Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русская цивилизация глазами леонтьевоведа

Максим  Емельянов-Лукьянчиков, Русская народная линия

«Русская идентичность и будущее православного мира в эпоху глобализации» / 25.10.2011


Доклад на конференции «Русская идентичность и будущее православного мира в эпоху глобализации» …

В наш век информации и мнимой свободы выбора между различными религиозными, культурными и государственными идеалами обычный человек теряется и тонет в этом потоке, либо хватается за ближайшую кочку, за которой не видит подлинного монолита традиции.

За семь тысяч лет существования человеческих обществ оформилось подлинное многообразие мира, состоящего из самобытных цивилизаций, у каждой из которых были своя вера, своя культура, своя государственность. Несмотря на разнообразие исторических типов, каждый конкретный человек был творцом и принадлежностью конкретной традиции и не терялся в поисках смысла жизни, ибо с детства научался, что есть хорошо, а что есть плохо.

Но, начиная с XV века на Западе, а несколько позднее и по всему миру (в России - во второй половине 17 века), стал набирать силу процесс разложения традиционных ценностей. К началу XXI столетия этот процесс настолько рельефно оформился, что позволяет говорить о том, что мы имеем дело с изменой традиции, ее уничтожением, равно как и навязыванием всему миру ценностей сугубо негативного свойства, которые не только противны христианству (и любой традиционной религии), но и прямо обманывают своих адептов.

Под лозунгом «свободы» мы идем к новому рабству, строя «национальные государства» мы выращиваем диктатуру меньшинства, и взыскуя «хлеба» мы получим новое неравенство со строгим распределением материальных благ. Красивые обертки либерализма, племенизма, социализма и глобального общества превращают мир в противоположность всему тому, что было свято, дорого и родно нашим пращурам на протяжении всей истории мира.

Вся надежда на последних приверженцев традиции - то есть традиционалистов.

Что же такое этот традиционалист?

Современный традиционалист ратует за многообразие цивилизаций, их религий, культур и государств. Коль скоро он житель русской цивилизации, он - православный христианин, представитель традиционной русской культуры и апологет традиционной русской государственности.

Традиционалист понимает, что Россия не является ни Европой, ни Азией, ни Евразией, ни продолжением Византии, ни мифической «славянской цивилизацией» [1]. Россия - это Россия, самодостаточная русская цивилизация [2].

Он рассматривает взаимоотношения России с Европой и всем миром с позиций русского национального идеала и с позиций исторической реальности. Идеал и реальность - вещи далеко не идентичные, в наибольшей степени они совпали во второй половине XV - первой половине XVII веков, которые для всякого традиционно-мыслящего человека есть время наибольшего расцвета России. Тем не менее, традиционалист знает и любит все периоды русской истории, - много прекрасного было и в Киевской Руси, и в Удельной Руси, и в имперский и советский периоды.

Традиционалист - ни либерал и ни консерватор, ни космополит и ни фундаменталист, ни реалист и ни идеалист, ни оптимист и ни пессимист. Все это - вторичные, однобокие, поздние деления. У истории всегда два колеса. Но это не значит, что он занимается синкретизмом, пытаясь сплавить в единый котел разные учения. Нет, он опирается на традицию, которая расположена по ту сторону всех этих "-измов".

Кроме того, для традиционалиста важнее восхвалить хорошее, чем покритиковать плохое. Он больше апологет, чем критик, ищет поводы для воспевания России, а не для ее (или ее соседей) критики, равным образом он ищет единомышленников, а не критиков, друзей, а не врагов. Традиционалист всегда уважает отличное от своего собственного мнение, но ценит умение аргументировать его. Он не приемлет коверкание русского языка, нелогичность речи и уход от ответа («политкорректность» и «толерантность»).

Традиционалист, всей своей жизнью, призван показать ложную сущность таких явлений, как либеральная демократия, племенизм, расизм, колониализм, русофобия, нацизм, социализм, коммунизм, глобализм, экуменизм, дарвинизм и иже с ними. Современная мировая революция рядится в пестрые и, как ей кажется, разнообразные одежды, маскируя свою сущность многими терминами и идеологиями, последователи которых чаще всего не находят общего языка друг с другом. Не находят до тех пор, пока речь не заходит о традиции, как общем враге всех этих направлений. Ибо в свете традиции любой трезво мыслящий человек сразу видит ничтожность, противоречивость и пагубность всех этих идеологий, они буквально истлевают на глазах, несмотря на тонны книжной макулатуры, терабайты виртуального потока, произведенные ими на останках миллионов людей, ими же загубленных.

Когда я говорю все это, я основываюсь как на религиозных текстах, так и на научных трудах. Это, в первую очередь, Священное Писание и наследие основателей цивилизационного подхода - Константина Леонтьева, Николая Данилевского, Освальда Шпенглера и Арнольда Тойнби [3]. Об этом я написал книгу, вышедшую в 2008 году, - «Иерархия радуги» (700 страниц), которая дает биографический материал о четырех основателях цивилизационного подхода, выясняет категориально-понятийный аппарат и описывает ключевые события и персонажи отечественной истории от Крещения Руси до революции 1917 года [4]. Скоро должна выйти вторая книга - «Распятая радуга», которая посвящена следующему этапу - как XX-XXI векам, так и научным прогнозам о будущем России.

Теперь я хочу дать вам более подробное представление об основных выводах, сделанных в этих книгах.

Совершенно нецелесообразно деление исторического процесса на «древний», «средний» и «новый» периоды. Этот вывод проистекает из отсутствия какой-либо конкретно-исторической реалии, которая могла бы носить именование «человечество». Вне специально-богословской и тому подобной мысли это понятие является не более чем транскрипцией евроцентричного сознания на совокупность исторического бытия. Точно также и понятие «Восток» не представляет собой чего-либо конституциированного, но всего лишь совокупность всех тех реалий, которые нельзя включить в понятие «Запад», являющееся синонимом европейской цивилизации. Россия же не принадлежит ни к реальным цивилизациям Византии и Европы, ни к умозрительным фантомам «Востока» и «славянства», и является самостоятельным историческим типом - русской цивилизацией.

Цивилизация есть высшая категория исторического процесса.

Любая цивилизация состоит из трех частей (религии, культуры и государства) [5], и последовательно проходит через три стадии исторического развития (первичной простоты, цветущей сложности и вторичного смесительного упрощения).

Эти представления основателей цивилизационного подхода совершенно органичны для христианской традиции России и Европы. Согласно ей множественность цивилизаций, образовавшаяся после вавилонского столпотворения, является удерживающим фактором: разность цивилизаций предохраняет мир от губительной для исторического развития унификации.

Вклад Леонтьева и Шпенглера в историческую хронологию дает четкий срок жизни цивилизации - до 1200 лет. Любая цивилизация ограничена во времени.

Самым значительным стимулом, оказывающим содействие развитию является «стимул страдания», формулирующийся как представление о том, что неблагоприятные обстоятельства («вызовы» А. Тойнби) способствуют росту. И наоборот: удобные географические и климатические обстоятельства, оказываются не только не способствующими развитию, но в известной мере, ему препятствующими. Подобная констатация не является призывом к искусственному созданию трудных условий существования, но говорит о том, что все значительное в истории выковывалось в ходе осуществления стратегии «иосифлянства», - за счет устроения человеком не только окружающего мира, но в первую очередь самое себя. И наоборот, -стратегия прогрессизма и хилиазма приводит к регрессу и деградации. При этом, «стимул страдания» сопутствует не только процессу роста, но и разложению, - в одном случае он инициирует развитие, тогда как, в другом случае, способствует регрессу.

Все когда-либо существовавшие цивилизации проходили никак не меньше чем через три периода развития. С другой стороны эта схема обладает открытостью в сторону увеличения периодов развития, которые, однако, носят уже подчиненный характер, а потому именуются тактами. Так, 3 период, период смешения, имеет 3 такта - имперский, либеральный и цезарианский.

За спадом, который начинается в момент надлома цивилизации (в России это опричнина, а затем и Смутное время), следует оживление, совпадающее с основанием империи (первый такт третьего периода), которая характеризуется перенесением акцента с внутренних процессов на внешние (включая культурное, военное и хозяйственное завоевание); конец империи приводит к вырождению знати, осмыслению власти как узурпированной и утратившей свою сакральность. Империя всегда величественна, могущественна, впечатляет своим размахом, но неизменно терпит крах.

На смену имперскости приходит либеральность (второй такт), которая представляет собой попытку возврата от внешнего расширения к внутреннему совершенствованию. Однако трагедия этой попытки заложена в изначальном ее основании, каковое есть выделенное из общего контекста понятие «свободы», понятой как освобождение от традиции, дисциплины и иерархии. Там, где раньше была величественность, нарождается идеал усредненности, который, будучи доведен до предельной точки, вызывает к жизни цезаризм (третий такт), наследующий жесткое внешнее оформление империи и нетрадиционную сущность либерализма. Это обратная перспектива традиции: цивилизация заканчивается искажением всего того, что характеризовало ее зарождение и расцвет - пародией на духовность, пародией на культуру, пародией на государственность.

Воспользовавшись законами развития, выявленными основателями цивилизационного подхода, можно и нужно знать периодизацию русской истории. Русский расцвет начинается во второй половине 15 века, в районе закрепления церковной и государственной самостоятельности Руси, после Ферраро-Флорентийской унии и захвата Константинополя, которые дали право России окончательно принять на себя византийское наследие.

Окончание периода расцвета приходится на период церковного раскола, на время противостояния основных течений общественной мысли середины XVII века: грекофилов, староверов и латинян. И хотя остатки цветущей сложности еще наблюдаются при первых Романовых, тем не менее, это уже рудименты традиционной Руси [6].

Для характеристики русской цветущей сложности принципиально важна идея Третьего Рима, которая естественна и органична в силу одновременности исторического бытия Византии и России, и эта естественность может быть продемонстрирована на примере того, как происходила русская рефлексия: сначала греки стали именовать Москву «Царствующим градом», а русского великого князя «царем», а затем уже и Россия признала свой высокий статус.

При этом важно понимать, что самобытность русской цивилизации определяется не тем, что она наследовала Византии, но напротив, возможность говорить о византийском наследии возникла лишь тогда, когда Россия стала самобытной духовной, культурной и государственной единицей истории, - таким историческим типом, который, одновременно, прочувствовал свою вселенскость и свою инаковость (полностью в духе историософии Леонтьева и Данилевского: лишь та цивилизация обретает мировое значение, которая имеет значение собственно-национальное).

Конкретно-историческое наполнение русского расцвета богато содержанием. Стоглав, ставший кульминацией симфонии церкви и царства, соборное прославление русских святых зафиксировали духовную составляющую, а Домострой - семейно-культурную. Наибольшее число актов было посвящено устроению государства - это Степенная и Царственная книги, Лицевой свод, Сводная Кормчая и Судебник 1497 года. Идеи симфонии и иерархии были выражены также во множестве других произведений культуры того времени [7].

В отношении событий русского расцвета существует целый ряд историографических штампов, искажающих наше видение собственной истории. Это и якобы имевшая место быть, начиная с царствования Ивана III, «европеизация» России, последующие «западничество» и «макиавеллизм» Ивана IV (в правление которого произошел разрыв между идеалом Третьего Рима и реальностью методов его воплощения), «неадекватность» Федора I [8]и представление о Борисе Годунове как об «убийце» [9].

Идею третьего Рима нужно признать абсолютно не имперской, ибо преемство от Византии не подразумевает обращения к земному ее наследству. Претензии на Царьград и ожидание в связи с этим будущего расцвета - позднейшее явление, не характерное для жителей цветущей сложности, но характеризующее первых же представителей XVII века, в котором Россия становится империей.

Далее. Национальная идея обретается нацией в период расцвета, и охраняется в последующий период развития. В период цветущей сложности, единство православной, культурной и монархической составляющих создало то, что и является русской национальной идеей. Она не только в вере, не только в государственности или культуре, тем более она не в «решении» социальных, экономических, научно-технических или военных проблем. Национальная идея России состоит в целокупности русского национального самосознания, в целокупности, которая будучи достигнута и осознана в период расцвета второй половины 15 - первой половины 17 веков не должна быть забыта, изменена, расторгнута или «возрождена». Она, должна быть охраняема, и именно русская идея есть тот «дух жив», который делает наш исторический тип не только самобытной цивилизацией, но и одним из величайших миров, когда-либо записанных на координатах истории.

Русская национальная идея - то, без чего не может существовать русская цивилизация, и можно придумать сколько угодно новых идей, но они не только не станут той реальностью, которой был расцвет, но и отторгнут русскую нацию от собственной идентичности. Только такое образование уже нельзя назвать цивилизацией, а его носителей - нацией... [10]

Подобное понимание исторического бытия разрушается лишь с кризисом традиционного мировоззрения. С XVII века начался процесс вестернизации России, представляющийся как многоэтапная русская реакция на давление извне, помноженная на кризис внутреннего самосознания. Заимствование экономических, технических и военных достижений Европы привело к беспримерному государственному возвышению России, однако обращение к чуждым ценностям способствовало расколу между традицией и новыми идеалами, и в конечном итоге, к постепенному разрушению как первой отечественной империи XVIII - начала XX веков, так и второй, советской, империи. Наступил второй такт третьего периода, либеральный...

Ключевые свойства этого такта - это рационализация, либерализация и демократизация сознания.

Европейская демократия не универсальна. Поэтому важно разделять традиционную европейскую демократию и освобожденную от европейских ценностей, либерализированную демократию, которая основана на отрицании традиции.

Основные черты либеральной демократии - подмена христианских императивов, безыдейность, оторванность от национальной почвы, историософская незрячесть и деспотичность мнений. Основополагающие ценности либеральности позиционируются как общечеловеческие, что противоречит цивилизационнному подходу: то, что вкладывается в это понятие, подразумевает заимствование чужих ценностей, и как результат, потерю собственной самоидентификации. Это происходит за счет привнесения традиционности в жертву индивидуализму, как преувеличенному уважению к человеческой личности, губящему действительную индивидуальность характеров. Подобное жертвоприношение характеризуется расторжением дисциплины и свободы, обязанностей и прав, при этом совершенно упускается из виду одна часть, и абсолютизируется другая, а также не акцентируется внимание на том, что истинная свобода есть преимущественно свобода духовная. Будучи вырваны из контекста, понятия прав и свобод становятся сугубо разрушительными.

Неотъемлемой чертой либеральной демократии является капитализм, который подчеркивает ограниченность этой идеологии, ибо экономика не является самостоятельной составляющей цивилизации, но лишь частью государства. Мало того, с капитализмом насаждается мнение, будто экономика может формироваться только по тем законам, которые актуальны для европейской цивилизации, тогда как, в действительности, сколько существует цивилизаций, столько существует и экономик. Капитализм, кроме всего прочего противоречит самой либеральной демократии, так как наряду с декларацией гражданского равенства он усиливает неравенство экономическое. В итоге, пара либерализм/капитализм характеризует совсем не борьбу за человеческое достоинство, но беспрецедентное перераспределение имущества от традиционных сословий к тем, кто на политических призывах взрастил собственный капитал [11].

Крупнейшей реакцией на бытие либеральной демократии является идеология племенизма, представляющая собой вырванное из гармонии цивилизации и племени представление о нации как сочетании идей крови и почвы. В силу нетрадиционности этого отпора, он стал лишь жесткой парой к «мягкой» либеральной демократии [12].

Социализм, также как племенизм, является реакционной по отношению к либеральной демократии идеологией, использующей нетрадиционные идеалы материального благоденствия. Неудивительно поэтому, что западная политэкономия ставится им во главу угла, а традиционные сословия подменяются буржуазией и искусственно изобретенным «рабочим классом».

Петровская политика XVIII-XIX веков [13] и русская либеральная интеллигенция в значительной мере спровоцировали как февральскую революцию, так и большевистское восстание 1917 года, ставшую одновременно и следствием утраты Россией национальной идентичности, и результатом окончания ресурса петровского военно-технического ответа на вызов Запада. Парадоксальность этой революции состояла в ее двоякости - с одной стороны она была антизападнической, антипетровской, но с другой стороны - антирусской и нетрадиционной.

Характер советского государства носил неоднозначный характер: если ленинский период по праву может быть охарактеризован как антитрадиционный, то короткий отрезок времени конца 1930 - конца 1940-х годов продемонстрировал частичное обращение к традиции. Об этом говорят в первую очередь историософская значимость Великой Отечественной войны, и происходившие в ходе нее возрождение религиозности, увековечивание ратной славы России [14]. Оценить весь третий период истории России (начиная с XVII века) можно лишь рассматривая и петровскую реакцию и сталинскую реакцию как стадии единого движения, начало которому было положено столкновением двух цивилизаций. Двоякость, янусообразность советской идеологии этого времени привела к тому, что хотя 1945 год и вознес Россию на небывалую геополитическую высоту, но когда возникла реальная возможность перерождения СССР на традиционных началах, эта возможность использована не была [15].

Либерализм, племенизм и социализм, абсолютизируя, соответственно, свободу личности, крови и социально-экономических отношений, производят раздробление цивилизационного единства на отдельные составляющие. Главная черта, присущая всем нетрадиционным идеологиям - противопоставленность по отношению к традиции.

Другим общим свойством является прогрессизм - глубоко ложное учение о бесконечном развитии мира от первоначального примитивного состояния к все более и более совершенному, естественно-научной параллелью которого является дарвинизм.

Следующее общее свойство нетрадиционных идеологий - это «вторичная религиозность», которая предполагает попытки «улучшения» религии за счет экуменизма, и взыскание земного рая (хилиазм).

Итак, в истории наличествуют не только три составляющих традиционной цивилизации (религия, культура и государство), но и три нетрадиционных идеологии, последовательно их пародирующих - это либеральная демократия, племенизм и социализм. Эти идеологии можно объединить под именем антрополатрии (с греч. человекопоклонничество) - носящей беспрецендентный характер революции, создающей новую, отрицательную, духовность, которая ведет к обожествлению человека [16].

При этом антрополатрийная вера не только не достигает собственных идеалов, но, напротив, подводит к утрате личностью собственной человечности: в замкнутом круге либеральная демократия/социализм/племенизм индивидуум становится духовно несвободным существом, которое, воспринимает традицию как рудимент «устаревшего» общества. В случае же выхода из этого круга он априори становится изгоем, новым «варваром».

Обманчивость антрополатрийного идеала заключается в том, что на смену либеральной демократии грядет третий такт последнего периода развития - цезаризм: обещая земной рай, антрополатрия приносит диктаторскую, вовсе не либеральную власть. Это предуготовлено всем бытием либерально-демократических обществ: искусственное «развинчивание гаек» неминуемо влечет за собой пародию на самодержавие.

Это постцивилизация, третий, последний, вид обществ: как простые структуры допотопного мира характеризовали период простоты нашей истории, а цивилизации - его расцвет, так третий вид - единая антрополатрийная постцивилизация, - призван стать олицетворением периода мирового распада.

В ней заложена гибель всех известных исторических образований, логический конец истории. Как бы не были страшны классические войны, последний, беспрецедентный конфликт цивилизаций, завершающее столкновение традиции и антрополатрии еще впереди.

Пропасть между традицией и антрополатрией непреодолима как расстояние от праведного Лазаря до богача из евангельской притчи. Наследие основателей цивилизационного подхода, да и просто здравая мысль говорит о том, что если Россия желает, нет, не возврата, не мифического «возрождения», но сохранения и преумножения традиции, то ей нужно соблюсти одно, но весьма сложное правило: как можно ближе к идеалу расцвета второй половины 15 века - первой половины 17 века, и как можно дальше от антрополатрии. Нельзя забывать о многочисленных «-измах», столетиями тревоживших и рвавших на части русскую цивилизацию, невозможно не учитывать опыт либерализма, племенизма, социализма, но изучая, надо понимать, что их выбор далек от традиции.

Традиция или антрополатрия - этот выбор решает все.

Максим Емельянов-Лукьянчиков, кандидат исторических наук


[1] Подробное опровержение мифа о «славянской цивилизации» см::  Емельянов-Лукьянчиков М.А. К.Н. Леонтьев и Н.Я. Данилевский о «славянской цивилизации» //ruskline.ru/monitoring_smi/2008/01/15/k_n_leont_ev_i_n_ya_danilevskij_o_slavyanskoj_civilizacii_chast_1 и //ruskline.ru/monitoring_smi/2008/01/16/k_n_leont_ev_i_n_ya_danilevskij_o_slavyanskoj_civilizacii_chast_2

[2] Специальный выпуск телепрограммы «Час истины» (канал «365 дней-ТВ»), посвященный термину «Русская цивилизация» http://video.yandex.ru/users/maks-raduga/view/3/#

[3] Относительно цивилизационного подхода существует множество заблуждений. См. об этом: Емельянов-Лукьянчиков М.А. Цивилизационный подход: Интерпретация или дезинформация? http://portal-slovo.ru/history/35125.php

[4] Емельянов-Лукьянчиков М.А. Иерархия радуги. Русская цивилизация в наследии К.Н. Леонтьева, Н.Я. Данилевского, О.Шпенглера, А. Тойнби. М., Русскiй миръ, 2008 http://www.ozon.ru/context/detail/id/4270673 Рецензия: Медоваров М. «Следуя примеру К.Н. Леонтьева» //ruskline.ru/analitika/2009/06/29/sleduya_primeru_k_n_leont_eva

[5] Подробнее о трех составляющих любой цивилизации – религии, культуре, государственности: Емельянов-Лукьянчиков М.А. Три служения Константина Леонтьева. //ruskline.ru/monitoring_smi/2008/03/08/tri_sluzheniya_konstantina_leont_eva

[6] Такая периодизация русской истории вызвала (в той или иной степени) поддержку многих видных представителей современного русского общества. Среди них композитор В.И. Мартынов, историк С.В. Перевезенцев, игумен Кирилл Сахаров, историк Владимир Махнач (см.: Емельянов-Лукьянчиков М.А., Махнач В.Л. В поисках русского расцвета //ruskline.ru/analitika/2009/06/26/v_poiskah_russkogo_rascveta ) и многие другие. Они выразили свое согласие с оценкой 15-17 веков как расцвета в выпусках передачи «Акценты» на радио «Радонеж» (2007-2010 гг.) и передачи «Час истины» на первом историческом телеканале «365 дней-ТВ» (2009-2011 гг.), а также в частных беседах с автором.

[7] Подробнее о русском расцвете - в выпусках телепередачи «Час истины» (канал «365 дней-ТВ»): «Стоглавый собор» http://www.ruskline.ru/news_rl/2011/05/14/video_do_serediny_xix_veka_schitalos_chto_nikakogo_stoglavogo_sobora_i_ne_bylo/  и «Они ковали русский расцвет (иосифляне и нестяжатели)» http://video.yandex.ru/users/maks-raduga/view/6/#

[8] Опровержение мифа см. в выпуске программы «Час истины» на канале «365 дней-ТВ», посвященном царю Федору Ивановичу http://video.yandex.ru/users/maks-raduga/view/1/#

[9] См.: Емельянов-Лукьянчиков М.А. Мифы о Годуновых //ruskline.ru/monitoring_smi/2008/05/29/mify_o_godunovyh а также выпуск программы «Час истины» на канале «365 дней-ТВ», посвященный Борису Годунову http://video.yandex.ru/users/maks-raduga/view/14/# 

[10] Подробнее о национальном вопросе см.: Емельянов-Лукьянчиков М.А. Русский ответ на национальный вопрос //ruskline.ru/monitoring_smi/2008/01/17/russkij_otvet_na_nacional_nyj_vopros_chast_1 и //ruskline.ru/monitoring_smi/2008/01/18/russkij_otvet_na_nacional_nyj_vopros_chast_2

[11] О либеральном самообмане см.:  Емельянов-Лукьянчиков М.А. Демократия и свобода. http://www.pravaya.ru/look/12284

[12] Подробнее о племенизме: Емельянов-Лукьянчиков М.А. Концепция «племенизма» К.Н. Леонтьева в цивилизационной историософии 19-20 веков http://portal-slovo.ru/history/35116.php?ELEMENT_ID=35116&SHOWALL_2=1

[13] О личности и деятельности императора Петра см. выпуск телепередачи «Киноистория» на канале «365 дней-ТВ» http://video.yandex.ru/users/maks-raduga/view/16/#

[14] Емельянов-Лукьянчиков М.А. Илларион Меркулов – символ ратной славы России http://portal-slovo.ru/history/35423.php

[15] Подробнее о социализме и прогнозах Константина Леонтьева в этой связи см.: Емельянов-Лукьянчиков М.А. Константин Леонтьев о «социалистическом феодализме» в России: два сценария 

[16] Подробнее об антрополатрии: Емельянов-Лукьянчиков М.А. Традиция и антрополатрия в наследии К.Н. Леонтьева http://portal-slovo.ru/history/35126.php

   

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 5

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

5. Zaharia : Видеоверсия выступления
2012-02-07 в 14:47

Посмотреть видео можно по ссылке http://video.yandex....aks-raduga/view/19/
4. Zaharia : Можно сказать и так.
2011-10-26 в 18:32

Вот золотые слова
"Следующее общее свойство нетрадиционных идеологий - это «вторичная религиозность», которая предполагает попытки «улучшения» религии за счет экуменизма, и взыскание земного рая (хилиазм)."

Иначе говоря:
"Следующее общее свойство нетрадиционных идеологий - это «вторичная религиозность», которая предполагает попытки «улучшения» религии за счет социализма, и взыскание земного рая (комунизм)".



Социализм и коммунизм действительно несут в себе черты новой религии - человекопоклонничества.
3. Zaharia : Во славу Божию!
2011-10-26 в 18:29

- @Пропасть между традицией и антрополатрией непреодолима как расстояние от праведного Лазаря до богача из евангельской притчи. Наследие основателей цивилизационного подхода, да и просто здравая мысль говорит о том, что если Россия желает, нет, не возврата, не мифического «возрождения», но сохранения и преумножения традиции, то ей нужно соблюсти одно, но весьма сложное правило: как можно ближе к идеалу расцвета второй половины 15 века - первой половины 17 века, и как можно дальше от антрополатрии@.

Данные слова надо написать золотыми буквами на Кремлёвской стене.



Сергей, я рад что вам близка эта идея.
2. пеламида : Re: Русская цивилизация глазами леонтьевоведа
2011-10-25 в 22:50

Вот золотые слова
=Следующее общее свойство нетрадиционных идеологий - это «вторичная религиозность», которая предполагает попытки «улучшения» религии за счет экуменизма, и взыскание земного рая (хилиазм).=
иначе говоря
=Следующее общее свойство нетрадиционных идеологий - это «вторичная религиозность», которая предполагает попытки «улучшения» религии за счет социализма, и взыскание земного рая (комунизм).
1. Серёжа : Спаси Господи.
2011-10-25 в 11:37

-Пропасть между традицией и антрополатрией непреодолима как расстояние от праведного Лазаря до богача из евангельской притчи. Наследие основателей цивилизационного подхода, да и просто здравая мысль говорит о том, что если Россия желает, нет, не возврата, не мифического «возрождения», но сохранения и преумножения традиции, то ей нужно соблюсти одно, но весьма сложное правило: как можно ближе к идеалу расцвета второй половины 15 века - первой половины 17 века, и как можно дальше от антрополатрии.

Данные слова надо написать золотыми буквами на Кремлёвской стене.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме