выполнял его задания, донося на неблагонадежных учителей. Весной

1943 года в Гдове он познакомился и с Борисом Владимировичем Боровским,[39] о котором на следствии сообщил интересную вещь: «Со слов Гайдова Станислава Андреевича - врача Гдовской больницы, мне известно, что ряд знакомых Боровского, как он выражался «их людей» были замешаны в убийстве тов. С.М. Кирова»[40].

8 марта 1944 года Котон А.М. переехал в Ригу, где устроился работать чиновником хозотдела в канцелярии экзархата митрополита Сергия. Иван Гримм познакомил его с работником СД Гёгингером. Уезжая в Германию, Гримм приказал Котону в случае подхода Красной Армии к Риге, уничтожить архив экзархата,[41] но приказ не был исполнен и в результате ареста Котона архив попал в руки «Смерша».Его сначала задержали как подозрительного при проверке документов. Интересно, что в описи арестованного помимо различных предметов, значатся ключи от канцелярии и сейфа митрополита Сергия (Воскресенского) в количестве 13 штук, а также 3 завещательные письма митрополита, список городов, в которых побывал Котон, антисоветские анекдоты, 127 фотографий, личные письма, дневник записей, священнические кресты, немецкие газеты и 2725 немецких марок.

Заключение

Итак, 24 октября 1944 года были арестованы Кроликовский Виктор Адамович, Болтнев Евгений Гаврилович, Великанов Евгений Васильевич, Ган Виктор Станиславовичи Потехин Владимир Васильевич, через три дня -Катенин Федор Борисович, Макаревич Юрий Леонидович, а 30 октября -Котон Анатолий Иосифович, Кравченок Константин Иосифович и Матвеева Раиса Ивановна. При аресте у них были изъяты две радиостанции типа «Север» с комплектом питания на 6 месяцев, 7 автоматов, 7 пистолетов, 16 гранат, аптечка, план города Риги и ее топографическая карта, различное оснащение и экипировка. Арестованные находились в полевой тюрьме УКР «Смерш» 3 Прибалтийского фронта. Сразу началось следствие с привлечением свидетелей. Семь человек (из девяти арестованных)обвинялись в том, что являлись агентами немецкого контрразведывательного органа «Абверкоманда 304». Деятельность НТСНП была квалифицирована как профашистская и рассматривалась в 2-х направлениях: 1) шпионская и диверсионная в тылу Советского Союза в пользу Германии. 2) антисоветская. Причем оба эти направления тесно переплетались друг с другом.

21 января 1945 года состоялось предварительное заседание военного трибунала под председательством полковника юстиции Антонова и членов юстиции - майора Афанасьева и капитана Брагина. Военным прокурором выступил полковник юстиции Панфиленко. Открытое судебное заседание проходило 22-23 января 1945 с 11 часов. Виновными себя в измене Родине признали все обвиняемые. В предоставленном последнем слове Великанов и Ган просили дать им возможность искупить вину на фронте, а остальные обвиняемые просили суд о снисхождении. Семь человек, виновных в шпионской и диверсионной деятельности, расстреляли. Матвеева Р.И. и Потихонин В.В. как обвиняемые в антисоветской деятельности получили по 10 лет ИТЛ. В ноябре 1947 года Матвееву Р.И. досрочно освободили, поскольку в лагере она родила ребенка. Осенью 1951 года она выехала в Дудинку Красноярского края, а 4 февраля 1952 года была арестована вновь.

Важно, что после ареста Котана, «Смерш», получив документы из канцелярии митрополита Сергия (Воскресенского), стал заниматься вопросом убийства митрополита Сергия (Воскресенского) и деятельности Псковской Миссии. Именно тогда был поставлен вопрос о предательстве тех, кто мечтал и молился о победе фашистов.

 



[1]Национальный архив Латвии д. 43966 в 5 т. 

[2] Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 93.

[3] Там же, л. 43.

[4] Национальный архив Латвии д. 43966, т. 2, л. 67.

[5] Национальный архив Латвии д. 43966 т. 2 л. 40.

[6]Залесский Иван Андреевич, приехал из Варшавы - главный резидент по Северной области, куда входили города Псков, Луга, Дно, Гдов и Остров. Резидент немецкой контрразведки,  в которую завербовал Кравченка в апреле 1943г. Руководитель немецкого контрразведывательного органа.

[7]Болтнев Евгений Гаврилович, 1919 г.р., уроженец Тамбовской обл, тайный немецкий агент из белоэмигрантов. В Псков прибыл из Польши в 1943 г. Работал в городском управлении чиновником. После приезда в Ригу - в лагере беженцев. Сын активного антоновца, после разгрома антоновского мятежа, отец бежал в Польшу, куда уехал и Евгений вместе с матерью, затем оказался в Германии, где вступил в организацию «Норы» - Национальная организация русской молодежи». Там он познакомился с группой НТСНП. Был направлен «Исполнительным бюро» из Польши в октябре 43 года в Псков по поддельным документам, где работал в городской управе чиновником и вступил добровольно в германскую контрразведку, став официальным сотрудником. Выбыл в Ригу, где работал начальником в лагере русских беженцев (где-то около аэродрома). Там он вербовал подходящих людей путем бесед и распространения литературы, был курьером с главными резидентами Белоруссии и Ленинградской области.

[8] Национальный архив Латвии д. 43966, т. 5, л. 116.

[9]Макаревич Юрий Леонидович, радист, представитель германской контрразведки.

[10]Кроликовский Виктор Адамович, 1914 г.р. родился в Саратовской области, в семье польского подданного, в 1922 вместе с семьей уехал а Польшу, изучал литературу для работы в СССР, вступил в  члены НТСНП, был направлен в Псков, входил в группу Катенина, которая предназначалась для оставления в тылу советских войск со шпионскими заданиями.  Жил в одной квартире с Болтневым. Был одновременно заместителем Криворожского областного резидента.

[11]Великанов Евгений Васильевич, 1924 г.р.

[12]Потихонин Владимир Васильевич, 1910 г.р.Родился в Латвии, н\высшее образование. В 1940 г вступил в а\с студенческую организацию «Рутения». В 1944 г завербован в качестве тайного агента.

[13]Ган Виктор Станиславович, 1923 г.р. уроженец Калининской обл., поляк, в 1938 с матерью выехал в Латвию, с приходом немцев, поступил на  работу в библиотеку Псковского музея и обрабатывал читателей в а\с духе. В Риге работал в немецком отделе пропаганды. Его квартира была  конспиративной, завербован в тайные агенты. 

[14]Черепенькин Леонид, 20 лет, сын главы г. Пскова работал в псковской библиотеке и в Штабе Розенберга по сортировке книг, член НТСНП.

[15]Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 59.

[16]Виноградов  Иван Иванович работал в одной из строительных  немецких частей. Уехал в Польшу.

[17]Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 55.

[18] Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 171.

[19] Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 27.

[20] Там же, л. 184 об.

[21] Отец Алексий Ионов, 35-лет, окончил Богословский институт в Париже, служил в  г. Остров, затем - в Миссии. Он стал прообразом фильма «Поп». В отличие от художественного фильма, уехал с немцами в Германию.

[22] Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 226 об. (Собственноручные показания Котона А. от  28 декабря 1944 г).

[23] Там же л. 34.

[24] Там же л. 45 об.

[25] Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 56,57.

[26] Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 36.

[27] Борис Врангель - племянник барона Врангеля,  воспитывался в Бельгии, жил в интернате. Знаком со священником А.Ионовым. Прибыл в г. Остров в декабре 1942 года из Германии, где жила его мать. В Острове он служил в учреждении, которое заведовало сбором зерна и других культур с крестьян. Был знаком со священником Н.Мироновичем, который при аресте дал неблаговидные показания о нем. Б. Врангель в 1944 г уехал в Германию (АФСБ СПб П-22852, л. 60-60 об).

[28]Имела братьев: Анатолия, Георгия, Владимира и сестру Зою.

[29] Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 135.

[30] Там же л. 75-76.

[31]Приехала в числе первых миссионеров и  работала от Миссии в д\саду.

[32]Сабуров Николай Дмитриевичне был членом организации, но знал о ней.

[33]Анисимов Олег Васильевич, начальник отдела эвакуированных, с которым Матвеева познакомилась на квартире Сабурова. Анисимов был связан с СД, в чем она лично убедилась.

[34] Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 77.

[35] Там же, л. 179.

[36] Там же, л. 153 об.

[37]Поздеев Евгений Евгеньевич - 28 лет, руководитель молодежных организаций в Польше, прибыл из Варшавы, жил в Гдове, где работал техником в Управлении города и в главном военно-хоз. Управлении «Виртшафтскоманды». Уехал в Польшу вместе с женой Любовью Петровной, 26 лет, которая приехала к Матвеевой в Псков, где работала среди молодежи.

[38]Байдалаков Виктор Михайлович -представитель белой эмиграции, председатель Союза в Берлине и председатель  исполнительного бюро, сотрудник газеты в Берлине.

 

[39]Боровский Борис Владимирович - представитель белой эмиграции, один из видных деятелей НТСНП,  распространял ее литературу, учился в кадетском корпусе в Белграде, работал пом. зав. управляющего лесного хозяйства  Гдовского района. Знаком с Байдаковым По делам организации бывал на Балканах, в Польше, Германии, Франции.

[40]Национальный архив Латвии д. 43966, т. 3, л. 163 об.

[41] Там же, л. 171.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме