Северо-Западные епархии Русской Православной Церкви после освобождения от немецко-фашистских захватчиков. День Победы в Ленинграде

Свидетельства правящего архиерея


 

Состояние духовенства и храмов Ленинграда и Ленинградской области во второй половине 1944 года.

 

В результате антицерковной политики советского государства, к концу 1930-х годов Русская Православная Церковь, в том числе и ее Северо-Западные епархии, понесла большие человеческие и материальные потери. С наступлением немецко-фашистских захватчиков, окормление верующих Русской Православной Церковью МП в оккупированных районах, было и вовсе прекращено.

Патриотическая позиция Патриаршего Местоблюстителя митрополита Крутицкого и Коломенского Сергия с первых дней войны, повлияла на изменение отношения государства к Русской Церкви, и в. сентябре 1943 г. она получила разрешение на созыв Собора, избрание Патриарха и Священного при нем Синода, открытие богословской школы, свечных заводов, издание журнала, организацию собственной типографии, открытие епархий, расширение прав архиереев на наблюдение за церковным хозяйством и на участие в распределении пунктов открытия церквей. При Совнаркоме было решено образовать Совет по делам РПЦ.

14 января 1944 года началась операция по освобождению Ленинградской области. 20 января 1944 года был освобожден Великий Новгород, 27 января была полностью снята блокады Ленинграда, 23 июля был освобожден Псков, а к 24 ноября - Эстония, Латвия и Литва.

Кончина 15 мая 1944 года Патриарха Сергия, которому Русская Православная Церковь обязана восстановлением своего канонического строя, вызвала перемещение митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия, служившего в осажденном городе в течение всей блокады - в Москву, на должность Патриаршего Местоблюстителя.

 


 

 На фото митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий с иподиаконом Константином Федоровым в Никольском соборе. 1944 г.

А на «родной север», на Псковскую кафедру, с титулом Псковский и Порховский, с поручением временного управления Ленинградской, Новгородской и Боровичской епархиями и проживанием в Ленинграде, 26 мая 1944 года был перемещен архиепископ Саратовский и Сталинградский Григорий. С 5 сентября 1944 г. владыка Григорий временно управлял также Олонецкой и Вологодской, а с декабря 1944 до июня 1945 г. - и Рижской епархиями.

В октябре 1944 г. в «Журнале Московской Патриархии» была помещена статья архиепископа Григория «Ленинград в дни Великой Отечественной Войны», в которой он писал: «город - фронт, город - мученик, за три года войны собравший на военные нужды свыше 13 миллионов, «полночных стран краса и диво», в дни войны действительно показал себя «красой и дивом» и в подвиге перенесенного им мученичества, и в геройской и мужественной самозащите, и в высоком подвиге патриотизма». [i]

Все предыдущее служение владыки было связано с Русской Карелией и Петроградом - Ленинградом. Кандидат богословия СПбДА, он 25 лет отдал делу народного образования в должностях Олонецкого епархиального наблюдателя церковных школ и затем ректора Олонецкой духовной семинарии в Петрозаводске. Высланный в 1918 г. из родной губернии, прот. Николай Чуков был настоятелем Университетской церкви в Петрограде, Казанского и с 1924 г. - Николо-Богоявленского соборов; ректором Петроградского Богословского института (1920-1923гг.) и Высших Богословских курсов в Ленинграде (1925-1928 гг.).

В марте 1935 г. он был в пятый раз арестован и выслан в г. Саратов. В блокадную зиму 1941-42 годов в Ленинграде от голода умерли его сыновья Борис, Александр и дочь Вера. Вдовый протоиерей в свои 72 года принял монашеский постриг с именем Григория, Просветителя Великой Армении, и указом митрополита Сергия от 11 октября 1942 года определен быть епископом Саратовским, а 15 октября возведен в сан архиепископа. 5 ноября, перед решающими сражениями Сталинградской битвы, архиепископ Григорий вступил на Саратовскую кафедру.[ii] «Помолились - и победы на фронте...» - говорили верующие.

Для того, чтобы представить многообразную, напряженную церковно - административную деятельность архиепископа Григория в то время, вспомним, в каком положении находились вверенные ему епархии. Города и населенные пункты лежали в развалинах или подверглись большим разрушениям, население еще не оправилось от тяжелых испытаний вражеского нашествия. В церковных делах во многом царил беспорядок, причина которого была не только в разрухе, связанной с немецкой оккупацией и в напряженных отношениях с советским государством, но и в расколах, с 1922 г. терзавших тело Церкви

 

 

Григорий (Чуков), архиепископ Псковский и Порховский.

Нелегкий труд восстановления церковной жизни в северо-западных епархиях после освобождения от захватчиков, Господь возложил именно на плечи владыки Григория

 

В Ленинградскую область тогда входило 12 городов областного подчинения - современные Боровичи, Волхов, Гатчина, Луга, Новгород, Ломоносов, Псков, Сестрорецк, Павловск, Старая Русса, Зеленогорск, Шлиссербург, и 72 района. В блокадном Ленинграде действовало 8 храмов (2 в Ленинградской области), 2 из них до 1944 г. были обновленческими.

Владыка принял у митрополита Алексия дела и познакомился с уполномоченным Совета по делам РПЦ по Ленинграду и области А.И.Кушнаревым, который произвел на него благоприятное впечатление. В дальнейшем владыка решал с ним большинство вопросов, главный из которых был о кадрах священства. Первоначально 42 (из 72-х) района области они разбили на 7 благочиннических округов, и назначили благочинных, которым владыка дал распоряжение о предоставлении сведений о храмах, духовенстве, и исполнительных органах.

Владыка писал в дневнике:

«25 июня / 8 июля 1944 г. Еще в Москве я получил директивы: обратить самое серьезное внимание на бывшую «Псковскую православную миссию» и ее деятельность, на благочинных и духовенство области. Так как все они на 90% работали по строгому наказу миссии и Митрополита Сергия Воскресенского по немецкой линии, [iii] выявляли партизан, партийцев и активистов и предавали их, следили за настроением в приходах и доносили немецкой разведке; распространяли антисоветскую литературу, поминали при богослужении Гитлера.

Необходимо 1) всех благочинных, особенно в западной и юго-западной части епархии, вызывать к себе для личного ознакомления и, смотря по надобности, или снимать, или запрещать, или оставлять для окончательного выяснения. То же и в отношении всего духовенства и исполнительных органов, и 2) самому лично посетить приходы и районы. Быть в постоянном контакте с гражданской властью по этому поводу.

В отношении личных посещений направляться на места (по совещанию с контрольными органами), требующие особенного обследования, и там ознакомляться с характером бывшей деятельности и принимать меры в зависимости от результатов выявления. Относительно выбора лиц вообще быть особенно осторожным, совещаясь с гражданской властью.

Направлять и требовать самой энергичной патриотической деятельности от духовенства, заставляя их произносить патриотические речи и, контролируя их, особенно тех, кто работал на немцев и тем заставлять их разоблачать себя перед населением. Выпускать послания или частные побуждения к патриотической деятельности духовенства. Снабжать патриотической литературой. Такова моя «политическая» программа деятельности. Что же касается собственно церковной, то здесь еще много «мелочей», необходимых к устранению.

Об этом частию доносит рапортом Тарасов, как благочинный город[ского] округа, частию вижу сам, частию сообщил Н.Д.Успенский. Ломакин (один ли?)[iv] совершает требы во время литургии, заглушая служение последней (во время моей службы 7, VII), когда для треб есть второй храм.... Служа всенощную, он одновременно служит и требы - панихиды, молебны и т.п. Задерживает начало праздничной литургии, занятый требами «ради налога»...

И в других храмах совершают крещения в епитрахили, также и др[угие] требы даже там, где читается Евангелие. Заочные отпевания соединяются с панихидой. В Вел[иком] посту вопрос с записками для снятия частиц в дни, когда не положена литургия... На всенощном бдении под Иванов день - во Влад[имирском] соборе - не было на утрени кафизмы. В Никольском соборе на литургии не поют 2-го антифона («Хвали душе моя Господа»). О.Ломакин вечером не служит вечерню, а прямо начинает утреню (причем после первого возгласа уходит в нижнюю церковь и совершает там требы, предоставляя чтецу одному вести всю службу без ектений и возгласов...). Вероятно, откроется и еще ряд непорядков, вроде запрашивания за требы, отъезда священника на неделю от храма и оставление прихода без обслуживания (о.Коронат) и др. Все это надо устранить; но приходится выждать, чтобы не подчеркивать это при наличии Митрополита...

О.П.Тарасов частенько бывает в приподнятом состоянии, чувствуется зазнайство, какая-то ревность особенно к Ломакину, игнорирование Успенского как председателя двадцатки, нетактичное отношение к сестре Митрополита.

О.Ломакин часто лодырничает, старается быть поближе к уполномоченному, игнорирует Тарасова, взваливает свои обязанности благочинного на Канцелярию; носится со своим «епархиальным благочинничеством», считает себя ущемленным тем, что назначен пригородным благочинным, и высказывал претензию объединить под собой и городское, но это не вышло. (Уполномоченный не согласился - и резонно). В отношении меня - излишнее подобострастие и просьбы о «моральной поддержке»; тенденции (однако) к самоуправству - поездка в область без предварительного доклада мне.[...].

Вчера, 24 июня / 7 июля, в Иванов день, служил в Никольском соборе литургию, проповедовал; обедал у Успенских. Сегодня - всен[ощное] бд[ение] в Никольском. Завтра, 26 июня / 9 июля, в Тихвинскую, в Лесном - литургия; вечером во Владимирском акафист;[v] в Петров день и накануне - в Преображенском соборе и затем, в тот же день - в Москву до 19 июля.

10 июля. Понедельник. В субботу служил всен[ощное] бд[ение] в Никольском соборе. Мало поют стихир, да и читают мало; в общем - оч[ень] «поскору»... Выходил на полиелей, помазывал до конца. Вчера служил утром в Лесном литургию с Тарасовым и С.С.Дмитриевым. Пели очень неважно[...]. Вечером во Владимирском соборе акафист Божьей Матери Казанской. Народу собралось много. Перед акафистом сказал небольшое слово. Пел народ. Очень тепло. Сослужили два священника и С.С.Дмитриев [...].[vi]

Сегодня с утра подготовил все дела и в 12 часов поехал к уполномоченному; занимались часа три и пропустили целый ряд дел. Хорошо. Просил меня не слишком афишировать прием прот.С.Румянцева из обновления. Пообещал устроить как-нибудь машину мне; было бы хорошо, а то времени уходит на трамвай много.

Завтра служу литургию: день памяти (рождения) Веруси (дочь † 22.02.42), день памяти (именины) Патриарха Сергия, и архиепископа Сергия Гришина. Вечером - всенощное бдение в Преображенском соборе. Сегодня, наконец, устроилось дело с моей пропиской.

14 июля. Уже в Москве. Приехал вчера в 11 ч. утра[..]. С Митрополитом еще о главном не делал доклада. Привез ему письма, антиминсы и деньги (40 тыс. руб.) на Патриархию и в редакцию (10 тыс. руб.).

15 июля. Вчера было заседание Синода. Слушали доклад о. Архангельского о поездке в Крым для обследования. Везде профашистские элементы внедрялись в церковное управление и делали свое изменническое дело. Придется тому, кто будет туда назначен епископом, много очищать...». [vii]

В августе - сентябре 1944 г. архиепископ Григорий совершил поездки в Псков, Павловский и Гатчинский районы Ленинградской области, Новгород и Боровичи.

Поездка владыки в Псков, как представителя от Церкви в составе Комиссии Леноблисполкома по расследованию немецко-фашистских злодеяний, состоялась 8-10 августа. Он писал в дневнике:

«Во вторник, 8-го [августа], в 8.30 я был в облисполкоме у председательницы Комиссии по расследованию злодеяний немцев в оккупированных областях - Е.А.Беловой. Она оч[ень] любезно проводила меня на машине на Смольнинский аэродром (в 18 км. от города). Там самолет лимузин (маленький двухместный, закрытый) был готов, и в 10 ч..40 мин. я вылетел (пилот - лейтенант Волков). Летели 2 ч. 20 мин. и ровно в час дня мы снизились.

По телефону дали знать нач[альнику] аэродрома Леониду Павл[овичу] Яковлеву (подполковник), он приехал на машине и доставил меня в Горком, а оттуда - в местопребывание нашей Комиссии. Но это далеко не сразу: мы долго кружили по городу, ища Коменданта или Горком, но никто не мог дать нам никаких указаний. Город разрушен страшно, жители только еще сбираются, учреждений еще нет, милиции тоже... Случайно встретившийся предположительно указал, и мы, наконец, нашли. Секретарь Горкома - В.В.Смирнов, оч[ень] внимательный, проводил нас в «гостиницу», где я встретил сочленов: начальника Госинспекции по охране памятников С.Н..Давыдова, А.П.Удаленкова,[viii] зав[едующего] отделом древне-русского искусства Ю.Н.Дмитриева,[ix] проф. университета В.В.Мавродина,[x] «прис[яжного] поверенного» (?) Б.Н.Княжицкого, прот. Н.И.Ломакина. Все - очень милые люди, очень внимательные ко мне. Они уже полтора дня работали и многое выяснили. Я постепенно вошел в курс дела и вечером принял участие в их опросах, а о.Ломакин осведомил меня обо всем, что им удалось узнать о храмах и духовенстве в городе и в районах.

На другой день мы с Мавродиным и Ломакиным были в больнице, где опрашивали врача И.М.Михайлова, бывшую санитарку психколонии Т.В.Павлову, подростка (15 лет) Павла Довгач; после обеда объезжали и осматривали храмы. В четверг утром еще опросили зубного врача З.А.Прюгер. До меня был опрошен единственный оставшийся священник из с. Кусвы (6 км. от Пскова) о.Мих[аил] Павл[ович] Смирнов, давший много ценных сведений. К сожалению, 9 числа он никак не мог быть в городе, так как служил у себя по случаю храмового праздника вмч. Пантелеимона.

В общем, беглый осмотр города показал огромные разрушения: нетронутыми остались лишь несколько больших каменных зданий в центре и по окраинам, небольшие деревянные домики, однако, тоже пострадавшие от обстрелов и пожаров, кругом опустошавших город. Стекол почти нигде не было. Повреждений масса: кажется, нет ни одного дома, который бы не пострадал в той или иной степени. Нетронутые каменные дома возбуждали общее подозрение: как бы они не оказались заминированными... И действительно, 9-10 августа два-три дома (другие) взлетели на воздух от заложенных мин «замедленного действия» (немцы оставили Псков 22 июля, а замедление действовало около 3-х недель, пока химическое вещество не разъело пластинки и не произвело нужного соединения для взрыва...).

По сведениям Горкома всего разрушено (окончательно) ок[оло] 3000 домов; 1180, кажется, зданий может быть восстановлено путем ремонта.

При вступлении Кр[асной] Армии в Псков находилось очень мало людей, скрывавшихся по подземельям, в склепах и т.п. В военном городке, где помещалась 1-я Сов[етская] больница, находилось 115 человек медицинского персонала и «больных», нарочно симулировавших болезни и ранения, чтобы не быть эвакуированными, чего неоднократно и категорически требовали нем[ецкие] власти. Но врачи накладывали гипс и шины совершенно здоровым людям, и те притворялись тяжело ранеными, чтобы остаться в городе... И остались, тем более, что все они знали о действительном положении дел и о приближении Кр[асной] Армии через партизан, которыми ежедневно на самолетах забрасывалась «Ленингр[адская] правда»... Таким образом, население было обо всем осведомлено и с нетерпением ждало освобождения от немецкого «владычества».

А владычество это было чрезвычайно тяжело. У нас многие относились и относятся с недоверием к сообщениям газет о немецких зверствах, но если бы они побывали на месте и послушали рассказы тех, кто пережил тут всю эту трагедию, они увидели бы, что в газетных сообщениях нет утрировки...

Из рассказов опрошенных граждан выяснился террор немцев во время оккупации. Это был террор массовый и индивидуальный, - официальный, - так сказать, и неофициальный, неопубликовывавшийся. Тут происходили расстрелы невинных граждан (по 10 человек за одного якобы убитого кем-то немецкого солдата), с предупреждением, что в след[ующий] раз, при повторении, будут брать по 100 ч[еловек] (за одного...), их повешения на соборной площади на целые дни для страха прочим; на заводе «Пролетарий» происходили публичные порки мужчин и женщин за каждый лоскут кожи, украденный на заводе, м[ожет] бIыть], на починку рукавицы для работы.... Обо всех расстрелах предупредительно извещались все граждане для острастки...

Военнопленные подвергались особому издевательству, особенно жестокому со стороны эстонцев: раненого они непременно старались пнуть ногой или прикладом, а то и пристрелить. Все евреи (около 90 ч[еловек]) в один день исчезли; их куда-то увезли, и никаких следов от них потом не было... Для уничтожения русских и издевательства над ними издавались особые запрещения: не посещать, напр[имер], общих с немцами бань, кино, парикмахерских, театра; для русских были отведены для этого особые места...

Немцы открыли публичный дом. Устроили его напротив школы, и дети д[олжны] б[ыли] наблюдать в течение целого дня сцены пьяных разряженных женщин и очереди немцев у дома... Вербовали девушек насильно в этот дом, но нашли только 5 чел[овек], пришлось выписывать из Польши... В отношении женщин вообще делались унизительные распоряжения вроде учреждения т. н. «сан - поднадзорных», которые за усмотренную связь с немцами д[олжны] б[ыли] подвергаться медиц[инскому] осмотру по 2 раза в неделю... На работу девушки принимались под условием сожительства. Целая психо колония душевнобольных была посредством систематического голода, и отравления кофе с какой-то приправой уничтожена (до 600 ч[еловек]; ежедневно отвозили по 30-40 ч[еловек] умерших).

Переходя к ближайшей нашей задаче - церковной, следует отметить вообще, что повреждения храмов были лишь частичны: несколько куполов, колокольня, частично стены. Но, возможно, что немцы предполагали взорвать храмы посредством мин. По кр[айней] мере, в Соборе одна мина взорвалась, когда 2 майора подошли и открыли вход решетки перед алтарем; 2 офицера были убиты, третий тяжело ранен. Поэтому все храмы были разминированы, и лишь после этого можно было их осмотреть. Внутри осмотренные храмы поражали отсутствием икон: в иконостасах все иконы сняты и увезены в Ригу особой комиссией (приезжали Пономарев, Сабуров и еще третий неизвестный) под предлогом охраны их при военных действиях. Лишь в некоторых храмах остались иконы в иконостасах: в Соборе - все, в других - частично. Утварь совершенно отсутствует во всех храмах - все увезено: ни облачений, ни сосудов, ни подсвечников...

Всех действовавших при немцах храмов в Пскове было 8: Собор, Михаила Арх[ангела] церковь, Варлаама Хутынского, Дмитриевская, Алексиевская, Бутырская, Пантелеимона и Мироносицкая. Три из них (Алек[сиевская], Миронос[ицкая] и Бутырская) не осмотрены, потому что еще не были разминированы.

Случайно или намеренно (для привлечения и ожидаемого взрыва) Мих[айло]-Арх[ангельская] церковь и приделы в Пантелеимоновой и Димитриевской церквах совершенно целы (иконостасы) и в них можно сразу же начать службу, но утвари и в них никакой нет: все вывезено.

В районах при немцах действовало 13 церквей: Лебятковская, в пос.Торошино, на ст.Торошино, Палицкая, в пос.Песковичи, в пос.Бельском, в пос.Верхолино, в пос.Криновицы, в пос.Корлы, в пос.Комно, в пос.Кусва, и в б[ывшим] Сироткинском монастыре, в пос.Устье. Из них 3 церкви (Торошино - погост, Торошино на станции и Палицкая) уничтожены немцами, в Корлах - пострадала, в Песковичах обращена немцами в колонию, в Комно - загажена. В Кусве производится богослужение доселе единственным оставшимся священником о.Мих.Павл..Смирновым.

Все остальные священники эвакуированы немцами - насильно или добровольно. Из них известны: прот. К.Зайц, прот. Шенрок, свящ. Конст[антин] ( кн. Шаховской), свящ. Геннадий Бенигсен, свящ. Ив.Спир.Иванов, свящ.Анатолий Кушников, свящ. Иванов, свящ. Ионов, Ефимов, свящ. Петр Жарков, свящ. Калиновский, свящ. Жунда, свящ. И.Ширяев, свящ. Н.Десятинский, свящ. Сер. Донцов, иером. Амфилохий и иером. Сергий.

Таковы результаты осмотра храмов и города.

10-го, в четверг, в 11.30 утра, мы с проф. Мавродиным д[олжны] были уехать. Нас провожали на аэродром В.В.Смирнов (секретарь Горкома), С.Н.Давыдов, о.Н.И.Ломакин. Далее мы блуждали опять, ища аэродром, наконец, тот же Л.П.Яковлев помог отыскать его. Летчик Волков прибыл на том же самолете, и мы в 4 ч[аса] вылетели. В 5.45 мы были уже на Ленингр[адском] аэродроме, прекрасно пролетев пространство. К 8 ч[асам] вечера я уже был дома, любезно доставленный на аэродромной машине.

11-го был в канцелярии, 12-го - у А.И. Кушнарева, где все ему рассказал (а накануне в Облисполкоме Е.А.Беловой).

13 августа. Воскресенье. Сегодня служил литургию в Коломягах. Прекрасная, чисто содержимая церковь. Прот. - И.Горемыкин. Председатель - Е.М. Привалов. Живут мирно. Говорил слово. Вечером выношу крест в Никольском.

14 августа. Понедельник. 8 ч[асов] вечера. Вчера в Ник[ольском] соборе после выноса помазывал до конца 1-го часа. [...].Сегодня день смерти Вали (жены - Л.А.). Служил литургию и водосв[ятный] молебен во Владимирском соборе. Потом был в канцелярии. Послал Митрополиту Алексию письмо - доклад о поездке в Псков и о необходимости разрешать священникам служить в соседних церквах в свободные дни, и, кстати, о делах ленинградских.

На сегодня здесь всех «действующих» храмов - 155; из них имеются священники при 55 (при 47 храмах в районах и при 8 в городе).

Всех священников - 64 (16 в городе и 48 с о. Анненским - в районах); кроме того, диаконов - 14 (2 в городе и 12 в области)».[xi]

Для обследования состояния Псково-Печерского монастыря владыка посылал председателя приходского совета Спасо - Преображенского собора А.Ф.Шишкина.

Дневник владыки Григория рассказывает о его поездке в Павловский, Гатчинский районы и Новгород:

«2 сентября 1944 г. С 29 по 31 авг[уста] ездили с Уполномоченным А.И. Кушнаревым и А.Ф.Шишкиным в Павловский и Гатчинский районы. Посетили г.Пушкин, с.Суйду, Вырицу, Сиверскую, Рождествено, Гатчину. Повидал храмы: в Пушкине - Знамен[скую] церковь и дворец, в Гатчине - Собор лишь снаружи, в Вырицах - Успенскую, Казанскую и Петропавловскую, в Сиверской - Троицкую, Тихвинскую и Петропавловскую, в Рождествене - Рождественскую. Лучшие храмы - Казанская в Вырицах и Петропавловская в Сиверской и Рождественская. Видел духовенство: иером. Антония Стальмакова,[xii] о. Н.Багрянского, схииеромонаха Серафима, диак. Максимова, свящ. Митрофанова, прот. Красовского, свящ. Молчанова, игумена.

Останавливались в Вырицах у Г.И.Старцева, в Сиверской - у Шишкина А.Ф.. Заезжали к о.Быстрякову, но не застали дома. Прот. Забелин приезжал потом в Ленинград, и вчера я с ним беседовал.

Знаменская ц[ерковь] в Пушкине оч[ень] пострадала, остались лишь стены. Дворец тоже, но дворцовую церковь хотят заново восстанавливать. Громадный труд несут научные работники, собирая по кусочкам всю орнаментику дворца, разбитую и растащенную немецкими солдатами по землянкам, по домам, по парку и т.п.

При поездке я беседовал с духовенством; Уполномоченный - с исполнительными органами. В результате, тут же решили и вчера я уже сдал предложение о назначении иером. Антония настоятелем Казанской ц[еркви] в Вырицах, а Багрянского вторым священником, о.Митрофанова перевел к Петропавловской ц[еркви] в Сиверской, диак. Максимова надо убрать из Вырицы как пьяницу и даже воришку...

Уполномоченный наметил изменение в двадцатках в связи с моими перемещениями.

В Рождествене обратил на себя внимание о.П.Молчанов - человек оч[ень] толковый, но уж оч[ень] подозрительно он рассказывал о большом внимании к нему немцев в период оккупации...

Предполагали было сегодня выехать в Новгородскую область, но, по-видимому, поездка отложится до понедельника: мне надо быть в Комиссии по обследованию злодеяний псковских. Сегодня вырешится.

Во время поездки уполномоченный высказывался о недостаточности дух[овного] элемента в «Журнале Московской Патриархии», о замалчивании ленинградской деятельности; видимо, не понравился ему Колчицкий своим барством и желанием «всеобъемлемости»...

13 сентября. 4-го вечером, выехали с уполномоченным А.И.Кушнаревым и управделами о.Тарасовым по жел[езной] дор[оге] в Новгород через ст.Чудово, где была пересадка; ждали недолго. Новгородский поезд (из Чудово) дов[ольно] грязный. В Новгороде утром рано, в 10 ч[асов]. Шли пешком полтора километра до деревни Колмово, где Облисполком. Благодаря А.И.Кушнареву, нас покормили завтраком, дали машину и мы с Зав[едующим] Общим отделом А.Г.Кирилловым, взяв с собой научного работника музея Бориса Константиновича Мантейфеля[xiii], объездили и осмотрели несколько церквей.

Город разрушен, торчат коробки домов, все заросло бурьяном. «Дом крестьянина» - без всяких удобств. Из храмов лучше других сохранился и снаружи и внутри - храм св. Феодора Стратилата на Софийской стороне (внизу - склад зерна), ц[ерковь] Михаила Архангела, где служили при немцах, тоже сохранилась, но оч[ень] захламлена: живут строительные рабочие. На Торговой стороне хорошо сохранился Знаменский собор, где тоже какой-то склад, но, очистив, можно было бы служить сейчас же. Обедали в столовой Горисполкома.

На другой день, 6, IX, осмотрели подробно памятник Тысячелетию России, разобранный немцами, но не увезенный и теперь собираемый. К октябрю будет снова собран. Потом при содействии научного работника (архитектора) Николая Алекс[андровича?] подробно осмотрели Софийский Собор. Разрушений немного, но сильные. Разрушен весь главный купол, где погибла знаменитая фреска Господа Саваофа, полуразрушен еще с[еверо] - з[ападный] купол и часть стены. Остальное в порядке. Правительство озабочено восстановлением Собора, как и всего Кремля.

Председатель Облисполкома Еремеев, Горисполкома Ильин. По словам Ильина, Новгород разрушен на 70 %, а если считать и подземные учреждения (водопровод, канализация и т.п.), то - на 90 %.

7-го утром на машине «Вездеход» быстро проехали прямо в Валдай, где были в 10 ч[асов] утра (выехали в 7 [асов] утра ). Остановились в Доме крестьянина. Обедал в гор[одской] столовой. Нашли свящ.Листова (?) и еще свящ. Строганова, сорганизовали ядро для двадцатки - Рамыкин Вас.Мих., Орлова А.М. и др. Осмотрели кладбищ[енскую] Петропавловскую церковь. Ремонт порядочный, но верующие взялись быстро выполнить. Сов[етским] органам дал директиву Кушнарев, те все-таки долго молчали и только теперь подвиглись.... Осмотрели за озером Иверский монастырь с хорошо сохранившимися храмами. Там инвалидный дом, госпиталь и большое подсобное хозяйство. Местность оч[ень] красивая.

8-го вечером на машине выехали в Боровичи и ночью, около 2-х часов, приехали и поместились в гостинице - очень приличной. Здесь осмотрели кладбищенскую Успен[скую] церковь, видели о. А.Медведского, наметили ядро двадцатки - Веткин И.Г. и несколько женщин. Ремонт небольшой и скоро можно восстановить богослужения. О.Медведский - человек очень энергичный и надежный.

Из Боровичей, где провели 9 и 10 сентября, выехали в 9 утра в прямом вагоне на Ленинград через ст. Угловку, где была пересадка, ждали с 11 до 4 часов дня. К сожалению, вагон бесплацкартный, было тесно, грязно, холодно. Приехали в Ленинград 12-го утром, в 17.30.

В Ленинграде был уже Митрополит Алексий. Я встретился с ним в Никольском соборе за литургией, был у него. Поговорили - я о путешествии, он рассказал о московских новостях. После Воздвижения, 3 октября, созывается сессия Синода. Затем, в ноябре 14-22, будет съезд епископов для предсоборного совещания. Самый Собор церковный назначается на 22-31 января [19]45 года.

12 октября.[...] 11-го был у Уполномоченного; порешили все дела; решили поездку в Вильно и в Таллин; но за ночь перерешили и сегодня я уже командировал Шишкина в Вильно, Тарасова - в Таллин, написал инструкцию и послал телеграмму М[итрополиту] Алексию о командировке для выявления положения церк[овных] дел в Прибалтике.

Кроме того, предложил Тарасову: 1) собрать послужные списки всех священнослужителей епархии и 2) подготовить все сведения для отчета в Патриархию к 1 ноября. Митрополит предполагает приехать 23 октября / 5 ноября. Затем, около 29-го, мы вместе уедем в Москву, чтобы заранее подумать вопрос о выборах и интронизации, как просил и о.Н.Ф. Колчицкий.

В день отъезда из Москвы виделся в Совете с Зайцевым К.А.[...].Вечером завтра (на Покров) служу во Владимирском соборе, в самый Покров - в Шувалове, а в воскресенье - 2 / 15 октября - в Ник[ольском] соборе.

14 октября. Вчера торжественно праздновали мои именины. Устраивал все и хлопотал о.Филофей Поляков.. Литургию служил я во Влад[имирском] соборе; сослужили: Тарасов, Ломакин, Филофей [Поляков], о.Влад[имир] Кобец, о. Сем. Рождественский. Был ставленник о.Филипп. К молебну вышли еще о.В.Румянцев, о.П.Фруктовский, о.А.Кибардин, о.М.Славницкий и о.В.Дубровицкий. Протодиакон С.С.Дмитриев и 2 диакона - ставленники. Таким обр[азом] представлены были все 8 гор[одских] церквей почти полностью (от оо. Л.Егоровского, о.С.Румянцева, о.М.Смирнова получены телеграммы, от о.А.Мошинского - письмо, как и от председателей двадцаток - Шишкина и от Волк[овского] кладб[ища]. Успенский был лично с Нат[альей] Ив[ановной] и, конечно, свои - Владимирские. В храме было оч[ень] торжественно и сердечно. В конце молебна сказал речь о.Тарасов, за ним Ломакин.

21 октября. Были Мошинский и Славницкий, которые командируются, один - в Сиверскую, другой - в Порхов разобрать дело Пузанова с Петровым. На Пузанова получена жалоба, не признает Петрова, говорит даже инсинуации о хиротонии его «за пуд меда» - Хулиган! [...].Сегодня служил всенощное бдение во Владимирском соборе.

23 октября. Вчера служил утром в Ник[ольском] соб[оре], проповедывал, вечером - акафист во Влад[имирском] соборе. Был ставленник - Тишин. Ломакин звонил, что к уполномоченному обращалась Белова о поездке комиссии в Петсамо[xiv] и Шауляй и говорила о Ломакине. С поездкой его отпадает наша предполагаемая поездка с уполномоченным.

24 октября. Продолжает двадцатка от Владимирского собора заботиться об установке радио: без него не знаю многого. Например, сегодня сообщалось послание Местоблюстителя о сборе средств... В канцелярии неразбериха, нет сообразительной руководящей руки; исполняется то, что можно отложить, а спешное - без движения. Много лишних копий без нужды.

27 октября. Сегодня вернулись из поездки о.Мошинский и о.Тарасов. Первый ничего особенного не привез, кроме сообщений об аресте Митрофанова, Красовского, Багрянского, Быстрякова и Молчанова, так что в воскресенье в Вырицах служил о.Антоний Стальмаков, а в Сиверской - никого. А второй привез массу сведений о большом расколе в Эстонии в отношении Патриархии и, по-видимому, на национальной почве.

Главным виновником - Митр[ополит] Александр,[xv] уехавший с немцами и, как подголосок к нему, арх[иепископ] Даниил Ковенский. [xvi]Твердую же линию все время держал Нарвский еп[ископ] Павел[xvii] и его епарх[иальный] совет. Между прочим, обе стороны, как это ни странно, поминают М[итрополита] Алексия, очевидно всю причину разделения видя только в Свят[ейшем] Патриархе,[xviii] обвиняя его в поддержке сов[етской] власти.

Председатель еп[архиальног]о совета прот. И.Богоявленский, брат м[итрополита] Елевферия, прислал мне свою книжку «Прав[ославный] символ веры. - Рел[игиозно] - философские размышления». Он - магистр богословия, вып[уска] 1915 года.

Тарасов сообщил, что протодиакон Ф.И.Юдин, оказавшийся в Таллине, на днях там арестован; также и свящ. Ливерий Воронов, когда-то в Ник[ольском] соборе бывавший юношей. Он был кажется секретарем Псковской миссии.

Тарасову я сказал о непорядках в канцелярии и, между прочим, сообщил ему о возможной кандидатуре в делопроизводители Федорова Андрея, недавно бывшего у меня, и, по моему наблюдению, оч[ень] подходящего для того (с принятием сана). Тарасов оч[ень] ухватился за эту кандидатуру.

30 октября. Понедельник. Вчера служил литургию в Никольском, проповедовал, а накануне всенощное бдение во Владимирском соборе.[...].

Вероятно утомился, нервы в последние дни в связи с арестами священников и в результате - сегодня в 6 ч[асов] утра встал и почувствовал сильное головокружение. Сейчас же принял валидол. Жаль, что со дня приезда в Ленинград не принимал йодистой микстуры, нет йода. Позвонил утром к СГ.Пенькевичу[xix] и сговорился, что в 5 вечера я буду у него за советом.

3 ноября. Сегодня явился юноша Борис Михайлов, 17 л[ет]; был в Печерском монастыре, жил там с неделю; просит благословить его туда, так как братия все старики и просили его поработать. Рассказывает, что там был с неделю о.Ломакин, выдававший себя за благочинного, ходивший в светском костюме, вызывавший осуждение и недовольство братии, с каким-то светским гражданином, грубо обошедшийся с этим юнцом.

Там, две недели назад, арестованы игумен Павел Горшков и иером. Лин Никифоров. По словам Михайлова и отзывам братии, Павел творил антисовет[ские] проповеди и отправил ризницу в Ригу; Лин тоже на приходе говорил такие же проповеди.

4 ноября. Вчера приехал Славницкий и докладывал о поездке. Миронович в Острове арестован, о Гонестове отзывы нехорошие, как о грубом. Видел Жаркова, который беднится, а живет хорошо, занимаясь требами по всему городу. Конфликт с Пузановым и Петровым он разобрал хорошо и привел к концу мирному.

Сегодня был у меня Ломакин, вчера приехавший и также привез много сведений о положении дела в Эстонии и прошения священников и диаконов. Виделся с еп[ископом] Петром Пяхкеле, [xx]беседовал с ним, но ничего определенного не вывел из этого; представит доклад. Жарков будто бы уже арестован. Дал характеристику некоторым из духовенства; много пьющих и грубых... Еп[ископ] Петр говорит о массе эстов-лютеран и грозит, что при перемене ориентации на московскую уйдут в лютеранство и те православные эсты, которые сейчас имеются (около 130 приходов и до 90 священников...)».[xxi]

Восстановление Свято-Троицкого собора Пскова и Псково - Печерского монастыря.

В конце декабря 1944 г. владыка Григорий снова выехал в Псков, и в эту поездку посетил также и монастырь:

«3 января 1945 г. 25 декабря [1944 г.] вечером я выехал в Псков и Псково-Печерский монастырь с Уполномоченным А.И.Кушнаревым и А.Ф.Шишкиным. Утром 26-го мы были в Пскове. Останавливалась во Пскове у благочинного о.Н.Анненского; пробыли день и на другой, 27-го, в 2 ч[аса], дня на машине выехали в монастырь.

За это время виделся с духовенством окрестных мест: о. И.Богдановым, о.И.Ивановым, А Чернавским, о.А. Назаренским, о.И.Вознесенским, о.Н.Анненским. Из бесед с ними выяснилось, что: 1) надо убрать из Пскова о. Иванова, переведя его в Остров; 2) Вознесенского назначить в пог. (неразб.); 3) Назаренского считать в Заклицах; 4) озаботиться арендованием дома N 1 в Кремле для квартир архиерея и причта; 5) поскорее восстановить собор и подготовить к служению нижний храм; 6) в собор назначить двух священников.

27-го, в 2 часа, выехали в монастырь и к 4 часам были там. Местоположение - красивое. Встретили со звоном. Переодевшись в келье и игумена, я прошел в собор, где собралась вся братия. Там был и архим. Агафон,[xxii] которого телеграммой я вызвал из Риги. Краткий молебен и моя речь к братии. Потом всен[ощное] бдение, и я служил акафист пред чтимой иконой Успения Б[ожией] М[атери]. 

 


 

Братский корпус Псково-Печерского монастыря 1945 г.[xxiii]

 

На другой день, в четверг, я осмотрел все храмы, все здания, обошел все келлии, побывал у всех монахов, осмотрел все хозяйство, побывал в пещерах. После обеда беседовали с архим. Агафоном, назначил его наместником, дал ему инструкции по восстановлению монастыря в хоз[яйственном] отношении и руководству в дух[овно]-нравственном. С уполномоченным дали ему инструкции по вывозу из Риги всего увезенного из монастыря, Пскова и Новгорода.

В пятницу утром осмотрел еще Михайл[овский] собор и архиер[ейский] дом, и в 2 ч[аса], простясь с братией в храме и еще раз дав им наставления о взаимном согласии и послушании новому наместнику, и о чисто и строго монашеской жизни, владыка уехал в Псков.

Там снова виделся с духовенством, осмотрел Димитр[иевскую] церковь (Казанскую и собор осматривал 26-го), вечером в субботу, 30-го, выехали в Ленинград.

Да, 29-го служил в монастыре литургию и поминал сына Бориса, годовщина смерти которого была на другой день (30 декабря). В монастыре виделся еще с благочинным - прот. Ф.Верхоустинским, который подробно рассказал о духовенстве, о Пяхкеле».[xxiv]

В ремонте нуждались все здания и 5 храмов Псково - Печерского монастыря.

В 1945 году владыка с псковским уполномоченным А.И.Лузиным, о.о. П.Тарасовым и Н.Фомичевым был в Пскове и в монастыре с 22 по 30 августа - служил, делал назначения и перемещения духовенства. В монастыре рукоположил благочинного монастыря иерод. Г.Крылова в иеромонаха и свечника монаха Вениамина Басова - в иеродиакона.

В Успенье вокруг монастыря владыка совершил крестный ход, в котором участвовало более 10 тысяч народа со всего Печерского края и 18 священников. Владыка осмотрел ближайшие приходы, все монастырское хозяйство, и остался весьма недоволен, что и высказал о.Агафону: наместник почти ничего не сделал по ремонту зданий из того, о чем ему было сказано владыкой в декабре - кельи не были улучшены, ремонт здания архиерейского дома не начат, материалов для ремонта было приобретено недостаточно. Владыка просил его обратить внимание на устранение недостатков, а также указал о. Агафону на его пьянство. Единственное, что владыка увидел положительного в монастыре - были полевые работы. [xxv]

Владыка писал Патриарху:

«4 сент[ября]1945 г. Ваше Святейшество, дорогой Владыка! Получил Ваше письмо с приложениями через А.А.Шаповалову и с нею же посылаю Вашему Свят-ву некоторые бумаги. Громадное значение будет иметь для Церкви предоставление нам Тр[оицкой] Лавры, юридич[еского] лица, высшего проявл[еня] ц[ерковной] жизни в...(неразб.). Теперь дело за открытием монастырей - муж[ского] - Лавре Тр[оицкой] и Ал[ександро] Невск[ой] женского (особенно много желающих). Это внесет большой подъем в среду населения к религии и патриотичности. С 20 до 31 авг[уста] я был в Пскове и Пск[ово] Печ[ерском] монастыре. Служил, рукополагал, в Успенье совершил крестный ход; было более 10 тысяч народа со всего Печерского края, до 18 священников; осмотрел ближайшие приходы, все монастырское хозяйство и проч. В Печорах вывезенное от немцев (из Риги) церковное имущество распределено между 3 - мя епархиями - Новгородской, Ленинградской, Псковской (иконы, утварь и богословские книги); пока еще не вывезено из монастыря. Монастырскую большую библиотеку, вывезенную в Университет г.Тарту, просим возвратить нам для Богословских Курсов. Теперь жду отъезда в Финляндию. Со зданием б. д[уховной] семинарии вышла задержка, но по-видимому, дело налаживается и ремонт начат. Серьезно озабочен подбором корпорации: выбор очень ограничен здесь... Прот. Архангельского я предполагаю устроить в Пскове. В Новгороде укрепляется о. Здравомыслов. Сегодня служу благодарственный молебен (вечером) в Ник[ольском] Соборе по случаю окончания войны с Японией....».[xxvi]

В июле 1946 г., после посещения Патриархом Алексием Ленинграда, с владыкой Григорием они вечером 23 - го июля выехали в Псков в «столыпинском» вагон - салоне. Многочисленные толпы народа с цветами пришли приветствовать Патриарха и митрополита.

В 1944 г. при отступлении фашисты заминировали Свято - Троицкий кафедральный собор Пскова. После его разминирования община собора на свои средства за три года произвела необходимый капитальный ремонт, как писал владыка Григорий, «приведший собор из разрушенного, во вполне приличное состояние». [xxvii]

До 1947 г. работами по восстановлению собора руководил знаток Псковского зодчества, архитектор Юрий Павлович Сегальский.[xxviii]

24-го июля 1946 г. в 10 часов владыки начали освящение Псковского собора. Литургия закончилась в 14.30, служило до 40 священников и диаконов. За ревностную работу по ремонту собора, о. Василий Павлов был награжден митрой, о. Иоанн Преображенский - камилавкой. Но, как увидел митрополит, духовенство слегка «распустилось», и троих он запретил в священнослужении. Вечером Патриарх и владыка Григорий выехали в монастырь, где их встретили с речами, затем был чай у наместника: «скоромный стол в постный день. Агафон и сам не постится, и монастырь распустил» - писал в дневнике митрополит, и так же как в Пскове, двух монахов запретил в служении и предложил уволить из монастыря. Стоял вопрос о замене наместника.

25-го июля митрополит служил литургию, а Патриарх молебен, затем высокие гости осмотрели пещеры монастыря.[xxix]

Владыка Григорий писал Патриарху: «Псково-Печерский монастырь, жестоко пострадавший во время немецкой оккупации, с момента освобождения территории русскими войсками до второй половины 1947 года, влачил весьма жалкое существование, постепенно теряя свой Обительский облик....Со второй половины 1947 г., с приходом к руководству монастырской жизнью архимандрита Владимира [Кобеца], в быт и внутреннюю жизнь Обители вошла свежая струя. Обстоятельства вынуждали заняться, прежде всего, хозяйственной стороной, на что и обратил внимание архимандрит Владимир...Представленный мне отчет за 1948 г. по Псково-Печерскому монастырю достаточно ярко рисует тот большой путь, который был пройден руководством и братией Обители к началу 1949 г. Он прошел в огромном, напряженном трудовом подвиге, основной целью которого было восстановление в прежней красе древней Обители и поднятие духовной жизни в ней....С церковной стороны Псково-Печерская Обитель все более становится украшением епархии».[xxx]

7 марта 1948 г. в Николо-Богоявленском соборе в Ленинграде настоятель монастыря архимандрит Владимир (Кобец) был хиротонисан епископа Порховского, викария митрополита.

 

 


 

 

Митрополит Григорий, архимандрит Пимен и иподиакон Константин Федоров в Псково-Печерском монастыре. 1953 г.

В 1948 году епископ Владимир подал митрополиту рапорт о тяжелом положении, в которое был поставлен Псковский кафедральный собор Управлением Архитектуры г.Пскова в ведении которого находился собор, и которое, как ему сообщал и.о. настоятеля собора о.Иоанн Иванов, предложило не позднее 05.04.48 заключить с ним Охранный договор на собор, который предусматривал безвозмездное пользование, но община верующих обязана была производить на свои средства как капитальный, так и текущий ремонты, не получая при этом никаких строительных и ремонтных материалов от Управления Архитектуры. Кроме того, договор предусматривал точные сроки выполнения ремонтных работ, за нарушение которых община должна была заплатить неустойку в сумме 20 тыс. рублей и покрыть все расходы за «причиненные несвоевременным выполнением ремонтных работ памятнику архитектуры - собору». При этом, сумма ремонтных работ на 1948 г. была запроектирована в 120 тыс. руб., а наличных средств у собора в то время было всего 9 тыс. руб. [xxxi]

Положение собора было критическим, и такая же опасность грозила Псково-Печерскому монастырю, которому также предстояло заключение Охранного договора.

Митрополит Григорий в свою очередь, подал рапорт о ситуации, в которой оказался собор, - Патриарху, в котором указал на то, что требование Псковского управления Архитектуры об уплаты неустоек идет в разрез с соответствующей инструкцией Управления по делам архитектуры Совмина РСФСР. Также митрополит сообщил о псковских делах председателю Совета по делам РПЦ Г.Г.Карпову, который сказал владыке:

«На местах все еще недопонимают...», и вопрос о «неустойках» был снят. Но вопрос о «текущих ремонтах» и собора, и монастыря как памятников архитектуры - оставался.

6-11 декабря 1948 г. владыка вновь побывал в Печорах и Пскове, осмотрел монастырь, церкви и служил в обоих пунктах встречался с духовенством, делал назначения и перемещения; побывал в нескольких храмах Пскова.

В монастыре все здания были уже хорошо отремонтированы, в общежитии установлен надлежащий порядок. Владыка писал: «братия подтянулась, службы совершались уставно, истово. Преосвященный Владимир заботлив. Его помощник иг[умен] Сергий [Гаврилов] помогает ему в секретарстве. В Пскове дело налаживается, но для урегулирования финансового положения собора поручил Преосвященному Владимиру взять собор под свое особое попечение». [xxxii]

Настоятеля собора о. Иоанна Иванова владыка отправил учиться в семинарию, и с 1 сентября 1948 г. настоятелем собора назначил прот. Владимира Благовещенского, который докладывал митрополиту:

«К началу прошлого (1949) года собор имел долг в 23 800 руб., а к началу 1950 г. - все выплачено и долгов нет», и перечислил, что сделано в соборе за 18 месяцев, «за то небольшое время, как Вам было угодно назначить меня настоятелем собора»:

а). Закончен капитальный ремонт собора. Согласно акту от 01.12.48. от Облотдела по делам архитектуры «взятые обязательства собором исполнены полностью» и там же значится:

1).Окрашен шпиль колокольни и покрыта колокольня дюралюминием (200 кв. метров).

2).Исправлена кладка контрфорсов и покрыты контрфорсы кровельным железом (площадью 230 кв.метров).

б). В 1949 г. сделано:

1).Произведена побелка и окраска стен потолков нижнего храма во имя св.преп.Серафима Саровского, Усыпальницы и нескольких квартир служащих при соборе.

2).Переделан дымоход в помещениях Колокольни.

3)Окрашены полы в Серафимовском храме.

4)Выбронзованы 2 яруса иконостаса в верхнем храме, один в нижнем и отдельные киоты в храмах и т.д.».

- Всего 11 позиций. [xxxiii]

В монастыре к началу 1948 г. епископ Владимир оборудовал специальные помещения - кельи, и создал условия для жительства немощных архиереев Русской Церкви.

В успенье Божией Матери 1948 г. Псково-Печерский монастырь отпраздновал свое 450-летие.

12 августа 1949 г. в связи с командировкой епископа Владимира в Палестину, наместником Псково-Печерского монастыря владыка назначил о.Пимена Извекова, будущего Патриарха. 13 апреля 1950 г. владыка возвел его в сан архимандрита, и при нем происходил дальнейший подъем монастыря. Митрополит писал Патриарху: «Если годы 1948 и 1949 были периодом усиленного восстановления хозяйственной жизни в Обители, то прошедший 1950-й год, не уклоняясь от истины, можно назвать годом подъема внутренней церковной жизни монастыря, который шел одновременно и наряду с продолжением подъема ее хозяйственной части, дополняя ее и прочно утверждая в жизни и сознании братии трудовые и молитвенные иноческие подвиги».[xxxiv]

К 1952 г. в отношении устава и распорядка монастырь был почти полностью переведен на «общежитие». По данным наместника архимандрита Пимена, на конец апреля 1952 г. в обители жило 47 насельников (русские, украинцы, эстонцы и др.), которые бесплатно получали питание, одежду, обувь, лечение, отопление, освещение и келью; при монастыре также имелась небольшая баня.[xxxv]

Когда 15 августа 1949 г. в Патриархии было решено выделить Псковскую епархию как самостоятельную, назначив на нее епископа из Вологды Иустина (Мальцева), владыка не возражал. Он писал в дневнике, что это освободит его от большой нагрузки - около 90 приходов, большинство которых было «неблагоустроенно после нашествия немцев». Но 20 октября того же года на заседании Св. Синода Патриарх сообщил, что предполагает епископа.Иустина перевести из Пскова в Казань, а епархию вернуть митрополиту. С 21 октября 1949 г. до 11 ноября 1954 г. митрополит Григорий продолжил окормление Псковской епархии.

В настоящее время Летопись Псково - Печерского монастыря 1940-1950 гг. размещенная на его сайте, посвящена главным образом личности и деятельности игумена Павла Горшкова и его «реабилитации». Вскользь упомянуто о трудах архимандрита Пимена, но ни паломники, ни просто интересующиеся историей монастыря, из «Летописи» не узнают, что подъем обители из руин начался с назначением наместником о.Владимира (Кобеца) - (епископа Порховского, затем Изборского). Также, по мнению историков монастыря, в деле «восстановления древней Обители в прежней красе», не было никакой заслуги и правящего архиерея - митрополита Григория...[xxxvi]

 

Поместный Собор 1945 года. Митрополит Вениамин в гостях у архиепископа Григория.

С июля 1944 г. патриарший Местоблюститель митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий и архиепископ Григорий начали активную подготовку к Поместному Собору -составление его документов, выработку процедуры проведения - как во время приездов Местоблюстителя в Ленинград, так и на сессиях Синода в Москве 14-18 июля и 3-9 октября 1944 г. Был принят порядок созыва Собора, предложенный владыкой Григорием, он составил форму отчета епархиального архиерея патриарху, проект обращения Поместного собора к Русской Православной Церкви и др.

В «Положение об управлении РПЦ» владыка внес много поправок, в том числе - параграф об организации при Св.Синоде особых отделов - учебного, издательского, хозяйственного и др., определивший структуру высшего церковного управления, в основных чертах сохраняющуюся по сей день. 23 ноября - владыка Григорий сделал доклад «Положение об управлении РПЦ», принятый Синодом практически без исправлений.

Вернувшись из поездки в Псков и Печерский монастырь, владыка Григорий писал в дневнике:

«В Ленинград прибыл 31-го [декабря] утром. Был у литургии. Вечером во Влад[имирском] соборе служил всен[ощное] бдение и новогодний молебен. [...].За время поездки тут у духовенства обнаружился разлад. Тарасов в нетрезвом виде по телефону накричал на Полякова по поводу делегации в Москву и изготовлении подарка, Ломакин поехал ко мне с претензией, почему не ему поручено позаботиться об изготовлении подарка. Все мелкое самолюбие.

В Преображенском соборе, 27-го декабря, о.Н.Алексеев в пьяном виде служил литургию (и это уже не в первый раз !). Строго высказал это настоятелю Тарасову (и вообще о соборе...). Придется принять серьезные меры...

5 января. Был у Митрополита Алексия, передал ему сделанное мне вчера вечером из Москвы по телефону сообщение о полученных там приветствиях новогодних от Иерусалимского Патриарха и Болгарского Митрополита Стефана. Он просил позвонить Колчицкому, чтобы м[итрополит]Николай составил и послал ответные телеграммы за подписью м[итрополита] Алексия.

Завел с м[итрополитом] Алексием речь о планах и перспективах его о дальнейшем развитии церк[овной] жизни в России. Как и надо было ожидать, у него никаких особенных «планов» нет... Это видно, напр[имер], из следующей переданной им мне сегодня беседы его с Г.Г.Карповым. М[итрополит] Алексий как-то высказал Карпову, что м[ожет] б[ыть], хорошо бы было, если бы его принял И.В.Сталин. Карпов на это спросил его: «А что, у Вас есть к[акие] - н[ибудь] вопросы?» Митрополит Алексий ответил: «нет, вопросов нет, но может быть И.В. Сталин даст к[акие] - н[ибудь] указания...» Тогда Карпов ответил: «Ведь И[осиф] В]иссарионович] очень занят; может быть, потом к[ак] - н[ибудь], в связи с приездом Патриархов». - «Не хотят», - заключил м[итрополит] Алексий свой рассказ.

Этот разговор довольно показателен: если бы м[итрополит] Алексий был серьезно занят вопросом о плане дальнейшего развития русской церк[овной] жизни, у него - при вопросе Карпова о цели свидания Митрополита со Сталиным - вырвалась, хотя бы общая фраза об этом, как одной из целей свидания с главой правительства, но этого не было.

Как и вообще в характере М[итрополита] Алексия, он погружен больше в ежедневную жизнь, без больших принципиальных рассуждений, если кто-либо их не затрагивает, озабочен больше событиями дня, предоставляя, однако, им течь «своим порядком», не усиливаясь особенно направлять их по твердо намеченной цели. Человек минуты, Митрополит Алексий, даже и при намеченной цели, может под тем или иным впечатлением или советом дать совершенно другое направление делу, о котором он раньше иначе думал. Конечно, это - не в принципиальных вопросах. Зная это, я сам подставлял ему вопросы о разных сторонах церк[овной] жизни в дальнейшем ее ходе.

Сам он сказал только, что «вот вопрос об открытии церквей. Да, туго очень идет: то разрушены церкви, то заняты другими учреждениями» (и только; о к[аких]-л[ибо] проектах мероприятий речи нет).

Я сказал ему, что сильно озабочивает проблема кадров: ведь у нас состав клира ниже среднего, «некого в руки взять»... Он на это только ответил: «выслано много; если бы вернулись...», а о подготовке и характере ея дальнейших кадров - ни слова; заметил только, что «обещали через месяц найти нам более обширное помещение для Бог[ословского] института в Москве, а до сих пор не нашли»...[xxxvii]

31 января 1945 года в Москве состоялось первое заседание Поместного Собора РПЦ, на котором Патриарший Местоблюститель митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский) 2 февраля был избран Патриархом Московским и всея Руси, а интронизация состоялась 4 февраля в Елоховском Богоявленском Соборе. Архиепископ Григорий выступил на первом заседании с докладом «Положение об управлении Русской Православной Церкви».

Делегация духовенства Ленинградской Епархии в составе протоиереев С. Румянцева, М.Славницкого, Ф. Полякова, П. Тарасова, Н.Ломакина, председателя двадцатки Николо - Богоявленского каф. собора Н.Д. Успенского, регента Спасо-Парголовской церкви К.М. Федорова, во главе с архиепископом Григорием, поднесла Первосвятителю куколь, специально изготовленный посох, средства на который собирали все храмы города, и владыка Григорий от себя - икону Святителя Московского Алексия.

Во время Поместного Собора, владыка Григорий записал в дневнике: «Патриарх Антиохийский Александр III - й неоднократно мне делал отзывы: Россия теперь самая могущественная, самая первая по значению страна в мире. Структура её такова, что дает возможность талантам из народа свободно подниматься до самых вершин управления; это обещает прилив свежих, здоровых сил к управлению. Боголовский Институт, куда свободно идут люди свободных профессий - медики, техники, педагоги, идут по призванию, дает новые свежие силы Церкви. При этой мощи Русской Православной Церкви и нам - малым по количеству верующих церквам - окажет помощь и даст силу... Об этом говорили в своих речах и тостах все представители приехавших делегаций». [xxxviii]

После Собора, 22 февраля в Ленинград в гости к архиеп.Григорию приехал из Москвы митрополит.Американский Вениамин (Федченков), и пробыл до 27 числа. Владыка оказал заокеанскому гостю максимально радушный прием, поселил его в гостинице «Астория», была обширная приема гостя. Владыка и духовенство показали ему город, соборы, музеи, 25 числа они вместе служили литургию в Никольском соборе. Митрополит Вениамин много расспрашивал о здешнем бытии, и сам много рассказывал о себе и о жизни Церкви заграницей. Владыка Григорий писал в дневнике:

«Осматривая город, выставку обороны и др. м[итрополит] Вениамин всегда задавал вопрос: почему немцы не взяли Москвы и Ленинграда? По-видимому, он был уверен в том, что распространялось белогвардейцами и нашими беженцами - аристократами заграницей (он приводил разговор с Керенским), что наша техника не может идти в сравнение с немецкой, что наши танки (броня) пробиваются простой ружейной пулей, что наш командный состав, конечно, не м[ожет] сравниваться с немецким и т.п. Но здесь он, по-видимому, понял, насколько ложны были подобные сведения о нашей армии и ее вооружении, и в последние дни уже из его разговоров исчез вопрос «почему немцы не могли взять Л[енингра]д»...

Он увидел и наше вооружение и усмотрел, из обозрения нашей защиты, периодов блокады и восстановления Л[енинград]а - дух нашего народа и, в частности, защитников Л[енингра]да... По-видимому, целью его приезда было по возможности осмотреть и ознакомиться всесторонне с положением страны, строем жизни, бытом и направлением житейским. Он интересовался и системой организации управления, сравнивая с заграничной, - и с организацией продовольственной, хотел видеть колхозы и заводы, обращал постоянно внимание на состояние здоровья жителей, в особенности детей, их одежду, быт (квартиры). С этой целью он старался вступить в разговоры со всеми встречными, заговаривать с детьми, выспрашивая об их жизни, быте. При этом пользовался разными приемами: обласкать ребенка или женщину, похвалить здоровый вид, одежду и провокационно вызвать ответную реплику, что «износились», «купить не на что», «зарабатываем мало», «никуда не хватает»... Чтобы ему не мешали его сопровождающие, он старался всегда отвести встречного подальше, чтобы заговорить без свидетелей и т.п.

В его обращениях и речах основным мотивом было: «не унывайте, не плачьте, поскорбите недолго; вы - бедны, живете не сытно, скудно..., но...скоро конец войны». Подчеркивал, что он - еще не русский подданный, но просит об этом... Его большая речь-проповедь в Ник[ольском] соборе 25 ф]евраля] своим содержанием имела то же описание тяжести жизни под благовидным поучением «благодарить Бога за все», что «кого Господь любит, того и наказывает» и что в конце концов надо со Златоустом всегда говорить «слава Богу за все». Эта его проповедь не понравилась очень многим, а иных даже возмутила, и вообще разочаровала почти всех, ожидавших чего-то особенного от «американского» гостя...».[xxxix]

Снятие схизмы с Церквей в Прибалтике и их воссоединение с Русской Православной Церковью Московского Патриархата.

В марте 1945 г. по поручению Патриарха Алексия Ι архиепископ Григорий совершил поездку в Эстонскую и Рижскую епархии, где воссоединил с РПЦ клириков Эстонской Апостольской Православной Церкви и автономной Латвийской Православной Церкви, неканонично перешедших в юрисдикцию Константинопольского Патриархата во время немецкой оккупации.[xl]

Владыка с А.Ф.Шишкиным прибыли в Таллин 3 марта:

« Телеграмма не дошла (по обычаю), и нас никто не встретил. А.Ф.[Шишкин] около часу бегал по городу, пока не попал к о. И.Я.Богоявленскому, председателю Еп[архиального] Совета и тот прислал делопроизводителя И.И.Чеснокова, и мы на извозчиках, наконец, могли попасть на место, а то пришлось сидеть в столовой для красноармейцев, потому что в «зале» ожиданий было наполненно от очень громадной толпы и табачного дыма. Остановились у Богоявленского, умного старика, магистра богословия, брата м [итрополита] Елевферия. Обсудили порядок занятий, вызвали секретаря «Синода» о.Н.Кокла и я предложил ему пригласить всех членов Синода со всеми документами в понедельник 5 марта в 10 ч. утра».[xli]

4 марта владыка Григорий служил в Симеоновском храме, затем прот.А. Осипов проинформировал его о положении дела Православия в Эстонии.

5 марта владыка побеседовал с членами эстонского Синода, затем было заседание Епархиального Совета, и после него - собрание русского духовенства вместе с уполномоченным Н.Ф.Корсаковым, на котором была беседа о введении в действие «Положения об Управлении Русской Православной Церковью». То есть, речь шла о необходимости подписать договоры о принятии храмов и таким образом образовать приходские общины («двадцатки»), избрать исполнительный орган под руководством настоятеля, а также - о штатных служащих, контроле уполномоченного, содействия его жизни приходов, о налогах, о ремонте храмов, о контроле епископа и т.п.

6-го марта владыка Григорий служил литургию в Никольском храме Таллина и через покаяние принял из схизмы подавших письменное прошение об этом эстонцев. Акт воссоединения был произведен по чину, установленному Московской Патриархией для принятия в общение с Православной Церковью раскольников типа «обновленцев», «иосифлян», «самосвятов» и др.

Эстонский «Священный Синод» и Нарвский епархиальный совет владыка упразднил, и после совещания с духовенством, назначил временный Епархиальный совет при правящем архиерее Эстонской епархии из 4 членов с включением в его состав на паритетных началах представителей от эстонского и русского духовенства, и двух к ним кандидатов на тех же паритетных началах.[xlii]

В Епархиальный совет вошли отцы о. Иоанн Богоявленский, Александр Осипов, Иоанн Мельтсаар и Николай Кокла. Было принято решение именовать епархию Эстонская и Таллинская, организовать Богославские курсы, епархиальный печатный орган и др.[xliii]

Владыка писал: «Приходили: жена о. Ливерия Воронова и отец диакона Финодина (? - Л.А.). Им здесь в Таллине говорили в НКВД, что их здесь нет. Я посоветовал обратиться, чтобы узнать, к Нар Кому ГБ, изложив ему все свои доводы и просьбы[...]. Приходила мать о.Ливерия Воронова узнать о сыне. Она с сестрой, бедствуют; была прислугой, теперь после операции груди (вырезана) пухнет рука... помог ей.

7 марта. В 2 ч. у меня были эст[онские] священники: Юмарик (п.п.), Ангерьяс и Н.Кокла, с которыми я беседовал об их деятельности (как и Синода и м[итрополита] Александра) во время оккупации и о направлении их деятельности в дальнейшем.

Затем был у меня о. Осипов, представил свой доклад, поданный в Москве с проектом о положении и желательных направлениях дел. Вечером были у меня свящ. Валерий Новицкий, о. Григ[орий] Селиванов и о.Мих[аил] Редигер - все священники хорошие и надежные. Был и прот.И.Попов с просьбой о месте в Гдовском благочинии [...].

10 марта. Суббота. 12 ч. дня. Мы уже в Валге, [xliv]куда прибыли на поезде вчера 9 марта в 6 ч. утра. На вокзале утром в 9 час. нас встретил прот.И.Еф. Мельц, уже 3-й день выходивший встретить и даже с машиной. Живет прилично в наемной меблированной комнате, так как немцы, уходя, выселили его из собственного дома, разгромили и через 1/2 часа сожгли. Мельц, р. 1879 г.(66 л.), очень солидный, степенный и умный священник занимавший ответственные должности [...]. В годы фашизма в [19]34-35 гг. по приказанию немецкой власти он был переведен м[итрополитом] Александром в другой приход (был в «черном списке»), но потом по ходатайству прихожан возвращен в свой приход.

Прекрасно разбирается в международной политике, бывал заграницей, безусловно русской ориентации, очень степенный и уважаемый. Между прочим, когда солдаты из армии Власова приходили к нему в храм, он в проповеди предостерегал их вразумиться, что они идут ведь против своих же братий... Мальц мог бы быть хорошим викарием Эстонской епархии, оставаясь настоятелем в Валге, имея при себе 1 священника и диакона для служения. Облачением [неразб.] его необходимо обеспечить (хотя бы из Печерского монастыря).

12 марта. Вторник. 10 ч. вечера. В Риге. Приехали вчера, 10-го, в 6 ч. вечера. Встретили: благочинный Евстафиев, протодиаконы и др. Встречали уже три раза.. Остановились в женском Св[ято] Троицком монастыре. Я - у иг[уменьи]Евгении,[xlv] А.Ф.Шишкин в доме казначея Екатерины Паулс. Обстановка уютная и прекрасная. Был у литургии. Свящ.Н.Баранович служит хорошо, истово, с душой, проповедует ясно, вообще энергичный. Украинец, с Черн[овецкой] еп[архии], хорошо знает арх[иепископа] Стефана Проценко.

Был о. Македонский и с ним подробно договорились обо всем управлении. 12-го в понедельник, с утра слушал молебен Толгской Б[ожией] М[атери]. Очень подробно, хорошо служил Баранович, также пели монахини [...].

Был о.Н.Смирнов, толковый бойкий, молодой сравнительно протоирей. Парассказал о м[итрополите] Александре как шовинисте, об еп. Иоанне, как малообразованном архиерее, поддерживавшем земляков-латышей. По словам о. Македенского, судя по описи, еп.Иоанн увез с собой все ценные вещи м[итрополита] Сергия - Экзарха.

Днем осматривали церкви и келлии. В 2 ч. было собрание всего Рижского духовенства. Приветствовали меня речью (прот.И.Янсон). Высказал им свои решения об управлении и указания на дальнейшее. Днем и вечером подготовлял все бумаги для Еп[архиального] Совета и свои представления в Патриархию. Все изготовили [...].

В Риге 13, III служил литургию со всем духовенством (10 свящ. и 3 диакона). Говорил слово. После обеда простился с монахинями и в 3 ч.35 м. выехал. Свящ.Баранович просил о перемещении его на Украину (м.Иоанну..) а псал[омщик] Петр Ильин - в Псково-Печерский монастырь».[xlvi]

Как известно, епископ Иоанн (Гарклавс) увез не только «ценные вещи», но и святыню - Тихвинскую икону Богоматери. Вопрос о ее возвращении будет поднят Советом по делам РПЦ и митрополитом Григорием в 1949 г. [xlvii]Икона в то время находилась в американской оккупационной зоне Берлина, и вернуть ее не удалось.

15 марта владыка прибыл из Риги в Москву, подал Патриарху доклад по поездке в Прибалтику, и 16 апреля по его рекомендации Патриарх назначил архиепископа Нарвского Павла (Дмитровского) управляющим епархией с титулом Эстонский и Таллинский.

Пасха 1945 года. Торжественный молебен по чину молебна Филаретовского об избавлении от нашествия галлов 9 мая в среду Светлой седмицы.

Пасха в победном 1945 г. пришлась на день Георгия Победоносца. В Великую Пятницу владыка Григорий писал:

«4 мая. Великая Пятница. 2 ч.дня. Вчера днем служил в Ник[ольском] соборе, произнес проповедь на тему «Время мое близ...». Вечером в Влад[имирском].соборе - 12 евангелий. Народу - переполнен храм. Сегодня вечерю в Ник[ольском], а вечером «погребение» в Влад[имирском] соборе.[...]

10 мая. Четверг.10 ч.утра. Так занят был все время, что не мог записывать происходящего [...]. В пятницу Великую служил вечерю в Никольском соборе. Впечатление ужасное: у духовенства нет ни капли любви к храму и устройству богослужения... Плащаницу поставили мизерную без подставки, она затерялась под большим архиер[ейским] амвоном. Читала Катя своим замогильным голосом, хотя был отличный тенор - чтец, его не подготовили. Вообще никакого интереса к наиболее назидательной обстановке... И не умеют служить, и не хотят...

В субботу литургию в Влад [имирском].соборе. Тут о.Филофей старается, но не все понимает; диакон Пискунов - безголосый, одно раздражение. Хор значительно улучшился; регент Вл.Ив.Зинченко.

К утрени приехал в Ник[ольский] собор в 8 ч. вечера. Народу было масса: всех радовало 1) разрешение крестных ходов, и 2) ночное богослужение. Была масса молодежи. Порядок я установил с Н.Д.Успенским, переговорив с ним заранее. Иначе ничего бы не было: настоятель Румянцев положительно безынициативный человек, а Ломакин - лентяй, совершенно нецерковный человек, а может только кичиться званием благочинного и доносить куда следует...

Служба окончилась в 4 часа (духовенство думало окончить в 2 часа !...). Вообще Патр[иарх] Алексий приучил духовенство к спешке, торопливости и небрежности...Сам никогда не приобщал народ, избегал благословлять и заботился только о собственной внешности; духовенство распустил.

Вечерню в Пасху служил в Влад[имирском] соборе; народу была масса, говорил слово. Вечером у меня были гости (собралось до 12 чел[овек]). На второй день служил литургию в Преобр[аженском] соборе, говорил слово. Народу также много очень. Вечером ко мне заходила Анна Тимофеевна Тропова, большой научн[ый] работник (агроном), жаждущая отдаться дух[овной] жизни (монашествовать...). Беседовал долго с ней. Указал на пример В.В.Соболевой - м[онахини].Дамианы, бывшей и монахиней, и доцентом...Вечером побывал у Е.Ф.Тураевой. Старица 3-го, V возвратилась из Углича, где была в эвакуации. Варилась там в том же иосифлянском окружении и те же мысли и отношения к окружающей обстановке... Плохо видит, но крепкая и здоровая.

Вчера в среду 9.V - служил в 1 ч. дня торжественный молебен по случаю капитуляции немцев, говорил слово (в Ник[ольском] соборе). Молебен совершил по чину молебна Филаретовского об избавлении от нашествия галлов. На всех произвело большое впечатление. При возглашении «вечной памяти» многие рыдали...

16 мая. Среда. В светлую субботу служил литургию в Влад[имирском] соборе и вечером всенощное бдение там же. В воскресенье, 13-го, литургию тоже во Влад[имирском] соборе. Читал также послание Патриарха по случаю Праздника Победы. Днем был на могиле Бориса на острове Голодае. Могилу обложили и соорудили крест. Место хорошее.

15-го во вторник, в Радоницу служил панихиду по П[атриарху] Сергию (годовщина смерти) и - по Боречке - день памяти».[xlviii]

7 сентября 1945 г. владыка был назначен митрополитом Ленинградским и Новгородским, постоянным членом Священного Синода, с оставлением временного управления епархиями Псковской и Олонецкой. Согласно дневниковой записи митрополита, на тот момент церквей в Ленинградской епархии было - 36, в Новгородской 20, Псковской - 68 и в Олонецкой - 3...

Открытие в Ленинграде Духовных школ.

В числе главных задач владыки была повсеместная организация приходской жизни, открытие храмов и замещение клириками вакантных мест. Архиепископ содействовал возвращению и регистрации многих репрессированных и заштатных священников, диаконов, регентов, и оказывал им, и всем обращавшимся материальную помощь, в том числе из личных средств.[xlix]

Но пастырей на приходах категорически не хватало - священников из зон оккупации не регистрировали. Нужно было срочно открывать духовные школы.

В июне 1944 г. в соответствии с проектом владыки Григория 1943 года, был открыт Богословский институт и Богословско-пастырские курсы в Москве, а в апреле 1945 г. получено разрешение правительства на открытие Богословско-Пастырских курсов в 8 городах, в том числе в Ленинграде.

27 марта и 30 апреля 1945 г. владыка вместе с уполномоченным А.И.Кушнаревым ездил выбирать здание для Богословских Курсов. Остановились на здании бывшей Духовной семинарии (Обводный канал,19).

Владыка начал работу по получению его в пользование епархии и ремонтно-восстановительные работы. Так началось второе рождение Санкт-Петербургских Духовных школ.

Тяжело решался вопрос не только об архиереях на кафедры и священниках на приходы, но и о преподавательских кадрах, - из профессоров старых духовных школ к тому времени лишь шестеро остались в живых. Как правящий архиерей, 22 ноября 1945 г. Владыка открыл в Ленинграде Богословско - Пастырские курсы с двухгодичным сроком обучения.

 

 

Молебен перед открытием Богословско-Пастырских курсов в Ленинграде 22.11.45.

4 апреля 1946 г. был учрежден Учебный комитет при Св. Синоде по заведыванию всеми духовно - учебными заведениями Московской Патриархии, а 5 апреля митр. Григорий, был утвержден его председателем. 1 сентября 1946 г. Богословско - Пастырские курсы в Ленинграде были преобразованы в Духовную семинарию. Одновременно была открыта и Духовная Академия. Торжественное открытие Ленинградских Духовных Академии и семинарии состоялось 14 октября 1946 г. в присутствии Св. Патриарха.

В 1946 г. Богословский институт и Богословско - Пастырские курсы в Москве также были преобразованы в МДА и МДС.

Ленинградские Духовные школы находились под непосредственным руководством и управлением митрополита Григория.

 

 

Ленинградские православные Духовная Академия и Семинария. Выпуск 1953 г.

В течение 1945 - 1948 гг. практически все средства Ленинградской и Новгородской епархии владыка направлял на восстановление и содержание Ленинградских Духовных школ. В Псковской епархии были большие финансовые проблемы и с собором, и с монастырем, и она сама нуждалась в дотациях.

В 1948 году при Академии и Семинарии было открыто заочное отделение для священнослужителей, на котором к 50-му году повышали свою квалификацию отцы со всех епархий союза. Только с открытием заочного отделения, митрополит подал прошение в Патриархию о дотации.

Уникальная библиотека Академии к 1948 году превысила 100 тысяч наименований, и делилась духовной литературой с другими школами.

Владыкой, зав.заочным сектором ЛДА проф. С.А.Купрессовым, совместно с Советом МДА было разработано представленное Учебным Комитетом предложение об открытии аналогичного сектора обучения в МДА, однако в июле 1952 г. Хозяйственное Управление Синода убедило Св.Патриарха в нерентабельности этого, - «из соображений экономии».... [l]

 

Ремонтно-восстановительные работы и открытие храмов Ленинградской митрополии в 1940 -1950 гг.

Под непрестанным вниманием митрополита находились все аспекты жизни городских и пригородных храмов, соборов и церквей г.Пскова, г.Новгорода, Псково - Печерского, Пюхтицкого, Валаамского и Коневского (в Финляндии), принятых в общение в октябре 1945 г. монастырей. На ежедневных приемах у владыки бывало до 20 отцов.

В 1945 году был произведен ремонт Князь-Владимирского и Преображенского соборов, и начато восстановление здания б. Духовной семинарии.

В июне 1945 года была открыта и освящена церковь «Крылечко». Владыка Григорий писал:

«8 июня. Пятница. Во вторник вечером выехали в Тихвин для открытия церквей (Кушнарев, Тарасов, Фомичев и я). В среду утром, 6. VI на вокзале встретили нас члены двадцатки, отвели помещение, где нас радушно и принимали все время. Осмотрели храм и монастыри, дали указания, чтобы приготовить все нужное для освящения и служения. Храм - «Крылечко» - оч[ень] мал. Жаль, что не осмотрели раньше, надо было открыть не «Крылечко», а самый собор, прекрасно сохранившийся, в нем и ремонта почти никакого не надо. Но в то время там был госпиталь, и власти местные все время препятствовали, даже призывали к себе членов двадцатки и старались отговаривать молодых от вступления в нее... Сейчас весь монастырь свободен, и было бы лучше, если бы можно (хотя в дальнейшем) перейти для служения в собор монастырский. 6-го, в четверг, в 8 ч.утра я совершил с Тарасовым и о.Сергием Тандским освящение (малое); они служили литургию, я - молебен и слово. Всем давал крест, стоял около часу. Народу было не меньше 3 тысяч. Вечером служил акафист, также говорил «слово» и всех благословлял (- 55 минут...). Народу - чуть ли еще не больше. Вообще в городе ликованье, все рады (до слез...). Вообще чувствуется большая религиозность в народе. Все это - результат влияния монастыря... 7-го утром выехал в Ленинград в прицепном жестком вагоне. Приехал в 3.ч.40 мин. дня. Дома застал телеграмму от Патриарха Иерусалима с благословением Ленингр[адской] церкви».[li]

В 1946 году было восстановлено 4 приходских храма, 2 бесприходные приписные и 1 домовая (академическая) церковь и произведен ремонт Николо-Богоявленского кафедрального собора. Возобновились богослужения в восстановленном храме на Смоленском кладбище, в часовне Ксении Блаженной, и в Троицком храме «Кулич и пасха». [lii]

 


 

Часовня Ксении Блаженной на Смоленском кладбище. 1949 г.

В начале 1946 г. владыка Григорий восстановил существовавший до революции институт епархиальных архитекторов в больших городах с оплатой труда путем процентных отчислений от сметы ремонтируемых храмов и зданий. На этих условиях епархиальный архитектор, в каждом случае по поручению епархиальной власти, руководил постройками и в области.

В апреле 1947г. владыка организовал Строительный комитет по восстановлению здания Духовных школ, в 1948 г. он был объединен с Епархиальным Строительным комитетом, который имел функции контроля над первым. Оба возглавлял ректор ЛДА епископ Лужский Симеон (Бычков).

С благословения митрополита в 1946 г. была составлена смета на восстановление разрушенного в годы войны Павловского собора г.Гатчины, и под его личным наблюдением к 1949 г. ремонт был закончен. Митрополит выделил ссуду из средств Епархиального управления и распорядился о том, чтобы храмы города также дали ссуды. Всего было выделено 140 тыс. руб. при стоимости всего ремонта 416 тыс. Некоторые храмы пожертвовали ссуды безвозмездно. Владыка освятил восстановленный храм, а к торжественному богослужению на празднование столетнего юбилея и престольного праздника собора 12 июля 1952 г., испросил у Патриарха награды - настоятелю прот. П. Белавскому митру и свящ. И. Кондрашову - наперсный крест, «как ревностно относящимся к своему пастырскому делу и много потрудившимся для восстановления храма».[liii]

В январе 1949 г. митрополит добился передачи Церкви Свято - Духовского корпуса Александро-Невской Лавры. Почти два года заняли строительные и ремонтно-реставрационные работы.

25 ноября 1950 г. митро­полит Григорий освятил Крестовую церковь св. блгв. кн. Александра Не­вского, после чего послал Патриарху телеграмму: «Се­годня совершено освящение Крестовой церкви. Духов­ное торжество заканчивает период стройки Епархиаль­ного дома. Прошу молитв и благословения на начало нового жительства в условиях полного благоустройства. М. Г.».

В тот же день был получен ответ Патриарха: «Горячо приветствую В [аше] Преос[вященство] освящением храма. Сим да святится сугубо благодатью Ваше жили­ще во благо душ и также живущих в нем. П. А.».[liv]

Митрополит Григорий до конца сражался за возвращение Церкви Казанского собора. Не отдали по той причине, что «он на Невском». В декабре 1951 г Тихвине митрополии предали главный храм монастыря в дополнение к переданной ранее церкви «Крылечко», и в Новой Ладоге - второй собор.

В 1952 г. к 250 - летию города, по требованию Архитектурного Управления по охране памятников, средствами епархии был произведен ремонт в Никольском соборе на 1 млн.500 тыс.руб., в Князь - Владимирском на 300 тыс.руб., церкви «Кулич и пасха» на 350 тыс.руб. и в Св. Духовском корпусе Лавры на 100 тыс.руб.

В 1946 г. в здании Академии разместились епархиальная свечная мастерская (в 1951г. потребляла 18 т. парафина в год ), и просфорня, а в 1948 г. - мастерская по изготовлению нательных крестиков (в 1951 г. шло 300 кг. латуни в год).

Свечная и штамповочная мастерские обслуживали все подведомственные митрополиту епархии. Приобретенный епархией в послевоенные годы транспорт в 1950 г. разместился в епархиальном гараже, построенном также на территории Академии.

В октябре 1946 г. правительство отметило напряженные труды архиепископа Григория и отцов блокадного Ленинграда (о.о. А.Мошинского, В.Румянцева, П.Тарасова, Н.Ломакина, Ф.Полякова, М.Славницкого и др.) на благо Церкви и ее чад в тяжелые годы войны, наградив медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

К началу 1948 г. владыка Григорий окормлял 325 приходов во вверенных ему шести епархиях: Ленинградской, Новгородской, Псковской, Олонецкой, Эстонской и Финляндии, жизнь в которых постепенно восстанавливалась после войны, и как председатель Учебного Комитета руководил двумя Духовными Академиями и восемью семинариями..

Как сказал Святейший Патриарх Кирилл, «Исключительная роль в возрождении не только Ленинградской академии, но всего духовного образования в нашей Церкви принадлежит митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Григорию (Чукову). Как в свое время святитель Филарет Московский стоял у истоков открывшейся в 1809 году Петербургской духовной академии, так и митрополит Григорий посвятил становлению и развитию богословского образования в возрожденной после Великой Отечественной войны духовной школе всю свою творческую энергию, богатый опыт и знания». [lv]

 

Прошло больше семидесяти лет...

Русская Православная Церковь окрепла, открылись новые епархии, семинарии и монастыри, которые стали местами паломничества тысяч верующих. Духовные школы выпустили за это время три поколения пастырей. Ленинград и многие другие города вернули свои исторические названия.

Что думают нынешнее Санкт-Петербургские церковные историки - преподаватели, воспитатели молодого поколения, - о Великой Победе и о нелегком послевоенном периоде восстановления Русской Православной Церкви?

«Мрачный период "церковного ренессанса"« [lvi] - так охарактеризовал то время Санкт - Петербургский историк проф. С.Л.Фирсов в 2004 году. Но в течение двух последующих пятилеток, характеристика автором была переосмыслена, «церковный ренессанс» превратился в «псевдоцерковный» и в настоящее время звучит как: «"Перемирие" сталинского псевдоцерковного "ренессанса"«...[lvii]

Оказывается, «перестроечная» борьба с «советским прошлым», в том числе и «церковным», не закончилась.

Вслед за Парламентской Ассамблеей Совета Европы,[lviii] знак равенства между коммунизмом и фашизмом («сталинизмом» и гитлеризмом), поставил заведующий историческим отделением СПб Духовных школ протоиерей Георгий Митрофанов. [lix] А святой для нашего народа День Победы, который является также церковным днем поминовения воинов, павших в Великой Отечественной войне, он назвал «государственным победобесием».[lx]

Но в ходе «уравнивания режимов», осуждает пастырь только один - т.н. «сталинизм». К деятельности созданной немецкими оккупационными властями «Псковской Православной Миссии», священники которой поминали при богослужении Адольфа Гитлера, сотрудничали с СД и помогали оккупантам выявлять партизан, он испытывает явные симпатии.

Так участникам конференции, посвященной 60-летию Победы в Великой Отечественной Войне, проходившей в Святодуховском центре Александро-Невской Лавры, он поведал о «возрождении православия» на оккупированных фашистами территориях. В руках о. Георгий Митрофанов держал отпечатанный текст своего выступлении на немецком языке, - очевидно для публикации в Германии.

Предателей России XX века - генералов обеих Великих Войн - М. Алексеева и А.Власова, он объявляет несостоявшимися героями, а подлинных героев - беспомощными жертвами и чуть ли не «служителями зла». [lxi]

В последнюю категорию, в рамках проводимого о. Георгием Митрофановым процесса «десталинизации», со всей очевидность, попал и архипастырь - педагог митрополит Григорий, подвигу которого Санкт - Петербургские Академия и семинария обязаны своим вторым рождением.

Очевидно, что за историческую память учебного заведения отвечает его историческое отделение. Протоиерей Георгий Митрофанов, по его собственному признанию, преподает историю в Духовной школе уже 30 лет, в результате чего в музее Академии не нашлось места не то что для экспозиции о возрождении духовной школы, но даже и портрету владыки.[lxii]

На обсуждении известного фильма «Поп», протоиерей Георгий Митрофанов заявил, что «Фильм недосказанный, непонятно, на чьей стороне герой, но как священник, он должен служить не земному Отчеству, а Небесному». Финал же фильма, по мнению петербургского священника, - «очень верный и очень безысходный». В молодых гуляках, случайно встретившихся с постаревшим главным героем у стен Псково - Печерского монастыря, отец Георгий видит «свидетельство того, что вся его (отца Александра - РНЛ) работа перечеркнута - он видит псковщину, лишенную церковной жизни, так как победила Красная армия».[lxiii]

В год 70-летия Победы исполнилось 60 лет со дня блаженной кончины митрополита Григория, который восстанавливал церковную жизнь, и не только на «псковщине», но и в «новгородчине» и в других местах.

Но на сегодняшний день, издательством СПбДА не издан, ни один из его многочисленных богословских и исторических трудов, а студенты, так же, как и молодые преподаватели, не имеют представления о том, где владыка похоронен.

«Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и... подражайте вере их» - говорит апостол Павел...

- Или может быть, действительно, - ну «что нам дедовы победы» и «дедовы» труды...

То, к чему может привести историческое и «каноническое» беспамятство, и внедрение в умы молодежи (а тем более - будущих пастырей), симпатий к фашистской идеологии, к сожалению, ныне можно наблюдать на печальном примере соседней Украины, где не только правящий режим, но и лжепатриарх призывает убивать православных русских.

Нынешняя политическая обстановка не допускает ни «толерантности», и ни «плюрализма» по отношению к фашизму так же, как это было в 1941 - 1945 годы. В противном случае, Ленинград (Санкт-Петербург) во второй раз (не дай Бог!), может и не выдержать - ни осады, ни блокады...

 2015 г.



[i] Григорий (Чуков), архиеп. Ленинград в дни Великой Отечественной Войны. //ЖМП. М. 1944.№10.С.15-16. См.

 

[ii] До середины 1943 года владыка также временно управлял Астраханской епархией, а   8 июля 1943 г. вступил во временное управление Сталинградской епархией с титулом архиепископа Саратовского и Сталинградского. В 1942 году Саратовская епархия собрала на танковую колонну им. Дмитрия Донского более 600 тыс. руб. За 1943 -44 гг.  Саратовская и Сталинградская и Тамбовская (также находившаяся  под управлением архиепископа Григория) епархии внесли в фонд обороны страны около 4 млн. рублей. В Саратовской  и Сталинградской епархии,  архиепископ Григорий принял в 1942 году  4 храма,  а за год и 8 месяцев войны  количество их увеличилось до  22-х.

 

[iii] То, что  члены Псковской миссии  «работали по немецкой линии» полностью подтверждается новейшими исследованиями Л.И.Соколовой: Влияние западничества на изучение истории Псковской Православной миссии (1941-1944Горькая правда.

 

 

[iv] Прот. Павел Тарасов - в то время  настоятель Спасо-Преображенского собора, управляющий делами епархии; Н.Д. Успенский - регент и председатель приходского совета Николо-Богоявленского каф. собора; прот.Николай Ломакин -настоятель Князь-Владимирского собора. 

[v] Первоначально «резиденцией» архиепископа Григория стала специально для него отремонтированная небольшая квартира практически под колокольней Князь-Владимирского собора. Канцелярия епархии находилась в Никольском соборе, куда - в бывшую «резиденцию» митрополита Алексия - 1 декабря 1945 года перебрался  митрополит Григорий. Здесь и далее Владимирский собор  надо понимать как Князь-Владимирский. 

[vi] Семен  Сергеевич  Дмитриев - протодиакон.

[vii] Григорий (Чуков), архиеп. Дневник. Фрагменты. Рукопись. (Далее - дневник). Архив Историко-богословское наследие митрополита Григория (Чукова)©Л.К.Александрова.СПб. 2015.(Далее - Архив митр. Григория).

[viii] Александр Петрович Удаленков -  русский советский архитектор, реставратор, исследователь архитектуры. С середины 1920-х гг. - руководитель Ленинградского отделения Центральных научно-реставрационных мастерских (ЦНРПМ), с  1932 г. - действительный член Академии Истории материальной культуры. В 1945 г. возглавил хозрасчётную архитектурную мастерскую, созданную при Управлении по делам архитектуры при Ленгорисполкоме; архитектор Никольского собора. В 1949 году до ареста в декабре  руководил восстановлением Свято-Духовского корпуса Александро-Невской лавры.

 

[ix] Юрий Николаевич Дмитриев - зав. Отделом древнерусского искусства Государственного Русского музея. Рекомендован в качестве свидетеля   на Нюрнбергский  процесс. (См.:http://detectivebooks.ru/book/13255759/?page=81).

 

[x] Владимир Васильевич Мавродин - советский историк, специалист по истории древнерусской государственности и этнической истории русского народа. Доктор исторических наук, профессор исторического факультета ЛГУ.

[xi] Григорий (Чуков), архиеп. Дневник. Архив митр. Григория.

[xii]Иером. Антоний Стальмаков. См.: http://serafim.com.ru/site/nstr_10_03.html

 

[xiii] Борис Константинович Мантейфель - выдающийся  новгородский краевед, фенолог, орнитолог,  метеоролог, энтомолог, музейщик, археолог и рестав­ратор. (См.:  http://culture.novreg.ru/k-110-letiyu-so-dnya-rozhdeniya-b.k.-manteyfelya.html).

 

[xiv] Город  Петсамо  с 1920  по 1944 гг. принадлежал Финляндии. Ныне поселок городского типа Печенга.

 

[xv] Митрополит Александр (Паулус). См.: http://www.pravenc.ru/text/64276.html

 

[xvi] Архиепископ Даниил (Юзьвюк). См.

 

[xvii] Архиепископ Нарвский Павел (Дмитровский)  служил на оккупированной территории, несколько раз по доносу вызывался в Гестапо.

[xviii] Речь идет о Святейшем Патриархе Сергии (Страгородском).

[xix] С.Г.Пенкевич - лечивший  владыку врач.

[xx] Епископ Петр (Пяхкеле). См.: http://drevo-info.ru/articles/17141.html

 

[xxi] Григорий (Чуков), архиеп. Дневник. Архив митр.Григория.

 

[xxii] Архим.Агафон (Бубиц). См.:  http://www.pravoslavie.ru/arhiv/77082.htm

 

[xxiii] Фотография с сайта Православие.ру.  (http://www.pravoslavie.ru/arhiv/77082.htm).

 

[xxiv] Григорий (Чуков), архиеп Дневник. Архив митр. Григория.

 

[xxv] Там же.

[xxvi] Его же. Письмо Патриарху от 04 09.45.. Там же.

[xxvii] Григорий (Чуков), митр. Рапорт Патриарху от 16.04.48.№1606/2. Там же.

[xxviii] См.: https://псковский-край.рф/wiki/s/92/

 

[xxix]Григорий (Чуков), митр. Дневник.Архив митр.Григория.

 

[xxx] Его же. Представление Патриарху от 23.02.51.№631/2.

[xxxi] Его же. Рапорт Патриарху от 16.04.48.№1606/2. Там же.

[xxxii] Его же  Дневник. Там же.

[xxxiii] Благовещенский. В., прот. Протительнейшее  сообщение митр.Григорию от 06.03.50. Там же.

[xxxiv]Григорий (Чуков), митр. Представление Патриарху от 23.02.51.№631/2.Там же.

 

[xxxv] Извеков Пимен, архим. Доклад митр. Григорию от 30.04.52. Там же.

[xxxvi] См.: http://www.pskovo-pechersky-monastery.ru/letopis/8-monastyr-v-xx-veke-i-v-nashi-dni

 

[xxxvii] Григорий (Чуков), архиеп.  Дневник. Архив митр. Григория.

 

[xxxviii] Там же.

 

[xxxix] Там же.

 

[xl] Александрова - Чукова Л.К.  Григорий (Чуков), митрополит. Православная Энциклопедия. Т. 12 С. 596. (См.: http://www.pravenc.ru/text/166689.html).

 

[xli] Григорий (Чуков), архиеп.  Дневник. Архив митр. Григория.

 

[xlii] Там же; Богоявленский И., прот. Прекращение эстонской схизмы // ЖМП.1945.№4.С.3-6.

 

[xliii] Григорий (Чуков), архиеп.  Дневник. Архив митр. Григория; Письма патриарха Алексия I в Совет по делам Русской православной церкви при Совете народных комиссаров - Совете министров СССР/под ред. Н.А.Кривовой. Т.1.1945-1953 гг. С.43-44..

 

[xliv] Город Валга во времена Российской империи  входил в Лифляндскую  губернию и  являлся центром Валкского уезда. В 1920 г. город был разделён на две  - Валку  и Валгу - латвийскую и эстонскую части.

 

[xlv] Игуменья Евгения Постовская (1921 - 1947).

 

[xlvi] Григорий (Чуков), архиеп. Дневник. Архив митр.Григория.

 

[xlvii] Григорий (Чуков), митр. Доклад Патриарху от 24.02.49. Там же.

[xlviii] Григорий (Чуков), архиеп. Дневник. Архив митр.Григория.

[xlix] Архив СПб митрополии.Пенсии и пособия.Ф.1.Оп.18.Д.1б.

[l] См.: http://www.bogoslov.ru/text/1151751.html

 

[li] Григорий (Чуков), архиеп. Дневник. Архив митр.Григория.

 

[lii]  См.:http://drevo-info.ru/articles/16660.html

 

[liii] Александрова - Чукова Л.К. Митрополит Григорий (Чуков): служение и труды. К 50-ти летию преставления //Санкт-Петербургские Епархиальные Ведомости. [2006]. Вып.34.С.113-115. 

[liv]Ее же. Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра в судьбе митрополита Григория (Чукова). «300 лет Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры».  Сборник материалов научно-практической конференции. СПБ.2013.С.185-186.

[lv]Патриаршее поздравление по случаю празднования 65-летия возрождения Санкт-Петербургских духовных школ. -

URL: http://www.old.spbda.ru/news/a-1391.html.

 

[lvi]Фирсов С.Л. Апостасия. «Атеист Александр Осипов» и эпоха хрущевских гонений на Русскую Православную Церковь. СПб. 2004. С.84.

[lvii] Его же.  Русская Церковь на заре XX века: основные этапы исторического пути. Вступительная статья к только что изданной  издательством СТПГУ книге  «Русская Церковь. Век двадцатый. История Русской Церкви в свидетельствах современников».   (См.) 

 

 

[lviii] Резолюция ПАСЕ была  принята в   июле  2009 г.  к 70-летию начала Великой Отечественной Войны. См

 

[lix] «...именно в XX веке произошло столкновение церкви вообще в мире с двумя антихристианскими тоталитарно-утопическими системами - коммунизмом и фашизмом, которые сопроводили свое появление в Европе гонениями на церковь, но гонениями разного характера. (См.:http://www.rhga.ru/science/conferences/rusm/russian_thought/Novomucheniki/index.php);

 «Стоит ли удивляться, что, когда отцы Георгий Митрофанов и Петр (Мещеринов), поставив знак равенства между сталинизмом и гитлеризмом, вознамерились развернуть широкую дискуссию о сложном историческом прошлом нашей страны, и попытались всего лишь заикнуться о неоднозначности оценки личностей и жизненного выбора тех, кто Великую Отечественную рассматривал как Вторую Гражданскую, им устроили такую показательную травлю, словно они посягнули на священное или, как нынче принято говорить, «сакральное»?.. А уж после того, как протоиерей Георгий заявил, что «не может гордиться страной, которая так истребляла Церковь» и т.д.». (См.:  Перекуп.И.прот. Что нам дедовы  победы?  http://www.pravmir.ru/chto-nam-dedovyi-pobedyi/#ixzz3YP5lHBEu).

 

[lx] (http://www.delorus.com/good/index.php?ELEMENT_ID=3373), 

[lxi]  Там же. 

[lxii] См.: http://spbda.ru/about/museum-of-academy/

 

[lxiii]См здесь 

 

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Лидия Александрова-Чукова:
Все статьи автора
Григорий (Чуков):
Все статьи автора
"70-летие Победы в Великой Отечественной войне"
«С какой целью Новосибирск разработал собственный брендбук празднования Дня Победы?»
Новосибирский Координационный Совет в защиту общественной нравственности обратился к мэру города А.Е. Локтю в связи с размещением на улицах в качестве символов Победы красных маков и перевернутой звезды
07.05.2019
Так был ли подвиг?..
О «разоблачении советского мифа» о 28 героях-панфиловцах
06.05.2019
Все статьи темы
"Новая апология предательства"
О новых перлах «победобесоборцев»
Ряд клириков Русской Православной Церкви стремятся опорочить нашу Победу в Великой Отечественной войне
14.05.2019
Нерусский дух «Калининградского Собора»
О нестроениях в калининградском отделении ВРНС. Часть 2
20.11.2018
Нерусский дух «Калининградского Собора»
О нестроениях в калининградском отделении ВРНС. Часть 1
16.11.2018
Родить дракона
В год столетия А.И.Солженицына
04.02.2018
Все статьи темы