Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

По линии фронта

Татьяна  Боровикова, Русская народная линия

Боголюбский Крестный ход / 05.10.2012


Продолжение рассказа о крестном ходе вдоль линии фронта Первой мировой. 2 часть …

1 часть 

22 сентября после ранней Литургии в Успенском храме выехали из Успенского Псково-Печерского монастыря, нашего духовного форпоста на Северо-Западе. Едем вдоль границы с Прибалтикой. Дорога спокойная, красивая, заповедные места, озера, но почему-то очень трудно молиться. Чувствуется какая-то тревога, напряжение. Мы все читаем псалтирь, акафист Песчанской и тут же засыпаем. Даже наши мужчины - проверенные, опытные крестоходцы, молитвенники просто выключаются. Плющит. Женщины, правда, молятся. У меня голова очень тяжелая, болит просто до тошноты. Оно и понятно: Прибалтика идет в фарватере чужих геополитических стратегий, там много войск НАТО, сегодня тут источник опасности для России. Очень нужна здесь молитва, выстраивать крепкий духовный щит. Другого у нас нет. А я еще огорчалась, что нам не не благословили ехать по лини фронта с самого начала: от Митавы через бывший русский город Двинск, основанный царем Иоанном, ныне Даугавпилс. Да мы бы по нашим слабым силам померли бы!

Пересекли границу между Россией и Белоруссией, проехали Браслав. Пейзаж стал другой, скорее европейский. Все оченьчисто, аккуратно, ухожено, трава вдоль дороги подстрижена, поля вспаханы, огороды вскопаны, у домиков аккуратные цветники. На полях скошенная трава в больших скатанных цилиндрических скирдах. Коровы пестрые пасутся то здесь, то там. Мы молимся, читаем Святое Евангелие, акафисты Божией Матери, Богородицу, Иисусову молитву.Видели какой-то замок у озера совершенно готической архитектуры с башнями. Рядом озеро. Как в детской книжке про короля. Встречаются большие католические храмы и соборы, православных почти нет. Неужели тут вообще наших нет? Да нет, половина населения православные. Но храмов нет. Едем и молимся. В одном месте увидели указатель на Храм Святого Духа. Но сам храм не нашли.

Едем по границе Белоруси и Латвии. Справа - пограничные вышки, совсем близко, метров 200. Там Шенгенская зона. Часть глобалистской системы. А у нас тут своя страна, Российская империя.

Повернули на юг, теперь, судя по карте, мы уже едем как раз там, где шла линия фронта в первую мировую войну. Едем с Песчанской, молимся Божией Матери, читаем акафисты, Богородицу, псалтирь. Лишь бы успеть отдать долги, сделанные нашим народом за последние 100 лет! Крестоходцы сосредоточены, все молятся, молодцы. С нами маленькая Даша, от нее сплошная радость - она еще ангел. Ее Ангел-Хранитель хранит нас всех, уж он точно никуда не отойдет. Подпевает, агукает, улыбается во весь свой беззубый рот ослепительной улыбкой,все взглянут и радуются. Я думаю о том, что мой дед как раз родился в 1914 году, и мой прадед Константин Кириллович хотя бы теоретически мог бы пройти по этому пути тогда с ним и со своей супругой Селестеей, настоящее имя которой я не знаю. Она умерла в 1917 от заворота кишок. Тогда у всей России был заворот кишок. Но вот сейчас мы едем за них. У Божьей Воли нет срока давности, а семья одна, кровь одна. И вообще у Бога все живы!

Уже поздно, темнеет рано. Хотели сегодня приехать в Жировицы, но туда еще триста км. Дорога вдоль границы с Латвией нам так тяжело далась. Не хочется перенапрягать людей, ехать по ночи. Богородица, помоги! Город Мядель. Ряды аккуратных домиков, а слева от дороги белоснежный аккуратный храм, еще в лесах, видимо только-только построенный. Сегодня суббота, там должны быть люди. Подъезжаем. Оказалось, что это Храм Святой Троицы. Решили остановиться и зайти. Только недавно началась вечерняя служба. Служат два священника, отец Игорь и отец Виктор. Я передала им в алтарь информацию о крестном ходе вдоль линии фронта с Песчанской, Владимирской и Боголюбской иконами. Батюшка вышел и благословил принести наши иконы для поклонения прихожан, согласился помочь с ночлегом. После службы мы рассказали собравшимся людям о нашем Крестном ходе,о иконах. Все очень радовались, что мы к ним пришли с такими иконами и с такой задачей - выполнить Волю Царицы Небесной.

Летописец храма сообщил нам, что именно здесь в1914 году впервые было применено оружие массового поражения, немцы пустили газ, что было запрещено Международной Конвенцией. От этой страшной мучительной смерти погибло огромное количество людей. Вокруг города очень много траншей, дотов, дзотов, захоронений, воинских кладбищ, памятных знаков с надписями о том, что здесь лежат русские воины. Так вот почему мы сюда попали! Сама Богородица решила показать нам это место! Нам необходимо воздать долг нашей памяти воинам первой мировой войны, на поле брани убиенных, умученных, задушенных, выяснить их имена, помолиться и оплакать их. Хотя бы сейчас. Пока этого не сделано - война не закончена.

Летом мы с детьми были в Смоленском скиту на Валааме, который был построен специально для поминовения воинов первой мировой войны на средства Великого князя Николая Николаевича, разрушен и теперь восстановлен попечением А.И.Котелкина, нашего знакомого. Вот туда очень нужны синодики воинов, погибших в первой мировой войне. Монашеская молитва нужна об их упокоении! Где нам теперь взять их имена?

После всенощной многие люди пригласили нас ночевать к себе домой. Мы были тронуты таким искренним гостеприимством, тем более что как раз нуждались в ночлеге. Я с Неонилой и маленькой Дашей пошла в дом батюшки Игоря недалеко от храма. Батюшка с матушкой приняли нас как родных, накормили, напоили, разместили в чистые уютные комнаты для гостей. Поговорили что у них, что у нас, поделились скорбями и радостями. Наши водители Сергий и Алексей разместились у другого, более молодого батюшки отца Игоря, который уделил им тоже много внимания и беседовал с нимидо часу ночи! Они отзывались о нем с большим почтением. Всем участникам Крестного хода было хорошо и уютно, все сошлись во мнении, что Божия Матерь нас тут устроила, у Троицы.

23 сентября. Утром встала рано, часов в пять, хотела как следует подготовиться ко Святому Причастию. На улице шел очень сильный дождь. Мне показалось, что Небо плачет, пресвятая Богородица плачет по убиенным здесь воинам. Только мы не плачем, не задумываемся, это все от нас слишком далеко. Даже не понимаем, что это наши прадеды в этой сырой земле лежат. Надо вспомнить, отдать им долг памяти и молитвы. В батюшкином доме молиться очень легко, будто ангелы помогают.

Литургия в Храме Святой Троицы очень торжественная, красивая, пришло много людей, некоторые с детками. Оказывается, здесь в городе живет 7 тысяч человек, но всего один храм. Зато какой! Купол высоченный! Стены ввысь уходят на невероятную высоту. Наверное, потому что во имя Троицы! С батюшкой отцом им повезло: серьезный, ревностный, основательный и что самое главное - спокойный, в духе мирном. Понравилось нам как он служит, как исповедует. Потом, несмотря на неутихающий с утра дождь, был Крестный ход вокруг храма и соборная молитва перед нашими иконами. На службе я почувствовала, что в этом прекрасном храме Троицы, находящемся на линии фронта, очень не хватает Песчанской иконы. Когда я выходила с нашей Песчанской иконой из храма на крестный ход, оборвался ремень и икона чуть не упала, хорошо что задержала руками. Будто Богородица хотела тут остаться. Поэтому, когда батюшка дал мне слово, я предложила прихожанам собрать деньги для того, чтобы заказать для их храма Песчанскую точно такую же икону как и у нас, а может и больше, и потом тоже ходить вдоль линии фронта, ведь Божия Матерь так хотела. Люди воодушевились. Собрали на поднос деньги, кто сколько мог, получилось довольно много, все передали батюшке. То, что люди дали нам тоже отдали как нашу лепту в новую икону. Батюшка тоже был очень рад. Матушка приготовила очень вкусный обед и снарядила нас в дорогу. Оказывается, что при храме 23 га земли и все выращивают сами, даже помидоры и виноград. Все бы у нас были такие труженики!

У захоронений павших воинов

Поехали на место одного их крупных захоронений Княгинино, чтобы помянуть память русских воинов, живот свой на поле брани положивших. Дорогой начали читать акафист Святой Троице. Сначала зашли в храм, который оказался тоже Храмом Святой Троицы! Мы ехали от Троицы до Троицы. Священник отец Константин нас ждал. Оказывается этому храму 240 лет и в субботу там будет торжественная служба с Владыкой.

В этом храме нас ожидала неожиданная радость: здесь находятся две старинные очень красивые иконы, Державная и св. кн. Александра Невского, которые привез и подарил этому храму святой Царь Николай II. Заказала молебны, батюшка взял наш синодик и обещал тоже помолиться за нас. На иконе Александра Невского там, где нет оклада на лике, на руках будто черные застывшие пятна как окаменевшая смола. Я такое видела в Ницце, в храме святого Николая, до сих пор недостроенном. Там тоже вся икона в застывших каплях, правда янтарного цвета.

Потом батюшка проводи нас на кладбище и позвал местного жителя Ивана Петровича, который мог бы рассказать нам из истории этого места. На памятном камне сказано, что тут похоронено 2,5 тысячи русских солдат. И дальше - пустырь, заросший бурьяном и с большой ямой посередине. Ни крестов, ни имен. Пришел старенький Иван Петрович, весь седой как лунь, древний, и рассказал со слов своих еще более старших односельчан, очевидцев событий, что во время Нарочинской операции, когда немцы пустили газ по траншеям, погибли за два часа сразу двадцать тысяч человек. Причем ветер разнес этот газ и по немецким траншеям тоже, они тоже потравились. Солдаты умирали, кто как был, многие в совершенно скорченных позах и окоченевали, трупы нельзя было распрямить. И гробов столько не было. Их местные жители возили много дней на подводах и складывали рядами в несколько слоев в огромную братскую могилу на этом самом кладбище, а потом засыпали землей. Даже не понятно отпевали ли их. Наверное, отпевали: храм-то рядом. И Государь наверное не просто так приезжал - помянуть погибших воинов. Иван Петрович рассказывал и плакал. Двадцать тысяч человек сразу за два часа! Война тогда перестала быть делом благородных храбрых воинов, смело идущих в атаку. Чем подлее - тем больше урон противнику.

Все эти сведения и чудовищные цифры на фоне скромного памятника и запущенного неухоженного участка земли производят ужасное, просто оглушающее впечатление. Я, да и все остальные, была в полном шоке, в растерянности, мне было очень стыдно что мы, потомки погибших русских солдат, просто забыли о них! Я думала о том, что Богородица наверное сильно гневается на нас за нерадение к памяти этих воинов, за эти неотданные долги и за то, что оружие массового поражения стало практически нормой: вслед за химическим появилось атомное, ядерное, биологическое, психотронное сейчас и всякое другое придумали, гораздо более страшное и эффективное. Я думала что каждого из этих людей, убитых таким ужасным способом родила, любила, воспитывала мама, у него были близкие, дела, планы на жизнь.

И в это момент у нас случилось чрезвычайное происшествие. Мы вынесли большие иконы, поставив на мокрый бордюр ограждения с большими цепями и поддерживая их сзади. Потом Неонила прочитала литию, стали слушать историю с гибелью 20 тысяч людей за два часа. Лена стояла рядом с Боголюбской, не держа ее, а я поддерживала Владимирскую, но глядя на нее держать перестала, икона вроде сама стояла. В этот момент я отвлеклась и зачем-то отошла от иконы. Меня успокаивало, что около нее был Георгий, но я точно знала, что никто ее не держал. Может он случайно задел рукавом, Нила говорит, что фотографируя он задел цепь, а может был порыв ветра, но икона упала навзничь прямо на сырую землю, где похоронены воины, рядом с ограждением, стекло разбилось! Конечно, я была сама виновата что так беспечно оставила икону, не держала ее! Очень огорчилась, совсем поначалу расстроилась. Вот так и в жизни - отвернешься, чуть оставишь без присмотра то, что тебе дорого, понадеешься «на авось», все равно никуда не денется, - бабах! Все разбилось. Но Господь все может восстановить, лишь бы мы были этого достойны. Лишь бы это было во Славу Божию.

А может быть Богородица таким образом показала свой гнев на те страшные преступления людей, нарушающих заповедь «не убий!» и наше безпамятство, невнимательность к памяти русских солдат в течение почти века. Взяла на себя удар. Кто знает? Да и враг не дремлет. Мстит.

Мы собрали стеклышки, открыв киот, и завернули их в мягкую тряпочку. Пригодился флаг «МНОГО ДЕТОК - ХОРОШО!». Предлагали закопать их тут же, но я не разрешила. Людям, здесь лежащим это было бы неприятно, здесь же кладбище. И во-вторых икона освящена, ее кропили святой водой десятки раз, к ней прикладывались десятки тысяч людей, нужно отвезти осколки этих стекол в специально отведенное место. Решили ехать в Жировицы, там кроме того, что находится главная святыня Белоруси, икона Жировицкой Божией Матери, есть мастерские, где можно починить стекло и оставить разбитое.

Дорогой читали акафист Владимирской, без стекла икона казалась еще ближе. Я просила прощения у Божией Матери и вспоминала случаи своей духовной беспечности. Ах как же их много! Думала о том, что такие происшествия нужны еще как врачевство, для смирения своей собственной гордыни, обретения покаяния. Когда бы я еще так каялась и чувствовала такую боль и скорбь за этих солдат? Вобщем я перенервничала, да похоже еще и заболевала. Горло, носоглотка, голова, все плохо.

В Жировицы приехали вечером, по темноте. Слава Богу что монастырские ворота закрываются в 23, да еще и время тут на час отличается. Нас приняли, покормили простой монастырской пищей, сестер определили в Дом паломника, братья остались в монастыре. Я едва дошла до кровати.

24 сентября. Силуан Афонский. Утром в пять встали и пошли на раннюю Литургию. Я окончательно заболела. То ли под дождем промокла, то ли внешние воздействия, то ли по грехам. Если бы дома - легла бы в постель, однозначно. Но тут в монастыре жалко пропустить такую великую святыню. Жировичская икона такая маленькая! Но очень благодатная, от нее будто идет свет. Ей молятся о детях, потому что именно дети нашли ее в лесу на дереве. Я плакала и просила Божию Матерь простить мне беспечность, нерадение, невнимательность, особенно к детям. Многие крестоходцы причастились Святых Христовых тайн. Благочинный взял у нас информацию, синодики, благословил починить стекло в экономскую службу. Про то, чтобы принести иконы в храм нужно спрашивать у архиерея.

Слава Богу, стекло заменили. Пришлось съездить в ближайший магазин стройматериалов за толстым стеклом, но ребята все сделали быстро и хорошо. Заодно заменили стеклона старинной иконе «Похвала Богородицы», от которой у Георгия откололся кусочек в прошлом Крестном ходе и одели в киоты икону Страстной Божией Матери из села Отченашевка Винницкой области и св.Царицы Александры Новой, подаренную мне в Алапаевске казаками. Все интересовались как там у нас жизнь в России, что происходит в Церкви. Мы рассказали.

Оставили информацию о нашем крестном ходе и синодики в канцелярии Владыки Гурия. Насобирали шикарных яблок, которые в связи с большим урожаем уже некуда девать и довольные и счастливые поехали обратно на линию фронта. Снова молимся Песчанской, Владимирской, Боголюбской, Георгию Победоносцу и другим святым. Читаем Евангелие и псалтирь. Слава Богу, что все наши крестоходцы имеют опыт постоянной молитвы.

Погода разгулялась, Солнышко, небо неописуемо красивое, с белыми перистыми облаками, будто над нами крыло ангела на весь небосклон. Земля вся вспахана, обработана, домики аккуратные, ровненькие. Нет никакого запустения и разрухи. Везде приложены руки. Мне кажется что эта земля Белоруси так сильно полита кровью, что уже искуплена, вымолена у Господа теми, кто тут погиб за други своя во время всех войн. Читаем синодики.

Пинск встретил нас симпатичными новыми коттеджами, красивым ансамблем с женщиной в национальном костюме, держащей хлеб-соль. Мы решили вынести иконы и поставить на основание монумента. Будем считать, что Богородица приняла хлеб-соль от города Пинска. Здесь очень легко, светло, просто и благополучно. Остановились около храма Воскресения Словущего, там же расположена епархия и живет владыка Стефан. Нас звали остаться на праздничную службу в день празднования Обновления Храма в Иерусалиме, это фактически Пасхальная служба. Но мы должны ехать дальше и сегодня перейти границу. Оставили информацию, синодики, просили молитв и поехали на границу в Невель.

Через Невель нас не пустили, там пускают только с белорусским или украинским гражданством. Дискриминация. Пришлось отклониться на восток и доехать до следующей таможни. Нас было хотели оштрафовать на 8 тыс. руб. за отсутствие тахометра но удалось объяснить что эти деньги мы собрали на крестный ход. Отпустили.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. AlexxxxS : Re: По линии фронта
2012-10-08 в 01:26

Большое дело затеяли! Бог в помошь!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме