Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Державный Собор 1598 года

Леонид  Болотин, Русская народная линия

Имперский архив / 31.08.2011


Выражение идеи Самодержавия, а также идеологии Христианской государственности в Утвержденной Грамоте и других соборных документах. Продолжение …

Часть Вторая

 Часть Первая 

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

Идея Самодержавия и христианской государственности в Утвержденной Грамоте и в других документах Московского Собора 1598 года

В сознании, в деяниях и словесных трудах российских государственно-церковных мужей, пастырей, мыслителей и писателей XVI столетия идея и образ Самодержавия по своей природе возводились к богословским истолкованиям таинственных свойств и образа Троического Божества, к до конца не постижимым взаимоотношениям Бога Отца, Бога Сына и Бога Святого Духа, Их совместного Вседержительства.

Обращаясь к предмету «Русское Самодержавие», его невозможно отделить именно от строго православного изъяснения. Ни римокатолическая, ни тем более протестантская тринитарная теология не могли дать духовно непротиворечивого Христианского объяснения Царского служения Богу и Церкви, Царского попечения о народах и странах(58).

1. Бог как Царь

Восплещите руками все народы, воскликните Богу гласом радости; ибо Господь Вседержитель страшен, великий Царь над всею землею... Пойте Богу нашему, пойте; пойте Царю нашему, пойте ибо Бог - Царь всей земли (Пс. 46, 2-3, 7-8).

В России православное сознание природу Самодержавного Царского служения неразрывно связывает c Царским достоинством, с Царственными качествами, с Царскими свойствами Единого Троического Божества - и Каждого из Лиц Пресвятой Троицы. Видим мы это и в «Богословии» Утвержденной Грамоты 1598 года: «въ трiехъ составехъ единого Божества, Царя царствующимъ и Господа господствующимъ, непредоленнаго и всякiя силы крепчайшаго, Имъ же царiе царствуютъ и велицыи величаются»(59).

1) Таким образом, Царем царствующих именуется Пресвятая Троица. Царская Слава Господа Бога для православно верующих Христиан является едва ли не первейшим и важнейшим качеством Творца, Создателя, Вседержителя. Сама Вселенная Жизни Вечной именуется Царством Божиим(60).

2) Царем относительно редко, но все же вполне определенно, именуется Бог Отец. В одной из главнейших молитв - в молитве к Богу Отцу, преподанной Христианам Самим Иисусом Христом во время Нагорной проповеди «Отче наш...», Царская Слава Бога Отца выражается прошением: «да прiидетъ Царствiе Твое» (Мф. 6, 10; Лк. 11, 2) и свидетельствованием: «Яко Твое есть Царствiе и сила и слава во веки. Аминь» (Мф. 6, 13)(61).

3) Чаще всего, и в Священном Писании, и в молитвах, и в Богослужебной гимнографии, и в Святоотеческих писаниях, и в церковной литературе вообще Царем именуется Бог Сын Иисус Христос. Само второе имя Бога Сына «Христос», слово «Христос» в переводе с греческого языка означает «Помазанник», что, в свою очередь, является устойчивым синонимом титула «Царь». По плоти Иисус Христос прямой Потомок второго Царя Израиля и первого Царя из Династии Князя Иуды - Давида. Именно поэтому в Священном Писании Иисус Христос многократно именуется Сыном Давидовым и Царем Иудейским. Вместе с тем Иисус Христос в Новом Завете именуется и Сам называет себя Царем не от мiра сего, то есть Царем Небесным. Вслед за Новым Заветом Иисус Христос постоянно титулуется как Царь Небесный и в Священном Предании - в Богослужении, молитвах, Богословии в Истории Церкви(62).

4) Царем Небесным именуется и Бог Святой Дух. Главная молитва, обращенная к Святому Духу, так и начинается: «Царю Небесный Утешителю Душе Истины...»(63).

5) Царицей Небесной титулуется Пресвятая Богородица - Мать Иисуса Христа по человечеству, по плоти. Такая титулатура не встречается в Новом Завете, но в Богослужебных и Святоотеческих текстах Царица Небесная один из самых устойчивых титулов Девы Марии. В Русской Православной Церкви в связи с явлением 2 Марта 1917 года - в день отречения Святого Императора-Мученика Николая от Престола - в селе Коломенском иконы Божией Матери «Державная» бытует неофициальное предание, по которому Царицу Небесную почитают как мистическую Царицу России на безгосударное время вплоть до грядущего Воскресения Русского Царства(64).

Русский церковный взгляд на Великого Князя и потом на Царя - это взгляд на Защитника, и в первую очередь Защитника Православной Веры, Православной Церкви. С этой точки зрения именно в этом в первую очередь выражается духовная взаимосвязь Царя Небесного Бога и Царя земного. Вообще этимология и семантика древнего корня «цар» и родственных ему корней «цер», «сар», «кир» и других созвучных корней в разных языковых группах - не только иафетических, индоевропейских, но в семитических или в хамитических, в своих значениях восходят к функциям активной или пассивной защиты кого-либо и чего-либо(65).

2. «За Святую Троицу!»

Само посвящение «Богословия» Утвержденной Грамоты 1598 года теме догматического исповедания Пресвятой Троицы, полагаю, требует от нас специального внимания.

В духовном понимании русских православных людей XVI столетия падение Византийской Империи в 1453 году было связано в первую очередь с отступлением от Православия, выразившемся в заключении церковной унии с католическим Римом и вследствие этого отступлении от Православных догматов о Пресвятой Троице.

В истории самой Руси XIII-XVI веков было по крайней мере пять крупных покушений на православную тринитарную догматику. И победы над этими еретическими атаками чаще всего одерживались под предводительством Великих Князей и Царей, Их волей, Их могуществом.

1) Вскоре после начала татаро-монгольского нашествия паписты-римокатолики решили организовать крестовый поход на Русское Православие. Экспансия была предпринята с Северо-Запада нашего Отечества. Ледовое сражение весной 1242 года с агрессорами-крестоносцами на Чудском озере проходило с воинским кличем Святого Благоверного Великого Князя Александра Ярославича Невского «За Святую Троицу!»(66).

2) В XIV веке в Пскове и Новгороде укоренилась ересь протестантского типа так называемых «стригольников», которые распространили свое духовное влияние на другие земли Древней Руси. Адепты ереси стригольников отрицали Священное Предание, Церковные догматы и в том числе догматы о Пресвятой Троице. Обличением ереси стигольников занималось православное духовенство - Архиереи и священники, но решительно искореняли ее Великие и Удельные Князья.

3) В 1439 году Московский Митрополит Исидор подписал Флорентийскую унию, и когда он вернулся в 1441 году в Москву, во время первой же службы в Успенском соборе Кремля на ектениях митрополит-отступник (тайный кардинал) вместо Константинопольского Патриарха стал поминать Римского папу. Московское духовенство не придало сразу этому значения, но присутствовавший на службе Великий Князь Московский Василий II Васильевич Темный сразу услышал этот непорядок и потребовал удалить из собора ересиарха и заключить его под стражу. Уния с католиками не прошла, а Великий Князь Московский явил Себя решительным Защитником Православия.

4) Около 1471 года в Великом Новгороде зародилась ересь жидовствующих, ее мистагоги и адепты действовали тайно, и потому долгое время ересь не обнаруживала себя. Еретики стали последователями ряда теологических установок талмудического иудаизма под видом возвращения к «истинам» Ветхого Завета (конечно, к «истинам» в трактовке талмудистов). Еретики тайно проповедовали иконоборчество и отрицали Лица Пресвятой Троицы, почитая только Бога Творца, Яхве.

Первоначально ересь распространялась в основном среди новгородского белого духовенства. Но вскоре еретики в свою среду стали привлекать чиновную элиту. К 1480 году они проникли в Московский Великокняжеский Дворец и стали оказывать влияние на крупные чины и даже на представителей Великокняжеской Семьи. Например, под их влияние попал юный внук Великого Князя Иоанна III Васильевича Князь Димитрий Иванович - сын Князя Иоанна Иоанновича Молодого и Княгини Елены Стефановны - урожденной Молдавской господарки, которая уже была вовлечена в сети жидовствующих. Внука Димитрия Государь Иоанн Васильевич хотел видеть Своим Наследником и даже венчал его в Успенском соборе в 1498 году как Великого Князя по Царскому Византийскому чину. Под влиянием новгородских еретиков оказался и Московский Митрополит Зосима.

Борьба с жидовствующими была начата в 1487 году Святителем Геннадием (Гонзовым), Архиепископом Новгородским, первым вскрывшим тайную ересь, и его клириком Преподобным Иосифом (Саниным), Игуменом Волоколамским. Сначала их усилия не находили отклика в Митрополичьем Доме и в Великокняжеском Дворце. Но постепенно яркие, одухотворенные обличения ереси, которые Святые поборники Православия безстрашно включали в свои проповеди, послания и Богословские сочинения, возымели силу.

В 1488 и 1491 годах в Москве собираются Церковные Соборы, начавшие осуждение еретиков. Но на практике тогда были осуждены, запрещены в служении и наказаны третьестепенные фигуры. После Собора 1488 года влиятельный еретик глава Посольского Приказа дьяк Федор Курицын в пику Святителю Геннадию добился назначения в главный Новгородский Юрьев Монастырь жидовствующего архимандрита Кассиана.

Но в конце концов первый венчанный по Царскому чину Московский Великий Князь Димитрий Иоаннович и его мать Елена, уличенная в заговоре, были преданы опале, и Соправителем стал Великий Князь Василий III Иоаннович, решительный противник жидовствующих еретиков.

Только после Собора 1504 года по воле Соправителя - Великого Князя Василия III Иоанновича несколько влиятельных еретиков были сожжены, и ересь после смерти Великого Князя Иоанна в 1505 при новом Государе пошла на убыль и практически утратила свое явное влияние в верховной церковно-государственной элите.

5) Однако в середине XV столетия в Москве возникла схожая с ересью жидовствующих новая антитринитарная иконоборческая ересь, которая получила наименование ересь Матвея Башкина. По поводу этой ереси повелением Царя Иоанна I Васильевича и духовными усилиями Святителя Макария (Леонтьева), Митрополита Московского и всея Руси - ревностного последователя Преподобного Иосифа Волоцкого, был созван в 1553 году Церковный Собор, осудивший новых еретиков.

В светской российской историографии, начиная со второй половины XIX века, появились трактовки, заявляющие, что Матвея Семеновича Башкина и его сторонников осудили несправедливо за «безобидное», «неопасное» для Православия «вольнодумство». Позже наиболее либеральные историографы подобные же оценки стали давать ересям стригольников и жидовствующих.

Если учитывать церковное мiровоззрение наших православных предков XIV-XVI столетий, то подобные либеральные суждения выглядят анахронизмом, они - исторически ничтожны. Проблема ведь не в чистоте, в большей или меньшей «православности» той или иной «богословской» мысли, идеи.

В XIV-XVI столетиях для Православного Христианина, здорового члена Христовой Церкви отступление от Православного почитания Бога, Пресвятой Троицы, Бога Отца, Иисуса Христа и Его двух природ, Святого Духа, Пресвятой Богородицы, Святых и церковных Святынь - Креста, храмов, икон, мощей, святых мест - означало погибель души отступника для Жизни Вечной. А проповедь, распространение, пропаганда ереси среди Православных Христиан, вовлечение их в ересь - однозначно воспринимались как преступное сознательное погубление их душ, собственно - душегубство. Так понимали это и Высшие Церковные Власти, и Православные Государи, мыслившие Себя духовными Защитниками Православия, Церкви и Своих подданных. С ними были согласны миллионы православных подданных.

В свете данного мiровоззрения к таким преступникам Церковь, Государство и Православный народ относились гораздо непримиримее, чем к ворам, разбойникам, заговорщиками, шпионам и убийцам: не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне (Мф. 10, 28). Поэтому по сути политизированные рассуждения о чрезмерности государственных и церковных мер против духовных преступников неадекватны эпохе, неисторичны.

Но не надо забывать и того, что столь решительные державно-церковные охранительные меры относительно православной догматики в конечном итоге защищали весь государственный и церковный строй Средневековой Руси, основанный на Православном Царском Самодержавии. Самодержавие вне православных догматов о Пресвятой Троице разрушалось изнутри духовно, превращалось в обыкновенный Верховный Произвол или Деспотию по восточным образцам - Персии, Турции, Китая и тому подобных цивилизаций.

3. Династический кризис

Угроза утраты чистоты Православного исповедания в России в результате небывалого прежде на Руси династического кризиса была совершено реальна. Эта угроза в первую очередь исходила от молодого объединенного в результате Люблянской унии 1569 года польско-литовского государства. Монархическая республика(67) Речь Посполитая проявила свою враждебность по отношению к России с момента своего возникновения и стала причиной первой масштабной русско-польской войны. Эта враждебность преобразовалась в агрессивные планы, подогреваемые Римом, не была оставлена после заключения мира с Россией. Смерть Царя Феодора Иоанновича вызвала самые решительные приготовления к захвату власти над Россией и включение ее в Речь Посполитую под управление польского короля.

При этом надо взглянуть и на внутреннюю ситуацию. Ряд достаточно влиятельных в 1598 году русских княжеских родов, давно уже православных по вероисповеданию, тем не менее имели княжеское литовское происхождение, в основном Гедиминовичей - это князья Мстиславские, Голицыны, Куракины, Трубецкие, Глинские, Нагие, Хованские, Ходкевичи. Конечно, далеко не все из них могли претендовать на Московский Престол. Но влиятельность Московских бояр, участвовавших в Соборе 1598 года, - князя Федора Ивановича Мстиславского, князей Федора Михайловича, Никиты и Тимофея Романовича Трубецких, князя Ивана Михайловича Глинского была значительной. И в случае, например, «свободных» выборов Российского Государя по примеру польско-литовских сеймов, кто-то из них мог оказаться в кандидатах на Престол.

Нужно учитывать и то, что среди соборян мы видим их близких или дальних родственников. Из московских стольников - князя Юрия Никитича Трубецкого, князя Ивана Семеновича Куракина, князей Ивана Старшего, Никиту, Ивана Младшего, Андрея Андреевичей и Федора Федоровича Хованских, из московских дворян - князей Ивана и Андрея Васильевичей Голицыных, князей Семена и Михаила Андреевичей Куракиных(68), которые при определенном политическом ажиотаже могли бы составить «партию» поддержки того или иного кандидата из Гедиминовичей.

Конечно, вероятность такого развития событий была ничтожно мала в реальных политических условиях 1598 года. Но организаторы и духовные идеологи Собора в лице Российских Иерархов во главе со Святителем Иовом - первым Патриархом Московским и всея Руси, видимо, не исключали подобного поворота и как возможного отдаленного его последствия - сближения русских Гедиминовичей со своей неправославной, пусть и очень отдаленной, родней среди аристократии в Речи Посполитой, на территориях Римской империи германской нации, а практически - по всей Центральной и Западной Европе(69).

Положить духовный предел подобному развитию в и без того тяжелейшей ситуации, не контролируемой церковно, должно было православное исповедание Пресвятой Троицы на Соборе 1598 всеми соборянами.

4. Державное Богословие Пресвятой Троицы

Богословский зачин Утвержденной Грамоты, вероятнее всего, был составлен Святейшим Иовом и его помощниками в самом начале Собора. Надо сказать, что Святейший Иов, Патриарх Московский и вся России, был духовно образованным человеком, церковным композитором и гимнографом, талантливым писателем. До нас дошли несколько его произведений, среди которых самым значительным можно назвать жизнеописание Царя Феодора Иоанновича. Авторское участие Святейшего Патриарха в составлении проектов и редакций соборных документов и по статусу его положения, и по литературным способностям наиболее вероятно. Хотя для однозначного утверждения у меня пока недостаточно фактов. С другой же стороны, среди современников и участников Собора 1598 года трудно выявить иного заметного деятеля, который при этом был бы известен литературными и Богословскими дарованиями такой высокой степени, которая обнаруживается в стилистике Утвержденной Грамоты 1598 года.

В духовной стратегии автором «Богословия» перед соборянами ставилась задача определить не просто Монарха и Родоначальника новой Российской Династии, а именно строго Православного по вере Самодержавного Царя. Вместе с тем для новой Царской Династии и для всей России это державное Богословие должно было стать знаменем борьбы за независимость в случае внешней католической экспансии со стороны Речи Посполитой. Соборяне должны были возложить главное упование не на политические обсуждения, споры и межгрупповые договоренности, а на Самого Бога. Вот самый общий смысл и самая общая цель этого духовного зачина, на удивление краткого, но весьма цельного и содержательно емкого:

«Великаго Господа Бога Отца Страшнаго и Всесильнаго и вся Содержащаго, Пребывающаго во Свете Неприступнемъ, въ превелицей и въ превысочайшей и велелепней и святей Славе Величествiя Своего, Седящаго на Престоле Херувимстемъ, съ Превечнымъ и Единороднымъ Своимъ Сыномъ, Господемъ нашимъ Исусъ Христомъ, и съ Божественнымъ и Животворящимъ Своимъ Духомъ, Имъ же вся освящаются, Единосущныя и Нераздельныя Троица, Равнобожественныя, и Равночестныя, и Равносопрестольныя, и Равносильныя, и Равносоветныя, и Равнодейственныя, и Равносущныя, и Соприсносущныя, и Собезначальныя, и Единоначальныя, и Трисоставныя, и Нераздельныя, въ трiехъ составехъ Единого Божества, Царя царствующимъ и Господа господствующимъ, Непреодоленнаго и всякiя силы Крепчайшаго, Имъ же царiе царствуютъ и велицыи величаются: сего въ Троици Приснославимаго Бога нашего, недоумеваемыми и неведомыми судьбами и неизреченнымъ Премудрым Промысломъ, всяко созданiе отъ небытiя въ бытiе создается, и отъ несущихъ въ существо приводится, и отъ рода въ родъ летами исчитаются, отъ Него же прiемше, земля наша Руская своими Государи обладаема быти»(70).

Противокатолический Богословский пафос духовного зачина Утвержденной Грамоты выражается очень просто - скрупулезным перечислением таинственных свойств Пресвятой Троицы, выстраданных за многие века полемическим Православным Богословием в борьбе с многочисленными антитринитарными ересями:

Единосущныя

Нераздельныя

Равнобожественныя

Равночестныя

Равносопрестольныя

Равносильныя

Равносоветныя

Равнодейственныя,

Равносущныя

Соприсносущныя

Собезначальныя

Единоначальныя

Трисоставныя

Нераздельныя, въ Трiехъ Составехъ единого Божества

Царя царствующимъ

Господа господствующимъ

Непреодоленнаго

всякiя силы Крепчайшаго

Имъ царiе царствуютъ

Имъ велицыи величаются

въ Троици Приснославимаго Бога

Само количество этих Богословских определений особых качеств Пресвятой Троицы может удивить даже профессионального церковного догматиста. Особенно выделяется семь качеств равенства Лиц Пресвятой Троицы, Которая - Равнобожественная, Равночестная, Равносопрестольная, Равносильная, Равносоветная, Равнодейственная, Равносущная(71).

На православном исповедовании Царствования Пресвятой Троицы основано известное духовное наставление Преподобного Максима Грека о значении Царя, которое он поместил в послании к юному Великому Князю Иоанну IV Васильевичу около 1545 года - ещё до Царского Венчания в Успенском соборе 16 Января 1547 года:

«Ничего не предпочитай правде и суду Царя Небесного, Иисуса Христа, Господа и Бога Твоего, ибо ничем другим не возможешь так благоугодить Ему и привлечь Его милосердие и благотворения на Твою Богохранимую Державу, как Твоею правдою к подчиненным и праведным судом, также щедротами и кротостью ко всем, вообще, неимущим. Хороши, воистину, и весьма спасительны молитва и пост: ибо постом погашаются и умерщвляются плотские страсти и очищается ум, молитва же соединяет трезвенно молящегося с Богом, Духовно присвояет Ему и делает Богоподобным. Но если при этом будет недоставать вышесказанных добродетелей, то эти не имеют пред праведным Судиею никакого значенья; ибо сказано Святым Божиим Пророком Осиею как бы от Лица Божья: «милости хощу, а не жертвы, и уведения Божия, нежели всесожжения» (Осии 6, 1). И опять: «не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, внидет в Царствие Небесное, но творяй волю Отца Моего, Иже есть на Небесех» (Мф. 7, 21). Видишь, Благочестивейший Государь, как Он ясно не одобряет того, кто думает одною молитвою благоугодить Богу! Почему же так? - Потому, что Сам Он есть по естеству - весь Благость, весь Правда, весь Милость, весь Щедрость ко всем, вообще, живущим на земле; таким же Он желает быть и в Царствующих на земле, ибо Царь есть не что иное, как живой и видимый, то есть, одушевленный образ Самого Царя Небесного, как сказал и некоторый еллинский философ одному Царю, говоря: «получив в управление Царство, будь достоин сего, ибо Царь есть одушевленный, то есть, живой образ Божий». Нет более угодной пред Ним молитвы и лучшего приношения, как хранение и исполнение святых Его заповедей, ибо Сам говорит: «имеяй заповеди Моя и соблюдаяй их, той есть любяй Мя; не любяй Мя словес Моих не соблюдает» (Ин. 14, 21. 24). И опять: «вы друзи Мои есте, аще творите, елика Аз заповедую вам» (Ин. 15, 14).

Постарайся же, о благочестивейший Государь, быть Другом Царя и Владыки всех, Иисуса Христа и Бога Твоего и человеколюбьем и благостно и правосудьем прославь Его на земли чрез земное и временное сие начальство, чтобы и Он соответственно прославил Тебя Божественною Своею славою на земле и на Небесах, как Сам обещал чрез Пророка, говоря: «прославляющия Мя прославлю, а безчестящие Меня обезчестятся» (1 Цар. 2, 30). А как возможешь прославить Его и угодить Ему во всем, об этом прочитывай чаще Послание Блаженного Фотия, Патриарха Цареградского, которое он писал к Болгарскому Царю Михаилу. Там найдешь великую премудрость, и если послушаешься его, получишь великую пользу. Благочестивейший Государь и Самодержец! Я должен высказать пред Царством Твоим всю истину, именно, что бывшие в последнее время у нас, греков, Цари ни за что иное преданы общим всех Владыкою и Творцом уничтоженью и погубили Свою Державу, как только за великую их гордость и превозношенье, за иудейское сребролюбье и лихоимство, победившись которыми, Они неправедно грабили именья Своих подчиненных, презирали Своих боляр, живущих в скудости и лишении необходимого, и обиду вдовиц, сирот и нищих оставляли без отмщенья. За все это и тому подобное пришел на нас, окаянных, гнев праведного Судьи, и теперь мы скитаемся, будучи оставлены, в голоде и жажде и в наготе и находимся у всех в поношении и гонении. И это мы терпим справедливо, ибо сказано негде в Священном Писании: «Обаче за льщения их положил еси им злая, низложил еси я, внегда разгодрдешася. Како быша в запустение; внезапу исчезоша, погибоша за беззаконие свое, яко соние восстающего» (Пс. 72, 18-20). Так случилось с нами, бедными, за беззаконья наши и такой постиг нас конец праведным Судом Божиим. Ты же, Благочестивейший Царь и Государь, не последуй сему, но, как научен Ты Самим Вышним и Его спасительным законом и заповедями, так и устраивай потребное и полезное для Своих подчиненных, со всякою правдою и благостью, и Царским разумом»(72).

Главная сакральная формула Преподобного Максима Грека: «Царь... ни что же ино есть разве образъ живый и видимъ, сиречь одушевленъ, Самого Царя Небеснаго, якоже рече некiй отъ еллинскихъ философъ(73) къ некому Царю сице глаголя Царству уверенъ бывъ, будь тому достоинъ, Царь бо Божiй есть образъ одушевлен, сиречь живъ»(74). То есть, по общей мысли Преподобного Максима Грека, Царь - живая икона Иисуса Христа, а земное Царство икона Царствия Небесного.

Святитель Макарий (Леонтьев), Митрополит Московский и всея Руси, совершавший 16 Января 1547 года Чин Царского Венчания, Мvропомазания и Рукоположения в Успенском соборе Кремля и вовсе называет Российского Царя Иоанна I «сыном Святой Троицы». В письме к Святителю Феодосию, Архиепископу Новгородскому и Псковскому, Святитель Макарий так описывает велиличайшее и судьбоносное торжество для России:

«Благословение Макария Митрополита всея Росии о Святом Дусе сыну и сослужебнику нашего смирения Феодосию Архиепископу Великого Новаграда и Пскова.

Божиим изволением Всемогущия Троицы волею и хотением и по милости Пречистыя Богородицы и по благословению великого Чюдотворца Петра Митрополита всея Росии и всех Святых молитвами благоверный и христолюбивый и Богом венчанный Царь и Государь о Святем Дусе сын Святыя Троицы, Церкви и нашего смирения Князь Великий Иван Васильевич, всеа Росии Самодержец, ныне по Божие воли учинися на Своем Государстве на Великом Княжестве совершенных великих Царским поставлением по благословению приснопоминаемаго Отца Своего Великого Князя Василья Ивановича всеа Росии Самодержца, по духовной его грамоте ныне поставлен бысть на Великое Княжение Владимерское и Московское, Новгородское и всеа Росии, помазан Святым Мvром и наречен Князь Великий Иван Васильевич Боговенчанный Царь и Самодержец Великия Росия. Венчан же бысть Святыми Бармами и Царским Венцем от нашего смирения по древнему Их Царскому Чину и по данней нам благодати от Святаго и Животворящаго Духа Рукоположением нашего смирения со Архиепископы и Епископы Русския Митрополия и со всеми Освященным Собором месяца генваря в 16 ден в неделю на Поклонение честных вериг Святаго Верховнаго Апостола Петра во Святей и Велицей Соборней Апостольской церкви Успения Пречистыя Богородицы Русския Митрополия в царствующем граде Москве. И после своего поставления Богом венчанный Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Росии Самодержец по Божией воли Царским законным браком сочетася Февраля в 3 день на память Святаго Симеона Богоприимца и Анны пророчицы.

И вы б ныне и впредь молили Бога и Пречистую Богородицу и великих Чюдотворцев Петра, Алексия и Ионы и Преподобных и Богоносных Отець наших Сергия и Варлаама и Кирилла и всех Святых о многолетном здравии и спасении Господина и Сына нашего смирения Боговенчаннаго Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всеа Росии Самодержца, о Его Благородной и Христолюбивой Царице Анастасии Романовной, чтоб Им Бог умножил лет живота Их и устроил бы Царство Их мирно и вечно в род и род, и на веки. И дал бы Им Господь Бог видети на Своем Царстве Сыны Сынов Своих и возвысил бы Господь Бог Царскую десницу православного Царя надо всеми его недруги и враги.

Так же бы есте молили о Его Брате Князь Георгие Васильевиче и о Их болярех и о христолюбивом воинстве и о всех православных христианех от безсерменства и от латинства и помощь и крепость Господь Свою послал православному нашему Царю и всему христолюбивому воинству на наши враги на безсерменства и латынство да пожаловали бы есте и наше смирение поминали во святых своих молитвах»(75).

И это во многом объясняет категоричное свидетельство греческого духовно-канонического свода для судей «Эпанагоги»: «Невозможно Христианам иметь Церковь, но не иметь Царя»(76).

А еще ранее Преподобный Максим Исповедник (582-+21.1.662) утверждал: «Царство есть законное Государство, а потому издаваемые Царем, достойным этого имени, повеления вполне заключают в себе элемент правомерный, а именно те повеления, которые обращены к общему всем благу, а не те, которые изданы в виду личной пользы. А именно, этим-то и отличается тиран от Царя, что первый имеет в виду всегда собственный интерес, а второй печется о пользе управляемых»(77).

Гораздо позже Святитель Филарет (Дроздов), Митрополит Московский и Коломенский уже в середине XIX века, но на основании всего Священного Предания сформулировал:

«Какъ Небо, безспорно, лучше земли, и небесное лучше земнаго; то такъ же безспорно лучшимъ на земле должно быть признано то, что на ней устроено по образу небеснаго, какъ и сказано было Боговидцу Моисею: виждь, да сотвориши вся по образцу показанному тебе на горе (Исх. 25, 40). Согласно съ этимъ Богъ, по образу Своего Небеснаго Единоначалiя, учредилъ на земле Царя; по образу Своего Небеснаго Вседержительства, устроилъ на земле Царя Самодержавнаго; по образу Своего Царства непреходящаго, продолжающагося от века и до века, поставилъ на земле Царя наследственнаго»(78).

Будущий Священномученик Андроник (Никольский), Архиепископ Пермский и Кунгурский в 1909 году писал: «Наш Русский Царизм по существу есть настоящая Теократия - Богоуправление, при котором Сам Бог является Управляющим через помазанного Им Царя»(79).

На первый взгляд, эти позднейшие характеристики не имеют прямого отношения к Утвержденной Грамоте 1598 года, но концовка ее «Богословия» и начало «Родословия» посвящены именно этой проблеме - духовной, катафатической связи Царя земного с Царем Небесным и связи Русской земли с Царством Небесным, углубленной в истории человечества наследственности и преемственности Русского Царства и Русских Царей:

«Царя царствующимъ и Господа господствующимъ, непредоленнаго и всякiя силы крепчайшаго, Имъ же царiе царствуютъ и велицыи величаются: сего въ Троици приснославимаго Бога нашего, недоумеваемыми и неведомыми судьбами и неизреченнымъ премудрым промысломъ, всяко созданiе отъ небытiя въ бытiе создается, и отъ несущихъ въ существо приводится, и отъ рода въ родъ летами исчитаются, отъ Него же прiемше, земля наша Руская своими Государи обладаема быти. Ихъ же великихъ Государей Царей Росiйскихъ корень изыде отъ превысочайшаго цесарского престола и прекрасноцветущаго и пресветлаго корени Августа Кесаря, обладающаго Вселенною»(80).

5. Новгородско-Киевское Самодержавие

Но что знаменательно? Ни могущественный Август Кесарь, обладавший Вселенною, ни первые Русские Великие Князья не именуются в Грамоте Самодержцами: «Первый Князь Великiй Рюрикъ содержаше скифетръ великого Росiйскаго государьства въ Великомъ Новегороде. По немъ дерзосердый въ храбрьскихъ ополченiяхъ сынъ его Князь Великiй Игорь, послушны себе учинилъ царьствующаго града Константинополя Греческихъ царей, на нихъ же и дань взимаше, и изъ Великаго Новаграда въ преславный градъ Кiевъ преселися. По Игоре содержаше Росiйское государьство въ Кiеве сынъ его Князь Великiй Святославъ, исполненъ храбрьскаго подвига, и по Дунаю восмьдесятъ градовъ обладаше. Cie тpie Росiйскiе Государи беша до крещенiя, понеже Руская земля пребываше во тме неверiя и омрачена прелестiю кумирослуженiя»(81).

Для составителя грамоты Самодержавие духовно и неразрывно связано только с Православным Христианством(82). Символы могущества, держания здесь присутствуют - Князь Великий Рюрик содержит «скифетръ великого Росiйскаго государьства». Скипетр чрезвычайно важный регальный символ, без которого невозможно Царское Могущество. Да и глагол «содержит» вовсе не дежурный для связи слов, а это термин действия могущества, который указывает на высшую державную силу, ибо чуть выше в «Богословии» Грамоты говорится о Боге Отце: «Великаго Господа Бога Отца страшнаго и всесильнаго и вся содержащаго...» Но здесь скипетр - пока еще посох народного Вождя, это еще не указующий жезл в Царском его достоинстве.

Так же «Росiйское государьство» содержит и его внук Великий Князь Святослав, который помимо Киевского держания обладает 80 городами по Дунаю. Глагол «обладает» тоже имеет терминологическое значение, это глагол Владычества.

Составитель не скупится на характеристики воинской храбрости и дерзости этих Вождей Русской земли, но «тьма неверия» как бы обезценивает их доблести, и в их правлении духовный составитель грамоты не видит державной остойчивости, потому что «Cie тpie Росiйскiе Государи беша до крещенiя», и все же автор им не отказывает в титуле «Государь», поскольку Великие Князья по обычаю были и Высшими судьями для своих народов. Конечно, для составителя грамоты еще слышен из XIV столетия духовный смысл слова «Государь» как образа Божьего и Божьего судьи, но понятие уже расширилось, да автор и не кривит душою - даже помраченный образ Божий в Великих Князьях-язычниках остается образом Божиим, способным к просветлению хотя бы в потомстве.

И вот впервые в Утвержденной Грамоте возникает образ духовного Самодержавия и Государя: «По Святославе возсiя пресветлая звезда Великiй Государь сынъ Князь Великiй Владимеръ Святославичъ, тму неверiя просвети и прелесть кумирослуженiя отгна и всю Рускую землю просвети Святымъ Крещенiемъ, иже Равноапостоленъ наречеся и, расширенiя ради своихъ государьствъ, Самодержавны имянованъ бысть, ныне же отъ всехъ покланяемъ и прославляемъ»(83). Важно и то, что в сознании автора Утвержденной Грамоты первое Русское Самодержавие связано с расширением Великим Князем своих государств.

Святой Великий Князь Владимiр уже не просто Государь, а Великий Государь. Здесь эта характеристика не эмоциональный всплеск, но титульный термин. Святой Князь Владимiр еще и сияющая пресветлая звезда. И это тоже отнюдь не расхожая поэтическая фигура. Назван чрезвычайно важный символ Небесной Славы. Звездные символы по Церковному Преданию восходят к допотопной атрибутике сынов Божиих (Быт. 6, 2) - потомства праведного Праотца Сифа, к их первоначальной символической письменности. В первой четверти XVI века Преподобный Досифей (Топорков) Волоколамский в «Русском Хронографе» пишет: «Арфаксад, сын Симов, роди Каинана, сей обрете столп в Сиридоньстей горе и на нем писание, еже исписаша Сифови внуци звездный закон»(84).

Исключительно важен для духовной истории России и титул Великого Князя Владимiра Святославовича «Равноапостольный», он является одновременно и церковным титулом при именовании Святого, и державным символом. Такого же церковного титула была удостоена Его Державная Бабка Святая Княгиня Ольга. Больше среди Собора Русских Праведников нет Святых в лике Равноапостольном. Эта Державная пара - Равноапостольные Бабка и Внук - несомненно, ассоциируются с другими Равноапостольными Матерью и Сыном - со Святой Равноапостольной Императрицей Еленой и Святым Равноапостольным Императором Константином Великим. Духовный параллелизм усиливается тем, что в Святом Крещении Княгиня Ольга была тезоименита Святой Царице Елене. В Грамоте внутреннее почти по умолчанию указание на историческую преемственность Святого Равноапостольного Великого Князя Владимiра от Святого Равноапостольного Царя Константина Великого не менее важно, чем указание на родство Великого Князя Рюрика с первым Императором Рима Октавианом Августом.

В истории Вселенской Церкви не так уж много Государей, которые стяжали Святость Крещением Своих народов и, по крайней мере, мне неизвестны другие Державные Святые, которые были удостоены от Бога и Церкви титула «Равноапостольный»(85). Как державный же символ личный титул Княгини Ольги и Великого Князя Владимiра «Равноапостольные» духовно распространяется и на Их Наследников: при расширении Державы в нее входили новые народы, не просвещенные Христианством, к их просвещению прилагали усилия Августейшие Наследники Равноапостольных Родоначальников.

Необходимо все же отметить, что Святая Равноапостольная Великая Княгиня Ольга не внесена в текст «Родословия» Утвержденной грамоты. Случайно это или нет? Могу предположить, что не случайно. Если бы ситуация развивалась иначе и Царица Ирина Феодоровна не приняла монашеский постриг, а продолжала Царствовать при правительстве и своеобразном «регентстве» Ее брата, то в «Родословии» Грамоты несомненно было бы уделено внимание Святой Княгине Ольге, но при таком развитии событий, возможно, не было бы необходимости и в самом Соборе, и в Утвержденной Грамоте.

Тема «Самодержавия» в «Родословии» продолжается в характеристике Наследника Святого Великого Князя Владимiра - Великого Князя Ярослава: «По великомъ Государе по Владимере, самодержавства воспрiимъ скифетръ Росiйскаго государьства сынъ его Князь Великiй храбрый Ярославъ Владимеровичъ, иже Болеслава короля победи и Грековъ послушныхъ сотвори»(86). В этой формуле титульно уже соединены и Самодержавие, и Скипетр Российского государства, но далее с началом дробления Древнерусской Новгородско-Киевской Державы на уделы о Самодержавии Киевских Великих Князей умалчивается: «По немъ на Росiйскомъ государьстве седе сынъ его Князь Великiй Всеволодъ Ярославичъ, иже надъ Половцы и надъ Печенеги преславную победу показа и государьство свое крепце соблюде»(87).

И даже приятие Великим Князем Киевским Владимiром Вселодовичем Византийского Царского Венца, по взгляду автора «Родословия» в Утвержденной Грамоте, не освящается Самодержавием: «По Bceвoлoде прiимъ скифетръ, во обдержанiе Росiйскаго государьства, сынъ его Князь Великiй Владимеръ Всеволодовичъ, и своимъ храбрьскимъ подвигомъ Өракiю Царяграда поплени, и превысочайшую честь царьскiй венецъ и дiядиму отъ Греческаго царя Костянтина Манамаха воспрiимъ, сего ради и Манамахъ наречеся, отъ него же вси Poсiйcкiе Великiе Государи Царьствiя Венцемъ Венчахуся»(88).

Самодержавие здесь заменено титульно несколько сниженным словом «обдержание», но царское достоинство, выраженные в Венце и Диадеме Мономахов, явно оценивается автором как новый этап Российского государственного строительства. Об этом можно судить хотя бы по тому, что до того в «Родословии» титул «Царя» и связанные с ним титульные характеристики по отношению к Русским Великим Князьям не употреблялись.

Именно поэтому наследие Великого Князя Владимiра Всеволодовича Мономаха именуется Царствием: «По великомъ Государе Владимере Манамахе прiимъ Скифетръ Росiйскаго Царьствiя сынъ его Князь Велики Юрьи Владимеровичъ Долгорукой, и благочестiемъ просiя и все христiянство въ покое и въ тишине соблюде»(89). Но далее титульные характеристики Великих Князей Всеволода Юрьевича, Ярослава Всеволодовича, Святого Благоверного Александра Ярославовича Невского снижаются. Правда, Великий Князь Всеволод Юрьевич индивидуально характеризуется как «рачитель благочестiю, крепкiй поборникъ за Святыя Церкви и о Святой Православной Христiянстей Вере»(90). В связи с Великими Князьями Ярославом Всеволодовичем и Александром Ярославичем говорится о Скипетре Российского Государства, и они определяются как защитники Христианства.

6. Начала Московского Самодержавия

Однако сын героя Невского сражения и Ледового побоища как родоначальник Московских Великих Князей - Великий Князь Даниил Александрович характеризуется так: «отъ Владимера преселися на Москву, и Царьствiя Скифетръ на ней утверди и превысочайшiй Престолъ Царьствiя въ ней устрои, иже суть и доныне Богомъ хранимо и соблюдаемо»(91).

По мысли автора «Родословия» это тоже принципиально новый этап строительства Российского Государства, и потому он здесь говорит о Царствии, хотя действительное правление Святого Преподобного Князя Даниила Московского отнюдь не отличалось Царской славою. Но здесь впервые говорится о важнейшем державном символе и о государственной регалии -«превысочайшiй Престолъ Царьствiя». Ни по отношению к Новгороду Великому, ни по отношению к Киеву или Суздалю, Ростову Великому, Владимiру-на-Клязьме в «Родословии» о Престоле не говорится, в древних летописях эти и некоторые другие русские города назывались Столами, без превосходной степени. Высшее достоинство в Небесной Иерархии - Силы Небесные Престолы могли до того соотносится лишь ветхозаветным Иерусалимом - Престолом Богоустановленной Династии Дома Царя Давида, а после в новозаветные времена с Царьградом - Новым Иерусалимом. Но в начале XIV века Московский Чудотворец Святитель Петр, Митрополит Киевский и всея Руси, предвидя падение Царьграда, предрекает достоиство Нового Иересалима и Царского Престола удельной Москве.

Блеск этой Царской славы впрямую лежит не на Наследнике - Великом Князе Иоанне Данииловиче Калите, а на городе, который должен стать Престольным, точнее Первопрестольным для всей Православной Вселенной: «воспрiимъ скифетръ царьствующаго града Москвы»(92). Но и характеристика Калиты важна: «Князь Великiй Иванъ Даниловичъ, всякими добродътелми и благочестiемъ украшенъ и неимущимъ неоскудную руку всегда простираше, желаше бо вместо пресветлыхъ палатъ воспрiяти вечное блаженство Небеснаго Царьствiя»(93), хотя такая характеристика более подходила бы для его отца, принявшего монашеский постриг и почитаемого Русской Правлавной Церковью в лике Преподобных. Но державно-церковное соработничество Великого Князя Иоанна Калиты со Святителем Петром Московским, Митрополитом Киевским и всея Руси, при котором началось строительство Кремлевского Успенского собора, раскрывает смысл этой характеристики Московского Князя, в те поры носившего ещё титут Великого Князя Владимiрского.

Тринадцатилетнее Княжение Великого Князя Симеона Иоанновича Гордого в «Родословии» не упоминается. Защитником Православия характеризуется следующий Великий Князь Московский: «По Великомъ Князе Иване Даниловиче, седе на Росiйскомъ государьстве сынъ его Князь Великiй Иванъ же Ивановичъ, и отъ безбожныхъ Ординскихъ царей веру крестьянскую крепце соблюдаше и все православiе въ покое и въ тишине, устрои»(94).

Знаменательна характеристика Святого Благоверного Князя Димитрия Иоанновича Донского, вновь возникает титульное царственное достоинство: «По немъ воспрiимъ скифетръ Царьствiя сынъ его Князь Великiй Дмитрей Ивановичъ, достохвалный въ храбрьскомъ подвизе и преславный въ победе имянованный Донской, иже победи безбожнаго Мамая на Дону и всю Рускую землю въ тихости и немятежи устрои»(95).

Знаменательно, что Великий Князь Димитрий Иванович Донской титулуется Царем в ряде русских текстов уже в конце XIV - начале XV века. С начала татаро-монгольского ига и до Куликовского побоища титул «Царь» русские писатели употребляли только по отношению к Греческим Императорам, а также по отношению к Ордынским ханам.

В характеристике сына героя Донского побоища возникает новая государственная регалия: «По великомъ Государе Дмитрiе Ивановиче Донскомъ, воспрiимъ въ содержанiе хоругви великаго Росiйскаго государьства сынъ его Князь Великiй Василей Дмитреевичъ, и добродетельнаго ради его житiя прослави его Богъ, а Рускую землю все православiе помилова отъ нахоженiя безбожнаго Темираксака, пришествiемъ чюдотворнаго образа пречистыя своея Матери, его же богогласный Лука написа»(96). Возможно под «хоругвью великаго Росiйскаго государьства» подразумевается громадный Княжеский черный стяг со Спасом Нерукотворным, который осенял объединенные русские войска на Куликовом поле. Но вместе с тем, видимо, по мысли автора «Родословия», эта Державная хоругвь символически отражает еще один этап строительства Российского Государства, здесь снова названного уже Великим Российским Государством. Как видим, подобная титульная характеристика отсутствовала в предыдущих формулах, отображавших период удельной раздробленности Руси и состояние татарского ига. Новым духовно-державным символом становится и пока ещё временный перенос в Москву иконы Владимiрской Божией Матери.

Эпоха гражданской войны, сотрясавшая Московское Великое Княжение Василия Васильевича, почти не отмечена державной титулатурой и символикой, главная заслуга - защита Православия: «По немъ седе на Москве сынъ его Князь Великiй Василей Васильевичъ, и Росiйскую землю отъ иноверныхъ крепце соблюдаше, и за истинную Крестьянскую Веру и за Святыя Церкви и за все Православie, отъ безбожныхъ Агарянъ въ пленъ ять бысть, и паки на свое государьство возвращенъ бысть»(97).

Личная заслуга Великого Князя Василия - неприятие Флорентийской унии 1439 года - в «Родословии» Грамоты прямо вроде бы не отмечена. Но таковая заслуга явно подразумевается в определениях «истинная Христианская Вера» и «за все Православие». Автор «Родословия» деликатно, с учетом современных ему взаимоотношений со ставшей вновь Православною Константинопольской Патриаршей кафедрой, указывает на то, что Россия в эпоху Великого Князя Василия Васильевича впервые выступила как главный державный оплот Вселенского Православия, хотя и не единственный с учетом православной государственности Валашских Господарей, Грузинских Царей и Князей, чей суверенитет, впрочем, в ту пору был под большим вопросом. В данную эпоху прикровения Божия Промысла время формулы «Москва - Третий Рим» еще не пришло, но возможность права такого духовно-державного наследования уже была заявлена самой православной политикой нового Российского центра.

7. Царство Московское и всея Руси

Принципиальность следующего этапа в росте Российского Государства разнообразно выражена в характеристике Великого Князя Иоанна III Васильевича Великого: «По Великомъ Князе Василiе, воспрiимъ скифетръ великаго Россiйскаго государьства великiй Государь сынъ его Князь Великiй Иванъ Васильевичъ, и своимъ премудрымъ разумомъ и осмотренiемъ свое великое государьство распространи, Росiйскаго государьства древнiе многiе городы, которые после Батыева плененiя къ Польскому королевству отошли, паки къ себе привлече, и отчину свою Великiй Новгородъ крепко и неподвижно устрои и Самодержецъ имянованъ бысть»(98).

Здесь вновь и Российское Государство именуется Великим, воссоединение же с Великим Новгородом и Тверью автор «Родословия» явно связывает с утверждением Московского Самодержавия и титулует впервые Русского Государя «Самодержец». Напомню, что Святой Равноапостольный Великий Князь Владимiр Святославич по Утвержденной Грамоте 1598 года только «Самодержавным имянован бысть». Прилагательное определение символически уступает место существительному, собственно - титулу!

Его сын выглядит лишь продолжателем дела Отца по собиранию Русских земель вокруг Москвы, терминологически символика могущества вновь выражена наименованием хоругви Российского Государства, общо говорится о заслугах Великого Князя в защите Православия. Но именно при его державстве была одолена ересь жидовствующих.

«По великомъ Государе Иване, хоругви великого Pociйского государьства воспрiятъ сынъ его Князь Великiй Василей Ивановичъ, и бодроопаснымъ своимъ обдержательствомъ всю Рускую землю въ покое и въ тишине отъ иноверныхъ содержаше, и прародителей своихъ отчину великое княжество Смоленское отъ Польского королевства отторже и къ себе привлече и послушны сотворь»(99).

В «Родословии» особое место занимает описание полувекового - одного из самых длительных по времени Великих Княжений и Царствований в истории России: «А по великомъ Государе Василье Ивановиче, прiимъ скифетръ великаго Росiйскаго государьства сынъ его храбрый Великiй Государь Царь и Великiй Князь Иванъ Васильевичъ, всеа Pyciи Самодержецъ, благочестiю рачитель и по крестьянской вере крепкiй поборникъ и въ своихъ государьственныхъ чинехъ и въ поведенiяхъ премудръ, и высочайшую честь и вышехвальную славу Царьствiя Венецъ на главу свою воспрiятъ, его же взыска отъ древнихъ летъ отъ прародителя своего Великого Государя отъ Владимера Манамаха, и отъ премудраго его разума и отъ храбрьского подвига вси окрестные государьства имени его трепетали, зане знаменитъ бе и храбръ и въ победахъ страшенъ, и мусульманске государьства царьство Казанское и царьство Астороханское подъ свою высокую руку покори и въ плену держимыхъ крестьянъ тмочисленныхъ свободи, но и паче же отъ потрясанiя меча Германьскiи родове устрашишася»(100).

Среди Царских регалий появляется Государев меч. Из всех предшествующих описаний представителей колен Рюрикова Родословия это наиболее пространное и суммирует в себе целый ряд характеристик прежних Верховных Правлений.

И в самом деле, исключительное по своему историческому смыслу Царствование Государя Иоанна I Васильевича, Который после взятия Казанского царства был прозван Грозным, подвело зримый итог усилий Московских Князей, начиная с Великого Князя Димитрия Донского с его победой в битве над Мамаем и заканчивая собиранием Земель Русских вокруг Москвы Дедом и Отцом Первого Русского Царя.

При Царе Иоанне I Российское Самодержавие возведено на принципиально новую степень не только Венчанием на Царство Шапкой Мономаха, Царским Мvропопамазанием и Рукоположением (Хиротонией) в Успенском соборе Московского Кремля, но ещё и тем, что Русский Царь становится Царем царей, подчинив под Cвою руку царства Казанское, Астраханское и Сибирское.

Историческая ретроспектива становления Православного Самодержавия в России завершается самой пространной, по сравнению с прежними, характеристикой Царствования последнего Великого Князя и Царя из Рода Рюриковичей - Феодора Иоанновича: «По великомъ Государе Царе и Великомъ Князе Иване Васильевиче всеа Pyсiи Самодержце, отъ его царьского прекрасноцветущаго корени пресветлая и преславная ветвь процвете, сынъ его Государь нашъ, благоверный великiй Государь Царь и Великiй Князь Өедоръ Ивановичъ, всеа Pyсiи Самодержець, воспрiимъ скифетръ Росiйскаго царьствiя, и своимъ царьскимъ бодроопаснымъ осмотренiемъ во всемъ своемъ въ великомъ Росiйскомъ царьстве благочестiе крепце соблюдаше, и все православное крестьянство въ покое и въ тишине и благоденственномъ житiе тихо и немятежно устрои, и во всехъ его царьскихъ великихъ государьствахъ Росiйскаго царьствiя радостная и светлая и веселiя вeзде исполнена бяше; царьствующiй же градъ Москва тогда возвеличися и преумножися и всеми благими на вселенней цветяше, превыше всехъ великихъ государьствъ; и славно бысть имя великого Государя Царя и Великого Князя Өедора Ивановича, всеа Pyсiи Самодержца, во всей вселенней честь и слава величествiя его возвысися и прославися, и все великiе государи крестьянскiе и мусульманскiе ему великому Государю любочестные дары приношаху, по его Царьского Величествiя достоянию, и въ дружбе и въ любви съ его Царьскимъ Величествомъ быти желаху; а которые его Царьскаго Величества окрестные недруги и непослушники, те все у его превысочайшiе царьскiе степени Величества послушны и въ рабскомъ послуженье учинилися; и великаго его Росiйскаго царьствiя отторженые грады отъ его великаго государьства многими деты, паки во своя возврати, и ради добродетельнаго его житiя и милостиваго царьскаго нрава въ своихъ государьствахъ ко всемъ человекомъ неоскудныя реки милосердiя изливаше, по своему Царьскому милосердому обычаю, и во всемъ бысть земный Ангелъ и небесный пресветлаго рая житель. И грехъ ради нашихъ всего православнаго христiянства Росiйскаго царьствiя, Господь Богъ, праведнымъ Своимъ судомъ, превысочайшаго и преславнаго корени Августа Кесаря Римского прекрасноцветущую и пресветлую ветвь въ наследiе великого Росiйского царьстiя не произведе: едину бо ветвь царьского своего изращенiя, отъ своея Богозаконныя Супруги Благоверные и Христолюбивые ведшие Государыни Царицы и Великiя Княгини Ирины Өедоровны, всеа Русiи, имеяше дщерь Благоверную Царевну и Великую Княжну Өеодосью, и сiя Вседержителя Господа Бога святымъ Его праведнымъ судомъ, преже преставленiя его Царьского Величества, въ будущiй некончаемый векъ Небеснаго Царьствiя отыде; царьствова же ведший Государь Царь и Великiй Князь Өедоръ Ивановичъ всеа Pyсiи Самодержецъ, на своихъ великихъ государьствахъ Росiйскаго Царьствiя, 14 летъ. А после себя Великiй Государь нашъ Царь и Великiй Князь Өедоръ Ивановичъ, всеа Pyciи Самодержецъ, на всехъ своихъ великихъ государьствахъ скифетродержаiя Росiйскаго Царьствiя, оставль свою Благоверную Великую Государыню нашу Царицу и Великую Княгиню Ирину Өедоровну всеа Pyciи; а душу свою праведную приказалъ отцу своему и богомолцу Святейшему Iеву Пaтpiapxy Московскому и всеа Pyсiи, и шурину своему царьскому, а великiе Государыни нашей брату, Государю Борису Өедоровичю»(101).

По Византийскому статусу Государь Феодор Иоаннович как Сын, родившийся от уже Царствующего Царя Иоанна, мог титуловаться Багрянородным или Пурпурогенным. Видимо, что-то подобное хотел отобразить автор «Родословия» выражением: «отъ его царьского прекрасноцветущаго корени пресветлая и преславная ветвь процвете». Знаменательно и титулование, прежде в данном «Родословии» не употреблявшееся: «Благоверный Великiй Государь Царь и Великiй Князь». Определение «Благоверный» преимущественно в церковной литературе стало устойчиво титульным. Впрочем, и в официальных государственных текстах XIX - начала XX столетий подобное титульное определение непременно употреблялось по отношению к Российским Великим Князьям и Царям, а по отношению к Императорам в подобном официозе употреблялось титульное определение «Благочестивейший».

Продолжение следует

ПРИМЕЧАНИЯ И СНОСКИ

58. Римокатолическая теология первоначально исказила православный догмат о Боге Святом Духе, Который исходит только от Бога Отца. Именно так этот догмат был сформулирован в Никео-Цареградском Символе Веры на двух Вселенских Соборах. Якобы для «уравнения» Божественного достоинства Бога Сына Иисуса Христа с Богом Отцом еретики выдвинули идею «филиокве», то есть якобы исхождения Бога Святаго Духа и от Отца, и от Сына.

Эта произвольная, не основанная на Священном Писании и Церковном Предании «дополнительная характеристика» Второго и Третьего Лица Пресвятой Троицы была принята у готов Пиренейского полуострова на Юго-Западе Европы. Царь франков Карл I, титуловавшийся потом Великим, в сугубо политических целях более «надежного» союза с этими готами настоял на том, чтобы сначала Епископы подвластных ему территорий, а затем и Римский Патриарх, именуемый Папой Римским, теологически признали «филиокве».

Римский Папа пошел навстречу желанию влиятельного Царя франков Карла, объединившего под своей властью громадные территории Западной и Центральной Европы. Но в Богослужебную, Литургическую практику новшество долгое время не вводилось. Никео-Цареградский Символ Веры, который поется всем храмом - и духовенством, и церковнослужителями, и прихожанами - во время Евхаристического Канона - пресуществления хлеба и вина в Тело и Кровь Иисуса Христа, не был сразу изменен.

Однако когда начались переговоры о присвоении франкскому Царю Карлу Великому титула Императора Римской Империи (при живых Императорах Второго Рима в Константинополе), Римский Патриарх стал выторговывать особое - не просто первенствующее, но именно господствующее положение Римской кафедры во Вселенской Церкви и среди Патриархов Константинополя, Иерусалима, Антиохии и Александрии. В ответ Царь Карл предложил папе признать «филиокве» на всей канонической территории, подчиненной Римскому понтифику.

Видимо, уже тогда стала формироваться баснословная легенда о «даре» Римским Епископам Святого Равноапостольного Императора Константина Великого, Который будто бы завещал первенствующее и господствующее положение во Вселенской Церкви именно Римскому Патриарху, как прямому наследнику Апостола Петра и «Наместнику» Самого Иисуса Христа на земле. Согласно этой западной духовно-политической версии получалось, что Императорское или Царское достоинство должно освящаться духовной властью Римского Папы, а без такого «Высочайшего» благословения эти титулы недействительны.

Такое исключительное на земле положение Папы Римского позже в политической, исторической и духовной литературе стало именоваться «папоцезаризмом». Естественно, новая римокатолическая «догматика» логически приводила к тому, что Царское или Императорское могущество, Царская Власть не могут быть ответственны только перед Одним Богом и ни пред кем из людей, но Императоры и Цари подотчетны и подсудны власти Римского папы - «наместника» Иисуса Христа на земле.

Именно поэтому Автократия (Самодержавие) Императоров Нового Рима - Константинополя, Царьграда была уже неприемлема для клерикального авангарда Запада, так как Автократия именно Православными Вселенскими Догматами и Канонами отвергала саму идею превосходства Священства над Царством. В церковно-государственном Православном Богословии развивалась идея симфонии Царства и Церкви. И тем более там отвергалась идея «наместничества» Иисуса Христа и земного возглавления Вселенской Церкви.

По православной догматике, Главою Церкви является Сам Иисус Христос и никто больше из человеков. Высшие же Иерархи в лице Патриархов Поместных Церквей осуществляют не Божественное наместничество, а служение Богу собственно в Богослужебной практике, в попечении о благочинии, мире и согласии во всех частях-епархиях их Поместной Церкви и среди Архипастырей и пастырей, в печаловании о подданных перед лицом Государей и так далее, и так далее.

Согласно Православной догматике и каноническому праву Православной Византии Император не только не отчитывался перед Вселенским Константинопольским Патриархом, не говоря уже о Римских Папах, но и, напротив, Он председательствовал на Вселенских Церковных Соборах и мог решительно вмешиваться во внешние, административные вопросы церковного быта, а в крайних случаях и отстранять от служения Епископов не только за нарушения нравственно-канонического характера, но и за их склонность к ересям. Константинопольский Император почитался как главный покровитель и защитник Православного Христианства.

Большая проблема с Константинопольской Автократией Басилевсов возникала тогда, когда кто-то из Царьградских Императоров Сам становился приверженцем ереси. Даже Высшие Иерархи Церкви, даже Собор не могли осудить лично Императора-еретика, Который и в такой ситуации оставался подсудным только Богу. Сама ересь, конечно, осуждалась и обличалась ревнителями Православия, в конце концов она соборно осуждалась и преодолевалась. Но История Православной Церкви не знает примеров суда над Императорами-еретиками. Даже яростные борцы с ересями, ревнители православного благочестия судьбу Императоров-еретиков предавали Божьему Суду и Его Промыслу, продолжая на ектениях молиться о Царском здравии, многолетии, благоденствии, об их вразумлении.

В русском народном правосознании неподсудность Самодержавного Царя земному суду выразилась в пословицах: «Царя один Бог судит», «Несудима воля Царская», «Одному Богу Государь ответ держит», «Бог на Небе, Царь на земле», «Божьи дела проповедуй, а тайну Цареву храни!» (Из собрания пословиц академика В.И.Даля: http://pribautka.ru/proverbdahl/173.html).

Получившая развитие как раз на протяжении XVI столетия протестантская политическая теология первоначально выступала с позиций внутрицерковной критики мнимого папского превосходства над Императорской, Царской Властью. К таким критикам, например, относился немецкий публицист и теолог Ульрих фон Гуттен, который исследовал вопрос о «даре Константина» и убедился, что документ был подложным.

В протестантских движениях XV-XVI веков в некоторых первоначальных тенденциях даже намечался некоторый поворот к Православию и древним церковным традициям. Но к тридцатым годам XVI века у протестантов возобладала критика римокатолицизма с позиций признания достоверности только Священного Писания и отрицания подлинности Церковных преданий послеапостольской эпохи и достоверности Святоотеческого Наследия. При этом западноевропейские ученые и протестантские теологи обратились к изучению не только греческих христианских текстов, но и к штудированию иудейских талмудических трактатов, усваивая им качества библейских ветхозаветных свидетельств. Поэтому общая тенденция протестантизма оказалась иной: произошло удаление протестантов от Православия в ещё большей степени, чем у римокатоликов.

Так, например, на Западе проявились яростные иконоборческие течения, до того, в пору иконоборческих смут на Востоке, никак себя здесь не обнаруживающие. Иконоборчество характерно для талмудического иудаизма и для религиозных течений, формировавшихся под его порою скрытым влиянием, - для ислама, для большинства протестантских деноминаций.

Однако в протестантстве, в его различных вариантах - лютеранском, кальвинистском и англиканском, в вопросе земного Домостроительства (Икономии) даже ветхозаветная традиция монархического устройства не рассматривалась как наиболее духовно обоснованная и Богоустановленная. Не случайно именно в зонах распространения протестантства того или иного вида в эпоху XVI-XVII столетий получает широкое распространение идея революции, идея республиканства или хотя бы идея конституционной «монархии».

Именно в протестантской среде в первую очередь происходит десакрализация Царской Личности и Царской Власти в массовом политическом сознании. Ветхозаветные заповеди «Сердце Царево в руце Божией» (Притч. 21, 1) и «Не прикасайся к Помазанным Моим» (1 Пар. 16, 22; Пс. 104, 15), новозаветная - «Бога бойтесь, Царя чтите» (1 Пет. 2, 17) - уже ни во что не ставятся и в религиозном мiровоззрении.

Да и сама тринитарная теология, начиная с гуситов, в протестантстве различных течений XV-XVII веков не рассматривалась как догматический базис мiроздания и устройства человеческих сообществ. Отрицая незыблемость догматики ранних Святых Отцов и Семи Вселенских Соборов, протестанты и сам ключевой образ Христианства о Боге Троице сводили только к Евангельским свидетельствам о Благовещении, Крещении, Вознесении и Пятидесятнице, где Троичность Божества свидетельствовалась авторитетом Священного Писания.

Значительно позже протестантские библиисты XVIII-XIX веков стали признавать свидетельства о Пресвятой Троице в Ветхом Завете. Но церковную тринитарную догматику II-VIII веков они так и не приняли: тринитарность как таковая для специфически протестантских социальных, политических и государственных идей не имела онтологического значения. Автократия же или Самодержавие в протестантской политической философии рассматривались только как специфически византийский или русский «абсолютизм».

Надо отметить, что термин «абсолютизм» был вовлечен в сферу протестантской политической философии не для того, чтобы объяснить явление - различные формы неограниченной верховной власти, а просто, чтобы «закрыть» тему для обсуждения и для научных разработок, то есть термин был внедрен в качестве оценочного политического «ругательства»...

Нигде и никогда в исторической реальности никакого абсолютизма власти не было, ведь абсолютную власть над всем и вся никакой человек осуществить не может, даже если он располагает самым высоким, но при этом все же РЕАЛЬНЫМ могуществом. Так, любой земной властитель ограничен в своей власти территорией. Никогда во всей истории человечества не было всемiрного властителя над всеми континентами, даже с учетом того, что несколько исторических персонажей претендовали на подобную миссию. Любой земной властитель не в силах, например, изменить законы природы (чин естества) даже на подвластных ему территориях, и так далее, и тому подобное.

Терминологическое определение власти как «абсолютная» никогда не встречалось ни в исторической титулатуре Монархов, ни в похвальных одах им. Оно было привнесено в оборот заведомо немонархическим сознанием именно для антимонархической политической критики. К сожалению, серьезная академическая наука очень легко подхватила термин «абсолютизм» как якобы «нейтральную», якобы «объективную» характеристику формы правления, не желая видеть в термине «абсолютизм» ярко выраженную политическую и даже сатирическую тенденциозность, вредную для точных и достоверных научных характеристик.

И уж, конечно, взаимосвязь новозаветного Катехона, Удерживающего (2 Фес. 2, 7) и Самодержавия протестантская теология никогда детально не рассматривала, не видя в Самодержавии Божественного установления.

На Западе к концу XVI века сугубо Христианские трактовки природы Верховной Власти уже переживали глубочайший кризис своего влияния и внутри правящих элит, и среди народных масс. Объяснением этих материй все больше начинали заниматься не теологи, а светские ученые, философы, общественные и политические деятели, которые сознательно старались все больше и больше отдалять свои трактовки от прежних традиционных объяснений власти с помощью Священного Писания и Христианского Богословия.

Но Православное Богословие и Православная государственная, политическая мысль в России к концу XVI столетия только входила в новый этап освоения Церковного Учения о Царской Власти. Христианская государственная теология на Западе практически исчерпала себя к середине XIX века, о ней вспоминали только для того, чтобы охарактеризовать какие-то общественно-церковные процессы в европейских государствах Средних Веков.

Вместе с тем в России Богословское развитие православной идеологии Самодержавия не прекратилось ни с наступлением эпохи Просвещения, ни на протяжении всего XIX столетия, ни в начале ХХ века.

Даже после революции этот процесс не прекратился. В среде русской церковной эмиграции этот процесс поддерживался в лице Святителей Серафима (Соболева), Иоанна (Максимовича), Аверкия (Таушева), Нектария (Концевича), Архимандрита Константина (Зайцева), Иеромонаха Серафима (Роуза), профессора Джорданвильской Свято-Троицкой семинарии Н.Д.Тальберга и других.

Не сразу эта богословская традиция пресеклась и в подсоветской России: в 1920-е годы ее выразителем был большой церковный мыслитель Священномученик Павел Флоренский. Мужественный русский историк, академик С.Ф.Платонов в своих трудах той эпохи с учетом Православного Богословия давал характеристики становлению Самодержавия при Царе Иоанне Васильевиче Грозном, Царствованию Бориса Федоровича Годунова, Смутному Времени. Свою склонность к православному монархизму он не отрицал даже на допросах в НКВД («Академическое дело»). Однако в обстоятельствах жесточайших политических репрессий против инакомыслящих, когда за разговоры или рукописные тексты о Самодержавии людей так или иначе уничтожали, на территории СССР подобным Богословским штудиям о Самодержавии был положен предел.

С конца 1970-х годов вопросов Богоустановленности Царской Власти в своих проповедях и самиздатовских заметках иногда стал касаться протоиерей Димитрий Дудко, в том числе из-за этого подвергая себя гонениям со стороны КГБ СССР.

Но с начала 1990-х годов к широкому возрождению этой Богословской традиции в России приложили много усилий Митрополит Иоанн (Снычев), Архиепископ Вениамин (Пушкарь), Протоиереи о. Лев Лебедев, о. Михаил Капранов, о. Валентин Асмус, о. Владислав Свешников, о. Александр Шаргунов, о. Александр Иванников, о. Александр Никулин, о. Владимiр Артемьев, Архимандрит Андроник (Трубачев) - внук Священномученика Павла Флоренского, Игумен Алексий (Рождественский), Иеромонах Никон (Белавенец), Иереи о. Сергий Разумцев, о. Павел Буров, о. Александр Арсеньев, некоторые другие Архипастыри и священники, а также многие церковные и светские ученые, писатели и публицисты нашего времени из числа церковнослужителей и мiрян - В.Н.Осипов, С.В.Фомин, А.Н.Боханов, И.Я.Фроянов, В.И.Карпец, П.Г.Паламарчук, К.Ю.Душенов, А.Ю.Хвалин, М.В.Назаров, А.Д.Степанов, Д.Н.Меркулов, В.М.Ерчак, В.В.Архипов, А.А.Щедрин (Н.Козлов), Р.В.Багдасаров, В.П.Кузнецов (КВП), Павел Троицкий, М.Б.Смолин и некоторые другие.

59. ААЭ. Т. II. С. 16; ДРВ. Ч. VII. С. 36-37. Выделено мной. - Л.Б.

60. В Богослужебной гимнографии это выражено так: «Эта Божья природа есть Единство в трех Лицах, есть единое Царство, Божество же и Сила, Есть Единство в Триаде, и Триада в Единстве. Бог один, а не три их, но один Он в Трех Лицах, однородных Друг Другу в существе и природе, равносильных всецело и всегда равносущных, в единенье неслитно остающихся вместе, в разделенье, напротив, нераздельных и слитных... Триединство Святое есть Едино в Трех Лицах, то есть Три есть Едино, а едино есть Троица. Разумей, поклоняйся и всегда в это веруй! То Единство, явившись, воссияв, озарив все, преподавшись, отдавшись, всяким благом бывает. Потому это благо называем мы часто не одним только Словом, но по-разному: Светом, Миром, Радостью, Жизнью, Пищей, Влагой, Росою, Одеяньем, Покровом, Пренебесным Чертогом, Воскресеньем, Востоком, Утешеньем, Купелью, и Огнем, и Водою, и Источником Жизни, и Рекой, и Потоком, и Богатством для верных, Хлебом нашим насущным, Наслаждением тайным, Солнцем вечно светящим, вечно яркой Звездою, и Лампадой, что в сердце светит ярко и ясно» (Преподобный Симеон Новый Богослов). Выделено мной. - Л.Б.

61. В Богослужебном Предании Православной Церкви у молитвы «Отче наш» концовка несколько отличается от текста из Евангелия от Матфея: «Яко Твое есть Царство, и сила, и слава Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки вековъ. Аминь» (Закон Божiй для семьи и школы со многими иллюстрацiями составилъ Протоiерей Серафимъ Слободской. Изданiе четвертое. Iordanville, 1987. С. 74).

62. Православные Богословы различных эпох так видят Царское достоинство Иисуса Христа:

«Сын именуется Царствующим в одном смысле, как Вседержитель и Царь хотящих и не хотящих, а в другом - как приводящий нас к покорности, и подчинивший Своему Царствию тех, которые добровольно признаем Его Царем». Григорий Богослов, Святитель. Слово 30-е, о Богословии четвертое, о Боге-Сыне второе // Собрание творений в 2 томах. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994. Т. 1. С. 431.

«Как же оправдаемся, большую честь воздавая Отцу? Если Царскую Власть постигаем разумением по ее достоинству, то Сын есть Царь. Если представим в уме Судию, то весь суд принадлежит Сыну. Если занимает нашу душу величие твари, то вся Тем быша (Ин. 1, 3). Если уразумеем причину нашей жизни, то знаем, что истинная жизнь снизошла даже до нашего естества....Слово Божие, узаконяя равносильную любовь, говорит так: Сына чествовать должно, как чествуется Отец». Григорий Нисский, Святитель. Опровержение Евномия // Творения. М., 1863. Ч. 5. Кн. 1. Гл. 24. С. 133-134

«Господство не есть наименование сущности, но власти; и название Христа означает Царство; но иное - Царство, иное - естество». Григорий Нисский, Святитель. Опровержение Евномия // Творения. М., 1864. Ч. 6. Кн. 6, Гл. 4. С. 62-63.

«Еже Сын Человеческий вам даст: Сего бо Отец знамена Бог (Ин. 6, 27)...Если дает вам пищу духовную и сохраняющую к жизни вечной Бог и Отец, то подаст очевидно и Сын, хотя и явившийся во плоти, но пребывающий неизменным Образом Его, под коим, очевидно, разумеется сходство во всех отношениях, не по чертам плоти и не по чему-либо из мыслимого в телесном виде, но в славе Боголепной и равностепенной силе и во Власти Царственной. Должно также обратить внимание на то, что, сказав, что Сын Человеческий будет подавать Богоприличное и что Он запечатлен по образу Бога и Отца, не допускает разделения, отсекающего храм, воспринятый от Девы, от истинного Сыновства, но определяет Себя единым и желает, чтобы так понимали Его. И действительно, ведь Один есть над нами Христос, как бы Царственною Багряницею облеченный Своею ношею, то есть человеческим телом или храмом из души тела, хотя и Один из обоих Христос». Кирилл Александрийский, Святитель. Толкование на Евангелие от Иоанна // Творения Святителя Кирилла Александрийского. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1901. Ч. 12. Кн. 3. Гл. 5. С. 460-461.

«...Мы не видим ничего посредствующего (между Богом и тварью), поскольку дело касается сущности бытия, ибо тварь находится в подчинении, а Царем над ней мыслится Бог». Кирилл Александрийский, Святитель. Толкование на Евангелие от Иоанна // Творения Святителя Кирилла Александрийского. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1901. Ч. 12. Кн. 2. Гл. 2. С. 251.

«Подобает бо Ему Царствовати, дондеже положит вся враги под ногама Своима (1 Кор. 15, 25)...То, что Господь Иисус Христос приял Царство, яко Спаситель, и предаст его яко Совершитель спасения человечества, верою примем, не умея до ясности представить, в чем это и как. Одно будем содержать, что это точно так есть, и что это нисколько не нарушает Его Божеского над всем Царствования». Феофан Затворник, Святитель. Толкование Первого Послания Святого Апостола Павла к Коринфянам. Изд. 2-е. М., 1893. С. 556. Выделено мной. - Л.Б.

63. «Въ этой молитве мы молимся Святому Духу, третьему Лицу Святой Троицы. Мы называемъ въ ней Духа Святаго Царемъ Небеснымъ, потому что Онъ, какъ истинный Богъ, равный Богу Отцу и Богу Сыну, невидимо царствуетъ нами, владеетъ нами и всемъ мiромъ» (Закон Божiй для семьи и школы... составилъ Протоiерей Серафимъ Слободской. Iordanville, 1987. С. 68).

64. Этой теме посвящен 600-страничный сборник, составленный церковным историком С.В.Фоминым, выпускником Исторического факультета МГУ. Историко-богословский анализ вопроса автор-составитель дает в пространном предисловии к сборнику: Фомин С.В. Небесная Владычица земного Царства Русского // Царица Небесная - Державная Правительница Земли Русской. Коломенская икона Божией Матери «Державная». Службы. Акафисты. Молитвы. Сказания. Свидетельства. М., 2007. Рецензия на эту книгу: Болотин Л.Е. Вне Чина Мелхиседекова. Заметки по поводу новой книги С.В.Фомина // Интернет-агентство «Русская Линия» 23.02.2007. http://www.rusk.ru/st.php?idar=111276

65. Близки по звучанию между собой и близки по звучанию корню «цар» целый ряд корней и именных «суффиксов» - «цер», «цир», «сар», «сор», «сэр», «сир», «зар», «кир», «кур», «кер», «чер», «шар», «шур». Особенно это наглядно в Царских Именах. Среди них самое древнее аккадское Саргон I, его имя Шарум-кен означало «царь истинен». И далее целая цепочка царских имен: Азария Озия - царь Иудейский (4 Цар 15, 1); Артаксеркс (Неем. 2, 3); Ассаргаддон - Асархаддон - Асардан - Асур-ах-иддин (4 Цар. 19, 37); Ассуир; Ашшурбанапал; Ашшурнацирапал; Валтасар - Бэльтешацар - Билсар-Упур, то есть - Бел, храни царя - Балатзу-узур, то есть - Бел, храни его жизнь - Бел-шар-уцур; Киаксар - Циаксарес - Дарий Мидянин, сын Ассуиров; Кир Аградар - Сир - «господин» по-гречески, то же, что и Царь, похоронен в иранском городе Пасаргадах; Лаборосоарход; Навуходоносор; Набополассар; Периглиссар (559 г.); Назарянин Иисус Христос (Мк. 1, 24; Лк. 4, 34; Мф. 26, 71; Деян. 2, 22; 3, 6); Салмансар; Салманассар, Саррукин, Дур-Саррукин, библейский - Сеннахирим; Сервий Туллий - римский царь, Тарквиний - римский царь, Тиглатпаласар- Феглаффелласар (4 Цар. 16, 9); Цезарь - Цесарь - Кесарь - римский диктатор, потомок первого Римского царя Ромула, а через него троянского царевича Энея; Артаксар - армянский Царь (88-123 годы н.э.).

66. Конечно, девиз Новгородского Князя Александра Невского «За Святую Троицу!» имел конкретно-историческую подоплеку: кафедральный Троицкий собор Пскова, построенный первоначально Святой Равноапостольной Великой Княгиней Ольгой еще до общего Крещения Руси, дал Пскову наименование «Дом Пресвятой Троицы». (Как, например, Изборск по главному городскому храму - «Дом Святителя Николая»). И Ледовое побоище отстаивало нерушимость русского Пскова. Но умалять догматическое содержание этого клича тоже нельзя, поскольку в римокатолицизме православные русские люди видели в первую очередь именно нарушение догмата о Пресвятой Троице, догмата о Святом Духе.

67. Само польское слово «Rzezcpospolita» буквально переводится на русский словом «республика». (См.: Советский энциклопедический словарь. М., 1985. С. 1119-1120).

68. Все эти исторические персонажи фигурируют в перечнях соборян Утвержденной Грамоты 1598. ААЭ. Т. II. С. 41-54.

69. Родовая гордость древностью происхождения предков-родоначальников определяет поведение значительной части аристократии, да и людей, давно утративших титулы, но дорожащих капельками крови августейших предков. Так было в эпоху античности - среди потомков Энея, Геракла, египетских фараонов, вавилонских владык и Царей Израиля. Не изменилась ситуация в христианском мiре в пору Средних Веков. Не исчезли эти психологические пристрастия в эпоху Модерна.

Вот и сейчас повсеместно, практически в глобальном масштабе мы наблюдаем интерес влиятельных политиков и общественно значимых фигур к своим «исключительным» генеалогическим корням. Так «голубую» королевскую кровь «находили» у предков Клинтона, у Бушей, а сейчас и у смуглого Барака Абамы «нашлись» общие предки с английской королевой Елизаветой II. Кинозвезды, модные писатели, знаменитые спортсмены, банкиры, топ-менеджеры транснациональных корпораций «вдруг» стали потомками владетельных домов Европы, Азии, Северной Африки, Мезоамерики.

Аристократический генеалогический фактор, по сути - интернациональный фактор - даже в эпоху национальных государств, был многократно опытно и эффективно использован в политических технологиях европейского Средневековья для решения вопросов престолонаследования в случаях династических кризисов во многих странах.

70. ААЭ. Т. II. С. 16; ДРВ. Ч. VII. С. 36-37.

71. Так называемая «Аполинариева ересь», выраженная в «филиокве» («и от Сына» - лат.), исказила не только учение об исхождении Бога Святого Духа от Единого Бога Отца, но извратила церковное воззрение на многообразное равенство Лиц Пресвятой Троицы при их Личностном различии. Ересь об исхождении Святого Духа и от Отца, и от Сына с точки зрения «житейской логики» вроде бы «уравнивала» в людском представлении достоинства Отца и Сына, но при этом представление о достоинстве Святого Духа низводилось к Служебной Силе, Энергии, которая равно подчинена воле Отца и Сына. При этом искажалось и догматическое воззрение Церкви о рождении Бога Сына от Бога Отца «прежде всех век», то есть вне времени и пространства, в условиях Божественной непостижимости. В характеристику этих непостижимых свойств Божества, засвидетельствованных откровенно Священным Писанием, то есть открытых людям Самим Богом, и выявленных в Священном Писании догматикой Вселенской Церкви, грубо внедрялись земные - основанные на времени и пространстве - логические построения, суетные умозаключения.

Крупнейший православный Богослов поздней Византийской Империи Солунский Святитель Григорий Палама (1296- +14 ноября 1359) предельно детально рассматривал догматические определения взаимоотношений Трех Лиц Пресвятой Троицы: «Отец безначальный, не только как безвременный, но тоже как совершенно без причины; Сам единственная Причина и Корень, и Источник во Сыне и Святом Духе созерцаемого Божества; Сам единственная первоначальная Причина всего сущего; не единственный Творец, но единственный единого Сына Отец и присно сый единственный Отец и Изводитель; более великий Сына и Духа, но это только как причина, во всем остальном Тот же Самый, как Они, и равночестен.

Которого Сын один, безначальный, как безвременный, не безначальный же, как имеющий Началом и Корнем и Источником Отца; от Которого единого Он исходил прежде всех век, безтелесно, не истекая, безстрастно, через рождение, но без разделения, Бог сый от Бога, не другой же как Бог, а другой как Сын; присно Сый и присно сый Сын, и единственный Сын, присно сый у Бога без слияния; не причина и начало Божества во Троице мыслимого, ибо причина и начало Его существования Отец, но причина и начало всех созданных, как сущих всех через Него.

Иже во образе Божии сый, не восхищением непщева быти равен Богу; но при полноте веков принял образ, нам свойственный, и, истощая Себя, благоволением Отца и содействием Святого Духа, по закону естества зачался и родился от Приснодевы Марии, вместе Бог и Человек, и, как воистину вочеловечивыйся, стал нам во всем подобен, кроме греха, пребывающий тем, что Он был, Бог истинен, соединяющий без смешения и изменения две природы и воли, и действия и пребывающий один Сын в одной Ипостаси, и после вочеловечения действующий все Божественные действия как Бог и все человеческое как человек, и был подчинен безпорочным человеческим страстям. Безстрастен же и безсмертен сый и пребывая, яко Бог, Он вольно пострадал во плоти, яко человек; и быв распят, и умерый, и погребен, и воскресый в третий день, Он и явился Своим ученикам после воскресения, и свыше силу возвещая, и повелевая наставлять все народы, и крестить во имя Отца и Сына и Святого Духа, и соблюсти и учить, как Он повелел, Он вознеслся Сам на небо и воссел одесную Отца, делая равночестну и сопрестольну как равнобожественну нашу телесную одежду, с которой и вернется со славою судити живых и мертвых и дать каждому по делам его. Вознесыйся к Отцу, Он послал на Своих святых учеников и апостолов Духа Святого, Который исходит от Отца, Он собезначальный Отцу и Сыну как безвременный, но не безначальный же, как и имеющий и Он Корнем и Источником и Причиной Отца, не как рожденный, но как исшедший; ибо и Он исходил прежде всех век от Отца, не истекая и безстрастен, не через рождение, но через исхождение. Неразделен сый от Отца и от Сына, как от Отца происшедший, и в Сыне почивающий, имеющий вкупе соединение неслиянное и различение нераздельное, Бог сый и Он от Бога, не другой как Бог, но другой как Утешитель; Дух Самоипостасный, от Отца исходящий и через Сына посылаемый, то есть: являемый, причина и Он всего созданного, как в нем совершаемого, Тот же Самый как Отец и Сын и равночестен, кроме нерожденности и рожденности. Он был послан от Сына к Своим ученикам, значит, был являем; ибо каким другим образом был бы послан Тот, Который вездесущий? Итак, не только от Сына, но тоже от Отца и через Сына посылается, и придет являемый от Себя Самого, потому что послание, то есть явление Духа, есть общее дело. Является же не по сущности, ибо никто никогда не видел или же объяснил Божию Сущность, но по благодати и силе и энергии, которые общие Отцу и Сыну и Святому Духу. Свойственна каждому из Них Его собственная Ипостась и все, что стремится к ней... Всех не исповедающих и не верующих в то, как Святый Дух провещал через пророков, как повелел Господь, когда Он явился нам во плоти, как свидетельствовали Им посланные Апостолы, и как Отцы наши и их преемники нас учили, но выдумывающих их личные ереси или следовавших до конца за теми, которые их плохо научили, мы отвергаем и предаем анафеме» (Григорий Палама, Святитель. Исповедание Православной Веры. http://www.krotov.info/acts/14/2/palama_02.htm). Выделено мной. - Л.Б.

В другом антикатолическом произведении Святитель Григорий решительно боролся с поползновениями римокатоликов, пытавшихся в теологических спорах «объяснить» необходимость прибавки в Символе Веры «филиокве»:

«Как вы смеете вводить чуждую прибавку в определение веры, которое совместно написали избранные отцы, духодвижимо собранные для этого, написали символ неложного мнения об Отце и Сыне и Святом Духе и передали его, как пробный камень истинного богопознания и неизменное исповедание, всем избранным править слово истины?

Не имеет ничего извинительного тот предлог, который вы придумываете, эта прибавка введена де ради говорящих, что Сын не равен Отцу, поскольку Он не имеет исхождения, вы же ввели ее, торопясь показать [Его] равным [Отцу]. Если некоторые так говорят, то надобно, чтобы Сын должен был и рождать, чтобы отсутствием этой особенности не отнималось равенство, необходимо приложить и ее для убеждения неразумных. И проще говоря, нельзя говорить, что по причине Отец больше Сына, чтобы по отношению к Нему мы не отвергали равенство Сына... И ведь мы говорим, что Сын - от Отца, то есть рожден из Божественной сущности, то есть согласно Отеческой Ипостаси. Ведь божественная сущность Трех - едина. Так что свойство рождать принадлежит Отеческой Ипостаси и невозможно, чтобы Сын был от Духа. Поскольку же и Дух Святой - от Отца, от божественной сущности и согласно Отеческой Ипостаси является исходящим. Ведь всегда и во всем сущность Трех - едина. Итак, свойство изводить принадлежит Отеческой ипостаси, и невозможно, чтобы Дух был от Сына, ведь невозможно, чтобы Сын имел свойства Отчей ипостаси» (Григорий Палама, Святитель. Слово первое «О исхождении Святаго Духа» / перевод В.Василика, преподавателя Санкт-Петербургской Духовной Академии и Семинарии http://www.krotov.info/acts/14/2/palama_03.htm).

Предшественники Святителя Григория Паламы тщательно духовно рассматривали различные равенства Лиц Пресвятой Троицы.

Капподокиец Святитель Григорий Нисский: «Слово Божие, узаконяя равносильную любовь, говорит так: Сына чествовать должно, как чествуется Отец» (Григорий Нисский, Святитель. Опровержение Евномия // Творения. М., 1863. Ч. 5. Кн. 1. Гл. 24. С. 134). «...Значением слова "Сын" дается знать о родственности по природе, "сиянием" - о единении и нераздельности, а наименованием "Бог", равно применяемым к Отцу и Сыну, - о равночестности во всем. Образ (harakter, Евр. 1, 3) всей умосозерцаемой нами ипостаси Отца означает полноту собственного величия Сына, а образ Божий (morphe Флп. 2, 6) указывает на тождество во всем, так как Он являет в Себе все, что свойственно Изображаемому» (Григорий Нисский, Святитель. Опровержение Евномия // Творения. М., 1864. Ч. 6. Кн. 8, Гл. 4. С. 122).

Другой великий Каппадокиец Святитель Григорий Богослов писал: «Мы чтим единоначалие; впрочем не то единоначалие, которое определяется единством лица (и одно, если оно в раздоре с самим собой, составит множество), но то, которое составляет равночестность единства, единодушие воли, тождество движения и направления к единому Тех, Которые из Единого (что невозможно в естестве сотворенном), так что Они, хотя различаются по числу, но не разделяются по власти [ti ekzusia]. Поэтому Единица, от начала подвигшаяся в двойственность, остановилась на троичности» (Григорий Богослов, Святитель. Слово 29, о Богословии третье, о Боге-Сыне первое // Собрание творений в 2 т. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994. Т. 1. С. 414).

«Троица указала на справедливость, ибо привела к понятию о равенстве, потому что в Ней начало, средина и конец - равны. Все это есть образ Троицы Мистической, Всесвятой и Царственной, Которая, имея природу безначальную и нерожденную, носит в Себе семена, основания и причины сущности всего рожденного; так что сила Троицы справедливо почитается Началом всякого бытия» (§6). (Евсевий Памфил. Жизнь Блаженного Василевса Константина. Ответственный ред. А.А.Калинин; комментарий А.А.Калинина. Изд. 2-е. М.: Labarum, 1998. - (Византийская серия) - С. 215-268. Цитируется по: http://aleteia.narod.ru/pamfil/const30.htm).

В Богослужебной гимнографии, которая является неотъемлемой частью Священного Предания и Православного Богословия, также находим различные характеристики равенства Лиц Пресвятой Троицы. Так, например, в Неделю 7-ю по Пасхе Святых Отцов Первого Вселенского Собора на Утрени читаются следующие духовные стихи. Антифон 2: «Святым Духом обожение всем, благоволение, разум, мир и благословение: равнодетелен бо есть Отцу и Слову». Песнь 4. Катавасия: «Царю царей, Яковый от Яковаго един Слове произшедый, от Отца безвиновнаго, равномощнаго Твоего Духа апостолом истинно послал еси, яко Благодетеля поющим: слава Державе Твоей Господи». Песнь 7. Катавасия: «Согласная возшуме органская песнь, почитати златосотворенный бездушный истукан: Утешителева же светоносная благодать почествует, еже вопити: Троице Единая, равносильная, безначальная, благословена еси». (Сайт: Иконы и переводы Священного Писания и Богослужебных текстов: о. Амвросий Тимрот.)

Конечно, Византийское Богословие XI-XIV веков сделало основной вклад в отстаивание православных истин, которое проходило не в академических спорах, а в решительной борьбе с римокатолической экспансией.

Одним из важнейших исторических качеств Православного Богословия является его икономичность, реалистичность, когда вопрос рассматривается по мере его поступления. Православное Богословие никогда не позволяло себе заниматься мысленными теологическими экспериментами, основанными на каких-либо первоначальных допущениях-гипотезах, и в последующем развертывании последующих дискуссий. Гипотезы о природах Иисуса Христа, их соотношениях и взаимоотношениях, о Пресвятой Троице, об образе и подобии, основанные на интеллектуальных упражнениях, а не на Свидетельствах Священного Писания - Откровениях Бога - выдвигали еретики, и только тогда Церковь начинала детально богословски разбирать этот вопрос, соборно формулируя догматические определения, основанные именно на Священном Писании, а не на людских, философских представлениях.

Когда формулирование всех церковных догматов было закончено на Седьмом Вселенском Соборе, то рассмотрение новых ересей осуществлялось не только обращением к авторитету Священного Писания, но и к авторитету догматов Церкви, которые, в свою очередь, полностью опирались только на Священное Писание. Православное Богословие последующих эпох на основании Писания и догматов тщательно анализировало «нововведения» западных теологов и на догматической основе вырабатывало более детальный понятийный ряд.

К концу XVI столетия в русском Богословии характеристика различных равенств Лиц Пресвятой Троицы была детализирована понятиями, она выразилась в Богословских терминах: Равнобожественная, Равночестная, Равносопрестольная, Равносильная, Равносоветная, Равнодейственная, Равносущная. Большинство из них устоялись в русской церковной терминологии, они используются по сию пору. Другие, как, например, «Равносопрестольная» и «Равносоветная» употребляются преимущественно современными старообрядцами.

Для своего времени исчерпывающее Державно-Богословское Исповедание Пресвятой Троицы, составленное, полагаю, Святителем Иовом для Соборной Утвержденной Грамоты, явило определенный этап духовного государственного строительства. Автор-составитель Богословия Утвержденной Грамоты, вероятно, предвидел, что детальное, противокатолическое исповедание Пресвятой Троицы России понадобится в будущем.

После смерти Царя Бориса Феодоровича и убийства Царя Феодора Борисовича в Июне 1605 года наступила пора смуты. Угроза окатоличивания России обернулась жестокой реальностью. И хотя агент Рима самозванец Лжедмитрий I был через год убит возмущенным православным народом, эта опасность сохранялась вплоть до Октября 1612 года. До этой поры Святейший Патриарх Иов не дожил.

Знаменательно то, что одним из важнейших этапов духовно-национальной освободительной борьбы Русского Народа стала оборона Свято-Троицкой Сергиевой Лавры от польского войска и шаек казаков-отступников в 1611-1612 годах. В общенародном сознании это была оборона зримого символа Пресвятой Троицы. Во время оно боевой клич Святого Благоверного Великого Князя Александра Ярославовича Невского «За Святую Троицу!» вновь стал актуален.

Новый Державно-Церковный Собор, созванный в начале 1613 года, вернулся к духовным проблемам 1598 года. Составленная на этом Соборе Утвержденная Грамота также начиналась «Богословием», которое практически дословно, с незначительными стилистическими изменениями, повторяло духовные формулы из грамоты пятнадцатилетней давности:

«Великого Господа Бога Отца, страшнаго, i всесилнаго и вся содержащаго, пребывающего во свете неприступней, в превелицей, i в превысочайшей, i велелепной i святей славе величествия Своего, Седящаго на Престоле херувимстем с Превечным i Единородным Своимъ Сыном, Господем нашимъ Ис(ус)ъ Христом, i з Божественнымъ и Животворящим Своимъ Духом, Им же вся освящаютца, Единосущныя и Неразделныя Троица, равно Божественныя, и Равночестныя, и Равносопрестолныя, и Равносилныя, i Равносоветныя, и Равнодейственныя, и Равносущныя, и Соприсносущныя, i Собезначалные, i Единоначалные, и Трисоставные, i Неразделныя, в Триех Составех Единаго Божества, Царя царствующим и Господа господствующимъ, Непреодоленнаго i всякие силы Крепчайшего, Им же царие царствуютъ i велицыi величаютца, Сего в Троице Приснославимаго Бога нашего недоумеваемыми и недоведомыми судбами и неiзреченным Премудрымъ Промыслом всяко создание от небытия в бытие создаваетца, и от несущихъ в существо приводитца, и от рода в род летами исчитаютца. От Него же приимша земля наша Руская своими государи обладаема быти; их же великих государей, царей Росийских, корень изыде от превысочайшего цесарского престола и прекрасноцветущего и пресветлаго корени Августа кесаря, обладающего всею вселенною» (Утвержденная Грамота объ избранiи на Московское Государство Михаила Өедровича Романова съ предисловиемъ С.А.Белокурова. 2-е изданiе Императорскаго Общества Исторiи и Древностей Россiйскихъ при Московскомъ Университете. М., 1906. С. 22-23. Выделено мной. - Л.Б.).

Конечно, это не было случайным: при подготовке Венчания Царя Михаила Феодоровича создавался новый Царский наряд, ведь большинство прежних регалий - Скипетр, Держава, Государевы Щит и Меч - были расхищены. Чудом были спасены Шапка и Бармы Мономаха, да Казанская и Астраханская короны Царя Иоанна Васильевича. Тогда была изготовлена личная Царская перевязь Царя Михаила. Перевязями называли золотые, плоскокольчатые или украшенные финифтью и драгоценными камнями цепи, нашивавшиеся на атлас. В описи большому наряду Царя Михаила Феодоровича Царская перевязь характеризуется следующим образом: «Окладень золот кольцами, по кольцам с одну сторону резана подпись Пресвятые Троицы, да полное имя Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всея Русии. Весу три гривенки двадцать девять золотников. На нем мешечик камка червлена на бумаге, подложен тафтою желтою».

На 89 широких плоских кольцах Царской перевязи была нанесена пространная надпись:

«Троице Пресуществленная, Равнобожественная и Равночестная и Равносопрестольная, и Равносоветная и Равносильная, и Равнодейственная, и Равносущная, и Соприсносущная, и Собезначальная, и Единоначальная, и Трисоставная, и Нераздельная в Триех Составех единаго Божества Царя царствующим и Господа господствующим, иного не преодоле, и всякие силы Крепчайшаго. Им Царие царствуют и велиции величаются. Сего в Троице приснославимаго Бога нашего недоумеваемыми судьбами и неизреченным премудрым Промыслом всяко здание от небытия в бытие создавается и от насущих в существо приводится от рода в род, летами считаются. Того и мы просим: направи нас на истину Твою. Мы Великий Господарь Царь и Великий Князь Михаил Федорович, Самодержец всея Руси, Московский, Владимiрский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астороханский, Царь Сибирский, Господарь Псковский, Великий Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Вятский, Пермский, Черниговский, Болгарский, Господарь и великих иных. Князь Новгорода Низовские земли, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Лифлянский, Обдорский, Кондинский и всея Северные страны. Повелитель и Господарь Иверские земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинские земли, Черкасских, и Горских Князей и иных многих Господарств Господарь и обладатель. Венчан бысть Царским Венцем и диадимою на Владимiрское и на Московское, и на Новгородское Господарство, и на Казанское, и на Астраханское, и на Сибирское царство, и на все великие и преславные Государства Российскаго Царствия. Лета седмь тысящ сто двадесять перваго году. Божие бо Слово: Аз избрах тя Царя, взя тя за десницу твою и устрою, тебе обладати людьми Моими во вся дни живота твоего, аще ходиши по заповедем Моим, твориши волю Мою; дам тебе сердце смыслено и мудрость и будеши яко несть был таков ни един в царех и по тебе не будет и аще твориши суд и правду посреди земля и слыши воздыхание и слезы сущих в скорбех, и управление твориши им вскоре и умножу лета живота твоего» (Выделено мной. - Л.Б.).

Сейчас эта цепь хранится в Оружейной палате Московского Кремля. Как видим, «Богословие» этой надписи в точности повторяет тринитарные формулы из духовного зачина Утвержденной Грамоты 1598 года.

Преемственность духовно-державной идеологии Святителя Иова налицо, если учесть и то, что и для Царя Алексея Михайловича была изготовлена подобная же Царская перевязь из ста колец: об этом упоминается в описи казны Царя Федора Алексеевича, для венчания которого эта Царская перевязь была переделана.

72. Максим Грек, Преподобный. Слово 28. Послание к Благоверному Царю и Великому Князю всея России Иоанну Васильевичу // Максим Грек, Преподобный. Духовно-Нравственные Слова. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2006. С. 312-315.

73. Вероятнее всего, Преподобный Максим Грек имеет в виду известного историка Церкви Евсевия Памфила, Епископа Кесарийского, который в «Слове Василевсу Константину по случаю тридцатилетия Его Царствования» неоднократно свидетельствует, что земной Царь есть образ Царя Небесного: «Он, то есть Правитель целого мiра, - Слово Божье, проходящее на всем, через все и во всем видимом и невидимом. От Него-то и через Него заимствует образ верховного царствования сам Друг Божий, Василевс наш, и всем, что на земле подчинено его кормилу, управляет, подражая Всеблагому» (§ 1); «Таким образом, даруя боголюбивому Василевсу приращение времен и детей, Бог, Всецарь, Сам соделывает его правление над народами земли сильным и юным, как будто бы оно только теперь возникает. Прославив в нем победителя всех врагов и неприятелей и показав всем жителям земли пример истинного благочестия, Он Сам устраивает нынешнее торжество его. Что же касается до Василевса, то светозарным сиянием Кесарей, будто солнце далеко пущенными от себя лучами, он озаряет и тех подданных, которые обитают в странах отдаленнейших. Один, достойный себя плод, он послал нам, жителям Востока, другого сына - другому роду людей, иного опять иному, возжег их, будто факелы или светильники, льющимся от него самого светом. Так, в один ярем Царской квадриги запрягая себе, будто каких коней, четырех мужественнейших Кесарей и уравнивая их браздами Божественного согласия и единомыслия, он с высоты своего Престола сам погоняет их и, объезжая освещаемую Солнцем Землю, сам везде присутствует и все осматривает. Притом, украшенный образом Царствования Небесного и укрепляемый подражанием власти монархической, он взирает горе и управляет дольним по первобытной идее Горнего, ибо Всецарь земнородных эту одну идею даровал человеческой природе. Закон царского права именно тот, который подчиняет всех единому владычеству. Монархия превосходнее всех форм правления, многоначалие же, составленное из членов равного достоинства, скорее есть анархия и мятеж. Посему-то, один Бог (не два, не три, не более, ибо, многобожие есть тоже безбожие), один Царь, одно Его Слово и один Царский закон, выражаемый не речениями и буквами, не в письменах и на таблицах, истребляемых продолжительностью времени, но живое и ипостасное Слово Бога, предписывающее волю Отца всем, которые покорны Ему и следуют за Ним» (§ 3); «истинным Василевсом, по всей справедливости, надобно называть того, который образовал свою душу Царскими добродетелями, по образцу Царства Высочайшего» (§ 5); «Василевс - один к одному, это образ единого Всецаря» (§ 7); (Евсевий Памфил. Жизнь Блаженного Василевса Константина / ответственный ред. А.А.Калинин; комментарий А.А.Калинина - Изд. 2-е. - М.: Издательская группа «Labarum», 1998. - (Византийская серия) - С. 215-268. Цитируется по: http://aleteia.narod.ru/pamfil/const30.htm). Выделено мной. - Л.Б. Но источником для Преподобного Максима Грека мог быть и неизвестный автор XII века, в сочинении которого говорится, что «Земное Царство есть сияющий образ Царствия Божиего, и Сам Император есть образ Бога» (Gasquet A. De l'autorite imperiale en matiere religieuse a Byzance. Paris, 1879. C. 39). (Цитируется по: Успенский Б.А. Семиотика истории. Семиотика культуры. II. Сакрализация монарха как семиотический процесс. 2. Семиотические атрибуты монарха. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Ysp/11.php).

74. Максимъ Грекъ. Сочиненiя. Т. II. Казань, 1860. С. 350.

75. Макарий (Веретенников), Архимандрит. Жизнь и труды Святителя Макария, Митрополита Московского и всея Руси. М., Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002. С. 369-370. Первая публикация: Веретенников П., священник. Первосвятительская деятельность Макария, Митрополита Московского и всея Руси (+1563) // Вестник Русского Западно-Европейского Патриаршего Экзархата. 1980-1981, № 105-108. С. 244-245. Прим. 104.

76. Сокольскiй Вл. О характере и значенiи Эпанагоги // Византийскiй Временникъ. Т. 1. Вып. 1. М., 1894. С. 40.

77. Сокольскiй Вл. О характере и значенiи Эпанагоги. С. 34-35.

78. Христианское Ученiе о Царской Власти и объ обязанностяхъ верноподданныхъ. Мысли вкратце извлеченныя изъ проповедей Филарета Митрополита Московскаго. Собиралъ Порфирiй Кременецкiй. Изданiе четвертое. Аөонскаго Русскаго Пантелеимонова монастыря. М., 1906. С. 14-15. Там цитируется по: Сочинения Митрополита Филарета. Ч. III. С. 223. Выделено мной. - Л.Б.

79. Андроник (Никольский), Архиепископ. Русский гражданский строй жизни перед судом Христианина, или основание и смысл Царского Самодержавия. М., 1995. С. 17; первое издание: Старая Руза, 1909.

80. ААЭ. Т. II. С. 16-17. Октавиан Цезарь Август родился в 63 году до Р.Х., был внучатым племянником первого консула Юрия Цезаря, был им усыновлен и по завещанию определен как первый и главный наследник владений и состояния Юлия Цезаря и тогда получил родовое имя Цезаря, по преданию, как и Юлий Цезарь, Октавиан происходил от троянского Царевича Энея и первого Римского Царя Ромула. После смерти Юлия Цезаря стал фактическим соправителем Римской Республики вместе с Марком Антонием, когда Марк Антоний вместе с египетской царицей Клеопатрой попытался узурпировать власть в Риме, они в 31 году до Р.Х. предприняли морской поход против Римского флота, но в битве Марк Антоний и Клеопатра потерпели поражение. Этим прекратилась почти столетняя эпоха гражданских войн в Римской Республике, и Октавиан Цезарь стал править единолично при титуле первого консула, а в качестве главнокомандующего всеми римскими вооруженными силами Сенат присвоил ему воинское звание Императора, что потом стало синонимом Монарха, Царя, то есть наследным титулом, наследие же Римской Республики стало именоваться Империей. В 27 году до Р.Х. Сенат присвоил Октавиану Цезарю почетное имя Августа, которое в дальнейшем в европейской монархической традиции также стало титулярным. Умер Август Октавиан Цезарь в 14 году по Р.Х. и прославился миротворчеством. За годы его правления на протяжении 19 лет были закрыты ворота храма двуликого Януса, которые закрывались на время мира. За всю остальную историю Древнего Рима от Ромула до Константина Великого ворота храма двуликого Януса закрывались на протяжении 27 лет. Личность Августа Октавиана Цезаря для монархической традиции Европы и для христианской государственности во многом была символической, хотя сам Первый Император Рима не считал себя Монархом и, напротив, отстаивал целесообразность именно Римской Республики. Во-первых, на годы Его правления приходится Рождество Богородицы и Рождество Иисуса Христа. По преданию, в канун Рождества Богородицы - около 16 года до Р.Х. - Император Август получил от Римской Сивиллы откровение о том, что родится Царь Мира и Покоя. В честь этого откровения Император воздвиг Алтарь Мира. Таким образом Октавиан Август освятил своим правлением и деянием титул Государя-Миротворца, весьма почетный и редкий для Царей, Императоров и Государей Европы в последующие века. В Российской Истории один только Император - Александр III - был удостоен этого титула. Вообще принадлежность Царственному служению и Царственному Роду еще со времен Римских Императоров в Европе стало определяться как «Августейший». Титулом для Государей стало и имя Августа Октавиана - Цезарь - в русской литературной традиции Цесарь или Кесарь. Из дошедших до нас наиболее ранних произведений древнерусской литературы, где излагается предание о генеалогической связи Августа Цезаря - князя Пруса - и Великого Князя Рюрика, является «Сказание о Великих Князьях Владимiрских».

81. ААЭ. Т. II. С. 17. Князь Рюрик был призван Новгородским вечем в 862 году. В 864 году он подавил мятеж недовольных новгородцев и казнил Вадима, главу заговорщиков. Умер Великий Князь Рюрик в 879 году. По В.Н.Татищеву, ссылавшемуся на не дошедшую до нас Иоакимовскую летопись, женой Великого Князя Рюрика была Княгиня Ефанда-Енвинда из Ижор. Некоторые исследователи отождествляют Князя Рюрика с конунгом Рориком Фрисландским. Великий Князь Игорь Рюрикович Старый, по Никоновской Летописи, родился в 865 году, но Воскресенская Летопись указывает на 877 год. Под 903 годом летопись сообщает о женитьбе Великого Князя Игоря Рюриковича на Княгине Ольге, но, вероятно, реально это произошло значительно позже. Убит древлянами в 945 году. Великий Князь Святослав Игоревич родился около 942 года. Убит печенегами в 972 году. Здесь и далее в сносках 61-79 краткие биографические данные о Российских Государях, Великих Князьях и Царях почерпнуты из справочных изданий: Богуславский В.В., Бурминов В.В. Русь. Рюриковичи. Иллюстрированный исторический словарь. М., 2000; Донской Д.В. Рюриковичи. Исторический словарь. М., 2008; Советский энциклопедический словарь. Главный редактор А.М.Прохоров. Издание третье. М., 1985.

82. Справедливости ради надо отметить, что составитель «Степенной Книги Царского Родословия», которым, вероятнее всего, был духовник Царя Иоанна Васильевича Грозного Святитель Афанасий, Митрополит Московский и всея России (авторство устанавливается по Чудовскому списку СКЦР - ГИМ, Чуд. 358. Л. 3-8: «собрана смиренным Афонасием митрополитом всеа Русии»), не придерживался столь строгих позиций относительно усвоения титула Самодержцев Великим Князьям Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Игоревичу. Так, глава третья первой степени именуется: «Начало в Руси Рюрикова Самодръжьства в Новеграде», в названии следующей главы говорится «о Самодръжьстве Игореве в Киеве», и далее в названии пятой главы присутствует выражение «О Светославове Самодръжьстве». Степенная Книга Царского Родословия по древнейшим спискам / ответственные редакторы Н.Н.Покровский, Г.Д.Ленхофф. Том первый. М., 2007. С. 222, 223, 224. Из этого можно предположить, что автор-составитель Утвержденной Грамоты 1598 года более строго относился к понятию «Самодержавия». Различие самих обстоятельств срединного периода первого Русского Царствования, когда составлялась «Степенная Книга», и кризис безгосударного междуцарствия в Январе-Феврале 1598 года могут объяснить строгость составителя Утвержденной Грамоты в этом вопросе. Несомненно, что автор Грамоты при составлении в ней «Родословия» опирался в первую очередь на «Степенную Книгу» - это видно из ряда историософских выражений, вроде «римьскаго кесаря Августа, обладающаго всею вселенною» (СКЦР) и «Августа Кесаря, обладающаго вселенною» (УГ 1598), или персональных характеристик тех или иных Великих Князей. Однако автор Утвержденной Грамоты не вступает в прямую полемику со Святителем Афанасием Московским и его «Степенной Книгой» по вопросу от титуловании первых трех Великих Князей Самодержцами, он не опровергает предшественника, но отстаивает свою позицию выразительной фигурой умолчания.

83. ААЭ. Т. II. С. 17. Великий Князь Владимiр Святославич родился в начале 960-х годов. 11 Июня 978 года он изгоняет из Киева старшего брата Великого Князя Ярополка Святославича и занимает Великокняжеский Престол. В 988 году принимает Святое Крещение и совершает Крещение киевлян, а вслед за ними и остальных подданных. Умер 15 Июля 1015 года.

84. Полное Собранiе Русскихъ Летописей. Русскiй Хронографъ. Пг., 1914. Т. ХXII. Ч. 1. С. 30. Кстати, Праотец по имени Каинан был внуком Сифа (Лк. 3, 37), и у Сима был внук Каинан (Лк. 3, 36). То есть Афаксадов Каинан обрел столп, на котором звездный закон начертал допотопный Сифов Каинан - его пра-пра-пра-пра-пра-пра-прадед. В «Русском Хронографе», конечно, идет речь не о какой-то древней допотопной астрологии или об астрономической механике небесных светил, а говорится об официальной записи допотопных родословий и узаконений с помощью звездных символов.

В одной современной книжке о Святой Горе Афон есть интересный пассаж о символике звезд: «Мы отправляемся к другой великой святыне - иконе Иверской Божией Матери «Вратарница». Дорога ведет через монастырь Кутлумуш, где в воротах почему-то висит «благословляющая» шестиконечная звезда. К сожалению, шестиконечные «моген Довиды» и каббалистические пентакли - пятиконечные звезды стали «обычным» и весьма распространенным «украшением» наших храмов, икон и мест православного торжества как в Греции, так на Святой Земле или в родной России. Конечно, враг нашего спасения ничего своего создать не может. Он безсилен в творчестве. Он все похищает у Бога. В том числе и многоразличные символы звезд. Ведь все эти звездные символы являются наследием допотопной письменности... В древней Божественной символике звезда - символ Небесной Славы здесь - на земле. Количество лучей - степень и смысл этой славы. Пятиконечная звезда - символ твари Божией до сотворения человека, до Адама. Её обожение без Самого Бога - против Бога. Шестиконечная звезда - символ человека, символ Шестоднева. Обожение человека - без Бога, опять будет против Бога. Семиконечная звезда - суть полнота Божией твари и всех человеческих времен, всей истории человечества до Страшного Суда. Культ и этой звезды без Бога - есть богоборчество. Восьмиконечная звезда - символ Богородицы, символ Жизни Вечной, Дня Восьмого, знак Рождества Христова. Это наша православная звезда. Привыкание, терпимость заграничных православных верующих к символике пяти- и шестиконечных звезд, которая в новозаветную эпоху столетиями «накачивалась» супротив осмиконечного Креста Христова антихристианским, каббалистическим, масонским содержанием, вызывает некоторую оторопь у русского человека. У них в «Европе» это называется «толерантность». Слово напоминает фамилию безпринципного французского министра Шарля Мориса Талейрана, который исхитрился послужить и директории, и наполеоновской империи, и реставрации, и новой республике». ([Алексий (Рождественский), Игумен] Христос тебя ждет! Беседы с пещерным человеком. М., 2007. С. 19-21). Это рассуждение о звездах основывается на свидетельстве Священного Писания. Святой Апостол Павел в Первом Послании Коринфянам утверждает: «Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных. Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе» (1 Кор. 15, 40-41). Выделено мной. - Л.Б. Конечно, судя по характеристике Святого Великого Князя Владимiра в Богословии Утвержденной Грамоты 1598 года: «возсiя пресветлая звезда», - по превосходной степени определения «пресветлая» речь идет о яркой многолучевой звезде, о восьмиконечной Рождественской или Богородичной Звезде.

85. В Древней Церкви Равноапостольными первоначально называли только Учениц Христа - Жен-Мvроносиц, миссия Которых при Иисусе Христе приближалась к миссии Христовых Учеников - Апостолов и отличалась совершено исключительным служением этих Святых Жен по смерти Христа: Они отерли Его Тело драгоценным мvром (тела распятых по закону было запрещено омывать водою), но тем самым Они воздали Телу Иисуса Христа Царские почести, мvропомазанием приуготовив Его к Воскресению для Нового Царства, обернули Его в плащаницу, а потом Главу Его обернули сударем и погребли Спасителя в гробе Иосифа Аримафейского. Именно Святые Равноапостольные Жены Мvроносицы Промыслом Божиим были удостоены первыми узнать от Архангела Гавриила о Воскресении Христа, и Им же первым из людей явился Сам Воскресший Христос. Но в дальнейшем чина «Равноапостольный» стали удостаиваться Святые, которые, подобно Апостолам, просвещавшим народы и земли Вселенной Светом Христовой Истины, потрудились над просвещением тех или иных народов и стран. В иконографии Равноапостольных Святых принято изображать с Крестом в руке. Среди Святых, почитаемых в Лике Равноапостольных, широко известны - современница Святого Царя Константина и родственница Великомученика Победоносца Георгия Никомидийского, Просветительница Грузии Святая Равноапостольная Нина Грузинская и Святые Равноапостольные Кирилл и Мефодий, Просветители Словенские. Во второй половине XIX - начале ХХ века подвигами, подобными деяниям Апостолов, прославился Святитель Николай, Митрополит всея Японии, канонизированный Русской Православной Церковью в 1970-е годы как Равноапостольный.

86. ААЭ. Т. II. С. 17. Выделено мной. - Л.Б. Великий Князь Ярослав Владимiрович Мудрый родился около 978 года, в начале 1016 года вступает в Киев и занимает Великокняжеский престол. Умер 19 Февраля 1054 года.

87. ААЭ. Т. II. С. 17. Великий Князь Всеволод Ярославич родился в 1030 году. После 3 Октября 1078 года занимает Великокняжеский Престол в Киеве. Умер 13 Апреля 1093 года.

88. ААЭ. Т. II. С. 17. Великий Князь Владимiр Всеволодович Мономах родился в 1053 году. Около 1108 года Князь Владимiр ставит город Владимiр-на-Клязьме. Великий Князь Киевский с 1113 гола. Умер 19 Мая 1125 года.

89. ААЭ. Т. II. С. 17. Великий Князь Юрий Владимiрович Долгорукий родился около 1098 года. Примерно с 1132 года Князь Суздальский, почитается основателем Москвы, Твери, Переславля Залесского, Юрьева Польского, Кснятина (Константина), Дмитрова, Дубны и некоторых других городов. 27 Августа 1149 года занимает Киевский Великокняжеский Престол, где пребывает до Апреля 1152 года. В 1115 году вновь садится на Великое Княжение в Киеве. Умер 15 Мая 1157 года.

90. ААЭ. Т. II. С. 17. Великий Князь Всеволод Юрьевич Большое Гнездо родился 19 Октября 1154 года. В 1173 году ненадолго становится Киевским Князем, но не Великим Князем, поскольку Великокняжеский Престол его старший брат Великий Князь-Мученик Андрей Боголюбский перевел во Владимiр-на-Клязьме. В 1176 году Всеволод Юрьевич становится Великим Князем Владимiрским. Умер 15 Апреля 1212 года. Великий Князь Ярослав Всеволодович родился 8 Февраля 1190 года. В Апреле 1238 года занимает Великокняжеский Престол во Владимiре. Умер 30 Сентября 1246 года. Святой Благоверный Великий Князь Александр Ярославич Невский родился 13 Мая 1221 года. Во время нашествия Батыя в 1238 году находился в Новгороде Великом. Умер 14 Ноября 1212 года.

91. ААЭ. Т. II. С. 17. Выделено мной. - Л.Б. (Великий) Князь Московский Даниил Александрович родился в Декабре 1261 года. Умер 5 Марта 1306 года.

92. ААЭ. Т. II. С. 17. Выделено мной. - Л.Б. О духовно-историческом содержании Первопрестольноого достоинства Москвы в материале: Болотин Л.Е. Святые Ключи Русской Державы // Русская Народная Линия. 01.12.2009. http://www.ruskline.ru/analitika/2009/12/01/svyatye_klyuchi_russkoj_derzhavy/.

93. ААЭ. Т. II. С. 17. Выделено мной. - Л.Б. Год рождения Московского Великого Князя Иоанна Даниловича Калиты Доброго неизвестен, впервые упоминается в летописи около 1293 года. В 1315-1317 годах, когда его старший брат Юрий был в Орде, начал управлять Москвой. После смерти брата сам отправляется в Орду, возвращается оттуда в 1322 году, а в 1325 году договаривается со Святителем Петром о переносе Митрополичьей кафедры из Владимiра-на-Клязьме в Москву, по указанию Святителя Петра 4 Августа 1326 года закладывает Успенский собор в Московском Кремле. Умер 31 Марта 1340 года.

94. ААЭ. Т. II. С. 17. Великий Князь Иоанн Иоаннович Красный родился 30 Марта 1326 года. Умер 13 Ноября 1359 года.

95. ААЭ. Т. II. С. 17-18. Выделено мной. - Л.Б. Святой Благоверный Великий Князь Димитрий Иоаннович Донской родился 12 Октября 1350 года. Умер 19 Мая 1389 года.

96. ААЭ. Т. II. С. 18. Выделено мной. - Л.Б. Великий Князь Василий I Димитриевич родился 1 Января 1372 года. Умер 27 Февраля 1425 года.

97. ААЭ. Т. II. С. 18. Выделено мной. - Л.Б. Великий Князь Василий II Васильевич Темный родился 10 Марта 1415 года. Умер 27 Марта 1462 года.

98. ААЭ. Т. II. С. 18. Выделено мной. - Л.Б. Великий Князь Иоанн III Васильевич родился 22 Января 1440 года, становится Великим Князем Московским после смерти отца 27 Марта 1462 года. 13 Января 1478 года воссоединяет земли Новгорода Великого с Москвой. Умер 27 Октября 1505 года.

99. ААЭ. Т. II. С. 18. Выделено мной. - Л.Б. Великий Князь Василий III Иоаннович родился 25 Марта 1479 года. Стал соправителем Отца с титулом Великого Князя Московского в 1499 году и стал единоличным Государем после смерти отца в 1505 году. Смертельно заболев, 3 Декабря 1533 года постригается в Великую схиму с именем Варлаам и умирает на следующий день - 4 Декабря.

100. ААЭ. Т. II. С. 18. Выделено мной. - Л.Б. Великий Князь Иоанн IV Васильевич родился 24 Августа 1530 года, возведен на Великокняжеский Престол 4 Декабря 1533 года, 16 Января 1547 года венчается на Царство в Успенском соборе Московского Кремля как Царь Иоанн I Васильевич, чин Царского Венчания, Мvропамазания и Рукоположения совершает Святитель Макарий с Собором Архипастырей Российских. Умер 18 Марта 1584 года.

101. ААЭ. Т. II. С. 18-19. Выделено мной. - Л.Б. Великий Князь и Царь Феодор I Иоаннович родился 31 Мая 1557 года. Венчался на Царство в Успенском соборе Московского Кремля 31 Мая 1584 года. 28 Сентября 1587 года принимает вассальную присягу Православного Кахетинского Царя Александра II, чем умножает титульное достоинство Российского Самодержавия и Царского титула как Царя царей. 26 Января 1589 года на Церковном Соборе при участии Вселенского Патриарха Иеремии II поставляется Первый Русский Патриарх Иов, и Русская Православная Церковь становится полностью Автокефальной. Умер в ночь с 7 на 8 Января 1598 года.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме