Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Духовно-нравственный путь развития России

Анатолий  Ветошкин, Русская народная линия

31.08.2012


Часть I …

1. Сквозные линии и связующие скрепы исторической поступи России

2012 год с полным основанием назван годом российской истории. Указом Президента Российской Федерации (№267 от 3 марта 2011 г.) он объявлен годом празднования 1150-летия российской государственности. Со времен предыдущего общегосударственного празднования 1000-летия Руси минуло полтора века, наполненных поворотными социально созидательными и драматическими событиями. 2012 год не только назван, но он поистине является годом Всероссийской истории. Вообще же каждый год и даже день, канувший в Лету, принадлежит истории. Не случайно классики считали историю единственной наукой. Поэтому так важно формирование исторического сознания и самосознания народа, особенно, вступающих в жизнь новых поколений. Историческое сознание сегодня зыбко, шатко, рыхло, путано, разорвано. Все временно, условно, когда оно не вечно, безосновно! Особая значимость предстоящего юбилея - в необходимости приобщения к подлинной истории нашего государства, его духовно-нравственным корням и культуре, историческому опыту самостояния, государственного и социального устроения, национального своеобразия народа и исторического призвания России. Главное заключается в том, чтобы понять себя, нынешних и консолидироваться для достойного будущего народа, родной страны и нашего государства.

Юбилей государства — это воспоминание не только о 862 годе.

К 1150-летию государственности можно уверенно прибавить 1130-летие провозглашения Киева столицей Руси; 

630-летие успения игумена земли русской прп. Сергия Радонежского;

400-летие народного единения и изгнания польских интервентов;

300-летие со дня рождения М.В.Ломоносова;

200-летие Отечественной войны 1812 года;

150-летие со дня рождения П.А.Столыпина;

90-летие со дня образования Союза ССР;

70-летие Сталинградской битвы и ряд других знаменательных дат.

Все этапы государственного строительства,  созидания и труда, героического  и одновременно драматического исторического пути Руси – от языческой и до современной постсоветской  - должны быть поняты, оценены и осмыслены.  Что означает 1150-летие нашего Отечества? Наше прошлое, наше культурное наследие нередко считают чем-то второстепенным, скучными археологическими черепками. В действительности, история подспудно движет народом и укрепляет его. Пусть неосознанно, но мы, наследники великих традиций, генетически носим в себе влияние веками сложившегося национального характера. Это память истории, завещанная Древнерусской державой народам России, Украины и Белоруссии. Ныне Россия вместе с Украиной и Белоруссией являются прямыми наследниками Древнерусской державы. Грядущее 1150-летие является праздником трех братских равноправных народов этих стран, взращенных от общеславянского корня. Юбилей – это настоятельный призыв к  выработке слаженной международной межправительственной программы содружества народов-братьев. В сущности, это огромное богатство, которое ждет, чтобы им исторически верно распорядились.

«Юбилей, — в понимании И.А. Ильина, — веха общенародная. Мы должны видеть наш народ не только в его мятущейся страстности, но и в его смиренной молитве, не только в его грехах и падениях, но в его доброте, в его доблести, в его подвигах». Русское государство, рожденное и выпестованное нашими славными, великими и мудрыми пращурами существует непрерывно (вдумаемся!) одиннадцать с половиной веков. Таков масштаб, такова историческая дистанция государственного самостояния России. А с учётом войн и бедствий, нередко ставивших страну на край гибели, согласитесь, это является своеобразным чудом – и сакральным и рукотворным. Осмысливая и постигая ее, мы лучше видим настоящее и выверенный нашим  историческим опытом духовно-нравственный путь к будущему.

Духовно-нравственный путь развития России требует воссоздать ее образ не только в зеркале нашей героической и драматической истории, но и в фокусе узловых проблем современности. Россия, как и каждая страна, любой народ, как и отдельно взятый человек, проходит и должны проходить свой, национально самобытный, уникальный (не заемный, чужеземный и чужебесный), а собственный путь развития. И никто за нас его не пройдет. России не двадцать последних постсоветских лет, и не послеоктябрьское девяносто пятилетие, а полных 1150 государственно оформленных лет. С осознанием исторической ответственности за великое прошлое, переломное настоящее и достойное будущее Россия подходит к своему юбилейному рубежу. И следует глубоко осознать, что сорок пять поколений наших пращуров выковывали национально-историческое бытие нашего народа, хозяйственный и социальный уклад жизни, нашу государственность, науку, образование и культуру.  Все этапы героического, созидательного и одновременно драматического исторического пути (всех семи «Русей» – от языческой до современной постсоветской) должны быть поняты, оценены и осмыслены. 

Наибольший интерес вызывают исходный рубеж и современный этап нашей истории. Постижение будет продуктивно с позиции их внутреннего единства и сохранения самоидентичности, глубокой преемственности и взаимодополнительности, творческого синтеза и актуализации выверенного опыта в социально-исторической практике народа.  Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев), характеризуя состояние современной академической историографии, отмечал, что ей присуще странное сочетание фактологической полноты, тщательности и мышиной кропотливости с удивительной концептуальной бескрылостью, беспомощностью, своеобразным «мировоззренческим инфантилизмом», неумело скрываемым за обилием специальной научной терминологии. Такое понимание русской истории кроется в безверии, в концентрации внимания на проявлениях зла, анархии и произвола, присущих, якобы, по самой природе русскому человеку. Иная позиция заключается в духовном постижении и понимании русской истории как «промыслительного Божьего  попечения о России». События здесь происходят почти всегда вопреки «объективным закономерностям». Они свидетельствуют о том, что историю определяют не земные, привычные и, казалось бы, незыблемые законы, а мановения Божии, сокрушающие «чин естества» и недалекий человеческий расчет. Ключ к пониманию русской жизни лежит в области духовного постижения. Общественное развитие определяется духовным состоянием человека, его души, его совести. Если вникнуть в глубину и корень практически каждого значимого социального явления, в потребности, интересы и самую мотивацию поведения людей, то можно усмотреть, что именно духовное выступает его базисным и первичным основанием. И не усвоив этого, не поймем мы ни самих себя, ни свой народ, ни свою историю. Лишь определив метафизические основы истории, мы можем здраво и непредвзято оценить происходящие события, освободиться от навязанных стереотипов в понимании прошлого. Религиозный смысл русской истории имеет не только национальное, но и всемирное значение.

Время и вечность! Весьма сложным и наполненным для человека драматическим, философским и религиозным смыслом является их взаимосвязь. Категория вечности не может быть отнесена к отдельным временным актам и явлениям бытия физического, биологического и даже социального и человеческого мира. Как связаны между собой миг и вечность, прошлое-настоящее-будущее?  Человек порой переживает состояния, когда и дольше века длится день. Бывает день спрессован до минуты. Стремление уловить вечность и понять ее смысл нашло свое частичное выражение в культурно-исторической символике, геральдике, в иных знаках долговечности. С Августина Блаженного идет трактовка непрерывности-дискретности исторического времени, своеобразной слитности настоящего с прошлым, настоящего с настоящим и настоящего с будущим, соотнесенности мига времени с абсолютом вечности. Тем самым задан масштаб духовного постижения феноменов времени и вечности, вечности во времени, духа времени, духа эпохи, духовной подоплеки всех значимых событий: «Итак, в тебе, душа моя, измеряю я времена… и когда измеряю их, то измеряю не сами предметы, которые проходили и прошли уже безвозвратно, а те впечатления, которые они произвели на тебя».

Такое понимание следует отнести к постижению государственности в ее истоках, сути и назначению.Апостол Павел в своем послании к римлянам (Рим. 13:1) пишет: «Несть власть, аще не от Бога: все же сущие власти от Бога учинены суть». Это означает, что подлинная и истинная державность, государственность и власть (не существующие, а сущие!) должны отвечать по своей сути Божественным установлениям и повелениям русской истории, отвечать высшим духовно-нравственным смыслам служения Богу, своему народу и Отечеству. Такая власть зиждется на духовной основе, на «камне» святости. И тогда вертикаль власти не будет уходить в зыбкую топь административно-бюрократического построения, тупики прагматизма и ситуативного реагирования.

С.М.Соловьев считал, что народ немыслим без государства, ибо оно является наиболее необходимой формой, обеспечивающей его существование. Вся история российской государственности, начиная с рождения Древнерусского государства 21 сентября 862 года, по сути и форме своей является монархической. За исключением кратких исторических периодов и отдельных социально-территориальных лакун Россия, собственно, никогда не уходила от монархического типа правления – великокняжеского, царского или императорского.  Только в «смутные» времена начала XVII века,  или  периода гражданской войны а так же  в лихие 90-е годы ушедшего столетия были кратковременные сроки всевластия  то «семибоярщины», то «семибанкирщины», охлократического или анархического разлива. И все они заканчивались, как правило, потрясением устоев государственности, распадом, расчленением страны, непомерной социальной и человеческой платой за свое беспамятство, за свое буйство, как говорится в народе «без царя в голове». Истины ради следует сказать, что и отдельные монархи нередко оказывались не на высоте богоданного им высокого положения, что приводило к вырождению или пресечению династии. Вокруг трона всегда плелись интриги, свершались кровавые дворцовые перевороты, дела в государстве вершили фавориты и чужеземцы. Монархия была чревата и тираническим началом, и другими изъянами, когда в своей исторической канве отступала и изменяла идеалу, сути и принципу своего назначения.

За пределами родной истории нельзя оставить мощный и многовековой пласт языческой, дохристианской Руси, множество славных и достопамятных имен и свершений.Уже в детстве меня пронзили поэтические строки старшего брата: «Заглянем в глубину веков, Вспомним, как жили наши деды, Послушаем рассказы седовласых стариков, В песнях славивших победы. Вспомним походы Олега, Игоря, Святослава и других князей, Крепко доставалось половцам и печенегам, От русских копей и мечей». Исторически процесс перехода от родового строя к государственному порядку завершился призванием на новгородское княжение Рюрика. Известно и общепризнанно, что наша государственность идет с 862 года. Ей одиннадцать с половиной веков. Это закреплено памятником «Тысячелетие России» в Великом Новгороде, установленном в 1862 году. Не был же Александр II фальсификатором истории вроде небезызвестных и новоявленных Пивоваровых, Сванидзе, Млечиных и иже с ними.Что считать отправной точкой в жизни нашей державы? Не только на заре нашей государственности, но и на всех ее этапах (даже и современном) на Руси не все было так прискорбно как голословно пытаются утверждать исказители и очернители нашей истории. Россия дала миру несравненные образцы мужества  и великих свершений  в ратном деле и трудовом созидании, гражданском и государственном строительстве, на интеллектуальном и духовном поприще. Мы создали самобытную и богатейшую культуру мирового уровня. Нашей литературой зачитывался весь белый свет, а имена Пушкина, Достоевского, Толстого, Шолохова соперничали в популярности с именами Данте, Шекспира, Мольера. Музыка русских гениев, знающая столько истинных шедевров, завоевывала концертные залы всех континентов. Наша живопись всегда жила жизнью народа. Русская наука и техника, наша философская мысль изумляли прозрениями и прорывами в будущее. Темпы хозяйственного развития начала ХХ века и ряда последующих десятилетий советского периода не знали себе равных.

Древнерусское государство начало устраиваться по достаточно достоверному сообщению Повести временных лет в 862 году. Тогда славянские и финские племена по общему решению, на добровольной основе пригласили «во власть» заморского выходца то ли скандинава, то ли полускандинава-полуславянина Рюрика с братьями Синеусом и Трувором. Государство не мог создать герой, кем бы он ни был, в один день (как грибы после дождя). У славян Восточной Европы к середине IX в. сложилась ранняя государственная ситуация в виде племенных княжений. Надо было уловить созревшую идею, которая быстро овладела бы умами людей — идею о необходимости принятия общего земельного государственного устройства. Вот как поэтически выразил эти устремления Алексей Константинович Толстой:

И стали все под стягом,

И молвят: «Как нам быть?

Давай пошлем к варягам,

Пускай придут княжить».

Посланцы скорым шагом,

Отправились туда.

И говорят варягам:

«Придите, господа».

И вот пришли три брата,

Варяги средних лет.

Глядят — земля богата,

Порядка ж вовсе нет...

Историки до сих пор спорят, зачем и откуда приехал Рюрик с братьями на Русь. А если он был скандинавом, то получается, государство не русское, а норманнское. Развернулась острая борьба между т.н. норманистами и антинорманистами. Не вдаваясь в подробности дискуссии, скажем кратко. Был призван и, конечно, не случайно, человек, способный остановить не только внутренние раздоры, но и внешних врагов. Политический выбор оказался дальновидным, верным. Викинги — разбойники, терроризировавшие почти всю Европу, не покушались на страну, где правил, а не служил наёмником, возможно, их соотечественник — судя по всему, опытный полководец и политик. Он возвел в Ладоге крепость и посадил по городам своих мужей-управителей. Постепенно сложилось ядро первоначальной Руси, образовалась, утвердилась и обустроилась могущественная держава в Европе, где наряду со славянами-русскими жили финны, скандинавы, группы кочевников, представители других племен и народов. Всего в сложении Руси IX-X вв. приняли участие 22 племени и этнических образований. Как не вспомнить здесь слова Дмитрия Донского, сказанные в 1380 г. перед полками в начале битвы на Куликовом поле: «Вси бо есмы от мало до велика братия едины, род и племя едино, едино крещение, едина вера христианская». Уместно сказать, что на Куликовскую битву собралась рать из 36 городов различных и разрозненных еще княжеств, преодолевая пути в 750-900 км, а вышли с Поля Куликова, по глубокой исторической оценке В.О.Ключевского, уже русским народом.

С полным основанием Новгород можно считать колыбелью русской государственности. ВеликокняжескийСтол  отошел Киеву в 882 году. Для вящей убедительности скажем, что новгородцы пять раз захватывали Киев, сажали там угодных им князей. Новгород – это народная вольница, республика, демократия, вечевой колокол, это особо значимое место на Руси. Историческая роль Древнего Новгорода и в царский период и в советское время искусственно принижалась. Так, что-то не припомнится  празднование в 1962 году 1100-летия Руси. Зато в 1982 году торжественно было отмечено 1500 лет Киеву. В постсоветский период, когда Киев стал столицей «нэзалэжней» Украины, началась «приватизация» истории Киевской Руси. А современная Россия оказалась как бы без исторических корней на своей территории. Поэтому скажем так: если Киев – это «мать городов русских»,  то Новгород по историческому праву государственного первородства остается отцом русских городов, всей,  так называемой,  русской Гардарики.

Период феодальной раздробленности в XII — начале XIII вв.нередко характеризовался как время ослабления и упадка страны, погрязшей в междоусобных войнах отдельных княжеств и их владетелей. В действительности же это был период экономического подъема, умножения населения, заселения пустующих пространств, перехода к серийному выпуску различных изделий, повышения уровня сельской и городской культуры. Упрочился класс вольных торговцев и ремесленников, а смерды отличались относительной свободой и благосостоянием. По темпу своего развития Русь находилась в ряду передовых стран Центральной и Западной Европы. Что же касается внутренних войн, то они обычно велись группировками элиты и не задевали основные слои общества. Временами нарушался покой тех или иных областей, но эти военные эпизоды не могли остановить прогресс земель.

Тысячелетний юбилей России был отмечен величественным сооружением и торжественным открытием 8 сентября 1862 года в Великом Новгороде памятника «Тысячелетие России». На 21 сентября по н.ст. приходится празднование Рождества Пресвятой Богородицы, земным уделом которой является Святая Русь.На барельефе памятного монумента, выполненного в форме Колокола Славы, по его среднему и нижнему ярусам отлиты фигуры ста двадцати девяти великих сынов государства Российского. Их имена составили славу и величие всех шестипериодов исторического самостояния России, начиная от языческой Руси, Новгородско-Киевской Руси, Руси периода княжеско-удельной раздробленности и татаро-монгольского ига, Московской Руси, Московского царства и вплоть до Петербургской императорской Руси. Памятник призван «благовестить потомкам о героическом прошлом России». Величественное скульптурно художественное сооружение высотой в 15,7 м и окружностью горельефа 26,5 м по праву занесено во Всемирное наследие ЮНЕСКО. Если обратиться к этому величественному и наглядному символу-образу России открывается подлинное величие Родины, ее лицо. В статье Г.П.Федотова «Лицо России», написанной в 1918 г., когда процесс деформации национального самосознания исторической России только начинался, мы находим проницательные и проникновенные мысли: «У всякого народа есть родина, но только у нас – Россия... Лицо России не может открыться в одном поколении, современном нам (добавим от себя - и в одном, даже самом выдающемся и великом сыне, чтобы сполна выразить имя России - авт.). Оно - в живой связи всех отживших родов как музыкальная мелодия - в чередовании умирающих звуков. Падение, оскудение одной эпохи – пусть нашей эпохи – только гримаса, на мгновение исказившая прекрасное лицо, если будущее сомкнется с прошлым в живую цепь». Как же ответим мы на вопрос: где лицо России?

Оно в золотых колосьях ее нив, в печальной глубине ее лесов.

Оно в кроткой мудрости души народной.

Оно в звуках Глинки и Римского-Корсакова, в поэмах Пушкина, в эпопеях Толстого.

В сияющей новгородской иконе, в синих главах угличских церквей.

В «Слове о полку Игореве» и в «Житии протопопа Аввакума».

Оно в природной языческой мудрости славянской песни, сказки и обряда.

В пышном блеске Киева, в буйных подвигах дружинных витязей, «боронивших Русь от    поганых».

В труде и поте великоросса, поднимавшего лесную целину и вынесшего на своих плечах «тягло государево».

В воле Великого Новгорода и художественном подвиге его.

В одиноком трудовом послушании и «умной» молитве отшельника-пахаря, пролагавшего в глухой чаще пути  христианской цивилизации.

В дикой воле казачества, раздвинувшего межи для крестьянской сохи до Тихого океана…

В молчаливом и смиренном героизме русского солдата-мученика, убелившего своими костями Европу и Азию ради прихоти своих владык, но и ради целости и силы родной земли…

Оно везде вокруг нас, в настоящем и прошлом – скажем твердо: и в будущем. В годину величайших всенародных унижений мы созерцаем образ нетленной красоты и древней славы: лицо России. Пусть для других звучат насмешкой слова о ее славе. Пусть озлобленные маловеры ругаются над Россией как страной без будущего, без чести и самосознания. Мы знаем, мы помним. Она была Великая Россия. И она будет!»[1].

Сквозные линии и связующие скрепы исторической поступи России представлены в шести скульптурных образах: первого князя Рюрика (призвание варягов, 862 год); великого князя Киевского Владимира Святославовича (крещение Руси, 988-989 годы); Дмитрия Донского (начало изгнания татар и Куликовская битва, 1380 год); Ивана III (основание самодержавного царства Русского, 1491 год); Михаила Федоровича Романова, князя Дмитрия Пожарского и Козьмы Минина (начало династии Романовых, 1613 год) и Петра I (образование Российской империи, 1721 год).

По нижнему фризу Колокола Славы расположены четыре скульптурные группы: просветители – 31 фигура, государственные люди – 26 фигур, военные люди и герои – 36 фигур, писатели и художники – 16 фигур.

В ряду выдающихся просветителей равноапостольные Мефодий и Кирилл, создатели славянской азбуки и церковнославянского языка, княгиня Ольга, первая принявшая христианство, Нестор-летописец Антоний и Феодосий, основатели Киево-Печерского монастыря, Кирилл Белозерский, Савватий и Зосима Соловецкие, Сергий Радонежский, Максим Грек, крупный деятель русского просвещения, Федор Михайлович Ртищев, родоначальник русской благотворительности.

Особую группу составили государственные люди: Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, патриархи Гермоген и Филарет, царь Алексей Михайлович, Екатерина II, Потемкин Григорий Александрович, Александр I, Сперанский Михаил Михайлович, Николай I. По распоряжению Александра II из этого списка было вычеркнуто имя Ивана Грозного. Как тут не вспомнить эпизод из кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию», когда на вопрос милиционера о фамилии, герой гордо отвечает: Рюриковичи мы!

Военные люди и герои представлены самой большой скульптурной группой, начинаяот Святослава Игоревича, Мстислава Удалого, Даниила Галицкого, Александра Невского, Марфы Посадницы, Ермака Тимофеевича, Богдана Хмельницкого, Александра Васильевича Суворова, Михаила Илларионовича Кутузова, Матвея Ивановича Платова и до героев Севастопольской обороны Владимира Андреевича Корнилова и Павла Степановича Нахимова.

Писатели и художники представлены в такой исторической плеяде: Ломоносов М.В., Фонвизин Д.И., Кокоринов А.Ф., Державин Г.Р., Волков Ф.Г., Крылов И.А., Жуковский В.А., Гнедич Н.И., Грибоедов А.С., Лермонтов М.Ю., Пушкин А.С., Гоголь Н.В., Карамзин Н.М., Глинка М.И., Брюллов К.П. и Бортнянский Д.С.

Каждый этап 1150-летней российской истории должен быть осмыслен во всей его полноте и глубине, с позиций неразрывного единства, внутренней преемственности, взаимодополнительности и поступательности. Полтора века, отделяющие и соединяющие нас с тысячелетней Россией, не были потерянным временем.  Страна не была на обочине мировой истории. Это был период великих освободительных реформ и столыпинских преобразований, мощного социально-экономического подъема, развития науки и серебряного века культуры, ставших завершающим аккордом императорской России в царствование Николая II.

Три четверти века приходится на период советской социалистической России, бывшей Советским Союзом. Они стали временем небывалых социальных переломов в жизни народа, трагических испытаний и великих свершений. Священна победа советского народа и не померкнет в веках его подвиг в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. Космический прорыв и полет первого космонавта Земли Юрия Алексеевича Гагарина 12 апреля 1961 года по решению ООН стал отныне Международным днем полета человека в космос. Был достигнут военный паритет с США, страна стала второй державой мира в экономическом отношении, общепризнанным был триумф советской науки, образования и культуры. Советский социалистический проект еще ждет добросовестных исследователей.Наука сегодня в большом долгу перед обществом, народом, страной.

Россия вновь пребывает в состоянии своего исторического выбора, переживает сложный и мучительный процесс общественных преобразований. Национальная идея  в затяжные периоды смут и расколов, болезненных и трагических реформаций и трансформаций, пусть и подспудно, продолжала пульсировать в недрах народного бытия. Она подчиняла себе идеологию власти и поведения т.н. элиты. Так, доктрина западного коммунизма преобразовалась в русский, советский социализм, в государственную идеологию державности и социальной справедливости. Пусть и с трудом, но рассеивается и нынешний либерально-демократический туман, вернее дурман.Через мутное стекло повседневности мало что можно увидеть. А тем более – понять и что-то осмыслить. Необходим масштаб, широта исторического основания и глубина духовного постижения национальной идеи. На каждом поворотном историческом рубеже она обретала все более предметную направленность и социокультурную определенность, внутреннюю преемственность и богочеловеческую направленность в такой последовательности: «Святая Русь», - «Москва - Третий Рим», - «Православие. Самодержавие. Народность», - «Россия советская социалистическая».  Русская идея в своем олицетворении в итоговом голосовании по телевизионному проекту 2008 года «Имя России»  получила такие результаты. Самые великие имена были названы в исторической последовательности: Александр Невский, Петр АркадьевичСтолыпин, Иосиф Виссарионович Сталин.

Православие взрастило русский народ. Оно окормило самую его душу. Перед народом всегда были открыты две книги – Священное писание, Библия, которую он украшал благочестием. И родное поле хозяйствования, труд как спасение, служение и созидание.

Россия дала миру несравненные образцы духовного мужества в исповедании веры, на поприще ратном и трудовом, гражданского и государственного служения. Темпы хозяйственного развития начала двадцатого века и нескольких десятилетий советского периода не знали себе равных.

Соборность, общинность, артельность, коллективизм выражали народные формы самоорганизации жизни.

Манифестация русской культуры, науки и техники,  прозрения философской мысли поражают воображение и захватывают дух.

В дискуссионном порядке выскажу свое видение и понимание перспективы социальной организации российского общества.  По судьбоносному для будущности России вопросу обоснованные суждения содержатся в книге А.Е.Молоткова «Миссия России. Православие и социализм в XXI веке» и в цикле его опубликованных статей. Русская народная линия активно включилась в этот творческий поиск. Статьи  Анатолия Степанова, Ольги Хадаковской, Николая Сомина и Александра Щипкова специально помещены в  тематическом сборнике материалов Восьмых Международных Ильинских научно-богословских Чтений «Духовно-нравственный путь развития России», посвященных 1150-летию российской государственности.Советская социалистическая система, научно воплощавшая христианскую правду социальных отношений, отвергнута сегодня как «безбожная». А либерально-рыночная модель, свободно попирающая христианские заповеди, принята как «естественная». Буквальна одержимость антисоветизмом. Религиозный подтекст советского социалистического строительства XX века остается не понятым как со стороны Церкви, так и со стороны ортодоксального коммунизма. И это « мировоззренческое и религиозное недоразумение» остается зияющим идеологическим провалом, над которым катастрофически зависла русская история. Пора перевести потенциал этого застарелого мировоззренческого конфликта в положительную историческую перспективу.

Противоречия между социализмом и православием нет. Это две стороны исповедания христианства в русской истории — идеально-духовного и социально-практического.Взаимное противостояние того и другого в XX веке имело диалектический характер (как тезис и антитезис), что подразумевает возможность нового идеологического синтеза. Сугубая конфликтность реального процесса была политически неизбежной: «религиозные реформации» в истории никогда не проходили мирно. При этом «богоборчество» социализма не имеет антихристианской направленности. Оно носит не внутренний, а внешний и формальный характер, как проявление материалистического взгляда на мир. В этом особое свойство коммунистической реформации XX века, завершившей религиозную реформацию Средневековья в научно-материалистическом порядке. В контексте модерна такой путь реализации коммунизма в России был единственно возможным. Именно он позволил осуществить практическое построение советского социализма. Религиозная идея социализма в силу доктринального материализма остается невидимой.  И только принципиальное противостояние с Церковью выдает ее присутствие. Церковное сознание традиционно видит в этом попытку прямолинейного попрания Церкви и самой христианской веры.  По существу - это лишь реализация  веры на иной (научно-материалистической) концептуальной основе. (Молотков А.Е.)  Необходимо восстановить созидательную линию соработничества, имеющую неограниченную пассионарную перспективу. Диалектика русской истории далеко еще не исчерпана. Духовный потенциал православия и правда социальной  справедливости социализма должны быть воссоединены. У капитализма НЕТ достоинств, которые социализм мог бы заимствовать. Но проблем он приносит с избытком.Анализ советского проекта следует вести с научных и духовно-нравственных позиций, в ЭКОНОМИЧЕСКИХ категориях в их социальном наполнении и человеческом измерении.

Социалистический выбор России — фундаментальный факт XX века. Левый поворот наступившего столетия вновь подтверждает, что дальнейшая история открыта для нас только в этом направлении. Цивилизации или развиваются из самих себя, или становятся сырьем для других цивилизаций. Запад уже поглотил фактически наше настоящее (экономику, сознание, культуру). Осталось лишить нас Будущего. Чтобы этого не произошло, надо решительно восстановить стратегический выбор России на новом идеологическом уровне, соединить духовную энергию православия и социальную идею коммунизма в единую и несокрушимую общенародную силу.Истины веры православия и  правда социализма в своих высших прозрениях и достижениях внутренне имманентны русской истории и глубинам национального самосознания. Задача заключается в том, чтобы преобразовать и реализовать это внутренне единство в форме нового цивилизационного синтеза и адекватным современным реалиям способа самоорганизации народа. Лишь в акте глубинного творческого диалектического синтеза социальной правды советского периода с незыблемыми истинами Православия будут преодолены линии исторического разрыва, социокультурного раскола и конфликта поколений. Но социализм должен быть понят и осмыслен в его духовно-нравственной основе, созидательном потенциале общественного строя жизни и в высшем социальном идеале. Он должен быть очищен и освобожден от обморока материализма и атеистических девальваций. Светский и даже советский тип духовности в лучших своих проявлениях страдал атеистическим и материалистическим недугом в своей корневой основе.  И потому оказался несостоятельным. Так, коммунистическое воспитание молодежи впало в кому. Как говорится, без Бога – не до порога. Без паруса святынь и духовной брони любой ветер не будет попутным, а каждое препятствие станет неодолимым. За два десятилетия постсоветского времени нам была дана возможность до дна испить «чашу» либерализма и чужеземной демократии. Но и сейчас еще это зелье пытаются вливать в нас, представляя его «живой водой» по всем каналам массовой дез-информации алхимики либерал-монетаризма и жрецы хрематистики. Сегодня советский ресурс экономической, технологической и социокультурной прочности на исходе.Конечно, «восстановить» или вернуться в любой прожитый и пережитый период невозможно. Но в стратегическом видении необходим весь исторический масштаб национально-государственного самобытия России.  Требуется максимально широкое духовное и социально-экономическое основание в понимании и оценке сквозных линий и сущностных черт самого пути Руси. Поиски «золотого» века в 1150-летней истории России не должны сопровождаться унижением, тем более искажением или чрезмерным восхвалением и идеализацией любого ее этапа. Нельзя разрывать в своем беспамятстве и отступничестве живую духовную и культурно-историческую нить самобытия народа, связность и непрерывность его истории. Жалкими потугами выглядят попытки «Суда времени» и «Исторического процесса», затеянными нынешними фальсификаторами вроде Сванидзе и иже с ним. Безвременье не вправе и не в состоянии правдиво судить историческое время! Резонансные теледебаты по историческому процессу всегда заканчиваются разгромным счетом не в пользу их организаторов.

Русскость! Православие! Социализм! Именно эти важнейшие и качественные духовно нравственные и социальные конструкты вымываются, фальсифицируются, разрушаются. В статье Проханова А.А. «Пасхальный свет русской истории» высказано принципиальной суждение. «Только идеология соединит народ — не штыки, не меркантилизм. Должна быть такая идея внутри этого союза (Евразийского – А.В.), которая окажется ослепительней, целостней и вековечней, чем идея справедливости, соединявшая советские народы. Идея социальной справедливости советского периода не выдержала напряжения времени. Она была только социальной, объясняла поведение человека с человеком. А идея новой грядущей справедливости будет носить универсальный характер. Это будет справедливость, которая объясняет и определяет отношения не только человека человеком. Но и человека с государством. Человека с машиной. Человека с природой». 

Все верно. Но  с одним существенным добавлением – и Человека с Богом. 1150-летний опыт России убеждает в необходимости хранить верность духовному наследию, своему предназначению, духовно-нравственному идеалу, запечатленному в нашей вере и культуре, образовании и воспитании, философии и науке, укорененному в традициях, самом хозяйственном и социальном складе жизни народа. Все это, по выражению И.А.Ильина выговаривается одним словом – «русская идея». И возраст такой одухотворяющей идеи равен возрасту самой России. «Если с дороги сбились, главное – воротиться на дорогу»,- писал К.С.Аксаков в своей статье «Русское воззрение. – «Не назад, а вперед, не к состоянию Древней Руси, а к пути Руси. Где есть движение, где есть путь, там есть и вперед. И слово «назад» не имеет здесь смысла». Не назад, а вперед, по русскому пути духовно-нравственного идеала Святой Руси – такова смысловая нить исторического самостояния России в ее преемственности и поступательности развитии. Святость и звездные часы славных свершений и побед, несокрушимое единство народа в горе и радости одухотворяют, освящают, освещают и связывают воедино, открывают подлинно живой лик России, прокладывают наш русский путь из великого прошлого через перелом настоящего в достойное будущее.

2. Духовно-нравственный миропорядок домостроительства русского народа

Духовным стержнем национально-исторического бытия России, её хозяйственно-экономической жизни, национального самосознания, порядка государственного и общественного устроения на протяжении тысячелетия является Православие. Русская Православная Церковь была и остается краеугольным камнем отечественной государственности даже в самые богоборческие и трагические времена нашей истории. Русский народ воспринял Православие на вершинной стадии его становления – времени исихазма и паламистских откровений. Оно прошло многовековое испытание и внутреннее очищение от различных ересей. И это был период генезиса – самого становления русского народа и формирования его национального самосознания. И он откликнулся всем сердцем, до глубины и чистоты своей души на вечный и бесконечно актуальный призыв Спасителя. Перед русским православным человеком всегда были открыты две книги – Божественное писание и мир природы, социально-хозяйственного домостроительства. Его мировидение и смысл жизни состояли в том, что он стремился украшать обе книги: первую – своим благочестием, а вторую – своим трудом.

Православная идея социального и хозяйственного мира – это идея строя, иерархии, лада, правды экономической жизни и высшей общественной гармонии – сизигии. Один из самых глубинных истоков русской мысли и, прежде всего, в ее религиозной идеалистической традиции, коренится в восприятии христианства в православной форме его вселенскости и полноты. Доминантная линия образа жизни и осмысления социально-хозяйственного опыта русского народа проходила в русле антропосоциоцентризма и нравственной философии. Все коренные проблемы духовной,  социальной и экономической жизни сводятся к вопросу о том, что есть сам человек. Каково его метафизическое местоположение и назначение в общей целостности бытия мира и Бога. Православие вынесло на первый план этическую, социальную, антропологическую проблематику хозяйственной и трудовой жизни человека, в религиозных глубинах мыслящего сердца, любящего и благословляющего жизнь, говорящего «Да!» сотворенному Богом миру. Повседневный уклад жизни русского народа строился на основе евангельских заветов. В Евангелии от Матфея повествуется о том, как Спаситель призвал богатого и нравственно положительного молодого человека: «Если хочешь быть совершенным, пойди и продай имение свое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19, 21). Известно, что обладавший большим имением молодой человек не решился следовать призыву Спасителя, на что Христос сказал своим ученикам: «…истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство небесное; и еще говорю вам: «удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (Мф. 19, 23-24). С наибольшей полнотой евангельские социально-хозяйственные заветы были воплощены в русской монастырской жизни. Русское иночество действительно давало недосягаемые образцы духовной чистоты сердца и свободы от плена миру. Жития святых земли русской постоянно напоминали людям о той небесной правде, которая должна быть изнутри соединена с миром. Мир же должен быть очищен и освящен, чтобы в преображении стать Царством Божиим, как говорится в Христовой молитве: «Да приидет Царствие Твое, яко на небеси и на земли».

Что определило и обусловило русское национальное мировидение, экономическое и социальное устроение, каковы духовно-нравственные устои исторического самобытия русского народа? В русской мысли сложилось своеобразие и чрезвычайно плодотворное восприятие мира. Определяющей линией в ней следует назвать верховенство духовно-нравственных императивов в социально-экономической жизни. Возобладал приоритет культуры над цивилизацией как техникой и «тактикой жизни». Утвердилась идея приоритета целостности над какой-либо частью или стороной жизни, утвердилось функционально-служебное назначение тех или иных форм и институтов социальной деятельности. Так, к примеру, утвердилось духовно-нравственное смысловое предназначение собственности и богатства в отношении человека, их трудовое, труженическое наполнение. Особенно важной чертой является религиозное осмысление своей жизни, спасения души не только в дольнем мире, но и в горнем, в вечности. Сам горизонт видения жизни расширяется до предельных оснований и незыблемых основ божественного миропорядка. В юбилейный для христианства 2000-ый год Собор Русской Православной Церкви принял социальную доктрину, органичной частью которой является православное понимание экономики, производства, труда и распределения.

Русский социально-экономический уклад может быть рассмотрен через духовную призму сочетания и взаимодополнительности опорно-конституирующих оснований формационного, материально-производственного, технико-технологического, цивилизационного и культурологического порядка. И такой анализ наиболее продуктивен в русле русской идеи. В русской идее запечатлен выстраданный и выверенный тысячелетней историей духовно-нравственный идеал народа, сама судьба и собственная миссия России. И возраст русской идеи, по словам И. А. Ильина, равен возрасту самой России. Русская идея укоренена в самом укладе жизни народа и его традициях, она ясно выговорена его лучшими представителями, со всей полнотой выражена и представлена в нашей культуре, философии, православии, в хозяйстве и социально-государственном устроении. Что определило и обусловило русское хозяйственное мировидение, экономическое и социальное устроение,  каковы характерные особенности хозяйственного уклада русского народа?

В первую очередь отметим влияние природно-биологического и, шире, космического фактора. Хотя физико-географический фактор и не играет определяющей роли в экономическом развитии, но он накладывает особый и неизгладимый отпечаток на хозяйство и социальную жизнь, сам характер народа. В глубоко православной оценке И. А. Ильина: «Природа является колыбелью, мастерской, смертным ложем народа; пространство же есть судьба и его воспитатель, преддверие его творческого духа, его окно к Богу»[2]. Реки и моря, равнины и горы, степи и леса – все уместилось на необозримом российском пространстве. Территория России и сегодня, даже после ее усекновения на добрую четверть, составляет свыше 17 млн. кв. км. А это в 3,5 раза больше, чем все европейские государства вместе взятые. И для Запада Россия всегда представлялась неким Левиафаном, распластавшимся и нависшим над Европой. Но даже сами границы российского государства всегда имели естественно-географические и сугубо оборонительные пределы, складываясь и проходя через природные рубежи гор, морей, рек.

Россию справедливо называют моделью мира, вкладывая в это понятие различные значения. Что же касается природно-климатического компонента, то данная характеристика верна на все сто процентов. В нашей стране представлены, хотя и в разной пропорции, все климатические пояса – начиная с Арктики и кончая зоной субтропиков. Но две трети территории России располагается в холодном и суровом приполярном климатическом поясе. Выход растительной биомассы с одного гектара у нас в 2-2,5 раза меньше,  чем в Западной Европе, и в 3-3,5 раза меньше, чем в США. Среднегодовая температура в России – минус 10 градусов, а в США – плюс 6 градусов. Природные запасы сырья,   энергоносители  расположены в  труднодоступных и суровых условиях Сибири и крайнего Севера. Приходится идти в целях хозяйственного освоения все дальше, бурить и копать, как говорится, все глубже, нести огромные расходы по благоустройству. Скажем, добыча нефти обходится нам в 6-7 раз дороже, чем в странах Персидского залива. Другой пример. В боевиках и детективах, заполнивших наш отечественный экран, мы удивимся, с какой легкостью автомобили таранят стены домов или производственных корпусов. А «секрет» здесь в том, что, допустим, в Англии жилье строят шириной лишь в один кирпич. Нам же требуется в 3-4 раза больше. Энергетические затраты на производство любых товаров, на жизнеобеспечение в целом у нас в 2-3 раза больше, чем в странах Западной Европы. Поэтому объективно для обеспечения такого же уровня и стандарта жизни приходилось раньше и приходится сейчас нести неизмеримо большие биологические, сырьевые, транспортные и энергетические издержки в производстве. Если взять за 100% все мировое население, проживающее в неблагоприятной природно-климатической среде, то 90% из него приходится именно на Россию. Применительно к сегодняшнему дню должно быть понятно, что экономическая политика вывода цен на энергоносители на мировой уровень без учета геополитических, климатических и социально-хозяйственных особенностей и условий нашей страны ведет к непомерному удорожанию всех видов отечественного производства.  Это делает нашу продукцию неконкурентоспособной,  ведет к импортной зависимости. Страна же, которая не производит товаров – обречена. Даже если она вывезет все свои запасы золота, никеля, алюминия, нефти, газа и т.д., ей все равно уготована судьба Африки или Латинской Америки. Нельзя обменивать невозобновляемые природные ресурсы на импортный «воздух», на заграничный ширпотреб[3]. Погнавшись за ним, страна лишает себя возможности производить, и со временем нам просто не на что будет покупать эти товары, если они и станут самыми дешевыми в мире. Вот почему в наших условиях недопустимо, чтобы монополии были по названию «естественными», а цены на внутреннем рынке на их продукцию были запредельно противоестественные. Требуется государственно-общественный учет, серьезный аудит, контроль и действенное экономическое регулирование деятельности этих монополий.

Историю заселения Руси нередко сравнивают с «историей изгнания из рая». Славяне, обитавшие первоначально в Центральной Европе, на протяжении столетий были оттеснены в евразийское климатическое неудобье. Подсчет, произведенный И.А.Ильиным на исторически достоверных источниках, производит ошеломляющее впечатление. За десять веков Русь пережила 350 голодных лет. Причина – экстремальные метеорологические условия: засуха, возврат холодов, градобития, необычайно длительные дожди, наводнения и т.д.

Судьба поставила Россию между Востоком и Западом. Россия – это запад Азии и восток Европы. И за прошедшее тысячелетие, по оценке И.А.Ильина, примерно треть времени пришлась на военное лихолетье,  изнурительные войны,  на  труднейшее восстановление порушенного хозяйства. Так, только в ушедшем в историю XX столетии Россия оказывалась в эпицентре двух самых истребительных и кровавых мировых войн. И все же следует со всей определенностью подчеркнуть, что становление и расширение страны в границах российского государства носило, в основном, защитный и оборонительный, естественно исторический характер. Оно протекало в формах мирной хозяйственно-экономической и социокультурной колонизации и освоения новых земель и территорий.

Сформировалось и окрепло уникальное содружество почти 200 народов, наций и этнических групп. От стомиллионного русского народа – до этнических образований, насчитывающих несколько тысяч или даже сот человек (ульчи, орочи, нанайцы, юкагиры, ительмены, ханты, манси и другие малочисленные народы). Но все они вместе образовали единый российский народ. Российский народ не есть конгломерат механического соединения различных этносов и национальных групп. По своему существу, он представляет собой исторически сложившуюся и развивающуюся суперэтническую и межнациональную общность. Органическая целостность и единство российского народа скрепляется узами территориально-природной жизни и хозяйственно-экономической взаимозависимости. Он сохраняет общность социальной структуры и государственно-гражданской форм самоорганизации. Духовно-нравственные основания общероссийской национальной идеи имеют базовую ценность, выполняют несущую и определяющую роль в самом бытийствовании России. Общность черт социальной психологии и культурно-языковая близость связаны и предопределены единством исторического пути,  самой судьбой России.

Уже в «Слове о законе и благодати» (1049) митрополита Илариона осмысленно и заповедано нам понимание своеобразия и призвания Руси. Оно обусловлено самим историческим фактом ее вхождения в лоно христианского мира. Сопоставляя Ветхий и Новый заветы как тень истины и самую истину, как закон и как благодать, Иларион обосновывает православное видение Бога и социально-нравственное устроение, согласующееся с милосердием, кротостью и любовью, радостным и свободным ощущением бытия как со - бытия. Воздавая хвалу князю Владимиру, а в его лице и древнерусскому государству, Иларион предметно раскрывает идеал православно-христианской социальности и хозяйственности. Принятие христианства, по «Слову» Илариона, дало возможность распрямиться и вступить на путь жизни, прозреть ее сердечными очами. Заключительная часть «Слова» содержит нечто большее, чем просто милосердие. По сути – это социальное завещание потомкам, исходный моральный принцип и целостная социальная программа государственной заботы:

Ослеплены были неведением,

а тобою мы прозрели для света…

Ты правдою облачен, крепостью препоясан,

истиной обвит, смыслом венчан,

и милостыней, как ожерельем,

и убранством золотым красуешься.

Ты стал, о честная глава, нагим – одеждой,

ты стал алчущим – кормитель.

Ты стал жаждущей утробе прохладой.

Ты стал вдовицам помощник,

Ты стал странникам пристанищем,

Ты стал бездомным – кровом,

Ты стал обиженным заступником,

бедным – обогащением.

Таким видится «богатство добрых дел, без соблазнов», чтобы без стыда управлять Богом данными людьми в нашем государстве. Так и хочется наложить эту социальную программу-завещание на современную социальную картину российского общества с его всеобщей социальной обездоленностью как непреложный план действий и неотложных мер.

В «Поучении Владимира Мономаха»(1053-1125) заповеданы потомкам социально-благотворительные и социально-милосердные меры в сочетании с общей заботой о человеке. «Всего же более убогих не забывайте, но насколько можете по силам кормите, и подавайте сироте, и вдовицу оправдывайте сами, не давайте сильному губить человека». По существу, здесь обоснован хозяйственно-этический кодекс поведения человека, стержень которого составляют добрые дела, покаяние и милостыня. Следует при этом указать на трудолюбие, искони присущее русскому человеку, которое необходимо беречь и передавать потомкам как драгоценный дар: «Добро же творя, не ленитесь ни на что хорошее. Пусть не застанет тебя солнце в постели». В «Поучении» обосновывается необходимость единства и сплочения общества и государства, гарантирующих могущество страны. Это мудрая заповедь, основана на христианских принципах, возводящих в абсолют не только справедливость, но и сострадание, уклонение от зла. Покаяние, молитва, усердие, попечение  о слабых, милосердие и упование на Бога объявляются теми малыми делами, которые посильны всем. Владимир Мономах ратует за установление справедливого общественного устройства, утверждение гуманных и нравственных начал в делах домашних и государственных, прекращение розни и примирение во имя создания единого государства.

Интересен и весьма поучителен большой исторический спор, развернувшийсяв последней трети XV – первой половине XVI в.в.  в лоне Русской Православной Церкви между двумя самобытными социально-экономическими направлениями: нестяжателями и иосифлянами (стяжателями). При диаметрально различных подходах в отношении к собственности (монастырской), хозяйственно-мирским заботам, к богатству и накопительству   оба направления внутренне сближало высокое духовное понимание предназначения хозяйства и служебно-функциональной роли основных экономических институтов. Своеобразным компендиумом хозяйственно-экономического мировоззрения можно считать «Домострой»Сильвестра Медведева. Домострой понимается в широком смысле не просто как строительство жилища, а как «строительство мира», земного дома человека, сутью которого является верное следование божественным и отеческим заветам. Подобно большинству произведений древнерусской литературы «Домострой» основан на Священном Писании, творениях отцов Церкви и богатейшем хозяйственном опыте русского народа. В нем отразились такие важные черты, как рачительность, бережливость, трудолюбие, приверженность традициям, обрядность, хозяйственная и социальная этика труженика и семьянина. Книга подробно раскрывает все основные сферы и виды хозяйственно-бытовой и социально-обрядной жизни.

Своеобразным продолжением данного направления можно считать романы «Дом» Ф. А. Абрамова и «Лад» В. И. Белова, изданные в конце 70-х годов XX в., «Прощание с Матерой», «Мать Ивана, дочь Ивана» Валентина Распутина, повести Владимира Крупина и др. русских писателей.

Среди многих трудов, наставлений и поучений в русском экономическом  проекте выдающееся значение имеет и до настоящего времени «Книга о скудности и богатстве» Ивана Тихоновича Посошкова (1652-1726). «Сие есть изъяснение, от чего приключается скудность и от чего гобзовитое (изобильное) богатство умножается». Это трактат, посвященный не только экономической жизни. Он затрагивает целый пласт вопросов судопроизводства, полицейского и церковного права, общекультурной жизни, положения основных классов и сословий тогдашнего российского общества. Это – яркая и живая картина жизни русского народа на стыке эпох Московской и Петербургской Руси.

В своем произведении Посошков дает развернутое представление о богатстве и излагает основные пути и способы его достижения. Особые главы посвящены анализу места и роли купечества и торговли (какими им быть!). Обосновываются идеи меркантилизма и протекционизма, вплоть до мельчайшей регламентации он раскрывает меры и способы по защите русского товара, русского производителя, русского купца. Выступает против обмана, обвеса, обмера, за то, чтобы в стране были полноценные деньги и т.д.

Пристальное внимание уделено художеству, то есть ремеслам, их организации, уставам. Речь идет, по сути дела, о создании отечественной обрабатывающей промышленности. Рассуждая о хозяйстве, осуждая воровство и лихоимство, в специальной главе «О работниках» он высказывается за порядок и законность, чтобы преступному элементу «не давать потачки».

Особый предмет его внимания и заботы – крестьянство. Крестьянство надо беречь, от него зависит, «дабы никто в убожество не входил, но все бы по своей мерности изобильны были». «Крестьянское житье скудостно ни от чего иного, токмо от своей их лености, а потом от нерассмотрения правителей, и от помещичьего насилия, и от небрежения их». Посошков озабочен поднятием производительности и энергии крестьянского труда, рациональности земледелия. Он задается вопросом: почему помещик накладывает на крестьян непосильное бремя? И отвечает – потому что относится к ним не по государственному (общему) царскому подходу, не по-божески, не как к вечности, а как временщик, частник, а не вековой владелец! Благосостояние крестьян Посошков рассматривает делом государственной важности. Он противопоставляет частной помещичьей точке зрения на крестьян и крестьянскую собственность – государственную, державную (царскую) позицию. Посошкова можно считать провозвестником идеи освобождения крестьян от крепостного права.

Непреходящую значимость для понимания самобытия России, ее исторической индивидуальности имеет духовный склад народа, национальное самосознание, национальный характер, то, что выражается современным понятием менталитета. И все эти сущностные характеристики с предельной глубиной выражены в русской идее. Ее духовный стержень составило Православие. Русский народ воспринял и откликнулся всем сердцем на Божие Благовестие, на главную заповедь Божию и уверовал, что Бог есть Любовь и Дух. Эту идею русско-славянская душа, издревле предрасположенная к чувству, сочувствию и доброте, восприняла от христианства. Главное в жизни, хозяйственном и социальном устроении есть Любовь. Именно Любовью все строится и созидается. Ненависть же только разрушительна. Для русского народного миропонимания и миро отношения характерно нахождение абсолютной опоры не в себе, а вне себя – в мире и в Боге, и приближение по мере всех своих сил к Богу. «Будьте совершенны как Отец ваш небесный» - не самоутверждение в гордыне, а восхождение и возвышение к Любви, стяжание духа любви – вот доминантная черта русской духовности, выступающая в качестве кодового ключа для понимания содержания и характера хозяйственной деятельности. Для абсолютно невежественного человека в вопросах веры и религии выражение «раб Божий» может означать какую-то униженность или извращенную постыдность. В подлинном значении и высшем смысле это означает только и только одно: быть рабом совести, истины, добра, красоты и совершенства. Но с другой стороны, - быть хозяином своей воли.

Самобытность русской души, по И. А. Ильину, заключается в том, что в них своеобразно распределены первичные и вторичные силы. Ведущими, определяющими, первичными силами выступают любовь, добро, красота, истина, совесть и живое сердечное созерцание. Вторичные же силы включают в себя, по Ильину, волю, мысль, форму и организацию. На современном этапе экономического и социального развития особую актуальность и практическую остроту составляет проблема преодоления разрыва между первичными и вторичными силами нашей души и культуры. Применительно к хозяйству, особенно в условиях рыночных отношений, требуется решительно освобождаться от безволия и безмыслия, изживать бесформенность и хаотическую дезорганизацию. А попросту говоря – необходимо преодолевать нашу извечную расхлябанность, надежду на «авось», беспечность, социальное иждивенчество и люмпенскую психологию.

Явным просчетом современных реформаторов была и остается недооценка значимости социально-исторических, национальных особенностей России, игнорирование самобытных черт хозяйственно-экономического уклада жизни. Все упования на всесилие рынка как регулятора общественных отношений оказываются сильно преувеличенными. Следует иметь в виду, что русский человек по духу своему не рыночник. Частная собственность, дух конкуренции, частнособственнической наживы, индивидуализм были чужды образу жизни, морали, психологии русского крестьянства. Для него было характерно стремление к сотрудничеству, общинности, коллективизму. Это коренное духовно-социальное и хозяйственно-трудовое качество определяется Соборностью.

Идея соборности, понятая, воспринятая и возвышенная до общего метафизического принципа российского бытия, уходит своими истоками в христианскую традицию, в которой она рассматривается как свободное единение людей в любви, вере и жизни. И этот священный религиозный смысл соборности, наиболее полно проявляемый в Православии, распространялся на все сферы общественного и человеческого устроения, на само понимание общества и человека. Соборная личность противостоит одинокому человеку. Никто один не спасется. Погибнем поодиночке – выживем вместе.

П.А.Кропоткин(1842-1921) назвал одну из своих фундаментальных работ «Взаимная помощь как фактор эволюции». Он доказывает, что уже природа не есть всеобщее поле битвы. Лучше приспосабливаются не те животные, которые хитрее, ловчее и т.д., а те – кто строит свою жизнь на взаимопомощи. В природе нет внутривидовой борьбы, здесь срабатывают факторы взаимодействия и взаимопомощи. Человек – дитя природы, он не ангел, но и не демон. И когда говорят о зверином законе, действующем в обществе, – «человек человеку – волк!», то справедливо можно задаться вопросом, а при чем здесь волк? Сотрудничество, взаимопомощь, поддержка, солидарность – заложены в фундаменте самой природы! А в человеческом обществе тем более глубинно действуют необходимость и потребность в коллективистских взаимоотношениях, в соработничестве, справедливости и (отчасти) равенстве. Речь идет о духовно-нравственных началах человеческого созидания, заповеданных самим Богом.

Л.И.Мечников(1845-1916) рассматривал солидарность как главную движущую силу общественного развития. Степень свободы показывает достигнутый уровень солидарности, являясь критерием человечности самого общества.

С.Н.Трубецкой считал, что соборность как идеал означает совпадение религиозно-нравственного и социального начал. Тем самым она противостоит как индивидуализму, так и примитивному коллективизму.

Особой духовной проницательностью отличаются взгляды продолжателя теории Всеединства С.Л.Франка. В своем труде «Духовные основы общества» он обоснованно утверждает, что мы разъединены только на поверхности общественных проявлений жизни. На глубине же, внутренне, органически, мы едины. Формы же этого социально-исторического единства неисчерпаемо многообразны – от брачно-семейных, социальных, национальных, религиозных и других уровней общности людей – до человеческой всеобщности.

Соборная традиция народной жизни и соборность как духовно-социальное системное качество наиболее полно выразилось в русской крестьянской общине и русской работнической артели. Община на протяжении столетий была не только формой организации сельскохозяйственного производства, но и народной жизни в целом. В ее основе лежало коллективное землепользование и принципы самоуправления сельской жизнью. Работническая артель являлась своеобразным продолжением и развитием общины земледельческой, приложением ее принципов и формой организации хозяйственной жизни применительно к различным видам ремесленного и промышленного труда. Принципы соборности, общинности, соработничества, сотрудничества и взаимопомощи органически переросли и переплавились в новых общественных условиях в уникальное социальное явление – коллективизм. Коллектив был и остается основной производственной единицей и важной социальной ячейкой общества, объединяющей людей для непосредственного решения широкого круга производственных и социально-бытовых вопросов. Трудовой коллектив, персонал фирмы или ассоциация товаропроизводителей, акционерное общество и т.п. – это лишь разные названия одного и того же социально-экономического явления. Реформы, проводимые в стране, изменения в отношениях собственности и социально-правовой сфере привели к тяжелейшим испытаниям коллектива на прочность, к серьезным деформациям в их ценностно-целевых основаниях. Однако общее предназначение трудовых коллективов не изменилось. На их первичном уровне сохраняются взаимоотношения товарищества, взаимопомощи и сотрудничества как конкретные проявления соборности. И требуется всемерное сбережение, восстановление, реконструкция и актуализация этих драгоценных жизненных начал русского уклада жизни.

Игнорирование духа народа заводит национальное дело хозяйствования, образования, социального устроения в тупик. Об этом убедительно говорит деструктивный опыт реформирования экономики России в лихие 90-е годы с насильственным навязыванием ей не просто экономической схемы так называемого свободного рынка, а чуждых духовных оснований культуры, ценностей и идеалов западного общества. Происходит насильственное внедрение экономики под знаменем радикального либерализма, этических ценностей протестантизма с их ставкой на практический успех любой ценой, на индивидуализм, на первенство права над нравственностью, а прав человека над правами народа. Тысячелетний путь России утверждал в народе соборность, добротолюбие и трудолюбие, державность и патриотизм, стремление к правде и справедливости, взаимопомощь, осуждение спекулятивного  и ростовщического капитала,  неправедного богатства. Эти качества подвергаются тяжелейшим испытаниям на прочность. Но они не могут исчезнуть в одночасье. Человек по-прежнему укоренен в социальные институты семьи, трудовой и социально-профессиональной общности. Особые отношения связывают его с церковью, органами власти и управления. Духовно-нравственные узы, коллективистские формы уклада хозяйственной и общественной жизни, чувство «нашего» и общего интереса столкнулись с императивом бездушной денежной и правовой формальной связи между людьми. В этом одна из основных причин отторжения навязываемых народу экономических реформ. Россия обретает сегодня заново опыт рыночной экономики. Чаще всего это опыт мучителен и сопряжен с огромными издержками, именуемыми некоторыми идеологами от экономики «временным и неизбежным трансформационным спадом» при становлении хозяйства на новые (старые?) рыночные принципы и отношения. Сегодня не нужно кого-либо убеждать, что сам по себе рынок – не панацея от всех бед. И жизнь человека не строится и не может строиться на одних экономических связях и интересах. Как идеи, оторванные от экономических интересов, посрамляют сами себя, так и голый, чистый экономический интерес не состоятелен и бесперспективен. Русский путь развития убеждает, что наше общее историческое будущее заключается не в индивидуальном  и неограниченном произволе одиночных субъектов рыночной экономики. И не в безудержной погоне за обогащением; и не в возведении в культ потребительства. Это не только противоречит христианским принципам жизнеустройства, но рано или поздно упирается в ограниченность жизненных ресурсов Земли. Вот почему так важен спасительный призыв Русской Православной Церкви к миру, а также к соработничеству людей перед лицом политических разногласий, противоречий и борьбы.

Поистине пророчески звучат слова, сказанные век назад В.В.Розановым(1856-1919): «Экономизм как доминирующая норма есть действительно смерть… Экономический строй, семья как содружество работника и работницы, государство как содружество экономических же групп и все «экономическое» в тенденции и основаниях: наука, печать, публицистика – это ничего более, как минерализованное общество, которое перестало дышать, потеряло «дыхание жизни»«. Абсолютная власть рыночного духа несостоятельна для экономики.  Она губительна для важнейших сфер общественной жизни в целом (образование, наука, культура, здравоохранение и т.д.).

Анатолий Петрович Ветошкин, директор духовно-просветительского центра И.А.Ильина, профессор, доктор философских наук,действительный  член Академии социальных наук

[1]Федотов Г.П. Судьба и грехи России. Т.1. – СПб., 1991. С.44-46.

[2]Ильин И. А. Собр. соч.: В 10 т. Т. 6, кн. 2. – М., 1996. С.374-375.

[3]Поражаешься мудрости и дальновидности императора Николая II, когда по его Высочайшему указу вывозимое за рубеж сырье по установленной квоте не могло превышать 12,5% общей добычи. Остальной экспорт должен был быть в виде готовой продукции. Сегодня же картина выглядит с точностью наоборот.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Пестерев Егорий : Re: Духовно-нравственный путь развития России
2012-08-31 в 13:26

"Экономический строй, семья как содружество работника и работницы, государство как содружество экономических же групп и все «экономическое» в тенденции и основаниях: наука, печать, публицистика – это ничего более, как минерализованное общество, которое перестало дышать, потеряло «дыхание жизни»«. Абсолютная власть рыночного духа несостоятельна для экономики. Она губительна для важнейших сфер общественной жизни в целом (образование, наука, культура, здравоохранение и т.д.)"
- вот именно этого гпорно и агрессивно не хотя понять ни товарищи больщевики, ни гомпода демократ-либералы. Иногда кажется, что у этих категорий существ происходит некий самострел здравого смысла, некая самоампутация части души.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме