Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Державный Собор 1598 года

Леонид  Болотин, Русская народная линия

Имперский архив / 03.10.2011


Выражение идеи Самодержавия, а также идеологии Христианской государственности в Утвержденной Грамоте и других соборных документах. Часть Пятая …

Часть четвертая


Часть третья

 

Часть вторая

 

Часть первая

Глава Третья

Соборная присяга. Ее духовный и политический смысл. Влияние Утвержденной Грамоты 1598 года на соборные документы 1607 и 1613 годов (Продолжение)

6. Грамота Покаянного Собор 1607 года

Общий Соборный документальный свод Московского Собора 1607 года был опубликован в 1836 году во втором томе «Актовъ, собранныхъ въ библiотекахъ и архивахъ Россiйской Имперiи Археографической экспедицiею Императорской Академiи Наукъ. Дополнены и изданы Высочайше учрежденною Коммиссiею»(225). В заглавии документа № 67 сказано: «Статейный список, о посылке от Царя Василия Иоанновича и Патриарха Ермогена Крутицкого Митрополита Пафнутия и Симоновского Архимандрита Пимена в Старицу по бывшаго Патриарха Иова, о пришествии его в Москву и о соборном разрешении Российскаго народа в клятвопреступлении Царю Борису Феодоровичу и его семейству, с прописанием: 1) Послания Патриарха Ермогена к Иову, 2) Соборной прощальной грамоты и 3) Челобитной гостей, торговых и черных людей»(226).

Кандидат исторических наук П.Г.Петин так начинает описание этих материалов: «Данный документальный свод состоит из ряда неравновеликих частей. В преамбуле Статейного списка рассказывается о том, как 2 Февраля 1607 года Государь Василий Иоаннович Шуйский повелел «Отцу Своему и Богомольцу Святейшему Ермогену, Патриарху Московскому и всеа Русии, и Митрополитом, и Архиепископом, и Епископом, и архимаритом, и игуменом, быти к Себе Государю, для Своего Государева и земского дела. И Февраля в 3 день, у Государя Царя и Великого Князя Василья Ивановича все Руси Святейший Ермоген, Патриарх Московский и всеа Русии, да с ним Пафнотей Митрополит Сарский и Подонский, да Арсеней Архиепископ Архангельский, и архимариты и игумены были». Этот совет «приговорил послати в Старицу, по прежебывшаго Иева, Патриарха Московского и всеа Русии, Крутицкаго Митрополита Пафнутия» с подобающей свитой. Они везли с собой грамоту Патриарха Гермогена, которая является первым документом данного свода. Затем в пояснительном тексте повествуется, что 14 Февраля Святитель Иов прибыл в Москву и Государь разместил его в подворье Свято-Троицкого монастыря в Кремле. Далее рассказывается о заседании 16 Февраля в присутствии Государя и двух Русских Патриархов Церковно-Государственного Собора, который обсуждал существо духовной проблемы нарушения Русским Народом соборных клятв, присяг и крестных целований в течение 1605-1606 годов в результате чего «Царицу Марью и Царевича Федора Московстии народи с царьского престола свергнуша, и на смерть предаша, и много безчиние Святей Церкви учиниша, и воображение Ангелово, иже устроено было на гроб Спасов, раздробиша и позорующе носили по Царьствующему граду Москве; и потом, по вражию действу, приняли на Московское государьство царьствовати злодея и прелестника и разорителя христианския веры, ростригу Гришку Отрепьева, и Крест ему целовали ж, начаялися Царевичу Димитрию: - и в тех бы во всех клятвах и в преступлении Крестнаго целования просити нам милости Божией и полагая упованье на премилостивыи щедроты Его, и православных всех крестьян Росийского Государьства от толиких клятв разрешити и прощение им и всем нам вкупе подавати, да о том бы всем и грамота нам прощалная и разрешителная изложити. Весь же Святый Собор, презелне сему словеси согласующе, изложиша прощалную грамоту...»»(227).

И далее в «Прощалной Грамоте», которая почти вся написана от имени Святителя Иова, почти слово в слово воспроизводится «Богословие» Утвержденной Грамоты 1598 года(228). Проблема Православного догматического исповедования Пресвятой Троицы, которая, возможно, кому-то в 1598 году могла показаться отвлеченной и не имеющей прямого отношения к Династическому кризису, после нашествия Самозванца с его католической духовной свитой, в духовной политике России стала первостепенной. Далее в «Прощальной Грамоте» кратко излагается «Родословие». Этот вариант «Родословия» представляет нечто среднее между совершенно кратким изложением в «Патриаршем» списке «Утвержденной Грамоты», опубликованном в ДВР 1788 году, и редакцией грамоты в более полном варианте, опубликованном в ААЭ в 1836 году(229). Здесь, в силу краткости текста, меньше идеологических формул о Самодержавии, но все они повторяют формулировки Соборного документа 1598 года. Кстати, новая грамота уже, естественно, не умалчивает об убийстве Царевича-Мученика Димитрия Углического, хотя никаких намеков на причастность к преступлению правителя Б.Ф.Годунова не делается.

Далее в грамоте достаточно кратко, по сравнению с Утвержденной Грамотой 1598 года, рассказывается об уговорах Царицы Ирины Феодоровны благословить брата-правителя Б.Ф.Годунова на престол и об уговорах самого Б.Ф.Годунова принять Царское служение, а также о Соборном поставлении нового Царя и новой Династии(230).

Затем в грамоте объясняется духовная природа заклятия, павшего на весь народ Российского Царства:

«И Государыня Царица и Великая Княгиня инока Олександра Федоровна и брат ее Борис Федорович, великаго ради подвига честных и животворящих крестов и великих чудотворных икон, моления нашего не презрели: брата своего Бориса Федоровича на Росийском государьстве царствовати благословила и Борис Федорович нас пожаловал, на Росийском государьстве Царем учинился. И мы, аз бывый Патриарх Иев, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и архимариты, и игумены, и весь Освященный Собор, в соборной и апостольстей церкви знаменовалися Честными и Животворящими Кресты, а бояре и околничие, и дворяне, и приказные всякие люди, и дияки, и гости, и служивые и торговые всякие люди всего Московского государьства, Животворящий Крест целовали, на том, что нам всем Царю Борису Федоровичу, и Царице его Марье, и Царевичу Федору, и Царевне Ксении, служити верою и правым сердцем, а зла никоторого на них не думати и не изменити ни в чем и во всем правити по тому, как мы единородныя и безсмертныя души свои ему давали и Животворящый Крест целовали; и две грамоты утвержельныя с великою клятвою о всем о том написавше, и руки свои приложили, и печати свои привесили, и едину положивше в Царьских хранилищах, а вторую положивше во святей велицей соборней и апостольстей церкви Пречистыя Богородицы. И царьствовавшу Царю Борису на Московском государьстве седмь лет, и во времена царьства его, огнедыхательный диявол, лукавый змей, поядатель душ человеческих, не хотя добра роду человечу и святыя нашея православныя християнския веры в крепости быти, и святых божественных церквей в неподвижном состоянии, и нас всех православных крестьян в мирном союзе, и хотя облещи нас в клятву яко в ризу и в преступление целования Животворящаго Креста, воздвиже на нас подобна себе врага, нашего же Росийскаго государьства чернеца Гришку Отрепьева, избежав от Росийского государьства в Литовскую землю и тамо испустив из себе бесоданный ему диявольский яд, назва себе приснопамятнаго Государя нашего Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всеа Русии сыном, Царевичем Дмитреем; королю же Литовскому Жигимонту еще в то время с нашим Государем в мирном постановлении бывшу, но, для разорения християнския нашия непорочныя веры и Святых Божиих Церквей, Крестное целование преступил и мирное постановение порушил, послал с тем вором Литовских людей и Запорожских Черкасов в вотчину Росийския области, в Северскую украйну: и в седьмое лето Царьства Царя Бориса Федоровича пришел тот вор рострига Гришка Отрепьев, с Литовскими людьми и с Запорожскими Черкасы, в вотчину Росийския области, в Северскую украйну, в город Чернигов и в иные Северские городы, и прелстил их своим злодейством и волхвованием и бесовским мечтанием, и Северские люди украйны и Християнския Веры мало памятуют, забыв Бога и Православную Веру и Крестное свое целованье преступив, с тем вором соеденилися, и многия святыя Божия церкви осквернили, и многую кровь християнскую пролили, и безчисленное убийство людем содеяли»(231). И следует описание лукавства Самозванца и начала войны.

Далее Святейший Иов вновь вспоминает, как он многократно увещевал свою всероссийскую паству сохранять верность законному Царю, а после Его внезапной смерти - Его законному Наследнику:

«...И в полки к бояром, и воеводам, и дворяном, и ко всей рати, и о том о всем писал подлинно, и здеся в царьствующем граде Москве по всем сотням о том подлинныя памяти розсылал, и наказывал, и укреплял всех вас, чтобы вы памятовали Бога и крестное свое целование и души свои, на чом целовали Крест Царю Борису, Царице его Марье, и Царевичу Федору, и Царевне Ксении, и сам вам на собя великую клятву полагал, что воистинну прямой вор рострига, а не Царевич Дмитрей: и вы в том наше наказание и заклинание, и свои души, и крестное целование, все в презрение положили и отнюдь нас в том ни в чем не послушали. И Судом Божиим, в царьствующем граде Москве, Царя Бориса Федоровича не стало, а после его остался сын его Царевич Федор: и мы, аз Иев Патриарх, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и архимариты, и игумены, и весь Освященный Собор, и бояре, и околничие, и дворяне, и приказные люди, и дияки, и столники, и стряпчие, и весь Царьский сигклит, и гости, и из городов служивые всякие люди, и царьствующаго града Москвы и из иных изо всех градов, которые в то время прилучилися в царьствующем граде Москве, все православные крестьяне били челом Царя Бориса Царице Марье да сыну ей Царевичу Федору, чтоб они на Московском государьстве царьствовали, а Царевич бы Федор именовался Царем и Велики Князем всеа Русии; и яз Иев, бывый Патриарх, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и архимариты, и игумены, и весь Освященный Собор, в соборной церкви Пречистыя Богородицы знаменовалися Честным и Животворящим Крестом, а бояре и околничие, и дворяне, и весь Царьский сигклит, и служивые люди, и гости, и торговые всякие люди, Животворящый Крест целовали на том, что было всем нам служити им верою и правым сердцем, и зла на них ни которого не умышляти, и ни в чем им не изменити, по прежней Утверженой Грамоте»(232).

Святейший Иов с духовным ужасом вспоминает и свидетельствует, что вопреки этому многие признали Самозванца Царевичем Димитрием:

«Иже вси в соблазн внидоша, пряме того вора нарицающе Царевичем Дмитреем, и крестное целование, на чем целовали Крест Царю Борису и Царице Марье и Царевичу Федору, и на чем написали с великими клятвами Утверженую Грамоту, и сия вся толикия клятвы православнии християне они преступиша и наше соборное моление в презрение положили, и по грехом, того вора, не ведая о нем подлинно, что он враг Божий рострига, а не Царевич Дмитрей, и не уверяся о том достоверно, восхотеша на Российское Государьство царствовати прияти и Животворящий Крест тому вору целовали, именем Царевича Дмитрея Ивановича, и Царицу Марью и Царевича Федора и Царевну Ксенью с Царьского Престола свергнуша, и от царьских полат изженуша, и злою смертию удавления умориша, и святую соборную и апостолскую церковь Пречистыя Богородицы опозориша: множество народа царьствующаго града Москвы внидоша во святую соборную и апостолскую церковь, со оружием и дреколием, во время Святаго и Божественного пения, и не дав совершити Божественныя Литоргии, и внидоша во Святый Олтарь, и меня Иева Патриарха из Олтаря взяша и во церкви и по площади таская позориша многими позоры, и в Царских полатах подобин Христова телеси и Пречистыя Богородицы и Архангелов, иже уготовленно было на Господню Плащаницу под златые чеканные образы, и то вражию ненавистию раздробиша и, на копья и на рогатины въстыкая, по граду и по торжищу носяху, позорующе, забыв страх Божий; и потом сий враг, рострига, приехав в царьствующий град Москву, с Лютори, и с Жиды, и с Ляхи, и с Римляны, и с прочими осквернеными языки, и назвав себе царем, коснуся Царьскому Венцу, и владея таким превысоким Государьством мало не год, и которых злых дияволских бед не сделал, и коего насилия не учинил, еже и писати неудобно есть: розных вер злодейственным воинством своим, Лютори и Жиды и прочими осквернеными языки, пришедшими с ним, многия крестьянския церкви осквернил, и не прия в сытость сицева бесовскаго яда, но и до конца хотя разорити нашу непорочную Християнскую Веру, прияв себе из Литовския земли невесту, Люторския веры девку, и введе ея в Соборную и Апостолскую Церковь Пречистыя Богородицы и венча Царьским Венцом, и повеле той своей сверной невесте прикладыватися и в Царьских Дверех Святым Мvром ея помазал»(233).

Следом Святитель Иов описывает избавление от Самозванца и воцарение Князя Василия Иоанновича Шуйского. Для Святейшего Патриарха важно, что этот Русский Государь вернул Православное исповедание:

«Видев достояние свое в такове погибели и Християнскую нашу Веру разоряему, воздвиже на него велегласна обличителя и злому умышлению его проповедника, Великаго Государя нашего, воистинну свята и праведна Царя и Великого Князя Василия Ивановича всеа Русии, и аще и многое безчестие и гонение мало и не до смерти пострада, но того врага милосердый Бог, промыслом Его, доконца сокрушив: убьен бысть от всенароднаго, и скареднаго тела его не осталося. А на Росийское государьство, по премногу к нам Божию человеколюбию, избран бысть Царь и Самодержец, Великий Государь наш, Князь Василей Иванович всеа Русии, понеже он Государь от корени прежебывших Государей наших Царей, по степени Царьских родов, от благоверного Великаго Князя Олександра Ярославича Невского; и Святая наша Християньская Вера в прежний благий покой возвратися и сияти нача яко Солнце на тверди небесней»(234).

Святитель молит Бога о прощении заблудившегося народа и о разрешении его от срашного заклятия Утвержденной Грамоты 1598 года: «И ныне аз смиренный Ермоген, Божиею милостию Патриарх царьствующаго града Москвы и всея Великия Росии, и аз смиренный Иев, бывый Патриарх Московский и всеа Русии, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и архимариты, и игумены, и весь Освященный Собор, молим скорбными сердцы и плачевными гласы премилостиваго Царя царьствующим и Господа господьствующим, благоусерднаго Владыку нашего Христа Бога, да умилосердится о всех нас, по Своему предивному человеколюбию, и да излиет на нас елей милосердия Своего и явит нам неизледимую причину благоутробия Своего, и да покажет на нас в последних сих временех Божественныя Своя изрядная чудеса: подаст нам, погрязенным в пучину клятвы, Свою безчисленную милость, прострет нам дародательную Свою десницу и воздвигнет нас от такия презлейшия клятвы, яко от глубины потопления; и ниспослет нам Божественное решение от сих заклинательных уз и от преступления сего, еже преступихом презелне, в Нем же кляхомся; и покрыет нас пресветлым облаком огнезарнаго Своего Божества!»(235).

Далее Святейший Иов просит соборян раскаяться от чистого сердца постом и молитвою и просить Бога о восстановлении государственного и народного единства: «Начнем вкупе со всяцем усердием молити в Троицы славимаго Господа Бога, и Пречистую Его Богоматере, и Великих Чудотворцов Московских Петра и Олексия и Ионы, и новоявленнаго Страстотеръпца Христова Царевича Димитрия, и всех Святых, да тех молитвами подаст нам премилостивый Бог всем мир и любовь и радость, и о православной християнской вере и о святых церквах и о Крестном целовании утвердить в сердцах наших крепость и рачение Великое, и Росийское Государьство от непотребнаго сего разделения в прежнее благое соединение и мирный союз устроить, и подаст премилостивый Господь Бог Государю нашему Царю и Великому Князю Василею Ивановичу всеа Русии на вся враги его победителная, и царьство его миром оградит, и всякия благодати исполнит!»(236). Знаменательно, что в ряду Московских Чудотворцев, к которым обращена всеобщая молитва, называется «новоявленный Страстотерпец Христов Царевич Димитрий».

Прощальная Грамота Святейшего Патриарха Иова исполнена пафосом обличения вероломной измены: как измены Царского синклита и военачальников, так и изменнического беснования громадных народных масс. Он ведь предвидел в 1598 году, что вероломная измена, и, в первую очередь, такая измена в высших эшелонах Царских властей - главная угроза Русскому Православному Самодержавию и Православию в целом. Каково же ему было быть свидетелем осуществления своего предвидения в Мае-Июне 1605 года?!

Следом Святейший Иов вновь напоминает соборянам клятвы, данные Царю Борису Феодоровичу, потом Царице Марии Григорьевне и Царю Феодору Борисовичу, напоминает и ложные клятвы Самозванцу. И уже от лица обоих Патриархов - от своего и от Гермогена, произносит формулу прощения от этих клятв:

«...И в тех во всех прежних и нынешних клятвах и в преступлении Крестного целования аз Ермоген, Патриарх Московский и всеа Русии, и аз смиренный Иев, бывый Патриарх царьствующего града Москвы, по данней нам благодати от Пресвятого и Животворящего Духа и полагаяся на премилостивые щедроты Божия, вас вкупе православных християн прощаем и разрешаем в сий век и в будущий, и молим Владыку нашего и Содетеля Христа Бога, да подаст всем нам, и вам всем православным християном царьствующего града Москвы, и всех градов всем православным християном, иже требуют благословения и прощения, и мирное сожитие, и любовь, и радость, и всякия благостыни исполнит вас; а в будущем веце, на Страшнем Суде, да сподобит нас и вас Владыко наш Христос Бог ликостояния со Святыми и горняго Иеросалима наследие; а вы нас, Бога ради, такоже простите в нашем заклинании к вам, и что будет кому грубость какову показал, в том во всем простите и милостивне сотворите, да и сами обрящете милость от Бога в сем веце и в будущем»(237). Но это еще не Таинство Покаяния, а только подготовка к нему.

20 Февраля 1607 года от лица соборян была подана покаянная челобитная с перечислением всех народных изменнических прегрешений, после которой была совершена служба с разрешительными молитвами, прочитанными по Разрешительной Грамоте. Знаменательно то, что Покаянный чин был совершен в канун 21 Февраля, в самый канун девятой годовщины восшествия Царя Бориса Феодоровича на Всероссийский Престол и праздника иконы Божией Матери «Смоленская», установленного Святителем Иовом совместно с Собором 1598 года.

Как и о Соборе 1598 года, о Соборе 1607 года можно сказать, что прежде история Русской Православной Церкви и история Российского Государства ничего подобного не имела. Соборное покаяние было явлением и мероприятием исключительным. И хотя, с точки зрения практической, ближайшего результата, как полного прекращения Смуты, этот Собор не принес, но он в своем содержании и в своих документах определил духовно-политическую стратегию выхода из Смуты: пока будет во властном слое корениться измена и готовность отступничества в любой момент, никакая хитроумная политика аристократии не избавит Россию от бед. Знаменательно и то, что эту стратегию сформулировал Святитель Иов, скончавшийся вскоре после Собора, но успевший оставить свое духовно-политическое завещание в виде «Прощальной Грамоты».

Непродолжительное Царствование Василия Иоанновича через три года - 17 Июля 1610 года - пресеклось, вопреки протестам Святейшего Патриарха Гермогена. Бояре свергли Царя и установили свое правительство. Но они так и не нашли выхода из безгосударного кризиса. Продолжателем дела Святейшего Иова стал Святитель Гермоген, пострадавший за это и претерпевший мученическую кончину. Но духовный, идейный костяк стратегии выхода из Смуты оба Патриарха оставили Русского Народу, который осенью 1612 года освободил Кремль от поляков и изменников-бояр, а в начале 1613 года созвал новый Московский Собор.

7. Соборная Клятва 1613 года

Соборный Акт 1613 года в первоначальных частях практически дословно воспроизводит текст Соборной Грамоты 1598 года, это «Богословие», «Родословие» вплоть до смерти Царя Феодора Иоанновича и начало уговоров Царицы Ирины Феодоровны и правителя Б.Ф.Годунова о наследовании Царского Престола(238).

Далее же следует очень большой раздел, который начинает с оригинальных уже описаний согласия Б.Ф.Годунова взойти на Престол и венчания Царя Бориса Феодоровича на Царство Святейшим Патриархом Иовом в Успенском соборе кремля. В продолжении этого раздела описываются события конца Царствования Государя Бориса, связанные с появлением Самозванца. Далее следует свидетельство об удушении «Царевича» Феодора Борисовича, его Матери и о пострижении и заточении Царевны Ксении и свержении с Патриаршего Престола Святейшего Иова, замененного архиепископом-изменником Рязанским Игнатием. Далее говорится о Самозванце и при упоминании об истинном Царевиче Димитрии Иоанновиче приводится свидетельство его матери инокини Марфы: «Она же всеявно исповеда, яко сынъ ее царевичъ Дмитрей на Углече, повелениемъ Бориса Годунова, яко незлобивое агня, закланъ бысть въ 99-м году, и свима руками она многострадальное его тело погребе, и образ лица его из сокровищ своих iзнесе»(239). Потом следует краткое свидетельство о соборном прошении к князю В.И.Шуйскому о восшествии на Царский Престол. Царь Василий воцарился на три года и одиннадцать месяцев. На это время он заключил перемирие с королем Сигизмундом. И далее идет версия известных событий вплоть до созыва в Январе 1613 года Великого Московского Собора(240).

Далее следуют описание самого Собора, его определения не искать на Московский Престол иностранных претендентов и избрания Царем Михаила Феодоровича Романова-Юрьева, а также описание длительных уговоров о восприятии Царства его Матери Инокини Марфы и самого М.Ф.Романова-Юрьева с уверениями и крестными целованиями служить новому Царю без измены. После же их согласия и прибытия нового Царя Михаила в Москву Московский Собор в Мае 1613 года вновь совершает Крестное целование на верность, и здесь воспроизводятся все формулы подобной присяги 1598 года(241).

В заключительной части Соборной документа 1613 года - собственно в «Утверженной Грамоте» содержится клятва со страшными проклятиями возможным изменникам: «Слышавше сия Митрополиты, и Архиепискупы, и Епискупы приговор о Утверженной Грамоте всего Освященнаго Собора и Государевых боляр, i весь Царскиi сигклит и христолюбивое воинство, повеле писатi сию Утверженную Грамоту, и да незабвенно будет писаное в неi в роды и роды i во веки. Ея же по мале времяни написавше, и прочтоша сию Утверженную Грамоту на Вселенском Соборе, i выслушав на болшое во веки укрепление, Митрополиты, и Архиепискупы и Епискупы руки свои приложили, и печати привесили», а Архимариты, и Игумены и честных монастырей соборные Старцы руки свои приложили; «а боляре, и околничие, i дворяне i дiяки думные руки же свои приложили на томъ, какъ в cei Утверженной Грамоте написано с совету всего Освященнаго Вселенскаго Собора, и боляр, i дворян и всехъ чиновъ всяких людеi царствующего града Москвы и всея Руския земли, всему инако не быти, а быти такъ во всемъ по тому, какъ в cei утверженной грамоте писано. А кто убо и не похощет послушати сего соборново уложения, его же Богъ благоизволи, и начнет глаголати ина и молву в людех чинитi, i таковыi аще от священных чину, и от бояр царских сигклит и воинственных, или инъ хто от простых людеi и в какомъ чину ни будi, по Священным Правилом Святыхъ Апостол, и Вселенских Седми соборов святыхъ отецъ и помесных, и по Соборному Уложению всего Освященнаго Собора, чину своего iзвержен будет, и от Церкви Божиi отлучен i Святыхъ Христовыхъ Тайн приобщения, яко расколникъ Церкви Божия i всего православнаго хрестьянства мятежникъ, и разоритель Закону Божию, а по Царскимъ законом месть восприимет, и нашего смиренiя и всего Освященнаго Собора не буди на нем благословение отныне i до века; понеже не восхоте благословениями Соборнаго Уложения послушания, темъ и удалися от него и облечеся в клятву. Егда же написавше и совершихом сию Утверженную Грамоту, и Святителскима рукама укрепльше и печатми своими утвердивше, вкупе и болярскими руками, и честных монастырей Архимаритов, и Игуменов, и соборных Старцов i всего Освященнаго Собора, непреложнаго ради и непременнаго утвержения, тогда Митрополиты, и Архиепискупы, и Епискупы с Архимариты и с Ыгумены, и с соборными Старцы и со всемъ Освященнымъ Собором, и з боляры, и з дворяны и с приказными людми, яко, да вкупе духовный советъ сотворше, соборне изберут место и поведят вкупе, в нем же аще сохранно утвердивше положити сию Утверженную Грамоту, да будет твердо и неразрушимо в предъидущая лета в роды и роды и не прейдет ни едина черта, или ота едина от написанных в неi ничесоже. И тако вси вкупе совещавшеся, и твердым согласием Святаго Духа положиша ю в хранила Царские к Докончалным и Утверженным Грамотам».

А на Соборе были Московскаго государства и изо всехъ городов Росийскаго Царствiя власти, Митрополиты, и Архиепискупы, и Епискупы, и Архимариты, и Игумены, и Протопопы i весь Освященный Соборъ, и бояре, и околничие, и чашники, и столники, и стряпчие, i думные дворяне и дiяки, и жилцы, i дворяне болшие, и дворяне iз городов, i дiяки ис приказов, и головы стрелетцкие, и всякие приказные и дворовые люди, и гости, и сотники стрелетцкие, и атаманы казачьи, и стрелцы и казаки, и торговые и посадцкие, i всяких чинов всякие служилые и жилетцкие люди, и изо всехъ городов всего Росийскаго Царствiя выборные люди, которые присланы с выборы за всяких людеi рукамi о Государском обиранье(242).

«А уложена бысть и написана сия Утверженная Грамота за руками и за печатми Великого Государя нашего Царя i Великого Князя Михайла Федоровiча, всеа Русиi Самодержца, в царствующем граде Москве в первое лето Царства его, а от создания мiру 7121-го, индикта 11-го, месяца маiя в...день»»(243).

Как видим, формулы клятвы 1598 года полностью сохранились и ничем принципиально новым, за исключением мелких стилистических особенностей, эти клятвы не различаются. Дело Святителя Иова церковно и государственно утвердилось, и было продолжено в духовно-политической жизни России, а его справедливость была подтверждена тем, что крепость Российского Самодержавия продержалась до 2 Марта 1917 года.

8. Дьяк Иван Тимофеев о клятве 1598 года

В перечне первоначально подписавших Утвержденную Грамоту 1598 года дьяк Иван Тимофеев числится восьмым по чести среди дьяков по приказам, в подписях он числится уже седьмым по чести в этом разряде(244). Это первое упоминание об Иване Тимофееве в исторических документах. Наиболее краткую и, вместе с тем, исчерпывающую документированную хронологию его дальнейшей службы дает Л.В.Черепнин:

«В 1604-1605 годах он состоял дьяком Приказа Большого прихода. В 1605 году Тимофеев участвовал в походе против Лжедмитрия I, а после его воцарения производил в Туле верстанье епифанских новиков. В царствование Василия Шуйского, во время подступа Болотникова к Москве, Тимофеев находился там в осаде. Затем он участвовал в походе против Болотникова к Калуге и Туле. В 1607 году Тимофеев получил назначение в качестве дьяка в Новгород. В конце 1608 года там произошло восстание, в результате которого был убит воевода М.И.Татищев. По поручению М.В.Скопина-Шуйского (находившегося в Новгороде для переговоров о военной помощи со Швецией и для сбора ратных людей) Тимофеев участвовал в описи и оценке имущества М.И.Татищева. К началу 1610 года Тимофеев отбыл срок своей службы в Новгороде, но не смог сразу выехать в Москву, а в Июле 1611 года Новгород был захвачен шведскими войсками. В Новгороде Тимофеев оставался до конца шведской интервенции. В 1618-1620 годах он был дьяком в Астрахани, в 1622-1626 годах - в Ярославле, в 1626-1628 годах - в Нижнем Новгороде. Год смерти Тимофеева неизвестен; в 1628 г. он был еще жив (так как его имя фигурирует в боярской книге 7137 года, то есть 1628-1629 годов). В боярской книге 7144 года (1635-36 гг.) Тимофеев уже не значится. По предположению С.Ф.Платонова, Тимофеев умер около 1629 года»(245).

Начитанный и хорошо информированный самобытный политический писатель первой трети XVII столетия свой «Временник по седьмой тысящи от сотворения света во осмой в первые лета», видимо, начал составлять в Новгороде Великом около 1610 года по совету местного Митрополита Исидора, но закончил его написание уже после воцарения Государя Михаила Феодоровича Романова и даже, вероятнее, уже после 1619 года, после возвращении Царского Отца Митрополита Филарета Никитича из польского плена, поскольку в тексте «Временника» тот титулуется уже Патриархом Московским и всея великия России. Патриарший титул Ростовскому Митрополиту Филарету усваивал еще Тушинский Вор, содержащий его с почетом в своем плену, но сам Святитель Филарет этого сана не признавал и подлинно был настолован только в 1619 году. Как пишет об этом Иван Тимофеев, «по смотрению Божию избраннаго на Святительный превысокий Престол Росийску жребию всему в вящее утверждение людем и справу земную»(246).

И Царю Михаилу Феодоровичу, и его Матери Великой Инокине Марфе (Романовой), и Святейшему Филарету дьяк Иван Тимофеев дает самые положительные характеристики, и они, вероятно, совершенно искренние: человек, много настрадавшийся от Смуты, вынужденный служить и первому Самозванцу, и побывавший в шведском плену в Новгороде Великом, искренне, как верующий мiрянин, душою болеющий за Православие, воспринимает новое Царствование Божией милостью.

Иначе он относился к Царю Борису. Отмечая его редкими похвалами за ум, миротворчество и заботу о вдовах, он считает Б.Ф.Годунова убийцей и Царевича Дмитрия Углического, и отравителем Царя Феодора Иоанновича. Поэтому его описание Московского Собора 1598 года, непосредственным участником которого он был, изобилует негативными характеристиками. Достается от писателя и Святителю Иову, Патриарху Московскому и всея Руси. Есть в этом описании и главка, посвященная Соборной клятве:

«О крестном целованье Борису. Во время же своего воцарения ему [Царю Борису] умысли себе и семени своему по нем вся иже страхом приведшая; о себе, о рабе, упова нечто таково, еже твердее же и преждебывших его царей крестную ему в людех утвердити клятву во утвержении царства. Сотвори невозбранною своея власти волею некое законопреступно, чрез первых царей положеныя ими уставы, яже прежде в доможительных храминах, не яко же он в Божиях храмех с проклятием клятву сотвори; бывый с со угожающими бо воли его, таковым прикровено словом в мысли своей сложился едва вмале не з богоотступлением вся привести ему во имя свое и в род от рода под клятву люди. Бе же се и не всем болезнено, токмо разумевающим. И еже бо до сего свою ему с ласкатели излияти злобу, яко аще, по клятве в малех неких писанех, погрешившем кому что от воли его сим в клятвописании, под крест подложив Христов, глаголати вчини, не радя толиких человеческих душ, еже обнажитися всем надежи на Бога повеле. И даже до сего богоотступно слово приведе, яко не быти на нас всех сотворшаго ны милости и святых его; конец же - не разсмотрено и анафеме всех подложи, свое привременное царство, мнимое утвержение паче Божия заповеди почет, не ведый, яко единой души словесней мир весь не достоин бе. Но им же мняшеся во царство си утвердити, сим паче свое укрепление разори: Божию ярость на ся в конец разже, не малу бо о погибели всех душ, клятвенаго ради греха порадоватися врагу дьяволу сотвори. Слепый вож толико стаду быв: грамотичнаго учения не сведый же до мала от юности, яко ни простым буквам навычен бе. И чюдо! первый бо той в Росии деспод безкнижен бысть, в миролюбных же двизаемых вещех многосугуб коварств паче тацех многокнижных»(247).

Здесь видно, что авторство составления Соборной клятвы Иван Тимофеев приписывает Царю Борису Феодоровичу, а негодность, по его мнению, ее содержания он относит в том числе и к неграмотности Царя: «первый бо той в Росии деспод безкнижен бысть», что, как полагают современные исследователи, не соответствует действительности. Мне доводилось читать сообщение о том, что был найден автограф Б.Ф.Годунова времен его правительственного служения.

Ивана Тимофеева возмущает, что «Не токмо в самом Царствии, но и по градом такоже сия клятва во святилищах бысть. Удобее бо церковью от клятвы разрешитися людем, неже в той клятвеною вязатися узою. Аще и не ту кляли быхом ся, не ту же ли клятву быша ему исполнили?»(248).

Здесь содержится и самооправдание служения первому Самозванцу: поскольку неправильной клятвой Царю клялись, так ее неправильно и исполнили. Свою инвективу Иван Тимофеев завершает пассажем: «Предваршия же сущия наша цари, еже бы во церквах клятвам при сих державах бывати, сего законопреступления свободни, ниже причастии отнюдь; но в жиленных храминах таковое о своем отвержении сотворят повелевав и бес прилога всякого, иже губительно человеческим душам, еже предипомянутый Борис умыслил, си мня во утвержение, Бог же преврати мнимое его твердое на бывшее людем о нем с развращение; вскоре бо сконча живот его, якоже пишет: «егда глаголете мир и утвержение, тогда найдет на вы всегубительство»»(249).

Гнев писателя направлен именно на категоричное содержание клятвы, которая подводила, ни много ни мало - под церковную анафему изменяющих ей. Но он пафос своего гнева внешне направляет на то, что к присяге подданные приводились в храмах Божиих, а не в гражданских сооружениях, и недопустимость этого он пытается обосновать Богословски.

Принесение присяги в храмах было древней русской традицией, а прежде и Византийским обычаем. Таким образом, Святитель Иов не нарушил никаких церковных канонов, выбрав такую процедуру как наиболее торжественную и ответственную. Можно допустить, подобное отношение к Соборной клятве было присуще некоторой части Московского боярства и чиновничества, глухие упоминания об этом встречаются в более поздних источниках. Но это были настроения недовольных не столько клятвой, сколько самим результатом Собора, поставившим неа Царство Б.Ф.Годунова.

Допустимо предположить, что дьяк Иван Тимофеев уже в 1598 году был близок к князю В.И.Шуйскому, ведь с родственником Царя Василия Иоанновича, выдающимся русским полководцем князем М.В.Скопиным-Шуйским Иван Тимофеев был направлен Царем в начале 1607 года в Великий Новгород. Не стал спешить Иван Тимофеев возвращаться в Москву и после свержения Царя Василия, видимо, не ожидая для себя ничего хорошего. Эта предполагаемая довольно тесная взаимосвязь между Иваном Тимофеевым и Шуйским могла определять его политическую позицию.

Не хочу упрекать старинного русского писателя в лукавстве и двойных стандартах. Подобные упреки историографически нелепы. Однако сопоставить некоторые противоречия необходимо. Возможно, Иван Тимофеев лично не участвовал в Покаянном Соборе в Феврале 1607 года, он мог быть отправлен в Новгород в самом начале 1607 года или даже немного раньше. Хотя с содержанием главных Соборных грамот должны были знакомить и местное чиновничество, в том числе и в Новгороде. Возможно, главку «О крестном целовании Борису» он писал еще до 1613 года. Но, как служивый человек, он, несомненно, приводился к Царской присяге Московского Собора 1613 года и был ознакомлен с содержанием новой Утвержденной Грамоты, где содержалась практически слово в слово клятва 1598 года. Изменено было только Царское имя. И хотя Иван Тимофеев заканчивал свое произведение уже в новом Царствовании, он не посчитал нужным исправить свои рассуждения о клятве 1598 года. Оценки же Ивана Тимофеева, после первой публикации в 1891 году его «Временника» С.Ф.Платоновым(250), перекочевали в труды многих историков как достоверные свидетельства современника, а не как политически тенденциозные, своевольно оценочные суждения.

9. Другие документы Собора 1598 года

В ААЭ помимо Утвержденной Грамоты был опубликован ряд документов, имевших прямое отношение к Собору 1598 года. К ним можно отнести:

№ 1. Март. 15. Окружная грамота Патриарха Iова, о трехдневномъ молебствiи, по случаю восшествiя на престолъ Царя Бориса Өеодоровича, съ приложенiемъ формъ ектеньи и многолетия (с. 1-6).

№ 2. Iюнь. 2. Посланiе Патрiарха Iова къ Царю Борису Өеодоровичу, въ ответъ на Царскую известительную грамоту, о поход± противъ Крымскаго хана (с. 6-9).

№ 3. Посланiе Царя Бориса Өеодоровича къ Патрiарху Iову, о прекращенiи Крымскимъ Ханомъ непрiязненныхъ действiй (с. 9-11).

№ 4. Посланiе Царя Бориса Өеодоровича Патрiарху Iову, о прибытiи Крымскихъ пословъ въ Серпуховъ съ мирными предложенiями (с. 11-12).

№ 5. Приветственная речь Патрiарха Iова Царю Борису Өеодоровичу, по возвращенiи его изъ Серпуховскаго похода (с. 12-13).

№ 6. Соборное определенiе, объ избранiи Царемъ Бориса Өеодоровича Годунова (с. 13-16).

№ 8. Сент. 3. Речь Царя Бориса Өеодоровича Патрiарху Iову, при Венчанiи его на Царство, и ответъ на оную Патрiарха (с. 54-56).

№ 9. Сент. 14. Окружная грамота Царя Бориса Өеодоровича, о трехдневномъ молебствiи, по случаю Венчанiя его на Царство (с. 56-57).

+ + +

В окружной грамоте Святейшего Патриарха Иова (Документ №1) в выражениях большого Соборного Акта кратко пересказываются события от смерти Царя Феодора Иоанновича и до прихода Царя Бориса Феодоровича 26 Февраля в Кремль. Особо же интересны в этом пересказе следующие моменты.

Во-первых, результат событий 21 Февраля, когда было получено согласие и Царицы-Инокини Александры Феодоровны, и правителя Б.Ф.Годунова, именуется наречением Государя: «благословихомъ его Честнымъ и Животворящимъ Крестомъ на Царьство всего Росiйскаго Государьства, и нарекли его Государемъ Царемъ и Великимъ Княземъ всея Великiя Росiя»(251). Это важная терминологическая деталь, схожая с порядком хиротонии во Епископы или с возведением в сан Архиепископа, Митрополита, Патриарха - сначала происходит наречение, потом хиротония Епископа, и потом только поставление Епископа, Архиепископа и так далее на кафедру.

Во-вторых, события 21 Февраля 1598 года в Окружной Грамоте уже связываются с празднованием в этот день памяти иконы Божией Матери «Смоленская»: «Февраля въ 21 день, во Вторникъ Сырныя Недели, советъ сотворше, праздновахомъ светло Празднество Пресвятей Владычице нашей Богородицы и Приснодеве Марiи честнаго и славнаго Ея Одигитрiя»(252). Что это может означать? Либо это фигура речи, обозначающая то, что этот день не по календарю, а по факту стал таким праздником в Новодевичьей Смоленской обители, либо в самом деле он мог и раньше быть днем памяти Смоленской иконы, например, до того чтимой в монастыре местно, и местный праздник обители совпал с заключительным этапом уговоров.

В-третьих, в окружной грамоте, которая датируется 15 Марта, нет ни слова о заседании Московского Собора 9 Марта, когда ставился вопрос о времени Венчания на Царство, об установлении общецерковного празднования иконы Божией Матери «Смоленская» 21 Февраля и, наконец, важнейший вопрос об Утвержденной Грамоте. Из этого можно предположить, что между 9 и 15 Марта вопрос об Утвержденной Грамоте и клятве не был еще решен Собором. Для хронологии этапов Собора это очень важная деталь. Но это была преамбула окружной грамоты. Патриаршии своим клирикам на местах указания начинаются далее:

«И какъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, и вы бы архимариты, и игумены, и протопопы со всемъ Освященнымъ Соборомъ, въ соборной и Апостольстей церкви, и по всемъ церквамъ на посаде и въ уездехъ и въ монастырехъ, пели молебны по три дни съ звономъ и впередъ молили бъ всемилостиваго Бога, въ Троицы славимаго, и пречистую Богородицу, Владычицу нашу и Заступницу всего христiянскаго рода, и Святыхъ Небесныхъ Силъ Безплотныхъ, Михаила и Гаврiила и прочихъ Небесныхъ Силъ безплотныхъ, и Святаго Славнаго Пророка и Предтечу Крестителя Господня Иванна, и Святыхъ Славныхъ Верховныхъ Божественныхъ Апостолъ, и Святаго Великаго Чудотворца Николы, и Святыхъ Великихъ Чудотворцовъ Петра и Алексея и Iоны, и Святыхъ Великихъ Преподобныхъ Страстотръпецъ Бориса и Глеба, нареченных во Святом Крещенiи Романъ и Давыдъ, и Преподобныхъ и Богоносныхъ Отецъ нашихъ Сергiя и Варлама, и Кирила, и Никона, и Пафнотiя, и всехъ Святыхъ: о Вселенскомъ устроенiи, и о благостоянiи Святыхъ Божiихъ Церквей, и о смиренiи и о тишине всего мiра, и о многолетномъ здравiи и о спасенiи Благовернаго и Христолюбиваго и Богомъ почтеннаго и Богомъ дарованнаго Царя, Государя нашего, и Великаго Князя Бориса Өедоровича, всеа Русiи Самодержца, и о его сестре, а нашей Государыне, о Благоверной Царице и Великой Княгине иноке Александре, и о его Благоверной Царице и Великой Княгине Марье, и о ихъ благородныхъ чадехъ, о Благоверномъ Царевиче Өедоре Борисовиче и о Благоверной Царевне Ксенiи, и о Христолюбивомъ воинстве, и о всемъ православномъ христiянстве, чтобы Господь Богъ и Пречистая Богородица имъ Государемъ умножилъ летъ живота ихъ; и даровалъ бы имъ Господь Богъ многолетное здравiе; и послалъ бы Господь Богъ Государю нашему, Благоверному Царю и Великому Князю Борису Өедоровичу всеа Русiи, и всему его христолюбивому воинству свыше помощь, и крепость, и храбрость, мужество и одоленiе на вся видимые и невидимые враги его; и возвысилъ бы Господь Богъ его царьскую десницу надъ латынствомъ, и надъ бесерменьствомъ, и надо всеми враги его; и покорилъ бы Господь Богъ подъ нозе его всехъ враговъ его и сопостатовъ; и устроилъ бы Господь Богъ Царьство его тихо, мирно и безмятежно; и избавилъ бы Господь Богъ Христолюбивое Царя нашего воиньство и все православное христiянство отъ глада и губительства, труса и потопа, огня и меча и мора, и нашествiя иноплемянникъ, и межусобныя брани, и ото всякихъ злыхъ, находящихъ на ны; и даровалъ бы Господь Богъ всему православному христiянству тишину и благоденьство и изобилiе плодовъ земныхъ, и всехъ благихъ неоскудная подаянiя»(253).

Как видим, это традиционные для молебнов церковные формулы молитвенных прошений, которые выражают духовный идеал Царского служения и преуспевания Царства и подданных. Они предназначены для трехдневных благодарственных молебнов. Причем Святейший Патриарх отмечает, чтобы эти молебствия совершались не только в храмах, но чтобы так молились и мiряне, очевидно, во время исполнения домашних утренних и вечерних молитвенных правил. Из этого описания видно, что данный список окружной грамоты был обращен в Костромскую епархию: «послали есмя къ вамъ роспись подъ сею грамотою; и списавъ бы есте съ сее грамоты и съ росписи списки слово въ слово, розослати во все Костромскiе пригороды и въ уезды, по всемъ церквамъ, чтобы имъ было ведомо, какъ имъ о Государьскомъ многолетномъ здравiи Бога молити»(254).

Далее в приложении к грамоте даны Патриаршие указания, в которых детализируются порядок поминовения Царя и Царской Семьи в повседневном круге Богослужений на ектиньях и в специальных молитвах на вечерних, всенощных службах и на Литургии. Например, Тропарь Кресту теперь должен звучать так: «Спаси Господи люди Своя и благослови достоянiе Свое, победы Благоверному Царю нашему и Великому Князю Борису на супротивныя даруй и Своя сохраняя Крестомъ люди». А Крестовый Кондак остается прежним, так как там имя Царя не произносится: «Вознесыйся на Крестъ волею, тезоименитому Ти ныне жительству щедроты Твоя даруй, Христе Боже; возвесели силою Своею Благовернаго Царя нашего, победы дая ему на супостаты, пособiе имуще Твое оружье, мiру непобедимую победу». На рядовой ектинье прошение выглядит так: «О благоверномъ и Богомъ хранимомъ Царе и Великомъ Князе Борисе, и о всехъ болярехъ и о всехъ его, Господу помолимся!» «О пособити и покорити подъ нозе его всякаго врага и сопостата, Господу помолимся!»(255).

На сугубой ектенье прошение о Царе теперь выглядит так: «Еще молимся о Благоверномъ и Богомъ хранимомъ Царе и Великомъ Князе Борисе Өедоровиче, всеа Русiи Самодержце; о державе и о победе, пребыванiи мира, здравiи и о спасенiи и о оставленiи греховъ его, и еже Господу Богу нашему наипаче поспешити и направити ему во всемъ и покорити подъ нозе его всякаго врага и сопостата, рцемъ вси»(256).

Так соборные решения воплощались в Церковные Каноны и становились достоянием повседневной духовной жизни, новая духовно-политическая персонифицированная действительность вливалась строго каноническими формулами в устоявшийся веками и веками Богослужебный чин и становилась его неотъемлемой частью на весь период данного Царствования. Граница между временным земным бытием Государя, Государства и вечной Церкви исчезала.

Конечно, то, что люди ежедневно слышали в церквах, к чему они сердечно и умом присоединялись в своих личных молитвах, было для них проявлением и духовного, и державного бытия.

Почему сейчас Церковь отделена от современного Российского «государства»?

Вовсе не 14-й статьей в Конституции РФ: «1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. 2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом», хотя данная статья, безусловно, является важным фактором такого положения дел.

Но это разделение существует в первую очередь, потому что реалии верховной администрации РФ персонифицированно не присутствуют в повседневном Богослужебном круге. И началось это отнюдь не с 12 Декабря 1993 года, когда была принята нынешняя Конституция РФ. Ещё в Марте 1917-го, когда в ектиньях появились прошения о «благоверном временном правительстве», образовалась эта духовная пустота в Богослужении... Политическая жизнь России XVI столетия была принципиально иной, она не могла бы просто существовать без идейного и образного взаимодействия с Богослужением.

Персонификация Царя, особенно Его духовная персонификация, есть весьма важный аспект идеологии Самодержавия, идеологии Православного царизма. Для республиканца, демократа, для сторонника диктаторских форм правления или даже тирании исповедание отвлеченных принципов республики, демократии, диктатуры и тирании, является первостепенным условием цельности политического мiровоззрения. Мечты об идеальном президенте, депутате, диктаторе, вожде в этой системе политических ценностей совершенно естественны, и они становятся главными побудительными мотивами в политической жизни, в политической борьбе, предвыборной или заговорщицкой. Ожидание и действенное приближение благоприятных политических перемен - норма для таких форм мiровоззрения, для подобных политических убеждений.

Для православного цариста Монархия существует как политический принцип, но отвлеченный принцип имеет третьестепенное значение в его мiровоззрении. Исповедуя царизм, верноподданный исповедует в первую очередь личность Царя, Которого в то или иное время царственному народу послал Господь Бог. Как многоразличные церковные канонические иконы несут на себе Образ Божий, сохраняя при этом художественную индивидуальность (мы здесь, конечно, не имеем в виду тиражированные образки), так и одушевленный, живой Образ Божий в земном Самодержавном Царе неразрывен с самобытной человеческой личностью Царя. Монархисты, естественно, могут мечтать о каком-то идеальном Монархе и подмечать в Царствующем Государе какие-то человеческие недостатки, само по себе это невозбранимо, хотя в Христианстве и не приветствуется: не судите и несудимы будете. Но если эти чаяния становятся источником политической тенденции, то возникает почва для измены. Персональный духовно-политический принцип Самодержавия в своей наивысшей форме выражен в Богослужебном каноне именного поминовения Царя и Его Семьи(257).

+ + +

В Соборном «Послании Патриарха Иова к Царю Борису Феодоровичу, в ответ на Царскую известительную грамоту, о походе против Крымского хана» от 2-го Июня 1598 года (Документ № 2) в идейном, Богословском и терминологическом отношении большой интерес представляет «Богословие», переходящее в пространное «Титулование»:

«Иже преже векъ сый Богъ, въ Троицы славимый, Отецъ и Сынъ и святый Духъ, ото Ангелъ хвалимый, и отъ Херувимъ словословимый, и отъ Серафимъ прославляемый, и отъ человекъ пенiе и хвалу прiемляй, и отъ всея твари поклоняемый, Содетель закону и всяческимъ Творецъ, Христосъ, Единъ Сый со Отцемъ и со Святымъ Духомъ, Седяй на Престоле одесную Отца Величествiя на высокихъ, изволившаго спасенiя нашего ради воплотитись отъ Святыя Богородица и Присно Девы Марiя, о Немъ же имамы избавленiе кровiю Его и оставленiе грехомъ, иже есть Образъ Бога Невидимаго первороженъ всея твари, яко о Немъ создана быша всяческая, яже на Небеси и яже на земли видимыя и невидимыя, аще Престоли, аще Господствiя, аще Начала, аще Власти, всяческая темъ и о Немъ создашась, и Той есть преже всехъ Царь царемъ и Господь господемъ, и всяческая о Немъ состоятся; и еже отъ вышняя десницы Его всемогущiя славою и честiю венчанному, Благоверному и Христолюбивому, Благородному и Богомъ избранному, Богомъ утверженному, въ благочестiи всея Вселенныя въ концехъ возсiявшему, наипаче же во царехъ пресветлейшему, преславному и высочайшему, и непорочныя Православныя Христiянскiя Веры крепкому и непреклонному истинному поборнику и правителю, сыну Святыя Церкви и нашего смиренiя великому Государю Царю и Великому Князю Борису Өедоровичу, всеа Русiи Самодержцу: богомолецъ твой Государевъ, Iовъ Патрiархъ, купно же и съ своими сыновы и сослужебники, съ Митрополиты и со Епископы, со архимариты и игумены и священноиноки и со всемъ Освященнымъ Соборомъ и со множествомъ чина мнишескаго честныхъ монастырей, богомольцы твои Государевы всея Россiя земли, соборне вси Бога молимъ о твоемъ Государеве многолетномъ здравiи, тобя Великаго Государя благословляемъ и челомъ бьемъ»(258).

Зачин послания помимо особой торжественности выражает собою кратко, но вместе с тем последовательно изложенное Учение Православной Церкви о Небесной земной и иерархии, известное по трудам Священномученика Дионисия Ареопагита Парижского. Первоначально учение об Иерархии излагается кратко: «Иже преже векъ Сый Богъ, въ Троицы славимый, Отецъ и Сынъ и святый Духъ, ото Ангелъ хвалимый, и отъ Херувимъ словословимый, и отъ Серафимъ прославляемый, и отъ человекъ пенiе и хвалу прiемляй, и отъ всея твари поклоняемый, Содетель закону и всяческимъ Творецъ».

В Описании изображена Пресвятая Троица - Отец, Сын и Святой Дух, Их Престол окружают хвалящие, славословящие и прославляющие Господа Ангельские чины: Ангелы, Херувимы и Серафимы, к ним присоединены человеческое пение и хвалы, и ниже - поклонение Богу от всей твари: Всякое дыхание да хвалит Господа (Пс. 150, 6).

Далее же образ Небесной Иерархии вновь от Пресвятой Троицы, Иисуса Христа, воплотившегося от Богородицы, нисходит вновь к тварному мiру невидимому и видимому: «иже есть Образъ Бога невидимаго первороженъ всея твари, яко о Немъ создана быша всяческая, яже на небеси и яже на земли видимыя и невидимыя, аще Престоли, аще Господствiя, аще Начала, аще Власти, всяческая темъ и о Немъ создашась», - и при этом называются другие Ангельские чины - Престолы, Господствия, Начала, Власти и все видимое творение, совершенное через Бога Слово.

И далее эта высота Небесной Иерархии сопоставляется с Вершиной Небесной Иерархии - с Царским Чином Бога: «и Той есть преже всехъ Царь царемъ и Господь господемъ, и всяческая о Немъ состоятся».

А следующий шаг Богословской мысли идет уже к ныне Царствующему Государю: «и еже отъ вышняя десницы Его всемогущiя славою и честiю Венчанному, Благоверному и Христолюбивому, Благородному и Богомъ избранному, Богомъ утверженному, въ благочестiи всея Вселенныя въ концехъ возсiявшему, наипаче же во царехъ пресветлейшему, преславному и высочайшему, и непорочныя Православныя Христiянскiя Веры крепкому и непреклонному истинному поборнику и правителю, сыну Святыя Церкви и нашего смиренiя великому Государю Царю и Великому Князю Борису Өедоровичу, всеа Русiи Самодержцу».

И наконец, совершается переход к иерахии Церковных властей: «Богомолецъ твой Государевъ, Iовъ Патрiархъ, купно же и съ своими сыновы и сослужебники, съ Митрополиты и со Епископы, со архимариты и игумены и священноиноки и со всемъ Освященнымъ Соборомъ и со множествомъ чина мнишескаго честныхъ монастырей, богомольцы твои Государевы всея Россiя земли, соборне».

Для духовного взгляда - картина впечатляющая. В превосходных степенях титулование Царя вовсе не лесть, как это может показаться атеистическому слуху. Вдохновенно Соборное Слово Святейшего Патриарха как иерархическое поучение («Молю же и о семъ царьское твое остроумiе и богоданную ти премудрость, да не позазриши нашему худоумiю; писано бо есть: дай премудру вину премудрее будетъ, сказай праведному приложить прiимати и еже разумети законъ помысла есть блага»(259)) обращено и к новому Царю, Который еще только начинает духовным опытом постигать смысл своего служения Богу, Церкви и России, и, возможно, к воинам в громадном Царском стане, расположившемся на берегу Оки под Серпуховом. Там, несомненно, совершались ежедневные походные Богослужения, и Соборное Слово русского духовенства могло быть обращено и к Царскому воинству.

Об этом косвенным образом свидетельствует последующее содержание Соборного Послания, цель которого, во-первых, духовно ободрить Царя и Его воиство, во-вторых, указать на высокую цель их похода, в-третьих, возможно, совершить церковные заклинательные действия против иноверного супостата, и, в-четвертых, засвидетельствовать перед Царем и Его воинством миссию Православной России, которую Русская Православная Церковь со времен Святителя Петра Московского уподобляет Новому Израилю - державному хранилищу истинной веры, а Москву - Новому Иерусалиму.

1) Духовное остоинство Русского Царя и Русского войска: «...И съ Божiею милостiю и съ защищенiемъ пречистыя Богородицы, нашiе хрестьянскiя надежи и заступницы, и съ заступленiемъ Небесныхъ Силъ и всехъ Святыхъ, и по нашему благословенiю и всего Вселенскаго Освященнаго Собора, пошел ты Государь со многими своими ратми противъ врага Креста Христова, а своего недруга, Крымскаго царя, и съ Божiею помощiю пришелъ ты Государь въ Серпухов со всеми твоими ратми здорово... И ты Государь, прося у Бога милости, и у Пречистыя Богородицы и у Великихъ Рускихъ Чудотворцевъ у Петра и у Алексея и Iоны, и у всехъ Святыхъ, противъ недруга своего Крымскаго царя за Святыя Божiя Церкви и за все православное хретьянство хочешь стоять и своимъ и земскимъ деломъ промышлять, колько тебе Государю милосердый Богъ помощи подастъ...»(260).

2) Цель похода: «...Еже съ Божiею помощiю и заступленiемъ мужественне и добре стоиши за домъ святыя Живоначальныя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, и за домъ пречистыя Богородицы и великихъ Чудотворцевъ Петра и Алексея и Iоны, и за вся Божiя Святыя Церкви всея Рускiя земля, и за свою Святую чистую и нашу пречестнейшую Православную Хрестьянскую Веру, еже во всей Поднебесней, якоже Солнце, сiяетъ Православiемъ во области и Державе вашего Отечества Росiйскаго Великаго Государьства, на ню же свирепуетъ гордый онъ змiй, вселукавый врагъ дьяволъ, и воздвизаетъ на ню лютую брань лукавымъ своимъ сосудомъ безбожнымъ царемъ и его пособники поганыхъ языкъ, ихъ же последняя зрятъ во дно адово, идеже имутъ насл±довати огнь неугасимый и тму кром±шную»(261).

3-4) «...Яко да послетъ ти Господь свыше на помощь твою скораго своего Архистратига Михаила, Воеводу Небесныхъ Силъ, бывшаго древле помощника Гедеону на Мадiямы(262), ихъ же беяше числомъ тысяща тысящь поганыхъ, и Аврааму съ треми сты и осмьюнадесять домочадецъ бысть помощникъ на Ходолгомора Содомскаго царя, съ нимъ же беяше триста тысящь воя, и вси побежени быша смятенiемъ Архангиловымъ Михайловымъ, тако же и ныне нaдеянie имеемъ на Всемилостиваго въ Троицы славимаго Господа Бога, и Его Пречистую Богоматере, и на Великаго Архистратига Михаила и прочихъ Небесныхъ Силъ безплотныхъ, и Святаго Славнаго Пророка и Предтечи Крестителя Господня Иванна, и молитвами Великихъ Святителей и Чудотворецъ Николы и Петра и Алексея и Iоны, и Святыхъ Чудотворец Никиты и Иванна и Еуөимiя и Iоны Архiепископовъ Новгородскихъ, и Леонтiя и Исаiя и Игнатiя и Iякова Ростовскихъ Чудотворцевъ, и Святыхъ Преподобныхъ Чудотворецъ Сергiя и Варлама и Кирилла, и Святыхъ Страстотерпецъ Георгiя, Дмитрея, Өедора и Андрея Стратилатовъ, и Святаго Равно Апостоломъ Самодержца Рускiя земли Благовернаго Великаго Князя Владимера и сыновъ святыхъ праведныхъ Страстотерпецъ Бориса и Гл±ба, и Святаго Преподобнаго Благовернаго Великаго Князя Александра Ярославича Невского, и всехъ Святыхъ и Благоверных Христолюбивых блаженныя памяти преставльшихся Царей и Великихъ Князей всеа Русiи молитвами, еже помощи всемилостивому Богу тобе Государю на супостать твоихъ, на поганыхъ языкъ, и покорити ихъ подъ нозе твои, яко да оградитъ тебе Господь Богъ и укр±питъ силою пречестнаго и животворящаго креста и излiетъ милость свою на тя, и спасени будемъ премножествомъ милости Его и твоимъ Государевымъ по Боз± храбрымъ за святыя церкви кр±пкимъ ополченiемъ... Всемилостивый Господь Богъ, избра тебе Государя нашего, якоже древле Моисея и Исуса и иныхъ свободившихъ Израиля, тебе же да подастъ Господь свободителя намъ, новому Израилю, христоимянитымъ людемъ, оть сего окаяннаго и прегордаго хвалящагось на ны поганаго Казыгирея царя»(263).

Конечно, для современного академического Богословия почти неудобоварима мысль о заклинательном молении Святейшего Патриарха со всем Освященным Собором: современные богословы относят заклинания только к действиям шаманов и колдунов, а редкие экзорцистские Богослужения в некоторых монастырях для облегчения состояния бесноватых людей почитают как суеверный пережиток. Но здесь мы наглядно видим, как Святитель Иов призывает Небесную Церковь Воинствующую, Небесное Воинство во главе с Архистратигом Михаилом на помощь Царскому войску, дабы духовно устрашить врага и совершить победу до кровопролитной битвы. Нечто подобное уже было при Святейшем Иове в Июне 1591 года, когда при нашествии громадного войска крымчаков на Москву до большого сражения дело так и не дошло, а Крымский хан, устрашенный неведомой силой, отступил от Москвы и ушел с войском восвояси.

Перечисление Святых Небесной Церкви венчается Державным Собором Святых Русских Князей и Царей от Святого Равноапостольного Владимiра и, возможно, до уже местночтимых Царей Иоанна Васильевича и Феодора Иоанновича: «и всехъ Святыхъ и Благоверных Христолюбивых блаженныя памяти преставльшихся Царей и Великихъ Князей всеа Русiи молитвами».

Соборное Послание Святейшего Патриарха к Царю и Его воинству является актом духовного и идейного строительства русских вооруженных сил, определенного этапа их созидания в новых исторических условиях.

+ + +

Ответное Июньское же «Послание Царя Бориса Феодоровича Патриарху Iову, о прибытии Крымских послов в Серпухов с мирными предложениями» (Документ № 3) по содержанию своему свидетельствует о том, что Святейший Иов в Москве в это время не только несет свое Первосвятительское служение, но и является временным правителем в отсутствие Царя: послание начинается с подробного отчета о результатах переговоров и о донесении Царских агентов. Этот документ не является собственно соборным и служит только свидетельством, что Патриарший урок, Патриаршее поучение бы усвоены Царем и Его воинством: «А мы, видя такое Божiе милосердiе, въ Троицы славимому человеколюбивому Господу Богу нашему Исусу Христу, сотворшему всяческая, и Пречистой Его Матере, Ходатайце спасенiю нашему, Преславной Богородице, нашей Хрестьянской Надеже и Заступнице, къ Ея же молбамъ призирая Единочадый Сынъ Слово Божiе, и всемъ Святымъ, попремногу благодаренiе воздаемъ со всемъ своимъ воинствомъ, и съ сердечнымъ желанiемъ и верою призываемъ Святое Имя Его, могущему насъ сотворити въ радости и во благодати мира своего, что подаровалъ намъ и всему воинству нашему и всемъ православнымъ хрестьяномъ вашими святыми молитвами избаву и зашищенiе отъ бесерменъ; а тебе Великому Господину и Государю Отцу моему, Пастырю и Учителю, Святейшему Iеву Первому Патрiарху, и Митрополитомъ, и Архiепископомъ, и Епископомъ, и всему Вселенскому Освященному Собору, хваленiе приношу, похваляя добродетели ваша, тщанiе и труды, и къ Богу духовные подвиги, и моленiе, и сердечное прошенiе о насъ и о нашемъ христолюбивомъ воинстве и о всемъ православномъ хрестьянстве»(264).

Аналогичный характер имеет и следующее Царское Послание Святейшему Иову от 30 Июня (Документ № 4). В нем Царь Борис Феодорович благодарит Бога и Святейшего Иова с Освященным Собором за их молитвы, ибо дело в переговорах разрешилось мирным путем.

Тожественная и вместе с тем довольно короткая «Приветственная речь Патриарха Иова Царю Борису Өеодоровичу, по возвращении его из Серпуховского похода» (Документ № 5), также не содержит ничего принципиально нового по сравнению с Патриаршим посланием в Серпуховский стан от 2 Июня. К Собору документ имеет косвенное отношение, если не принимать во внимание то, что Святейший Иов приветствует Царя от лица всего Собора, и это выражено устоявшейся за время Собора формулой.

+ + +

Следующий акт - «Соборное определенiе, объ избранiи Царемъ Бориса Өеодоровича Годунова» (Документ № 6). К он Собору имеет прямое отношение. Он довольно краток и совершенно очевидно, что его содержание послужило прямым источником для большого Соборного Акта, буквально все части этого документа целиком вошли в общий Соборный Акт, в различные места. Можно предположить, что данный акт предшествовал Большой Грамоте Собора, но поскольку аргументация его, по сравнению с Утвержденной Грамотой, носит более дискретный, прерывистый характер, данное Соборное определение нельзя считать более поздним сокращенным вариантом Большой Соборной Грамоты. Главная тема этого малого Соборного акта - как нецарственные особы становились избранниками Божиими и законными Царями. Поскольку мы это подробно разбирали выше, не будем здесь повторяться.

+ + +

Венчание на Царство в Успенском Соборе 3-го Сентября 1598 года можно рассматривать и как увенчание основного Соборного деяния Московского Собора. «Речь Царя Бориса Өеодоровича Патрiарху Iову, при Венчанiи его на Царство, и ответъ на оную Патрiарха» (Документ № 8). Эти речи содержались в рукописном Чине поставления на Царство Царя Бориса Годунова, который находился в библиотеке Соловецкого монастыря под № 55.

В речи Царя Бориса Феодоровича очень коротко изложены обстоятельства 1598 года. В зачине сказано о прежней преемственности Великокняжеского и Царского наследия: «О Великiй Отецъ нашъ и Богомолецъ, Пресвятешiй Iевъ Патрiархъ Московскiй и всеа Pyciи! Благоволенiемъ всесилнаго въ Троицы славимаго Бога нашего, Отца и Сына и Святаго Духа, и Пречистая Богородицы, крепкiя христiяньскiя Заступницы, и Великихъ Чудотворцовъ Петра и Алексея и Iоны и всехъ Святыхъ, отъ прародителей Великихъ Князей старина, ихъ и до сехъ место: Великiе Князи сыномъ своимъ давали Великое Княженьство; и блаженныя памяти благочестивый Государь Царь и Великiй Князь Иванъ Васильевичъ всеа Pyciи Самодержецъ, сына своего Өеодора Ивановича благословилъ на Царьство и на Великое Княженьство Владимерское, и Московское, и Новгородское, и всея Великiя Росiи, и благочестивый Государь Царь и Великiй Князь Өеодоръ Ивановичъ, всея Pyciи Самодержецъ, по отца своего благословенiю и по повеленiю помазался и венчался темъ Царскимъ Венцем на Государьство всея Великiя Росiи»(265).

Перед смертью Царь Феодор приказал Царице Ирине оставить земное Царство и принять ангельский иноческий чин, а Святейшему Патриарху Иову и всему Освященному Собору «и боляромъ своимъ, и всемъ православным христiаномъ всея Великiя Росiя, избрати на царьство и на великое княжество Владимiрское, и Московское, и Новгородское, и всея Великiя Росiи, кого Богъ благоволитъ; а Государыни Благоверная Царица и Великая Княгиня Ирина, обещався Богу въ ангельскiй чинъ одеятися, тебе, Отцу своему и Богомолцу, и всему Освященному Собору, и боляромъ, и всемъ православным христiаномъ всея Великiя Росiи, приказывала и говорила тожъ избрати на Царьство и на Великое Княженьство Владимерское, и Московское, и Новгородское, и всея Великiя Росiи, о ком вамъ Богъ благоволитъ. И по Божiимъ неизреченным судбамъ и по велицей Его милости, избралъ ты Святейшiй Iевъ Парiархъ, и Митрополиты, и Архiепископы, и Епископы, и весь Освященный соборъ, и боляре, и все православные христiане на сiе Великое Государьство и на Царьство и на Великое Княженьство Владимiрское, и Московское, и Новгородское и всея Великiя Росiи, меня Бориса: и били челомъ великой Государыне» и так далее о челобитье Царице Ирине и правителю Б.Ф.Годунову, и без подробностей сказано, что Царица-Инокиня Александра «благословила и повелела быти Царемъ...»(266).

Совершенно естественно, что в день Венчания на Царство речь идет и о Венчании, и о Помазании. До того только раз этой темы касались с Основном Соборном Акте. Речь Царя Бориса по категориям того времени церемониально проста и незатейлива, в ней отсутствую особо пышные обороты и повторяются только самые общие официальные соборные формулы. Столь просто она и завершается: «И ты бъ, Отецъ нашъ, на те Великiя Государьства, по Божiей воле и по вашему избранiю, меня благословилъ, и помазалъ, и поставилъ, и венчалъ темъ Царьскимъ Венцемъ, по древнему Царьскому Чину, на Великое Государьство Владимерское и Московское и Новгородское»(267). Всё...

Ответ Святейшего Иова по выражениям звучит более торжественно, но в общем он повторяет канву Царской речи и соборные формулы. В заключение же Святейший Иов произносит сакральное свидетельствование о полноте Царского достоинства нового Царя:

«И отныне, о Святемъ Дусе Государь и возлюбленный Сыну Святыя Церкви и нашего смиренiя, Богомъ возлюбленный, Богоизбранный, Богомъ почтенный, нареченный и поставляемый отъ вышняго промысла, по данной намъ благодати отъ Пресвятаго и Животворящаго Духа, се отъ Бога ныне поставляешися, и помазуешися, и нарицаешися Князь Великiй Борись Өеодоровичъ, Богомъ венчанный Царь, Самодержецъ всея Великiя Росiи: и да умножить Господь Богъ летъ царьству твоему, и положить на главе твоей Венецъ отъ камени честнаго, и даруетъ тебе долготу днiй, и дастъ теб± Господь въ десницы твоей Скифетръ Царьствiя, и посадить тебе на Престоле Правды, и оградить та всеоружествомъ Святаго Духа, и утвердить мышцу твою, и покорить тебе вся языки варварскiе бранемъ хотящая, и всеетъ Господь въ сердцы твоемъ страхъ Свой, еже къ послушнымъ милостивное, и соблюдетъ тя Господь въ непорочней Христiяестей Вере, и покажетъ тя опасна Хранителя Святыя Своея Соборныя Церкви веленiя ихъ, да судиши люди твоя правдою и нищихъ судомъ истиннымъ, да возсiяетъ во днехъ твоихъ правда и множество мира, да въ тихости твоей тихо и безмолвно житiе поживемъ во всякомъ благочестiи и чистоте, да зде добре и благоугодно поживеши и наследникъ будеши Небеснаго Царьствiя со всеми Святыми Православными Цари»(268).

В Богослуженом чине Наречения, Помазания, Настолования, Венчания и Рукоположения на Царство выражена полнота Православного Самодержавия как проявления действия благодати Святаго Духа и достоинства Царя как богобоязненного Защитника Церкви и Хранителя Христианской Веры, Верховного земного Судии, ревнителя правды и миропокоя, наследника Царствия Небесного вслед за прошлыми Святыми Православными Царями. Торжественным Богослужением всего «Вселенского» Собора с молитвенным участием всех Царских чинов из числа Собора завершаются деяния этого масштабного духовно-политического мероприятия, длившегося от 17 Февраля до 3 Сентября 1598 года - пять месяцев и семнадцать дней.

+ + +

Окружная грамота Царя Бориса Феодоровича, о трехдневном молебствии, по случаю венчания Его на Царство от 14 Сентября 1598 года (Документ № 9) формально к актам Московского Собора 1598 года отношения уже не имеет, но по духовному смыслу, идейно и содержательно она связана с корпусом Соборных документов. С одной стороны, это документ церковный, исходящий по византийской терминологии от Епископа внешних дел, но с другой стороны - это один из первых государственных актов нового Царствования.

Конкретный список Царской грамоты обращен, видимо, к дальнему родственнику Царя некоему Ивану Сабурову(269), несшему службу в Соли Вычегодской. Очевидно, что грамоты аналогичного содержания рассылались по городам и уездам России. Среди известных документов этот, видимо, относится к числу первых, отправленных от имени уже Венчанного Царя. По содержанию документ во многом повторяет выражения «Окружной грамоты Патриарха Иова, о трехдневном молебствии, по случаю восшествия на Престол Царя Бориса Феодоровича» от 15 Марта 1598 года(270).

Вначале грамоты коротко названы обстоятельства Воцарения Государя Бориса Феодоровича, и далее идут указания, как организовать благодарственные молебны и моления о многолетии Царю и Царской Семье. Только чинопоследование здесь не так детализировано, как в грамоте Патриарха, ведь эта грамота обращена к царскому чиновнику, а не к духовному лицу, да уже и определен Патриархом к этому времени канонический порядок молитв о Царе Борисе Феодоровиче. Очевидно, что из Патриаршего слова взят и заключительный пассаж о христолюбивом воинстве и прошения о миропокое и тишине:

«...И послалъ бы Господь Богъ намъ и всему христолюбивому воинству свыше победу, и крепость, и храбрость, и мужество, и одоленiе на вся видимые и невидимые враги; и возвысилъ бы Господь Богъ нашу Царьскую десницу надо всеми иноплеменными, хотящими браней, и надо всеми нашими враги; и покорилъ бы Господь Богъ подъ нозе нашихъ всехъ враговъ и супостатовъ; и устроилъ бы Господь Богъ Царьство наше тихо и мирно и безмятежно навеки; и избавилъ бы Господь Богъ христолюбивое наше воинство и все православное христiянство ото иноплеменникъ и отъ межеусобныя брани, и ото всякихъ злыхъ, находящихъ на ны; и даровалъ бы Господь Богъ всему православному христiяньству тишину, и благоденьство, и изобилiе плодовъ земныхъ, и всякихъ благихъ неоскудная подаянiя, отныне и до века»(271).

Это уже устоявшаяся духовно-политическая идеологема, выражающая современные 1598 году представления о государственном благе, об идеале державного бытия.

Окончание следует

ПРИМЕЧАНИЯ И ССЫЛКИ

225. ААЭ. Т. II. С. 148-160.

226. ААЭ. Т. II. С. 148.

227. Петин П.Г. Покаянный Чин Патриархов Иова и Ермогена // Русская Народная Линия. 04.06.2007. 

228. Вот этот текст «Богословия» по версии 1607 года: «Великаго Господа Бога Отца, страшного и всесилнаго и вся содержащаго, пребывающаго во свете непреступнем, в превелицей и в высочайшей и велелепней святей славе трисиятелнаго величествия Своего, седящаго на престоле херувимстем с превечным и единородным Своим Сыном, Господем нашим Исусом Христом, и с божественным и животворящим Своим Духом, им же вся освящаются, единосущныя и неразделныя Троица, равнобожественныя, и равночестныя, и равнодейственныя, и равносущныя, и соприсносущныя, и собезначалныя, и единоначалныя, и трисоставныя, и неразделныя, в трех составех единаго Божества, Царя царьствующим и Господа господьствующим, непреодоленнаго и всякия силы крепчайшаго, им же Цари царьствуют и велицыи величаются, сего в Троицы приснославимаго Бога нашего недоумеваемыми и неведомыми судьбами и неизреченным премудрым промыслом всяко создание от небытия в бытие создавается, и от несущих в существо приводится, и от рода в род присвояются и лета считаются: от Него же приемше земля наша Руская своими Государи величатися и властвовати». ААЭ. Т. II. С. 150.

229. Вот «Родословие» по версии 1607 года: «...Им же начало и корень бысть Рюрик глаголемый, от колена Августа Кесаря Римскаго, первый Великий Князь в Руси, в Великом Новегороде, от его же рода благоверный Великий Князь Владимер Киевский, крестивый землю нашу Рускую святым крещением, в четвертом степени произыде; от него же Владимера, глаголю, великие християньстии поборницы, благоверные Цари и Великие Князи Рустии, по царьским степенем произыдоша, даже до сего времени, в нем же Государь наш, благоверный и христолюбивый Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Русии, седьмыйнадесять Царский степень от Великого Князя Владимера обретеся, самодержавствова скифетроцарствия великаго Росийскаго государьства. Сего убо общедателный долг, преправедным и непременным судом Божиим, достиже: великий, превысокий, православный столп, корень благоверия, предивный цвет благочестия, степень царьский, Констянтин новый, Владимiр славный, Ярослав дивный, Александр пречудный, Государь наш Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Русии, грех ради наших оставя земное Царство, отиде в вечное блаженьство Небеснаго Царьствия; а по отшествии от жития сего, великий Государь наш Царь и Великий Князь Иван Васильевич, всеа Русии Самодержец, на всех своих великих государьствах скифетродержания Росийскаго Царствия повелел царствовати на Росийском государьстве благородному сыну своему, великому Государю нашему Царю и Великому Князю Федору Ивановичу, всеа Русии Самодеръжцу; а второму сыну своему, Царевичу Дмитрею Ивановичу, дал в удел своей Царьской отчины град Углеч и иные грады, и великого Государя нашего Царевича Димитрия на Углече не стало в [70]99 году, прият заклание неповинно от рук изменников своих. А Великий Государь наш Царь и Великий Князь Феодор Иванович всеа Русии на своей Царьской степени на Росийском государьстве, на преславном Престоле прародителей своих, Великих Государей наших, Крестоносных Царей, Царьствовал четыренадесять лет и, праведным и непреминутельным Судом Божиим, от жизни сея преселися в вечное блаженство Небесного Царьствия: и Царьский корень, иже толикими леты влечашеся, сократися, наследия и вожа преславному Государьству Росийскаго Царьствия их Царьского изращения не остася». ААЭ. Т. II. С. 150-151.

230. ААЭ. Т. II. С. 151-152. - Выделено мной. - Л.Б.

231. ААЭ. Т. II. С. 152-153. - Выделено мной. - Л.Б.

232. ААЭ. Т. II. С. 153-154. - Выделено мной. - Л.Б.

233. ААЭ. Т. II. С. 154-155. - Выделено мной. - Л.Б.

234. ААЭ. Т. II. С. 155. - Выделено мной. - Л.Б.

235. ААЭ. Т. II. С. 155-156. - Выделено мной. - Л.Б.

236. ААЭ. Т. II. С. 156. - Выделено мной. - Л.Б.

237. ААЭ. Т. II. С. 156. - Выделено мной. - Л.Б.

238. Утвержденная Грамота объ избранiи на Московское Государство Михаила Өедоровича Романова съ предисловиемъ С.А.Белокурова. 2-е изданiе Императорскаго Общества Исторiи и Древностей Россiйскихъ при Московскомъ Университете. Москва, 1906. (Далее «УГ 1613»). С. 22-27.

239. УГ 1613. С. 32. Как видим, в официальном церковно-государственном документе воспроизводится утверждение о причастности правителя Б.Ф.Годунова к убийству Углического Царевича, хотя никакого нового дарасследования преступления 1591 года не проводилось. Некоторые ревнители не по разуму утверждают, что поскольку слова о вине правителя Б.Ф.Годунова в убиении Царевича Димитрия Иоанновича Углического содержится в Соборной «Утвержденной Грамоте» 1613 года, то, дескать, и вина в этом Б.Ф.Годунова соборна утверждена. Это, конечно же, не так. Во-первых, собственно соборное решение - «Утверженная Грамота» относится только к заключительно части этого документа, к клятвам соборян, как это было и в Соборном акте 1598 года. Во-вторых, здесь однозначно указывается, что такое утверждение о «вине» Б.Ф.Годунова принедлежит только инокине Марфе (Нагой), которая в 1605 году столь же «всеявно исповеда», что Лжедмитрий есть её подлинный сын - Царевич Димитрий, который якобы не был убит в 7099 году. Своего сына инокиня Марфа (Нагая) признавала и в Лжедмитрии Втором. И это новое ей «исповедание» 1613 года никак не относится к тексту собственно «Утвеженной Грамоты».

240. УГ 1613. С. 32-40.

241. УГ 1613. С. 40-72.

242. Характерное место старорусского текста, соборного документа, где терминологически однозначно различаются выборные от городов и их выборы, и обирание, то есть обретение Государя. Как уже отмечалось выше, в историографической литературе Московские Соборы 1598 года и 1613 года часто называются «избирательными Соборами», но термин «избрания» совершенно не соответствовал процедурам и духу соборных деяний.

243. УГ 1613. С. 72-74.

244. ААЭ. Т. II. С. 45 и 53.

245. Черепнин Л.В. Новые материалы о дьяке Иване Тимофееве - авторе «Временника» // Исторический архив. № 4, 1960. С. 163-164.

246. Временник Ивана Тимофеева. Репринт 1951 года. СПб., 2004. С. 165.

247. Временник Ивана Тимофеева. Репринт 1951 года. СПб., 2004. С. 66-67. Выделено мной. - Л.Б.

248. Временник Ивана Тимофеева. Репринт 1951 года. СПб., 2004. С. 70. Выделено мной. - Л.Б.

249. Временник Ивана Тимофеева. Репринт 1951 года. СПб., 2004. С. 71. Выделено мной. - Л.Б.

250. Русская Историческая Библиотека. Т. XIII. СПб., 1891.

251. ААЭ. Т. II. С. 2-3. Выделено мной. - Л.Б.

252. ААЭ. Т. II. С. 2. Выделено мной. - Л.Б.

253. ААЭ. Т. II. С. 3-4. Выделено мной. - Л.Б.

254. ААЭ. Т. II. С. 4.

255. ААЭ. Т. II. С. 4. Выделено мной. - Л.Б.

256. ААЭ. Т. II. С. 5. Выделено мной. - Л.Б.

257. Ленин был принципиальным идеологом, политическим мыслителем и практическим политиком, и он прекрасно понимал содержание враждебной ему идеологии Самодержавия. Когда Ленина однажды кто-то спросил, а что же они будут делать с Членами Императорской Фамилии после захвата власти, будущий большевистский диктатор однозначно бросил: «Казним». На вопрос же, а кого именно, он ответил: «Всю Великую Ектенью». Он назвал особое моление по Великим Праздникам, когда поминались все православные Члены Императорской Фамилии (среди членов Императорской Фамилии было несколько лютеран, которых поминали как «сродников» - без наименования).

258. ААЭ. Т. II. С. 6. Выделено мной. - Л.Б.

259. ААЭ. Т. II. С. 9. Выделено мной. - Л.Б.

260. ААЭ. Т. II. С. 6-7. Выделено мной. - Л.Б.

261. ААЭ. Т. II. С. 7-8. Выделено мной. - Л.Б.

262. Ветхозаветный Израильский полководец Гедеон, чьи деяния и подвиги описаны с 6-й по 8-ю главу в Библейской Книге Судей.

263. ААЭ. Т. II. С. 8. Выделено мной. - Л.Б. Иван Забелин в «Истории города Москвы» приводит отрывки из московской летописной повести, с рукописью которой историк был знаком, и приводит много цитат из нее, хотя к наиболее древним эпизодам этого повествования он относится скептически. Но к преданиям эпохи Святителя Петра И.Е.Забелин, видимо, относится с большим доверием: «Затемъ сокращенно изъ Степенной Книги излагаются событiя изъ житiя Петра митрополита о написанной имъ иконе Богородицы и о посвященiи его в Митрополиты. Его пребытiе въ Москву обозначено годомъ 6816 (1308). «Марта въ 22 день прiде изъ Владимера града к Москве Преосвященный Петръ Митрополитъ, благослови Князя и нарече его Великимъ Княземъ Московскимъ и всея Русiи. Его же виде блаженный Петръ въ Православiи сiяюща, всякими добрыми делы украшена, милостива до нищихъ, честь подающа Божiимъ церквамъ и служителемъ и нача больше иныхъ мест жити въ томъ граде, и зело возлюби его Божiй Святитель». Известное пророчество Святителя о Москве значительно распространено новыми прибавычными словами, «яко по Божiю благословенiю Всемогущiя и Живоначальныя Троицы и Пречистыя Его Богоматери и церквей Божiихъ будетъ и монастырей святых безчисленное множество и наречется сей градъ Вторый Iерусалимъ и многимъ державствомъ обладаетъ не токмо всею Россiею, но и во вся страны прославится въ восточныея и южныя страны и северныя, и пообладаетъ многими ордами до теплаго моря и до студенаго окiяна, и вознесется Богомъ державство десницы его отныне и до скончанiя мiру». (Летописный сборник XVII ст., принадлежащiй нашей библiотеке. - Примечание И.Е.Забелина)». Забелинъ И.Е. Исторiя города Москвы. Часть первая. М., 1905. С. 35-36. Духовно-политическая идея «Русь Новый Израиль», «Москва Второй или Новый Иерусалим» в последующие века укреплялась, развивалась и к концу XVI столетия укоренилась настолько, что под влиянием Святителя Иова, Патриарха Московского и всея Руси, Царь Борис Феодорович задумывает строительство в Кремле грандиозного храма Гроба Господня и Воскресения Христова, подобного тому, какой существует в Иерусалиме. Именно для величия этого замысла надстраивается до высоты небывалой в прежнем зодчестве Руси кремлевская колокольня Преподобного Иоанна Лествичника - Иван Великий, для убранства Кувуклии изготавливается драгоценная плащаница, поругание которой описано в Прощальной Грамоте Святителя Иова на Соборе 1607 года. О подготовке строительства храма Гроба Господня в Кремле говорится как о гордом замысле Царя Бориса во «Временнике» дьяка Ивана Тимофеева. Но библейские ветхозаветные параллели в данном Соборном Послании явно указывают, что автором таких замыслов был именно Святейший Иов, а Царь Борис Феодорович только решительно поддержал его.

264. ААЭ. Т. II. С. 10. Выделено мной. - Л.Б.

265. ААЭ. Т. II. С. 54. Выделено мной. - Л.Б.

266. ААЭ. Т. II. С. 54-55. Выделено мной. - Л.Б.

267. ААЭ. Т. II. С. 55. Выделено мной. - Л.Б.

268. ААЭ. Т. II. С. 56. Выделено мной. - Л.Б.

269. Среди участников Собора в разряде стольников 16-м по чести назван Замятня Иванович Сабуров, а среди соборных дворян встречаются Елизарей и Тимофей Ивановичи Сабуровы, занимающие соответственно 23 и 24 места по чести в этом разряде. Но никаких сведений об их родственных отношениях с Иваном Сабуровым из Соли Вычегодской у меня пока нет.

270. ААЭ. Т. II. С. 1-6. Выделено мной. - Л.Б.

271. ААЭ. Т. II. С. 5. Выделено мной. - Л.Б.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Русский Сталинист : Re: Державный Собор 1598 года
2011-12-09 в 16:39

Прекрасный фундаментальный исторический труд о великом Русском Государе Борисе Феодоровиче Годунове, который пал жертвой внутренних и внешних врагов Государства Российского, был вместе со своей Семьёй убит и оклеветан после смерти.
Эпоха Бориса Годунова- одна из славнейших в нашей истории, а Земский Собор 1598 года- одна из главнейших её страниц, и отрадно, что среди моря антигодуновской беллетристики и пропаганды, не прекращающейся до наших дней, появляются такие труды.
1. Екатерина Домбровская : Re: Державный Собор 1598 года
2011-10-03 в 14:01

Огромная благодарность уважаемому автору за его духоподъемный труд, в котором, не говоря уж глубокой фактологической проработке темы, звучит великая любовь и сопутствующая ей ПРАВДА о подлинном, Богом благословенном строе русской жизни. Великое дело - возвращение к времени патриаршества святителя Иова, хотя и прославленного, но до сих пор не оцененного в его настоящей духовной высоте, оклеветанного во многом русскими историками, не имевшими настоящего духовного вИдения, и часто служивших им современной коньюнктуре.
Поклон сердечный автору и молитвенные пожелания Божией помощи на окончание этого большого и очень актуального, насущно нужного труда.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме