Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Был человек от Бога...»

Марина  Михайлова, Русская народная линия

Митрополит Иоанн (Снычев) / 02.11.2011


К выходу жизнеописания митрополита Иоанна (Снычева) …

Русская народная линия уже сообщала о выходе в свет жизнеописания Владыки Иоанна (Снычева). Этот труд, приуроченный издательством "Царское дело" (редактор-составитель Е.И.Душенова) к десятилетию блаженной кончины митрополита Иоанна, издан по благословению высокопреосвященного Никона, архиепископа Уфимского и Стерлитамакского и называется "Был человек от Бога...", а в подзаголовке к изданию пояснено: "Жизнеописание митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского ИОАННА (СНЫЧЕВА), переданное очевидцами и им самим". (СПб, 2005).

Знаменитые слова апостола Иоанна Богослова (небесного покровителя приснопоминаемого Владыки Иоанна) о пророке Иоанне Предтече: "Был человек от Бога; имя ему Иоанн. Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него" (Ин.: 1;6-7), первая фраза которых вынесена в название этого жизнеописания, по отношению к митрополиту Иоанну объясняются в книге иереем Алексием Васильковым следующим образом: "Не будем останавливаться на всем многообразии деятельности и несомненной святости Владыки, это лучше сделают люди, знавшие его лично. Скажу, как мне представляется, лишь о самом главном его служении - пророческом. Осторожно, дабы не погрешить дерзостью суждений, сравним служения Иоанна Предтечи и Иоанна Петербургского. Иоанн Креститель - "глас вопиющего в пустыне" (Ин.: 1;23) - родился среди еврейского (в то время богоизбранного, но уже развращенного, народа и пришел "в духе и силе Илии" (Лк.: 1;17), чтобы приготовить пути Господу (Лк.: 1; 76). Креститель призвал людей: "Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф.: 3;2), ибо "всякое древо, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь" (Мф.: 3;10).

Книга Митрополит Иоанн родился в среде русского народа доныне являющегося богоизбранным, но находящимся в страшном духовном одичании. Он также призвал свой народ к покаянию, внятно предупредив о том, что без возвращению к Христу не будет ни России, ни русских: "Процесс апостасии, разложения живого и цельного христианского мироощущения, предсказанный Господом Иисусом Христом почти два тысячелетия назад, близок к завершению... [...]" На этом остановимся. Чтущий да разумеет".
(стр.683-684).

Составителями этого труда проделана большая работа по сбору и анализу печатного наследия, связанного с именем Владыки: как его прижизненных трудов, так и вышедших за десять истекших со времени кончины митрополита лет книг и публикаций, посвященных его памяти. Заканчивается издание перечислением не только источников, использованных при составлении жизнеописания, но и списком изданных трудов митрополита Иоанна, а также книг о нем.

На основании обширного собранного материала и составлено это первое столь подробное жизнеописание Владыки Иоанна, несомненным достоинством которого является возникающее при знакомстве с ним чувство сопричастности, некий "эффект присутствия". Он достигается благодаря множеству привлеченных свидетельств и позволяет увидеть одно и то же событие жизни Владыки объемно, с разных точек зрения. Но, конечно, главная причина невольно возникающей внутренней близости с описываемыми событиями заключается в сыновней и дочерней любви составителей и авторов воспоминаний к герою повествования, которая передается и читателям. Все это делает настоящее жизнеописание не только серьезным документальным свидетельством, но и придает ему важное воспитующее значение.

Сквозь все повествование звучит голос самого Владыки Иоанна. Это и его рассказ о своей жизни, и отеческие наставления, и горячая проповедь верного сына Церкви и России.

Благодаря собранным документам перед нашим мысленным взором проходит весь жизненный путь митрополита Иоанна. Мы становимся свидетелями того, как крестьянский сын взошел к святительскому служению, став гласом совести Русской Православной Церкви и русского народа.

Описание начинается с неторопливого, подробного рассказа самого Владыки о своем детстве. Его безыскусное повествование проникнуто простодушной искренностью. Владыка описывает нелегкую, полную невзгод и лишений, жизнь крестьянства в 1930-1940 годы. Семья Вани, в которой кроме него было еще четверо сыновей, жила тяжело. Мальчику приходилось и голодать, и просить подаяние. Несколько раз Снычевы переезжали. В Каховке будущий архиерей впервые попал в храм Божий, посещение которого запомнилось на всю жизнь...

Затем началась учеба в школе. Владыка, не таясь, рассказывает о случавшихся в его жизни подростковых проказах, шалостях.

В отрочестве Ивана стали волновать вопросы смысла жизни, приведшие его в Церковь. Большое значение на выбор жизненного пути оказало видение, открывшееся юноше на танцплощадке, когда веселящаяся молодежь предстала перед Иваном в виде бесов.

Вскоре состоялось знакомство с первой духовной наставницей будущего Владыки - инокиней Февронией, оказавшей глубокое влияние на укрепление его в верности высоким идеалам. Юноша прилепляется к Церкви Христовой, начинает прислуживать в храме и вступает на путь духовного делания.

Уже в начале книги жизнеописание начинает пополняться и записями духовных чад Владыки, дополняющих его рассказ о себе, поскольку с первых дней служения будущий архиерей привлекал внимание прихожан особым благоговением к богослужению, добрым отношением к людям.

Осенью 1944 года Иван Снычев был призван в армию. Но Господь хранил Своего избранника, ему не пришлось участвовать в боевых действиях.

Важнейшим событием в жизни будущего святителя стало знакомство с епископом Мануилом (Лемешевским), перешедшее в духовное сыновство. Близость с владыкой Мануилом - "дедушкой", как ласково называли его близкие, присоединила его к лествице духовнического преемства Русской Православной Церкви, восходящей к апостольству.

...И так, шаг за шагом читатели могут наблюдать возрастание этого духовного богатыря земли Русской. Полезно увидеть, например, как данные от юности честность и прямота со временем выпестовались в святителе в добродетель непоколебимой твердости служения Истине.

Важно и то, что богатый круг источников не ограничивает тему книги только жизнеописанием Владыки Иоанна. Подвижническая деятельность архиерея является частью истории Русской Православной Церкви (да и Вселенской тоже, Владыку почитают везде), и самой России. Так, включение в текст дневников митрополита Иоанна, содержащих описание его пребывания на Самарской кафедре в 1960-1980-е годы, когда решения в церковной жизни принимались уполномоченными, в реальных подробностях открывают и положение Церкви в те годы, и стояние в истине самого Владыки в тот тяжелый период. Другие страницы истории приоткрывает рассказ о защите архиереем магистерской диссертации.

Конечно, особый интерес читателей вызовет и последняя часть книги, рассказывающая о пребывании митрополита Иоанна на Санкт-Петербургской кафедре, - наша недавняя, памятная многим и столь дорогая история...

Издание снабжено множеством прекрасных цветных (и черно-белых) фотографий, гармонично дополняющих содержание.

Приходится сказать и о недостатках книги, проистекающих из ее достоинств. Увы, выбранный авторами повествовательный стиль изложения имеет и свою оборотную сторону. А именно. 700-страничный объем этого труда никак не систематизирован, он разделен лишь на три части: ПРИЗВАНИЕ; САМАРСКАЯ КАФЕДРА; ПЕТЕРБУРГСКАЯ КАФЕДРА; что, несомненно, затрудняет ориентацию в столь обширном труде. В результате, быть может, выигрывая в литературно-художественном отношении, издание страдает в научно-историческом смысле. Скудость (чтобы не сказать отсутствие) его справочного аппарата удручает. Пожалуй, книга переполнена излишними подробностями, не всегда имеющими отношение непосредственно к Владыке Иоанну, а скорее к жизни его духовных чад, что затемняет основной смысл книги, разрушает единую линию его содержания лишними сюжетными линиями, делает повествование рыхлым, неструктурированным.

Ориентированию в книге могло бы помочь приложение краткой биографии Владыки Иоанна (хотя пора бы нам иметь и научную биографию митрополита Санкт-Петербургского), что традиционно для подобных изданий. (Краткий фрагмент автобиографии помещен на 334-335 стр. данного труда в "Первом архипастырском послании митрополита Иоанна на Ленинградской (Санкт-Петербургской) кафедре от 27 сентября 1990 г.") Кроме того, были бы полезны биографические примечания о других героях повествования, с которыми общался Владыка Иоанн, что также не открытие для аналогичных изданий. Ведь очевидно же, что эту архивную, исследовательскую работу совершать все равно рано или поздно придется. Но раньше - все же лучше, пока прошел не столь большой срок со времени кончины Владыки, пока живы многие современники. Учитывая, что авторы жизнеописания общались и трудились с Владыкой, знакомы с его близкими, очевидно, владеют каким-то документальным наследством, им этот труд подъять было бы естественней, чем кому-либо стороннему.

...Когда в свое время доводилось собирать воспоминания о Владыке его духовных чад, рукоположенных им священников (в частности, для газеты "Православный Санкт-Петербург"), согласно своему христианскому и профессиональному долгу запечатлевая дорогую память, то грела надежда о том, что со временем эти тексты подвергнутся анализу и осмыслению, что найдутся люди, которые будут изучать проповеднический, духовнический опыт Владыки с пользой для будущего, для всех нас. Увы, пока приходится встречать эти материалы в различных изданиях (не только в рецензируемом труде) лишь перепечатанными один к одному. Получается, что мы топчемся на одном месте, "иоанноведение" наше не развивается, а время уходит. Видно, нашему времени, нам самим это пока не по силам. А жаль...

Как и авторы книги (которая заканчивается тропарем приснопоминаемому митрополиту Иоанну), думаю, что со временем Владыка будет прославлен Церковью. Тем более серьезные труды необходимы в этом направлении, а не переиздание уже существующего.

И последнее замечание. О вкусах, как известно, не спорят. Поэтому подчеркну, что высказываю свое сугубо личное мнение, которое может быть ошибочным. Но трудно удержаться от сожаления по поводу того порой до приторности елейного стиля, в котором выдержана немалая часть жизнеописания. Думается, светлая память митрополита Иоанна вовсе не нуждается в этом.

Вот и все, остудим все же на этом свой критический пыл. Да, сказать, что произнесено новое слово о Владыке, к сожалению, пока не получается. Но произведенный труд велик, необходим, спасителен. Его страницы полны назидательных примеров, питающих душу, очищающих разум.

Ясно, что критиковать гораздо легче, чем созидать. Поэтому поблагодарим делателей, совершивших этот пока первый в своем роде опыт, который, как известно, самый трудный. Надеемся, что исследование жития Владыки Иоанна продолжится, будущими летописцами будет сделан следующий шаг в поиске нелегкой гармонии, и достойное научно-историческое содержание будет достигаться не в ущерб простоте и ясности изложения.

А пока уже созданное жизнеописание преподает нам великий урок и научение любви. Любви Пастыря к пасомым, чад - к духовному наставнику, граждан к своему Отечеству, даже поруганному и оплеванному, и, конечно, главное - к Господу и Подателю благих - Источнику всех благ и самой любви.

2006 г. 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. Александр Васькин, русский священник, офицер Советской Армии : «Был человек от Бога...»
2011-11-02 в 17:16

"Иерей Алексий Васильков" - это я, Александр Васькин. "Алексий Васильков" дал мне, защищая до времени, мученик Константин Юрьевич Душенов в свое время.
2. Эрик Лямпе : Re: «Был человек от Бога...»
2011-11-02 в 16:23

Интересно, что по свидетельству Булгаковой Е.А., указанный здесь духовный отец митрополита Иоанна епископ (затем митрополит) Мануил Лемешевский предал, находясь в застенках НКВД, священномученика отца Сергея Мечева, доверившего, по необходимости (в виду заключения в тюрьмах епископов, разделявших его взгляды), свои взгляды епископу Мануилу. И это уже не говоря о факте полной поддержки тем же епископом Мануилом Декларации патриарха Сергия Страгородского.
1. Александр Васькин, русский священник, офицер Советской Армии : Есть человек от Бога,
2011-11-02 в 15:31

и имя ему - ИОАНН

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме