Державный Собор 1598 года

Выражение идеи Самодержавия, а также идеологии Христианской государственности в Утвержденной Грамоте и других соборных документах. Продолжение

Часть Третья

Часть Первая

Часть Вторая

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

Идея Самодержавия и христианской государственности в Утвержденной Грамоте и в других документах Московского Собора 1598 года

(Окончание)

8. Глаголы Русского Самодержавия

Полагаю, здесь нужно подвести предварительный итог относительно титульной, регальной и образной символики Русского Самодержавия, отображенной в «Родословии».

По отношению ко всем названным здесь лицам употреблен титул «Князь Великий» или «Великий Князь». Ряд из них титулуются «Российскими Государями», некоторые же титулуются как «великие Государи». Равноапостольный Великий Князь Владимiр по «Родословию» был назван Самодержавным, о его сыне Великом Князе Ярославе Мудром сказано: «самодержавства воспрiимъ скифетръ Росiйскаго государьства». Но титул «Самодержец» относится только к Великому Князю Иоанну III, а «Самодержец всея Руси» к Царям Иоанну и Феодору, и они же только из всех Российских Государей в «Родословии» титулуются Царями. Наиболее же полно Царский титул прописан по отношению к Феодору Иоанновичу: «Государь нашъ, благоверный великiй Государь Царь и Великiй Князь Өедоръ Ивановичъ, всеа Pyсiи Самодержець». Как отмечалось выше, только здесь употреблен титульный эпитет «благоверный», а также устойчивое словосочетание «Государь наш». Это местоименное определение «наш» обычно употреблялось по отношению к Государю-современнику. Оно характерно и для титулов молитвенного обращения к местным Святым(102).

К титульным формулам близки титульные характеристики: «дерзосердый», «пресветлая звезда», «исполненъ храбрьскаго подвига», «храбрый», «рачитель благочестiю, крепкiй поборникъ за святыя церкви и о святой православной христiянстей вере», «всякими добродътелми и благочестiемъ украшенъ», «достохвалный въ храбрьскомъ подвизе и преславный въ победе», «благочестiю рачитель и по крестьянской вере крепкiй поборникъ», «храбръ и въ победахъ страшенъ». Среди индивидуальных титульных характеристик особо хочу обратить внимание на пассаж о Царе Феодоре Иоанновиче: «по своему Царьскому милосердому обычаю, и во всемъ бысть земный Ангелъ и небесный пресветлаго Рая житель».

Конечно, к словосочетанию «земной Ангел» первая ассоциация с бытовой психологической характеристикой кроткого, благочестивого человека. Но духовно - в Богословии Царского Самодержавия - Государь понимается как Престольный Ангел-Хранитель Церкви, своего народа и страны. И в Грамоте отображено именно это, а не просто кротость нрава Царя Феодора I Иоанновича.

К этим титульным характеристикам примыкают многообразные по роду и смыслу выражения и проявления державного могущества в действии: «содержаше скифетръ великого Росiйскаго государьства въ Великомъ Новегороде», «содержаше Росiйское государьство въ Кiеве», «по Дунаю восмьдесятъ градовъ обладаше», «послушны себе учинилъ царьствующаго града Константинополя Греческихъ царей, на нихъ же и дань взимаше», «прелесть кумирослуженiя отгна и всю Рускую землю просвети Святымъ Крещенiемъ», «самодержавства воспрiимъ скифетръ Росiйскаго государьства», «Болеслава короля победи и Грековъ послушныхъ сотвори», «надъ Половцы и надъ Печенеги преславную победу показа и государьство свое крепце соблюде», «храбрьскимъ подвигомъ Өракiю Царяграда поплени, и превысочайшую честь Царьскiй Венецъ и дiядиму отъ Греческаго Царя Костянтина Манамаха воспрiимъ, сего ради и Манамахъ наречеся», «отъ него же вси Poсiйcкiе великiе Государи царьствiя Венцемъ венчахуся», «прiимъ скифетръ Росiйскаго царьствiя... благочестiемъ просiя и все христiянство въ покое и въ тишине соблюде», «седе на Росiйскомъ государьстве»(103), «содержаше скифетръ Росiйскаго государьства», «святую и непорочную христiянскую веру распространи и святыя церкви паки обнови», «великого Росiйскаго государьства воспрiимъ скифетръ», «надъ Германы показа преславную победу на Неве», «безбожнаго Беркая царя лвояростный гневъ въ Орде укроти», «преселися на Москву, и царьствiя скифетръ на ней утверди и превысочайшiй престолъ царьствiя въ ней устрои», «неимущимъ неоскудную руку всегда простираше», «веру крестьянскую крепце соблюдаше и все православiе въ покое и въ тишине устрои», «воспрiимъ скифетръ царьствiя», «воспрiимъ въ содержанiе хоругви великаго Росiйскаго государьства», «Росiйскую землю отъ иноверныхъ крепце соблюдаше», «своимъ премудрымъ разумомъ и осмотренiемъ свое великое государьство распространи», «древнiе многiе городы... паки къ себе привлече, и отчину свою Великiй Новгородъ крепко и неподвижно устрои», «хоругви великого Pociйского государьства воспрiятъ», «бодроопаснымъ своимъ обдержательствомъ всю Рускую землю въ покое и въ тишине отъ иноверныхъ содержаше», «великое княжество Смоленское отъ Польского королевства отторже и къ себе привлече и послушны сотворь», «высочайшую честь и вышехвальную славу Царьствiя Венецъ на главу свою воспрiятъ, его же взыска отъ древнихъ летъ», «мусульманске государьства царьство Казанское и царьство Астороханское подъ свою высокую руку покори и въ плену держимыхъ крестьянъ тмочисленныхъ свободи», «отъ потрясанiя меча Германьскiи родове устрашишася», «царьскимъ бодроопаснымъ осмотренiемъ во всемъ своемъ въ великомъ Росiйскомъ Царьстве благочестiе крепце соблюдаше, и все православное крестьянство въ покое и въ тишине и благоденственномъ житiе тихо и немятежно устрои».

Само Государствование здесь никогда не называется правлением, но преимущественно держанием, в одном случае обладанием, то есть владением. Одна из других наиболее часто называемых функций связана с защитой - соблюдением. Государи венчаются, учиняют, сотворяют, просвещают, распространяют, укрепляют, устраивают, обновляют, привлекают, освобождают, укрощают гнев, свою руку простирают, с иноземцев взимают дань, их покоряют, их устрашают и так далее, и тому подобное.

Из этих действий необходимо выделить наследный характер восприятия Государева держания, Самодержавия. В связи с этим наследным характером держания хочу обратить внимание на выражение, с которого «Родословие» начинается: «Ихъ же великихъ Государей Царей Росiйскихъ корень изыде отъ превысочайшаго Цесарского Престола и прекрасноцветущаго и пресветлаго корени Августа Кесаря» и на родственную по смыслу формулу в конце «Родословия» о прекращении прямого наследования по смерти Царя Феодора Иоанновича: «Господь Богъ, праведнымъ Своимъ судомъ, превысочайшаго и преславнаго корени Августа Кесаря Римского прекрасноцветущую и пресветлую ветвь въ наследiе великого Росiйского царьстiя не произведе».

Образ родового прекрасноцветущего корня и прекрасноцветущей ветви связан с духовным новозаветным образом виноградной лозы и церковным образом Процветшего Древа - то есть Животворящего Креста Господня. Образ родового древа, генеалогического древа архетипичен, он характерен для многих древних культур, и то, что автор Утвержденной Грамоты 1598 года напрямую не обращается к образу Царского Родового Древа, совершенно не означает, что он этот образ не подразумевает, здесь скорее стилистическая фигура непрямого называния.

При Великом Князе Иоанне III Васильевиче в притворе домовой церкви Царского Кремлевского Дворца - в Благовещенском соборе на сводах было изображено Иессево Древо. Это характерный для Средневековья храмовый фресковый сюжет, в котором объединены, с одной стороны, Родословие Иисуса Христа - по плоти Потомка Царя Давида - внука Иессея, с другой стороны, родословия некоторых Римских Императоров и европейских христианских Государей, а в третьих - наследие древних мудрецов и Пророков, причем не только библейских, но и «языческих»(104). Значительные фрагменты Благовещенского Древа Иессеева сохранились до наших дней. Близка по теме и по духу к «Древу Иессееву» икона Симона Ушакова «Похвала Владимiрской Божией Матери» или «Древо Московского Государства»(105).

Среди Царских регалий в «Родословии» называется Царствия Скипетр, Царьскiй Венецъ и Царская Диадема Мономаха, Царские Бармы, Царский Престол, Царская Хоругвь, Царский Меч(106).

К символам Великокняжеского и Царского Могущества относятся стольные города Новгород Великий, Киев и Царствующий град Москва. Духовный символ Русского Самодержавия - Образ Божией Матери «Владимiрская», который, по свидетельству Церковного Предания, написан самим Апостолом Лукою на столешнице стола, изготовленного собственноручно Святым Обручником Иосифом, на котором Святое Семейство трапезовало в Назарете в годы детства и юности Спасителя, а потом Иисус Христос на нём в Сионской горнице совершал Тайную Вечерю со Своими Учениками - Первую Божественную Литургию.

В последние десятилетия был предпринят ряд отечественных исследований, посвященных семиотике царизма в целом и его составляющих. Наиболее интересными и содержательными работами этого направления представляются труды доктора филологических наук Б.А.Успенского - «О семиотике иконы» (1971), «Царь и Бог. Семиотические аспекты сакрализации Монарха в России» (1987), «Семиотика истории. Семиотика культуры» (1994), «Семиотика искусства» (1995), «Царь и Патриарх: Харизма власти в России» (1998), «Царь и Император: Помазание на Царство и семантика монарших титулов» (2000), эти исследования опираются на очень богатый исторический, культурологический, искусствоведческий и филологический материал. Как наглядно свидетельствуют труды Б.А.Успенского, инструментарий семиотики, семиотические методики позволяют описывать, классифицировать и структурно объяснять такие предметы, явления и категории нашей духовно-политической истории и духовно-политической традиции, за научный анализ которых в России до революции брались немногие либо церковные ученые богословско-исторического направления, либо светские историки, мiровоззренчески близкие Православию. Семиотические подходы позволили по-новому обозреть и систематизировать эти предметы и явления на основе выявления их многоразличных знаковых характеристик и определения формальных признаков, которые позволили осуществлять структурный и семантический анализ весьма тонкого материала, который иными научными методами не поддавался формализации и систематизации(107).

Вместе с тем семиотический метод, как и всякий научный метод, имеет свои границы, пределы адекватного, аутентичного, достоверного отображения предметов, явлений, их взаимодействий и соотношений. Возможности семиотики в описании языковых, культурных, духовно-политических традиций генетически ограничены тем, что сама семиотика как один из специальных методов познания зародилась в русле позднего позитивизма и становления неопозитивизма как попытка создания принципиально новой «универсальной» коммуникативной знаковой системы, которая по общей тенденции должна была бы занять господствующее положение над традиционными коммуникативными средствами - над национальными языками, национальными и цивилизационными обычаями, культурами. Это внутренне присущее семиотике стремление в «идеале» весь тварный мiр и особенно совокупную человеческую культуру обозначить и уже через формально выявленные знаки осуществлять масштабную трактовку этих эмпирий, оценивать их с несуществующей в человеческой природе точки зрения «сверху», создавая простор для спекулятивных ассоциаций, для произвольного абстрагирования и обобщения, тем самым неоправданно усложняя процесс познания и в конечном итоге искажая исследуемую действительность почти до неузнаваемости, то есть продукт исследования в конечном итоге утрачивает связь с образом исследуемого предмета(108). Но это, конечно, описательная крайность «доведения до абсурда», очевидно, практически характерная только для «начетчиков» метода, а не для настоящих ученых, которые при всех своих методологических пристрастиях, все же больше руководствуются творческой интуицией(109), собственным талантом и подлинным вкусом.

Конечно, российские семиотические исследования Православного царизма не ограничиваются методологической доктриной, однако ее печать обнаруживается повсеместно, хотя бы в том, что исследователь, «выявляя» или достаточно произвольно определяя знаковое содержание предметов исследования, очерченных исследованием круга явлений, невольно умаляет значение и реальное достоинство образной формы и содержания предметов и явлений, формальной знаковой схематизацией не упрощает, а именно усложняет подходы к предмету посредническими условными семиотическими конструкциями.

Образность мiра имеет сущностное качество - иерархичность, постепенность. И это не просто «шкала ценностей» из немецкой философии. Для научного постижения образного строя в первую очередь необходимо созерцание предмета, его образа и соотношений с другими предметами и их образами, причем созерцание надо понимать не как первоначальный акт наблюдения, обозрения предмета, а как действие постоянное, непрерывное, сопровождающее другие познавательные, исследовательские действия(110).

Именно это созерцательное качество и простота прямого подхода к предмету и явлению отличали дореволюционные исторические исследования символики и духовного содержания Православного царизма и его составляющих. В Православном мiровоззрении и в «продуктах» этого мiровоззрения, к числу которых относится и предмет нашего разбирательства, - идея Самодержавия и идеология христианской государственности, иерархия образного строя тварного мiра и человеческой духовной культуры строилась и строится на главном принципе Творения - по образу и подобию(111).

Утрата созерцания предмета и его образных качеств порождает иерархические перекосы. Приведу пример такого спекулятивного тезиса, искажающего иерархические взаимоотношения между Царством и Церковью: «В Византии, наряду с учением о патриархе как образе Бога, высказывалась мысль, что и император есть образ Бога... Надо отметить, что если учение о патриархе как образе Бога является в Византии общепринятым, то усвоение аналогичного достоинства императору остается лишь мнением отдельных лиц»(112).

Дело в том, что во время Литургии не только Архипастыри, но и рядовые священники, совершающие литургисание, согласно официальным Богословским, Церковным трактовкам уподобляются Иисусу Христу, являют собою Его Образ в Его Священническом достоинстве.

Что же касается самого института Патриаршества, то он сформировался под покровительством Императорской Власти уже после Святого Равноапостольного Константина Великого: в Древней Церкви до того среди Архипастырей была такая сановная иерахия - Хорепископ, Епископ, Архиепископ. Потом уже в Христианской Римской Империи появились Митрополиты, и только потом учредили пять Патриархов - Царьградского, Римского, Иерусалимского, Антиохийского и Александрийского(113).

Для Учения Православной Церкви вообще не было свойственно такое уподобление Патриарха Богу по сану, по Патриаршему чину. Это произошло на Западе уже после католического раскола, когда в Риме стало формироваться учение о Папе как «наместнике» Иисуса Христа, а об Иисусе Христе как о Великом Архиерее. Если же в каких-то панегирических средневековых византийских текстах подобное утверждалось о каких-то Патриархах, к каноническому учению Церкви времен Императорской Византии это не имело отношения. Чаще всего исследователи, утверждающие иное, основываются на существовавшем в некоторые периоды и в Византии, и на Руси мистериальном обычае устраивать в Вербное Воскресенье, в Праздник Входа Господня в Иерусалим, торжественное шествие Патриарха на осляти. Из этого образа были сделаны слишком далеко идущие выводы об исключительности сана Патриарха среди других Архипастырей, тогда как в Православии Патриарх почитается Первым Епископом среди равных Ему Епископов.

Православные же Цари почитались образом Божиим, образом Царя Небесного именно в Их Царском достоинстве. По отношению к Царю никогда нельзя было сказать, что Он первый среди равных Ему высших Царских сановников.

Между Царствующим Царем и Царским Сvнклитом, Государевой Думой была непреодолимая иерархическая пропасть. Именно непонимание иерархической природы Царского сана, освященного еще в Ветхом Завете в образе Царя Давида Божественным достоинством (праотец Царя Иисуса Христа по плоти) без учета позднейшего происхождения института Патриаршества, учрежденного Царской же властью, породило приведенный выше тезис: «если учение о Патриархе как образе Бога является в Византии общепринятым, то усвоение аналогичного достоинства Императору остается лишь мнением отдельных лиц».

Иконология Спасителя знает множество вариантов Вседержительства, Небесной Державности, Царя Царей, Судии (высший суд земной - Царский), и крайне редко, скорее как исключение, Иисус Христос изображается на иконах как Верховный Архиерей. Что же касается нашей природы, природы каждого человека, не по какому-либо сану, то по учению Церкви, по свидетельству Священного Писания все мы являемся живыми образами Божьими, хотя и искаженными в той или иной степени.

В отрыве от постоянно созерцательного подхода формализация и абстрагирование тех или иных духовных, христианских положений и предметов приводит к их обезображиванию, преграждает путь не только к их пониманию, но и к обнаружению важных взаимосвязей.

Формальный семиотический подход не может делать различия в языковых традициях. Возьмем такую иерархическую цепочку в греческом и в церковнославянском - русском языках: Вседержитель - Пантократор - Держай (Удерживающий) - Катехон - Самодержец - Автократор - Держава - Архе. В греческом варианте мы видим созвучие только между Пантократором и Автократором. Если же мы обращаемся к церковнославянской традиции, то видим иерархически длящееся согласие, созвучие, симфонию: Вседержитель - Вседержительство - Держай (Удерживающий) - Самодержец - Самодержавие - Держава.

А обратившись к выражениям Утвержденной Грамоты 1598 года, употребленным в контексте проявлений Верховной Власти, видим продолжение этой симфонии: «держати» - «содержанiе» - «содержателство» - «содержащiй» - «содержаше» - «содержалъ» - «содержати» - «скифетродержаiя» - «предержаще» - «обдержанiе» - «обдержательство»...

В документе есть и другие созвучные слова уже «отрицательного» смысла: дерзосердый, одержимъ печалью, держимые в плену, дерзо говорить, - которые выражают собою иные образы, не связанные между собой.

В первой случае мы видим многоразличное иерархическое выражение одной идеи, во втором случае - формальную цепочку из разных предметов.

В греческом языке названные выше термины формировались в дохристианскую эпоху и не были связаны между собою ни по смыслу, ни духовно, и потому они звучат различно. В русской церковнославянской традиции эти понятия складывались в условиях роста сугубо христианской государственности и потому в совокупности образуют единый иерархический звуковой и функциональный (глагол «держать») образ, они выражают собою единую духовную мысль, идею, неразрывную символическую цепь.

Такое Самодержавие свергнуть невозможно! Свергнуть можно только верность Самодержавию в своем сердце.

9. Божий Промысл в судьбах России

В светском сознании, в Русском Языке отечественной литературы с начала XIX столетия слово «судьба» почти повсеместно стало синонимом фатализма, результатом действия фатума - категории нехристианской, и уж конечно, неправославной. В значительной степени это произошло под влиянием масонской идеологии, ставшей популярной и распространенной в последней четверти XVIII века. В рамках этой идеологии важное место занимает культ Фортуны и Фатума.

Однако в исконном русском самосознании слово «судьба» в первую очередь было связано с действием Божия Промысла и Божия суда. Поэтому неоднократное употребление слова «судьба» в Утвержденной Грамоте 1598 года: «неведомыми судьбами и неизреченнымъ премудрым промысломъ», «никто же бо праведенъ бываеть, вопреки глаголя судбамъ Божiимъ», «недоведомыми судбами Божiими», «Божiими судбами» - никакого отношения к языческому фатализму не имеет(114).

С позиций мiровоззрения автора «Родословия» весьма важно то, что процесс становления Православного Самодержавия в России не выглядит «эволюционным» и строго поступательным (да и на самом деле он таковым не являлся). Автору «Родословия» чужд «позитивистский» детерминизм, жесткое увязывание причинно-следственных связей, что стало правилом для светских историков России с середины XIX столетия(115).

Для автора «Родословия» в Утвержденной Грамоте 1598 года становление Православного Русского Самодержавия есть процесс действия Промысла Божия, и ничего более, и поэтому его лаконичное изображение исполнено неоднократных взлетов и падений Российской Государственности, хотя драматизм Русской Истории от Великого Князя Рюрика и до Царя Феодора Иоанновича вовсе не подчеркивается, но постоянно подразумевается. По внутренней мысли автора «Родословия», процесс становления Русского Самодержавия исключительно дискретный, прерывистый, и он никак не связан с растущими политическими «амбициями» тех или иных ветвей Рода Рюриковичей, а на определенном этапе с «амбициями» Московских Великих Князей и Царей.

Указав в «Богословии», в зачине Утвержденной Грамоты: «сего въ Троици приснославимаго Бога нашего, недоумеваемыми и неведомыми судьбами и неизреченнымъ премудрым промысломъ, всяко созданiе отъ небытiя въ бытiе создается, и отъ несущихъ въ существо приводится, и отъ рода въ родъ летами исчитаются, отъ Него же прiемше, земля наша Руская своими Государи обладаема быти», автор духовно-политической идеологии этой Грамоты неоднократно вспоминает о промыслительном характере Российской державной истории.

Так, Великого Князя Ярослава Всеволодовича «соблюде Богъ отъ Батыя въ Великомъ Новегороде и съ детми, и по плененiи безбожнаго Батыя, святую и непорочную христiянскую веру распространи и святыя церкви паки обнови». О скромном начале Московского Царства при Преподобном Князе Данииле говорится: «иже суть и доныне Богомъ хранимо и соблюдаемо». О Великом Князе Василии Димитриевиче сказано: «добродетельнаго ради его житiя прослави его Богъ, а Рускую землю все православiе помилова». Пресечение же Рюрикова корня происходит также в путях Божия попущения: «грехъ ради нашихъ всего православнаго христiянства Росiйскаго царьствiя, Господь Богъ, праведнымъ Своимъ судомъ, превысочайшаго и преславнаго корени Августа Кесаря Римского прекрасноцветущую и пресветлую ветвь въ наследiе великого Росiйского царьстiя не произведе: едину бо ветвь царьского своего изращенiя, отъ своея богозаконныя супруги благоверные и Христолюбивые ведшие Государыни Царицы и Великiя Княгини Ирины Өедоровны, всеа Русiи, имеяше дщерь благоверную Царевну и Великую Княжну Өеодосью, и сiя Вседержителя Господа Бога святымъ Его праведнымъ судомъ, преже преставленiя его Царьского Величества».

10. Причина уговоров

Данная главка представляет собой попытку объяснить, в первую очередь для самого себя, обстоятельства выбора Святейшим Патриархом Иовом и его духовными сподвижниками еще до соборных обсуждений единственной кандидатуры на Царский Престол. Я не являюсь сторонником историографической теории прагматизма, которую начал формировать и формулировать американский философ Чарлз Сандерс Пирс (1839-1914) - один из отцов-основателей семиотики. Но вместе с тем именно прагматический подход позволяет если не оправдать, то, по крайней мере, как-то объяснить позицию Святейшего Патриарха Иова, не впадая при этом ни в политическую апологетику, ни в обличение личности Бориса Феодоровича Годунова. Это только версия, гипотеза, и не более того.

Составители Утвержденной Грамоты 1598 года и все соборяне (по крайней мере, подавляющее большинство их) в полной мере осознавали, что Божиим попущением династический кризис создал угрозу для мирного и независимого существования самого Русского Государства и Русской Православной Церкви «из-за грехов всего православного христианства Российского Царства».

Весь следующий раздел Грамоты внешне посвящен уговорам взойти на Царский Престол Бориса Феодоровича Годунова. В своей сущности эти описания изображают всенародный страх либо перед гражданской войной, подобной смутам Великого Княжения Василия II Васильевича Темного (1425-1462 годы), а прежде - векам княжеских усобиц, либо перед иностранными нашествиями, перед ужасами массового пленения и раздела Русских земель между Речью Посполитой, Швецией, мусульманскими агрессорами.

В 1598 году были живы многие из сотни тысяч русских людей, которые в детстве пережили татарский плен и освобождение из него после взятия Царем Иоанном Казани и присоединения Астрахани. Для жителей Смоленска, Псковщины, Новгородских земель и Севера Тверского края памятны были опустошительные рейды короля Стефана Батория. Совсем свежа была в памяти победоносная русско-шведская война 1589-90 годов, и опасливое ожидание шведского реванша так же было вполне закономерным.

Царствование Государя Феодора Иоанновича и правление Бориса Федоровича Годунова было связано с масштабным государственным строительством, созданием новых и укреплением существовавших городов (например, возведение каменного Кремля в Смоленске), с укреплением государственных границ, с грандиозным Московским каменным строительством. Эти масштабные строительные и организационные мероприятия давали работу и прокормление сотням тысяч русских людей, они обезпечивали мирное существование сельского населения, налаженный и гарантированный сбыт различной крестьянской продукции: как продуктов питания, так и различных сельских промыслов - строительного леса, луба, мха, пеньки, льняных тканей и так далее.

В эти годы выстраивалась и последовательная государственная политика по преодолению запустения сельскохозяйственных угодий. Значительные положительные преобразования произошли и в вооруженных силах России того времени, о чем свидетельствовали победоносный поход против шведов 1589-90 годов и успешное противостояние нашествию на Москву крымского хана Гази-Гирея в Июле 1591 года. Это способствовало восстановлению достоинства воинского сословия, военной элиты. Эта эпоха связана с принципиально новым этапом церковного строительства, как организационного (с учреждением Патриаршества возникли новые Митрополии и Архиепископии), так и храмоздательного.

Для подавляющего большинства современников Царствование Государя Феодора Иоанновича в гражданском самосознании все же связывалось с относительно мирным внутренним и внешним существованием, с надеждами на дальнейший рост и укрепление хозяйственного благополучия, с державным попечением о Православной Церкви, Которая тогда для русских людей была центром и смыслом их духовного и общественного существования. И если в духовном смысле эти определенные народно-хозяйственные достижения и державные свершения в народном сознании связывались с личностью Царя-Молитвенника Феодора, то можно со всем основанием полагать, что в народе был высок и авторитет правителя Бориса Годунова, который был главным и первым исполнителем этой общегосударственной политики.

Конечно, нет нужды чрезмерно идеализировать этот период истории Российской государственности. Но среди соборян для большинства духовенства, воинских и державных чинов средней знатности, для представителей иных сословий поступательное продолжение государственной политики четырнадцатилетнего Царствования Государя Феодора Иоанновича могло быть связано только с фигурой Бориса Годунова, в качестве ли правителя при Царице Ирине Феодоровне, в качестве ли Царя. В той ситуации любая другая кандидатура из числа Кремлевской аристократии в их глазах не могла гарантировать подобную политическую преемственность.

Конечно, в Кремле существовали различные политические группировки и аристократические «партии», для которых авторитет Б.Ф.Годунова был далеко не безспорен, в первую очередь, из-за относительной незнатности рода Годуновых, возвышение которого произошло только в эпоху Царствования Государя Иоанна Грозного, точнее в эпоху Опричнины.

Однако эти группировки и «партии» прилюдно, перед лицом «Вселенского» Собора всея Руси так и не смогли предложить кандидатов на Царский Престол. Почему?

Давайте посмотрим состав старших членов Государевой Думы по списку Утвержденной Грамоты 1598 года. Первый по чести боярин правитель Б.Ф.Годунов в нем не значится. Далее следуют по чести восемнадцать бояр - князь Федор Иванович Мстиславский, князь Василий Иванович Шуйский, конюший боярин Дмитрий Иванович Годунов, князь Федор Михайлович Трубецкой, боярин и дворецкий Степан Васильевич Годунов, боярин Иван Васильевич Годунов, князь Дмитрий Иванович Шуйский, Богдан Юрьевич Сабуров, князья Никита и Тимофей Романовичи Трубецкие, Федор Никитич Романов, князь Михайло Петрович Катырев-Ростовский, Александр Никитич Романов, князь Иван Михайлович Глинский, князь Александр Иванович Шуйский, князь Борис Камбулатович Черкасский и князь Василий Карданукович Черкасский. Мы здесь видим прямых представителей девяти российских аристократических родов, но, учитывая происхождение их материй и бабок, они были связаны с другими знатными российскими родами.

Боярин Захарьин-Юрьев Никита Романович, который в начале Царствования Феодора Иоанновича по авторитету и родственной близости к Царю Иоанну был выше Б.Ф.Годунова или, по крайней мере, равен ему, умер в 1586 году. По завещанию Н.Р.Захарьина-Юрьева, его дети - двоюродные братья Царя Феодора Иоанновича, были поручены опеке Б.Ф.Годунова и потому на протяжении Царствования Феодора Иоанновича они входили в «партию» правителя Б.Ф.Годунова. По чиновному статусу, по возрасту, по опыту и авторитету они не могли соперничать с главою Государевой Думы. Со времени смерти Царя - от 7 Января и до 21 Февраля, до момента согласия Бориса Феодоровича Годунова принять Царский Крест на свои плечи, противники Б.Ф.Годунова вряд ли могли успеть вовлечь Никитичей Романовых в сплоченную «партию» и выдвинуть из сыновей Никиты Романовича кандидата (например, двенадцатого по чести боярина Феодора Никитича Романова или четырнадцатого по чести боярина Александра Никитича Романова), способного противостоять на Соборе кандидату Святейшего Патриарха Иова.

Второй по чести после Бориса Годунова боярин Государевой Думы князь Феодор Иоаннович Мстиславский, как уже отмечалось выше, был из Гедиминовичей, что могло вызывать опасения Святейшего Патриарха Иова и его духовных сподвижников(116).

Зимой 1598 года политическое положение третьего по чести боярина Государевой Думы - князя Василия Иоанновича Шуйского, природного Рюриковича, но с Великим Княжением связанного только в древнем поколении: он был дальним потомком Великого Князя Суздальского Андрея Ярославича(117), было никак не сопоставимо со статусом Царского шурина, брата Царицы правителя Бориса Годунова. В «партию» князя Василия Иоанновича из думских могли бы войти его братья - князья Дмитрий и Александр Шуйские, но князь Дмитрий при этом был свояком Б.Ф.Годунова, он был женат на дочери Григория (Малюты) Лукьяновича Скуратова-Бельского и поддерживал Б.Ф.Годунова.

Трое князей Трубецких, так же как и князь Ф.И.Мстиславский, были потомками великого князя литовского Гедимина. И хотя их пращур князь Кирибут-Дмитрий Ольгердович был участником Куликовской битвы на стороне Святого Благоверного Великого Князя Димитрия Донского, на постоянную службу России князья Трубецкие перешли только вначале XVI столетия(118).

Тринадцатый по чести боярин Государевой Думы князь Михаил Петрович Катырев-Ростовский также происходил из Рюриковичей, из Ростовских удельных Князей, но с Великокняжеской ветвью был связан только через своего пращура Великого Князя Всеволода Большое Гнездо (1154-1212), поэтому к династии Калиты имел самое отдаленное отношение(119). Шансы стать хотя бы кандидатом на Российский Престол у него были невелики.

Пятнадцатый по чести думский боярин князь Иван Михайлович Глинский был двоюродным братом Царя Иоанна Васильевича Грозного и свояком Б.Ф.Годунова: он был женат на дочери Г.Л.Скуратова-Бельского и, по сути, был из «партии» правителя главы Государевой Думы, самостоятельно же претендовать на Престол он бы вряд ли решился, память о самовластии Глинских в пору младенчества Государя Иоанна Васильевича была свежа на Руси, особенно в среде аристократии, сам же княжеский Род Глинских, родоначальником которых был известный темник Мамай, стал служить Москве в начале XVI века. «Вступать» в «партию» против Б.Ф.Годунова И.М.Глинскому не было никакого резона. Впрочем, он, видимо, совершенно искренне, без политических расчетов был предан свояку и душеприказчику Б.Ф.Годунову, о чем может свидетельствовать его завещание, написанное еще в 1586 году(120).

Семнадцатый по чести боярин князь Борис Камбулатович Черкаский и его сродник - восемнадцатый по чести князь Василий Карданукович Черкасский по родословиям были потомками турецкого военачальника Мамелюка Инала, который первоначально был султаном в Египте, а потом владетельным князем Большой Кабарды, он умер в 1453 году. На его праправнучке, принявшей Православие, княжне Марии Темрюковне после смерти Царицы Анастасии Романовны был женат вторым браком Царь Иоанн Васильевич Грозный. Князь Борис Камбулатович Черкасский приходился родным дядей Царице Марии Темрюковне. Он был женат на Марфе Никитичне Романовой. Его родственник князь Василий Карданукович Черкасский был женат на дочери князя Ф.И.Мстиславского. Оба князя Черкасских вместе с частью другой родни перешли из магометанства в Православие уже в зрелом возрасте и потому рассматриваться в качестве кандидатов на Православный Российский Престол не могли.

Род Годуновых вместе с родом Сабуровых и родом Вельяминовых-Зерновых происходит по старинным «Родословцам» и по «Бархатной Книге» от татарского мурзы Чета, в крещении Захарии, который выехал из Орды к Великому Князю Московскому Иоанну Данииловичу Калите, но, возможно, это произошло раньше - при Князе Данииле Александровиче, так как сын Чета - Александр, умерший в 1304 году, был уже православным, а внук - Дмитрий Александрович Зерно скончался в 1330 году. Захария-Чет знаменит тем, что основал и построил Костромской Ипатьевский монастырь. Старшая линия потомков Чета - Сабуровы, в конце XV столетия уже заняла место среди знатнейших родов московского боярства. Соломония Юрьевна Сабурова была первой Супругой Великого Князя Василия III Иоанновича. Таким образом, девятый по чести думский боярин Богдан Юрьевич Сабуров(121) был дальним родственником Б.Ф.Годунова, но во времена Царствования Феодора Иоанновича Сабуровы и Вельяминовы поддерживали очень тесные отношения со всеми Годуновыми и с Б.Ф.Годуновым, а свое древнее родство почитали как близкое.

Среди соборян 1598 года числится 11 представителей рода Сабуровых и целых 20 представителей рода Вельяминовых.

Впервые фамилия Годунов попадается в Разрядах в 1515 году в лице воеводы Василия Григорьевича Годунова. Род Годуновых на Соборе в первом перечне подписей соборян, который относится к 15 Марта 1598 года, представлен двенадцатью в основном высокопоставленными чинами. Сам Б.Ф.Годунов - первый по чести член Государевой Думы в подписании Утвержденной грамоты не участвовал. Но помимо него было три боярина из восемнадцати старших членов Государевой Думы - четвертый по чести конюший боярин Дмитрий Иванович Годунов, шестой по чести боярин и дворецкий Степан Васильевич Годунов и седьмой по чести боярин Иван Васильевич Годунов. Среди младших думцев - окольничих подписали Грамоту первый по чести Яков Михайлович Годунов, второй - Семен Никитич Годунов, шестой - Матфей Михайлович Годунов, седьмой - Степан Степанович Годунов, восьмой - кравчий Иван Иванович Годунов. Среди стольников Грамоту подписал второй по чести Иван Никитин сын Годунов, девятый - Иван Михайлов сын Годунов, десятый - Алексей Яскин (Иванов) сын Годунов. Среди московских дворян четвертый по чести - Петр Васильев сын Годунов(122).

В Государевой Думе среди 18 бояр мы наблюдаем такой родовой расклад Годуновы - 4, Шуйские - 3, Трубецкие - 3, Романовы - 2, Черкасские - 2, Мстиславский - 1, Сабуров - 1, Катырев-Ростовский - 1, Глинский - 1. Из них свойственники и родственники Б.Ф.Годунова - князь Дмитрий Иванович Шуйский, Богдан Юрьевич Сабуров, князь Иван Михайлович Глинский, подопечные по завещанию Н.Р.Захарьина-Юрьева - Федор Никитич и Александр Никитич Романовы. Но даже если Ф.Н. и А.Н.Романовы уже весною 1598 года были тайными недоброжелателями Б.Ф.Годунова, все равно 7 из 18-ти старших членов Государевой Думы были надежным политическим ресурсом Б.Ф.Годунова. Остальные 11 хотя и составляли большинство, но никак не смогли бы составить единую «партию» противников правителя(123).

К этому надо добавить, что не очень богатый в Царствование Государя Иоанна Васильевича Грозного род Годуновых в последующее царствование так или иначе приобрел внушительные вотчины и поместья, а в совокупности состояние Годуновых, Сабуровых и Вельяминовых едва ли не превышало совокупное состояние всей высшей Российской аристократии того времени. Личное же состояние Б.Ф.Годунова, видимо, было тогда самым крупным в России. Мы не будем здесь рассматривать нравственную сторону вопроса приобретения этого состояния в виде земельных владений, недвижимости и ценностей. По крайней мере, оно не было приобретено явным грабежом и в глазах большинства современников выглядело вполне законным и заслуженным. Вместе с тем Б.Ф.Годунов не кичился своим богатством, много своих личных средств расходовал на церковное и гражданское строительство, устраивал богатые пиры для военных, но при этом не был транжиром.

Не хочу рассматривать домыслы о том, что значительная часть соборян была прямо подкуплена Б.Ф.Годуновым. По крайней мере, с Освященным Собором Архиереев, Архимандритов, Игуменов, Протопопов и соборных Старцев так поступить было невозможно.

Таким образом, к началу Собора 1598 года на стороне Б.Ф.Годунова были следующие факторы: 1) близкие родственные отношения с Царской Династией - брат Царицы, 2) политический авторитет, 3) духовный авторитет одного из главных инициаторов учреждения Патриаршества Русской Православной Церкви и самого крупного церковного ктитора той эпохи, 4) родовая приверженность Православию Годуновых на протяжении трех столетий, 5) уникальный многолетний опыт управления государством, опыт, которым не располагал больше никто из государственных деятелей того времени, 6) мощная родовая поддержка среди соборян - среди них было 43 человека из числа Годуновых, Сабуровых и Вельяминовых, 7) колоссальный материальный ресурс как личного состояния, так и состояния родни.

Таковые реальные, прагматические достоинства, вероятно, стали решающими для Святейшего Патриарха Иова, когда Святитель накануне или после смерти Царя Феодора Иоанновича определялся, кого ему следует поддержать. Для остальных же соборян поддержка Святейшего Патриарха Иова и его многочисленных духовных сподвижников из числа членов Освященного Собора стали 8-м и, очевидно, самым решающим фактором в вопросе выбора кандидата на Российский Престол.

11. Идеология Самодержавия и христианской государственности в описании обстоятельств Собора

Предыдущая главка для данного исследования была необходима для исторически адекватного освещения, по возможности, идеологии и символики Самодержавия в той части Утвержденной Грамоты 1598 года, которая посвящена «уговорам» Б.Ф.Годунова принять Царство Российское в свои руки.

Одной из главных задач Утвержденной Грамоты Собора 1598 года было создание обоснованного государственного акта, исключительного закона, который бы свидетельствовал о справедливости и законности поставления на Русский Престол нового Царя и, что не менее важно, законности новой Царской Династии. Именно поэтому уговоры сначала Царицы Ирины не оставлять Государства, а потом, после ее решительного отказа, уговоры правителя Б.Ф.Годунова изображены с такой подробностью и постепенностью.

И те и другие уговоры главным своим аргументом ставили «сиротство» государства, Церкви и народа. Первоначальные уговоры Царицы Ирины были посвящены тому, чтобы Она не принимала монашеский постриг, несмотря на данные Ею уже обет и на завещание Ей сделать это Царя Феодора Иоанновича. Здесь аргументация проста - сохранить прежний status qvo:

«...Съ великимъ воплемъ и неутешнымъ плачемъ, великую Государыню Царицу и Великую Княгиню Ирину Өедоровну всеа Pyciи молили, милости просили и били челомъ, чтобъ Государыня по своему царьскому милосердому обычаю положила на милость, ихъ бы сирыхъ до конца не оставила, была на государьстве въ содержанiи скифетра великихъ государьствъ Росiйскаго царьствiя, а правити велела брату своему царьскому шурину Государю Борису Өедоровичю: а блаженные памяти при великомъ Государе Царе и Великомъ Князе Өедоре Ивановиче, всеа Русiи Самодержце, по его царьскому приказу, правилъ онъ же Государь Борисъ Өедоровичъ»(124).

Но на девятый день кончины Царя Феодора Царица Ирина исполнила свой обет и из Кремлевского Дворца отправилась в Новодевичий во имя иконы Божией Матери «Смоленская» монастырь и, видимо, в тот же день приняла иноческий постриг с именем Александра(125). С этого времени тема уговоров сменяется почтительными «упреками» Царице Ирине-Александре:

«...Насъ оставила еси сирыхъ, безгосударны и безпомощны, неутешно плачющихъ и вопiющихъ по вся дни и въ нощи, и великое ваше отечество Росiйское государьство небрегомо и беззаступно, а Государя намъ Благовернаго Царя въ свое место не благословила... о Боголюбивая Государыни Благоверная Царица инока Александра Өедоровна, всеа Pyciи! призри на насъ нищихъ своихъ богомольцовъ, и на своихъ рабъ на царьскiй сигклитъ, и на толикое - многочеловеческое христiянское множество; услыши всенародный вопль и рыданiе, утеши плачь неутешный людiй своихъ; воздвигни паки на царьство ваше и отечество ваше возвеличи, хрестьянскiй же рогъ возвыси; понеже бо ныне, грехъ ради нашихъ, царьство ваше вдовствуетъ и отечество ваше сиротствуетъ, пресветлый же превысокiй Царьскiй Престолъ плачетъ, седящаго на себе Царя царьствующаго не имый, земля же вся малая съ великими и съ сущими младенцы толицемъ безчисленнымъ плачемъ вопiетъ: милосердуй о насъ, Царице благоприятная, не остави насъ погибающихъ, не дай всехъ крестьянъ въ расхищенiе, дондеже не уведятъ многихъ странъ невернiи языцы, яко царьствie ваше безгосударно и возрадуются враги вашего царьствiя»(126).

Святитель Иов однозначно свидетельствует о ненормальности существования Руси без Царя, но прямо указывает на главную угрозу такого положения: «не дай всехъ крестьянъ въ расхищенiе, дондеже не уведятъ многихъ странъ невернiи языцы, яко царьствie ваше безгосударно и возрадуются враги вашего царьствiя». У Государства должен быть Державный Заступник и Защитник перед лицом опаснейших стихий окружающего мiра: Россия окружена врагами и недругами, причем указано прямо и на духовную ответственность перед Богом: «царьствie ваше безгосударно», «враги вашего царьствiя».

На этом этапе уговоров Царице предлагается благословить кого-либо на Престол, а чтобы брата Она благословила в правители, как это и было при Царе Феодоре: «благослови и даждь Богомъ избраннаго Царя на царьство, всемъ намъ благонадежнаго Государя всему Росiйскому царьству Самодержца, а брата своего Государя нашего Бориса Өедоровича: а блаженные памяти при великомъ Государе Царе и Великомъ Князе Өедоре Ивановиче, всеа Pyciи Самодержце, великiе ваши государьства Росiйскаго царьства онъ же великiй Государь нашъ Борись Өедоровичъ правилъ и содержалъ милосердымъ своимъ премудрымъ правительствомъ, по вашему царьскому приказу»(127).

Как я уже отмечал выше, конструкция фразы очень дипломатичная: первая часть с просьбой указать Богом избранного Царя прерывается как бы противопоставлением через союз «а»: «а брата своего...». Задача такой синтаксической конструкции отобразить то, что по крайней мере на первом этапе не было высказано всеобщее желание видеть Царем именно брата Царицы Б.Ф.Годунова: решение о том, кто должен быть, остается пока за Нею. Но вместе с тем эта первая конструкция, через союз «а» как бы разделяющая просьбу о Царе и начала слов о Б.Ф.Годунове, как бы отрицающая, что в первой просьбе содержится желание видеть в качестве «всемъ намъ благонадежнаго Государя всему Росiйскому царьству Самодержца» именно Б.Ф.Годунова, далее продолжается конструкцией, вновь начинающейся с разделяющего союза «а». Таким образом, первое «отрицание» накладывается на второе «отрицание», и они гасят друг друга. Это, безусловно, сознательная стилистическая фигура, которая должна как бы свидетельствовать: кому же, как не Вашему брату, который был правителем при Вашем Супруге-Царе, быть Царем?! Но при этом прямого утверждения об однозначном желании, чтобы именно так было, нет.

Из общего повествования Утвержденной Грамоты 1598 года ясно, что Царственная Инокиня Александра отказала и кого-либо вообще назвать Царем, и своего брата благословить на Царство. Но здесь упоминание об этом отказе отсутствует. Следующая речь Святителя Иова обращена уже к Б.Ф.Годунову с просьбой принять Царские бразды. При этом Святитель уже духовно дерзает свидетельствовать о том, что это Промысл Божий, что Б.Ф.Годунова предызбрал Господь:

«Великiй Государь Борись Өедоровичъ! Тебе единаго предъизбра Богъ и соблюде до нынешняго времени, и остави истиннаго правителя Росiйскому государьству, христiянского поборника, святымъ Божiимъ церквамъ теплаго заступника, царьского корени по сочтанiю законнаго брака благорасленый цветъ, Государевъ шуринъ и ближней прiятель: темъ благосерденъ буди о насъ, пpiими моленiе своихъ богомольцовъ и царьского сигклита и всея земля, толикого многаго христiянского премножества вопль безвременный и рыданiе и плачь неутешный: буди намъ, милосердый Государь, Царемъ и Великимъ Княземъ и Самодержцемъ всеа Pyciи, по Божiей воле воспpiими Скифетръ Православiя Росiйскаго Царствiя; не дай истинные православные веры въ пoпрaнie и святыхъ Божiихъ церквей во осквернeнie и всехъ православныхъ христiянъ въ расхищенiе»(128).

При таком духовном дерзновении Святитель Иов прямо указывает, что Промысл Божий, свидетельство Божьего предызбранничества ясно для него не из какого-то мистического откровения, а из явных признаков: 1) истинный правитель Российского государства (выше мы говорили о политическом авторитете и государственном опыте); 2) поборник Христианства, заступник Божией Церкви (мы говорили о духовном авторитете Б.Ф.Годунова и о его щедром церковном ктиторстве); 3) «царьского корени по сочтанiю законнаго брака благорасленый цветъ, Государевъ шуринъ и ближней прiятель» - тут ближайшая родственная часть с Царствовавшим Домом и дружеская близость к последнему Царю из Рюриковичей. Все это Святителю Иову дает убеждение, что именно Б.Ф.Годунов, и только он не даст «истинные православные веры въ пoпрaнie и святыхъ Божiихъ церквей во осквернeнie и всехъ православныхъ христiянъ въ расхищенiе».

Но вместе с тем нельзя умалять возможность того, что Святитель Иов прикровенно свидетельствует и о неком Божием Откровении, бывшем ему: в недрах Церковного Предания существует убеждение, что Господь неведомо людям избирает будущих Царей от чрева матери, и уже во чреве совершает их помазанничество, а зримое Мvропомазание, совершаемое над Государем во время Венчания на Царство, является лишь зримым свидетельством Божьего предызбранничества. Это предание опирается на историю Святого Царя и Пророка Давида, который был предызбран Господом как пращур по плоти Иисуса Христа, потом при живом Царе Сауле был тайно помазан на Царство Пророком Самуилом и только через много лет после гибели Царя Саула зримо явил мiру Свое Царское Достоинство и был признан все народом как законный Царь Израиля.

На призыв Святителя Иова Б.Ф.Годунов отвечает решительным отказом принять Царствование, но при этом он вовсе не отказывается служить России, правда, предлагает Святителю Иову быть хотя бы временным правителем:

«Не мните себе того, еже хотети мне царьствовати, но ни въ разумъ мой прiиде о томъ, да и мысли моей на то не будетъ. Какъ мне помыслити на таковую высоту Царьствiя и на Престолъ такого Великого Государя моего пресветлаго Царя? Ныне бы намъ промышляти, какъ устроити праведная и безпорочная душа пресветлаго Государя моего Царя и Великого Князя Өедора Ивановича, всеа Pyciи Самодержца, а о государьстве и о земскихъ о всякихъ делехъ радети и промышляти и правити бы государьство тебе Государю моему отцу святейшему Iеву Патрiарху Московскому и всеа Pyciи, и съ тобою бояромъ; а будетъ моя работа где пригодится, и язъ за святыя Божiя Церкви и государьства Московского за одну пядь земли, и за все православное христiянство и за ссущихъ младенецъ, радъ кровь свою излiияти и голову свою положити»(129).

В принципе, ничего исключительного, безпрецедентного в Российской истории для такого временного государственного служения Московского Первосвятителя нет. Исторические прецеденты были. Святитель Алексий (Плещеев), Митрополит Московский и всея Руси, в пору юности Святого Благоверного Великого Князя Димитрия Иоанновича Донского исполнял многие функции, присущие правителю и, например, инициатива возведения первых каменных Кремлевских стен, скорее всего, принадлежала именно Ему. Святитель Макарий (Леонтьев), Митрополит Московский, выполнял многие функции правителя по поручению Царя Иоанна Васильевича Грозного во время Его Казанских походов. Позже, уже во времена Семибоярщины и народом, и, кстати, поляками Священномученик Гермоген, Патриарх Московский и всея Руси, в безгосударное время воспринимался и почитался как первое лицо Московского Царства. Так, важнейшие государственные грамоты без подписи Патриарха поляки не считали действительными.

В большинстве исторических исследований, как дореволюционных, так и советского периода, подобные заявления Б.Ф.Годунова в начале 1598 года принято оценивать предельно критически и не соответствующими его внутреннему желанию. Они опираются на литературные произведения XVII века, на повествования, посвященные Смутному Времени, на позднейшие трактовки участника Московского Собора 1598 года дьяка Ивана Тимофеева («Временник»).

Я не берусь опровергать эту устоявшуюся и широко распространенную точку зрения. Но внутренне я придерживаюсь иной позиции. Не буду отрицать властолюбие Б.Ф.Годунова, но власть даже самого-самого высокого уровня и Царское служение несоизмеримы для православного верующего человека. Б.Ф.Годунов, при всей сложности и страстности его натуры, полагаю, был глубоко верующим православным христианином. Он хорошо знал опытно, что такое полновластие правителя всея Руси. Но при этом как правитель, даже позволяя себе произвол, он действовал по благословению Царя, напрямую отвечающего, в том числе и за его поступки, перед Богом. Правителем Б.Ф.Годунов оставался вплоть до смертного часа Царя Феодора Иоанновича. По логике верующего человека это означает: так было угодно Богу. Как христианин Б.Ф.Годунов мог рассуждать таким образом: если бы какой-то его произвол переполнил чашу Царского, а значит и Божьего, терпения (Сердце Царево в руце Божией. Книга Притчей Соломоновых 21, 1), он так или иначе был бы отстранен от правления. Но ведь Господь не допустил этого! (Рассуждения о «слабоволии» Царя Феодора здесь неприменимы. Я говорю здесь об отношении к течению жизни как действию Промысла Божия). Принять же Царское служение, Царский Крест, который, по свидетельству Церкви, самый тяжелый Крест среди иных человеческих служений(130), вовсе не означает - еще больше удовлетворить свое властолюбие.

Б.Ф.Годунов был свидетелем и участником Царствования Государя Иоанна Васильевича Грозного и прекрасно знал, что даже при таком Грозном Царе, даже в пору Опричнины внутри России существовала очень сильная и влиятельная оппозиция, и среди аристократии, и среди духовенства. В страхе перед опалами эта оппозиция могла молчать, но никакой Царь не мог запретить ей действовать против Него тайно, изменой.

Может быть, внутренне и желая Царской славы, Б.Ф.Годунов вполне искренне боялся и страшился ни с чем не соизмеримой Царской ответственности: «Какъ мне помыслити на таковую высоту Царьствiя и на Престолъ такого Великого Государя моего пресветлаго Царя?» Но это моя частная точка зрения, которой я не дерзаю усваивать качества научной основательности.

А то, что главные действующие лица Собора 1598 года смотрели на происходящее как на проявление Божьего Промысла, видно из следующих в ответ на отказ Б.Ф.Годунова слов Святителя Иова. Святитель Иов кратко, но вместе с тем обстоятельно излагает учение Церкви о Царском служении. Главное Богословское рассуждение Святителя Иова, посвященное духовной природе царизма и важнейшего из его проявлений - промыслительного наследования Царского достоинства:

«Милосердый Государь Борись Өедоровичъ! Не буди противень вышняго Бога промыслу, повинися святой воле Его, никто же бо праведенъ бываеть, вопреки глаголя судбамъ Божiимъ. И прежнiи убо Цари предъизбраннiи Богомъ царьствоваху, и сихъ убо благочестивый корень и по-ся-места ведеся, даже до благочестиваго Государя нашего великого Государя Царя и Великого Князя Өедора Ивановича, всеа Pyciи Самодержца, на немъ же и совершися и конецъ прiя; въ него же место ciю царьскую честь на тебя возлагаетъ и на твои Государевы дети, яко по свойству сродственному царьского семени богоизбранный цветъ: его же бо Богъ предъизбра, того и возлюби, и его же пронарече, сего и оправда, его же оправда, того и прослави. Яко же рече божественный Апостолъ: его же бо хощy, рече Богъ, того и помилую, и его же ущедрю, того и ущедрю: мой бо есть даръ, ему же хощу предамъ его(131). Яко же Пророкъ рече: Жребiй убо Божiй Царьское Величество: на него же возложитъ Богъ, на томъ и совершится(132). Яко же рече святый Деонисей Ареопагитъ: Превысокою, рече, дражайшею честно предпочтилъ есть Богъ человеческiй родъ, еже рече предпочтенiемъ царьскимъ: его же бо дарованiемъ симъ одарить Богъ восхощетъ, на семъ уже во чреве матери честь ciю возложитъ и изъ младенства на cie предустроитъ(133). Темъ же тебе убо, превеликiй Государь Борись Өедоровичъ, не по человеческому единомышленiю, ниже по человеческому угодiю предъизбираемъ, но по праведному Суду Божiю: последуемъ христiянскихъ Царей древнимъ преданiемъ, яко искони мнози христiянстiи Цари, недоведомыми судбами Божiими, и не хотя те скифетро Царствiя предержаще царствоваху, Богу на се наставляющу народъ единоглаcie имети, о немъ же Богъ во умъ положить имъ, яко же пишетъ: гласъ народа гласъ Божiий. Приводитъ же къ сему и свидетелство отъ древнихъ Божественныхъ Писанiй, еже глаголетъ о велицемъ Царе Давиде: сей убо Царствiя рогомъ помазанъ бысть, Царь силенъ и славенъ во Израили предъизбранъ Богомъ и толикъ преславенъ бысть, яко именемъ его весь Израиль хваляшеся, и въ толикую высоту достиже, яко Христу прародитель бысть и Богоотецъ наречеся(134); тако жъ Iосифъ Прекрасный отъ праведнаго семяни Авраамля произыде, аще и неволею влекомъ, но судьбами Божiими царствова во Египте, и нехотящимъ египтяномъ(135). И ciя убо отъ начала въ древнихъ до Христа по плоти съ небесе сошествiя»(136).

От примеров Священного Писания и свидетельства Священномученика Дионисия Ареопагита Святитель Иов переходит к историческим свидетельствам и примерам эпохи христианской государственности, среди которых самое авторитетное свидетельство о Святом Равноапостольном Императоре Константине Великом - первом из широко известных христианских Государей(137) и первом христианском Римском Императоре:

«По Христове же на землю Пришествiи, во благодати православiемъ сiяющихъ ноипаче обретаются по степенемъ въ Римскихъ и Греческихъ крестьянскихъ преданiяхъ. Отъ нихъ же первый, православiемъ сiяя яко солнце равноапостоломъ Констянтинъ, сынь великого Консты кесаря Римского, иже прежебывшаго Тирона, еже есть воинъ, при Дiоклитiане и Макимьяне Царема Римскима; сей убо великiй первый крестьянскиiй Царь Констянтинъ, во Царехъ первый къ Богу правоверiемъ пpociя яко солнце, тщанiе же и изысканie о Кресте Христове толика показа, яко же инъ никтоже, и обрете его, много же и Святыхъ Мощей произыска и собра, идолскiя же требы до конца разори и многа ина исправленiя по Бозе показа, и съ небесе свидетельствованъ знамеiемъ Креста Господня, отнюду же победу вземъ враги побеждаше, и многи языцы во Христа веровати приведе; и сего ради отъ Бога не земнымъ токмо царьствiемъ, но и небеснымъ одарованъ бысть, и во крестьянскихъ царехъ первый и въ лике апостольскiй учиненъ»(138).

Заслуги Константина - одоление врагов с помощью Креста, Он сияет словно солнце, как просветитель народов он равен Апостолам. В этом описании видна параллель с «Родословием» - с Великим Князем Владимiром Святославичем, который по образцу Константина Великого также титулуется Равноапостольным и сравнивается с самой яркой звездой. Можно добавить и народное, былинное прозвище Великого Князя - Владимiр Красно Солнышко. Но для Святителя Иова важно то, что Константин был сыном Кесаря Конста, а не Императора, и был возведен на Императорский трон не по прямому наследованию от Императора к Императору, а в ходе многоразличных обстоятельств. То, что в Римской Империи существовало много коротких династий в два-три поколения, и у них было в обычае поставлять Кесарей и Императоров вовсе не Августейшего происхождения, а из полководцев, Святитель Иов «затушевывает». Для него, напротив, важен такой опыт Римской и Византийской Империи для использования в аргументации по поводу современной Ему ситуации Династического кризиса.

После Святитель Иов приводит в пример историю Императора Феодосия Великого, которого в 379 году поставил на Византийский Престол Император Западного Рима Грациан(139). В 440 году Августа Пульхерия после смерти Царьградского Императора Феодосия II возвела на Престол Маркина, выйдя замуж за него. К этому браку престарелых людей был причастен Святитель Иоанн Златоуст(140).

«Потомъ вторый Царь, благочестiя поборникъ, нечестiя обличитель, Өеодосiй Великiй, не телеснымъ точiю видомъ, но и славою премногою высокъ, иже отъ Гратьяна Царя въ порфиру царьскую одеянъ бывъ и Венцемъ Царствiя венчанъ, отъ сигклита предъизбранъ; при немъ же Вторый Святый Вселенскiй Соборъ бысть. Подобенъ же сему Великому Өеодосiю Царю и Маркiянъ, великiй Царь благочестiемъ и верою, храбрьствомъ же и мудростiю изященъ зело, преже въ чину воинственномъ бысть, потомъ Өеодоcieмъ царемъ Малымъ на царьство возведенъ, по извещенiю Ивана Богослова; при семъ бысть Четвертый Святый Вселенскiй Соборъ»(141).

Другой пример передачи Царского Престола в Византии. У Святого Императора Юстиниана, строителя Святой Софии, и супруги его Царицы Феодоры не было детей, Престол был передан племяннику Юстину, который был женат на Софии, но так же был бездетным, а поскольку взошел он на престол уже в преклонном возрасте, он усыновил в 574 году полководца Тиверия, который после устранения Юстина от дел правил со своей приемной матерью Софией, а когда Императора Юстина умертвили заговорщики, Тиверий в 578-582 годах царствовал единовластно(142):

«Подобенъ же симъ Царема Өеодосiю и Maркiянy, Iустинъ Малый и Тивирiй: царьствующу убо сему Iустнину Малому въ Цареграде, супружницу имея зело милостиву подобну своему нраву, яко же и самъ милостивъ есть, именемъ Софiю, не бе же има сына ни дщери; у него же бе советникъ Тивирiй, благоверенъ зело, красенъ видомъ, лицемъ светелъ, милостивъ и долготерпеливъ, въ воинстве храбръ велми; красоты же ради его и храбрости, царь Iустинъ возлюби его пpieмъ во ycынoвленie; и пepвie украшаетъ его кесарскимъ венцемъ, потомъ же собравъ Патpiapxa и сигклитъ свой и весь народъ, и поучивъ доволно скифетроцарствiя Самодержавствiя Венцемъ венча его, еще живъ сый въ житiи семъ; Iустинъ же Царь, венчавъ Тивирiя на Царьство, успесномъ вечнымъ; по умертвiи же Iустинове, благочестивый царь Tивиpie, богоданную свою матерь царицу Софью жену Iустинову, зело почте к яко матерь себе имея, подъ областiю же его сущимъ недугующимъ и стражущимъ и нищимъ отверзъ сокровища своя, старымъ бысть вожь, печальнымъ утеха во всехъ бедахъ помощникъ, и толико яко всемъ людемъ прехвально вопити о немъ: втораго, рече, Августа Римского Кесаря далъ намъ Богъ днесь. Бе же у него две дщери, едину даде за Маврикiя: той, убо, Маврикiй въ воинстве храбръ зело, его же сочтанiя ради дщере своея, Тивирiй царь, въ кесарскiй санъ устрои; помале же, по преставлеiи своемъ, и Царьство свое вручи ему»(143).

Чрезвычайно важно, с точки зрения Святителя Иова, в этом примере то, что решение освящается Патриархом, Царским синклитом-советом и народным собранием. Святитель Иов явно выстраивает параллель с Московским Собором 1598 года. То, что в 574 году было специальное совместное совещание духовенства и государственных чинов с народным собранием, маловероятно, но то, что подобные мероприятия, как назначение наследника и возведение его в чине кесаря, не могли обойтись без освящения этого мероприятия Константинопольским Синодом и правительством Василевса, это несомненно.

Святитель Иов, приводя последний пример, почти не вдается в драматические подробности, хотя совсем и не умалчивает их, так, например, он упоминает об убийстве душевнобольного Императора Юстина. Но поскольку Тиверий не был виновен в этой смерти, то и писать об этом подробнее не было резона. Заканчивает он этот Библейско-Богословский и Церковно-исторический обзор о наследовании Царского достоинства следующим рассуждением об ответственности того, на кого выпал Божий жребий, при этом указывает, что неисполнение воли Божией даже для молитвенников грозит отлучением от Царствия Небесного:

«Любезно же чтущiи божественная Писанiя, многихъ во Царехъ обрящутъ скифетроцарствiя имущихъ, въ порфиру государьственную облачащихся, добре правящихъ царственная по Бозе, благочестно и праведно, понеже бо Господь достойная прiемлетъ, недостойиыхъ же вонъ измещеть: мнози, убо, звани, мало же избранныхъ(144). Рече бо Господь: Не всякъ глаголяй ми: Господи! Господи! внидетъ въ Царьство Небесное, но творя волю Отца моего, иже есть на Небесехъ(145). Его же бо судъ обыдетъ Божiй(146), будетъ ему; мнози бо и нехотящiи прiидоша въ не же звани быша отъ Бога: не вы бо действующе сiя, но творяй въ васъ Духъ Святый(147). Яко же пишетъ: Всяко добро бываемо, кроме Бога не сотворяется, ниже сотворитися можетъ(148); яко же рече Господь: Безъ мене не можете сотворити ничесоже»(149).

Б.Ф.Годунов продолжал сопротивляться, и Святитель Иов после этого неоднократно пытался переубедить его в беседах наедине. «Государь же Борисъ Өедоровичъ никакоже преклонися къ моленiю ихъ. Дворяне же, и приказные люди, и дети боярскiе, и всякие служивые люди, и гости и торговые люди, и все православное христианство, съ женами и съ детми и съ сущими младенцы, безотступно со многимъ слезнымъ рыданiемъ у Государя Бориса Өедоровича милости прошаху, чтобъ надо всемъ православнымъ христiянствомъ милость показалъ, не далъ ихъ въ расхищеiе, былъ имъ милосердымъ Государемъ Царемъ и Великимъ Княземъ всеа Pyciи Самодержцемъ, по тому же, какъ ихъ всехъ православныхъ христiянъ своимъ милосердымъ правителствомъ содержалъ, при великомъ Государе Царе и Великомъ Князе Өедоре Ивановиче всеа Pyciи... и милости просили, чтобы ихъ не оставилъ сирыхъ и не далъ бы ихъ въ расхищенiе»(150). Как видим, главная причина всеобщей мольбы - сиротство Царства и народа, опасность их расхищения.

Соборная полнота собралась к сороковинам по Царю Феодору Иоанновичу и после этого уже 17 Февраля в Пятницу Мясопустной Седмицы: «Святейший Iевъ Патрiархъ Московски и всеа Pyciи велелъ у себя быти на Соборе о Святъмъ Дусе сыновомъ своимъ, пресвященнымъ Митрополитомъ, и Архiепископомъ, и Епископомъ, и Архимаритомъ и Игуменомъ, и всему Освященному Собору Вселенскому, и боляромъ и дворяномъ, и приказнымъ и служилымъ людямъ, всему Христолюбивому воинству, и гостемъ, и всемъ православнымъ крестьяномъ вcеxъ городовъ Pociйского государьства»(151).

В этом описательном пассаже чрезвычайно важна характеристика Собора - Собор о Святом Духе. Она восходит к Апостольскому Собору в Иерусалиме около 50 года по Р.Х. Там соборное решение освящается сакральной формулой «Изволися бо С(вя)тому Духу и намъ...» (Деян. 15, 28). Что это означает?

Московский Собор собирается не ради выработки политического консенсуса, который так или иначе устроил бы большинство собравшихся, но чтобы узнать Божию волю по поставленному вопросу и принять искреннее единодушное решение. Только такое соборное решение допустимо освятить выражением: «Изволися бо С(вя)тому Духу и намъ...» Поскольку иная форма принятия, например, воли подавляющего большинства с таким сакраментальным определением приписывалась бы ложно Святому Духу, оскорбляла бы Бога, оскорбляла бы Третье Лицо Пресвятой Троицы, а это страшное духовное преступление. О нем в Евангелии от Апостола Матфея Сам Господь Иисус Христос свидетельствует: Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем (Мф.12, 31-32). Это исключительно важная характеристика, она определяет высшую меру духовной решимости соборян.

К соборянам Святейший Иов обращается с описанием обстоятельств, связанных с уговорами Царицы-Инокини Александры-Ирины и Ее брата Б.Ф.Годунова. В заключение Святейший Иов говорит, к какому убеждению пришли соборяне, бывшие уже до того в Москве: «А у меня Iева Патрiарха, и у Митрополитовъ, и у Архiепископовъ, и у Епископовъ, и у Архимаритовъ, и у Игуменовъ, и у всего освященнаго вселенскаго собора, и у бояръ, и у дворянъ, и у приказныхъ и у служилыхъ у всякихъ людей, и у гостей, и у всехъ православныхъ крестьянъ, которые были на Москве, мысль и советъ всехъ единодушно, что намъ мимо Государя Бориса Өедоровича иного Государя никого не искати и не хотети»(152).

То есть проект решения уже был. Многие историки могли бы сказать, что ответ соборной полноты был уже предсказуем. Пожалуй, что так! Но это не умаляет духовное значение этого ответа-решения для верующих православных современников события: «Слышавше же ciя Митрополиты, и Архiепископы, и Епископы, и Архиаты и Игумены, и весь Освященный Соборъ, и боляре, и дворяне, и приказные и служивые люди, и гости, и все православные крестьяне, которые приехали изъ далнихъ городовъ въ царьствующiй градъ Москву, велегласно аки единеми усты глаголаху: Нашъ советъ и желанiе то жъ единомыслено съ тобою, отцемъ нашимъ великимъ господиномъ, Iевомъ Патрiархомъ Московскимъ и всеа Pyciи, и со всемъ Освященнымъ Соборомъ, и съ бояры, и съ дворяны, и со всеми православными крестьяны, еже неотложно бити челомъ Государю Борису Өедоровичю, а опричь Государя Бориса Өедоровича на Государьство никого же не искати»(153). Характерно, что выражения «аки едиными устами» и «опричь Государя» повторяются в соответствующих местах Утвержденной Грамоты 1613 года.

Главные доводы этого решения - близкая родственная связь с Царствовавшим Домом, завещание Царя Иоанна быть Б.Ф.Годунову попечителем Царя Феодора и Царицы Ирины и многолетний опыт в верховном служении Царю: «Государь нашъ Борись Өедоровичъ при его [Царя Иоанна] царьскихъ пресветлыхъ очехъ былъ всегда безотступно по тому же не въ совершеномъ возрасте, и отъ премудраго его [Царя Иоанна] царьского разума царственымъ чиномъ и достоянiю навыкъ»(154). Во свидетельство подлинности такого завещания называется духовник Царя Иоанна Архимандрит Феодосий (Вятко)(155). Далее подробно перечисляются многие заслуги Б.Ф.Годунова в эпоху Царствования Феодора Иоанновича и основные жалования ему:

«И егда же, по Божьей милости и по благословенiю отца своего, Великiй Государь нашъ Царь и Великiй Князь Өедоръ Ивановичу всеа Русiи Самодержецъ, Богомъ венчанъ бысть и вocпрiя державу скифетро Росiйскаго Царства: тогда Государь Борисъ Өедоровичъ, помня приказъ великого Государя Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всеа Pyciи, ихъ государьское здоровье хранилъ аки зеницу ока, и попеченiе объ нихъ велiе имелъ, и велiкие ихъ государьства отовсюду оберегалъ съ великимъ раденiемъ и со опасенiемъ и попеченiемъ многимъ, и своимъ премудрымъ разумомъ и бодроопаснымъ содержателствомъ учинилъ ихъ царьскому имени со всемъ великую честь и похвалу, а великимъ ихъ государьствамъ много пространствiе и расширенiе, во всемъ прибыли, во веки въ превечную славу и похвалу учинилъ, и превысокого ихъ царьского степени величества окрестныхъ прегордыхъ непокорныхъ царей, ихъ царьскимъ приказомъ, а своимъ храбрьскимъ и премудрымъ промысломъ и раденьемъ ко всему православному христiянству, благопослушны и повинователны сотворилъ, и победилъ прегордо хвалящагося царя Крымскаго, и непослушника короля Свейскаго подъ государеву царьскую высокую десницу привелъ, и городы, которые были за Свейскимъ королевствомъ, поималъ; а къ нему къ царьскому шурину къ Государю къ Борису Өедоровичю, о любви и о дружбе и о мирномъ постановленiи и о пoкое и о тишине, цесарь хрестьянскiй, и салтанъ Турскiй, и шахъ Персидской, и короли изо многихъ государству пословъ своихъ присылали со многою честiю; и все великiе государьства Росiйскаго Царьствiя тихи и немятежны устроилъ, и воинственой чинъ въ пpiзренiи и во многой милости и въ cтрoeнiи учиненъ, а все православное христiянство въ покое и въ тишине, и бедныя вдовы и сироты въ милостивомъ въ покровенiи и въ крепкомъ заступленiи, и всемъ повиннымъ пощада и неоскудпныя реки милосердiя изливались, и вся Руская земля во облегченiи учинена, и святая наша и непорочная Христiянская Вера сiяетъ во Вселенной выше всехъ, якоже подъ Небесемъ пресвтлое Солнце; и славно бысть Блaговернаго Великаго Государя нашего Царя и Великого Князя Өедора Ивановича, всеа Pyсiи Самодержца, и его благоверные Царицы и Великiе Княгини Ирины Өедоровны всеа Pyciи, ихъ Царьского Величества имя, отъ моря и до моря и отъ рекъ до конецъ Вселенныя. А какъ Крымской Казы-гирей царь приходилъ на Рускую землю, со многимъ воинствомъ хваляшеся, хотя православную и непорочную христiянскую виру разорити, а святыя церкви во оскверненie предати и святыню въ попрание положити, и православное христiянство съ ихъ женами и съ детьми и съ сущими младенцы Росiйского Царьствiя безъ милости нещадно мечю предати хотелъ: и по Божьей милости, а по Великого Государя Царя и Великого Князя Өедора Ивановича всеа Pyciи Самодержца по повеленiю, его Царьского Величества шурина Государя Бориса Өедоровича отъ его премудрого разума и храбрьского подвига, Крымской царь побежденъ и преодоленъ и премногое его воинство побьено бысть и съ великимъ срамомъ во своя возвратися; и сицеваго ради подвига и знаменитаго храбръства Государь Борисъ Өедоровичъ сподобленъ бысть отъ великого Государя Царя и Великого Князя Өедора Ивановича, всеа Pyciи Самодержца, отъ его царьскихъ рукъ на выю свою возложенiя чепи отъ злата Аравiйска, и царьскiе багряницы его царьскихъ плечь, и судна златаго зовомый Мамай прародителя своего великого Государя Дмитрея Ивановича Донскаго, которые взялъ у безбожнаго Мамая, какъ его побъдилъ»(156).

Важно отметить, что здесь говорится не только о воинских победах Б.Ф.Годунова, но и о высоком международном авторитете правителя России, о личном уважении к нему Императора Римской империи германской нации, Турецкого Султана, Персидского шаха и других зарубежных верховных владык. Но в особую заслугу Б.Ф.Годунову ставят его вклад в победу при нашествии Крымского хана на Москву и Июне 1591 года, когда была реальная угроза разорения Православной Веры, осквернения Святой Церкви и ее святынь, пленения множества православных христиан. Названы и Царские награды за этот подвиг - цепь аравийского золота, Царская багряница с Царского плеча и чаша «Мамай». Эти зримые и осязаемые свидетельства заслуг Б.Ф.Годунова очень важны для соборян, они имеют для них и глубокое символическое значение, ибо до них, видимо, уже дошли слухи, что Крымский хан, узнав о смерти Царя Феодора Иоанновича, вновь собирается походом на Москву.

Соборяне обращаются к Святителю Иову вновь возобновить уговоры Царицы-Инокини Александры-Ирины и Ее брата Б.Ф.Годунова уже от имени их соборной полноты, на что Святейший Иов ответил: «Благословенъ Богъ, советъ благъ давшему во всенародное се множество и единомыслiемъ утвердившему», - и добавил: «Яко же Господеви годе, тако и будетъ»(157). Как Богу угодно, так и будет.

Святейший Патриарх оценивает множественную полноту Собора, его единомыслие. Святейший Патриарх Иов предлагает соборянам на следующий день в Субботу 18 Февраля всем Собором в первом часу пополудни собираться в Успенском Соборе Кремля: «молити всесилнаго Бога и Пречистую Его Матерь и великихъ Чюдотворцовъ Петра и Алексея и Ioнy и всехъ великихъ Чюдотворцовъ Рускихъ и всехъ Святыхъ, чтобы милосердый Богъ, по Своей неизреченной милости, устроилъ полезная всему православному христiянству и желанiе сердца ихъ исполнилъ»(158). Кроме того, Святитель Иов предлагает скрепить соборное решение соборной же присягой: «вамъ бояромъ, и дворяномъ, и приказнымъ людямъ и детемъ боярскимъ, и гостемъ, и всехъ чиновъ всякимъ людемъ царьствующаго града Москвы и всея Рускiя земли, утвердитися крестнымъ целованiемъ; и будетъ вашъ советъ съ нами единомысленъ, и язъ васъ благословляю, со всемъ Вселенскимъ Соборомъ»(159).

Соборяне одобрили предложение Святителя Иова и уже совместно со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси свидетельствовали о готовности служить не только Б.Ф.Годунову как Царю, но и признать его семью началом новой Царской Династии, закрепляя тем самым соборно наследный принцип Самодержавия:

«Кто похочетъ мимо Государя нашего Бориса Өедоровича, и сына его Государя нашего Өедора Борисовича и техъ детей, которыхъ ему Государю впредь Богъ дастъ, иного Государя искати и хотети, или какое лихо кто похочетъ учинити и умышляти на Государя Бориса Өедоровича, и на Государыню нашу Марью Григорьевну, и на ихъ детей на Өедора Борисовича и на Ксенью Борисовну и на техъ детей, которыхъ ему Государю впредь Богъ дастъ: и намъ бояромъ, и околничимъ, и дворяномъ, и приказнымъ людемъ, и дьякомъ, и гостемъ, и детемъ боярскимъ, и всякимъ людемъ, известити на того изменникa Святейшему Iеву Патрiарху и Митрололитомъ и Apxieпископомъ и Епископомъ и всему Освященному Вселенскому Собору, и стояти на того государева изменника всею землею обще заединъ; а мне Iеву Патрiарху и Митрополитомъ и Архiепископомъ и Епископомъ и всему Вселенскому Собору, того изменника проклятию предати и отлучити отъ Церкви Божiи и предати градскому суду»(160). Тем самым Святейший Патриарх Иов получает соборную санкцию перейти от уговоров к требованиям к Царице-Инокине Александре-Ирине и Ее брату Б.Ф.Годунову. По сути дела Собором уже принято решение, что Царем будет Борис Феодорович Годунов и что такова Божья воля. Но к этой степени воздействия Святитель Иов не спешит перейти.

Собор определяет день, чтобы всем соборным множеством отправится Крестным Ходом в Новодевичий монастырь, где пребывали тогда и Царица-Инокиня Александра-Ирина и Ее брат Б.Ф.Годунов - 20 Февраля в Понедельник Масленичной Седмицы. Три дня - в Субботу, Воскресенье и Понедельник - во всех церквах служатся молебны «чтобъ подаровалъ намъ Господь Богъ, по прошешнiю нашему, благочестиваго Государя Царя и Великого Князя Бориса Өедоровича всеа Pyciи, всему Росiйскому государьству Самодержца»(161).

«И въ той же понедельникъ Февраля въ 20 день, Святейшiй Iевъ Патрiархъ Московскiй и всеа Pyciи, со всемъ освященнымъ соборомъ, и со всеми боляры и со всенароднымъ множествомъ, идоша въ пречестную обитель пречистые Богородицы честнаго и славнаго ея Одегитрiя въ Новой-девичь монастырь»(162).

Это многотысячное шествие со Святейшим Патриархом Иовом во главе по Моховой, Пречистенке и Девичьему Полю, очевидно, представляло собою грандиозное зрелище, которого прежде Москва не видывала.

На соборное моление Царица-Инокиня Александра и Б.Ф.Годунов ответили прежним решительным отказом, при этом Б.Ф.Годунов сказал Святейшему Иову и соборянам: «Какъ тебе государю и отцу своему и всему вселенскому собору, и бояромъ и дворяномъ и всему православному крестьянству, говорилъ преже сего, и ныне то же говорю: не мните себе того, что мне помыслить на такого великого Государя пресветлаго и праведнаго Царя превысочайшую царьскую степень на высоту царьствiя его»(163).

Святейший Иов предлагает на следующий день во Вторник 21 Февраля торжественно перенести в Новодевичий монастырь новым еще более грандиозным Крестным Ходом самые знаменитые Московские святыни - мощи Святителей Петра и Ионы, прочих преосвященных Митрополитов Московских и всея Pycи, иконы Владимiрской Божией Матери, написанные Апостолом Лукою и Святителем Петром Московским, образ Божией Матери Донской, а также икону Божией Матери из Вознесенского монастыря и совершить в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря Божественную Литургию: «дабы Господь Богъ умилосердился на  насъ,  послалъ дхновенiе Святаго  Духа  въ сердца  великiя Государыни  нашея  Царицы  и Великiя Княгини иноки Александры Өедоровны всеа Русiи и брата ея Государя нашего Бориса Өедоровича, умягчилъ бы ниву сердцу ихъ, чтобъ они велакiе Государи слезъ  моленiя  нашего не презрили»(164).

Приняв это решение о новом Крестном Ходе, Святитель Иов на тайном совете решает наконец использовать соборную санкцию в полной мере и перейти от уговоров к решительным требованиям и духовным угрозам:

«Къ сему же Святейшiй Iевъ  Патрiархъ въ духовне особь тайне советь совещеваетъ  со  всеми сыновы своими, съ Митрополиты  и  съ  Архiепископы и Епископы,  и съ  Архимариты и Игумены, и со всемъ освященнымъ соборомъ, и межъ собою крепко  утвердиша себе  на томъ: Будетъ великая Государыни Царица и Великая Княгиня Инока Александра Өедоровна всеа Русiи, положитъ на милость и насъ пожалуетъ, для пришествия честныхъ  Крестовъ и  многихъ  чюдотворныхъ святыхъ иконъ, брата  своего Государя нашего Бориса Өедоровича на великiе государства Росiйского Царьствiя благословитъ, а Государь нашъ Борисъ Өедоровичъ на милость будетъ положитъ, всему Росiйскому государьству будетъ Царемъ и Великимъ Княземъ всеа Русiи Самодержцемъ: и язъ богомолецъ ихъ смиренный Iевъ Патрiархъ Московскiй и всеа Pyciи, съ вами сыновы своими со всемъ Освященнымъ Соборомъ, по данней намъ благодати отъ Пресвятаго и Животворящаго Духа, прося у Бога милости, Государя Бориса Өедоровича прощаемъ и разрешаемъ,  что онъ Государь подъ клятвою со слезами говорилъ, что у него у Государя нашего у Бориса Өедоровича желанья и хотенья на государьство нетъ, а  намъ должная  о его Государеве здоровье Бога молити. А будетъ великая Государыни Царица и Великая  Княгиня инока Александра Өедоровна  всеа Pyciи положитъ на милость и насъ пожалуетъ, брата своего Государя нашего Бориса Өедоровича на великiе государьства Росiйского царъствiя  благословитъ, а Государь будетъ Борисъ Өедоровичъ на милость не положитъ и о  государстве  откажетъ по прежнему: и язъ богомолецъ ихъ, по данней намъ благодати отъ Пресвятаго и Животворящаго Духа, по совету съ вами сыновы своими съ Митрополиты и съ Архiепископы и съ Епископы и съ Архимариты и Игумены, и со всемъ Освященнымъ Соборомъ, Государя Бориса Өедоровича запретимъ и отъ Церкви Божiи и Святыхъ Таинъ Пречистаго Тела и Крови Христа Бога нашего отлучимъ, и благословенiе съ него сымемъ; а что учинится святыня въ попpaнie, а крестьянство въ разоренiи, а многочеловечный Богомъ собранный народъ всего народного множества съ ихъ женами и съ детми и съ сущими младенцы въ безгосударьное время небрегоми погибнутъ, и межусобная брань воздвигнется и неповинныя крестьянскiя крови отъ того прольются, и того всего взыщетъ Богъ, въ День Страшнаго и Праведнаго Суда, на немъ на Государе нашемъ Борись Өедоровиче. А будетъ великая Государыни наша благоверная Царица и Великая Княгиня инока Александра Өедоровна веса Pyсiи, и братъ ее Государь нашъ Борись Өедоровичъ, на милость не положатъ, а насъ не пожалуютъ и о государьстве конечно откажутъ, и быти на государьстве Государь Борись Өедоровичъ не восхощетъ: и язь богомолецъ ихъ, и со мною о Святемъ Дусе все вы сынове мои Митрополиты и Apxieпискoпы и Епископы, саны святителскiе съ себя соймемъ и понагеи сложимъ и облечемся во мнишеская, тамо въ монастыре и Честныя Кресты и чюдотворные образы оставимъ, и для ихъ ослушанiя престанутъ во святыхъ церквахъ Божественныя службы и Святыхъ Таинъ литургисанiя, пенiя же и хвалы и благодарственое славословiе, и того Господь Богъ взыщетъ на нихъ, на великой Государыни и на брате eе на Государе нашемъ на Борись Өедоровиче. И сiя, убо, вкупе много советовахомъ и утвердившеся и глаголаху вси единогласно: инако преложити невозможно, разве сего, яко же глагола ты, святый владыко и отецъ нашъ Iевъ Патрiархъ Московски и всея Pyсiи»(165).

Весьма важно свидетельство о том, что Б.Ф.Годунов в процессе уговоров, видимо, прилюдно поклялся именем Божиим не принимать Царского сана. Об этом не было прямого свидетельства, когда это произошло, в описаниях Утвержденной Грамоты 1598 года, но, очевидно, такая клятва была, поскольку говорится о необходимости разрешения от нее: «по данней намъ благодати отъ Пресвятаго и Животворящаго Духа, прося у Бога милости, Государя Бориса Өедоровича прощаемъ и разрешаемъ,  что онъ Государь подъ клятвою со слезами говорилъ, что у него у Государя нашего у Бориса Өедоровича желанья и хотенья на государьство нетъ».

Чрезвычайно знаменательна разница возможных духовных воздействий на Царицу-Инокиню Александру и Б.Ф.Годунова. Собор Архипастырей готов предать Б.Ф.Годунова Церковному Суду и отлучить его от покаяния, Святого Причастия - фактически отлучить его от Церкви. Царица, даже принявшая иноческий образ, сохраняет на Себе печать Помазанничества, особого Божьего Благословения, и потому она неподсудна никакому земному суду, в том числе и Высшему Церковному Соборному Суду. Поэтому Архипастыри решают оставить Царицу на Суд Божий, а Ее совесть укорить собственным смирением и собственным отказом от Архипастырского служения, в их же Архипастырской власти запретить всяческое Богослужение во всех Российских церквах: «язь богомолецъ ихъ, и со мною о Святемъ Дусе все вы сынове мои Митрополиты и Apxieпискoпы и Епископы, саны святителскiе съ себя соймемъ и понагеи сложимъ и облечемся во мнишеская, тамо въ монастыре и Честныя Кресты и чюдотворные образы оставимъ, и для ихъ ослушанiя престанутъ во святыхъ церквахъ Божественныя службы и Святыхъ Таинъ Литургисанiя, пенiя же и хвалы и благодарственое славословiе». Здесь раскрывается духовное отношение Церкви к Царскому сану: «Не прикасайся к Помазанным Моим» (1 Пар. 16, 22; Пс. 104, 15). Особое Божье благословение, которым является Царское Помазанничество, неподсудно церковному проклятию. Этому есть основание в Священном Писании. Так, в толкованиях Святых Отцов поясняется, почему Праотец Ной проклял не самого своего сына - согрешившего Хама, а его потомство. На всех, кто был в Ковчеге и пережил Всемiрный Потоп, было особое, нерушимое Божие благословение, Божий Завет, а сын Ханаан, родившийся от Хама уже после Потопа, такого благословения не имел, и Ной проклял именно его в косвенное наказание отцу.

21 Февраля по пришествии Великого Крестного Хода со всеми главными Московскими Святынями в Новодевичий монастырь Царица-Инокиня Александра Феодоровна на просьбу Иова благословить брата на Царство отвечает прежним отказом, указывая на то, что и брат этого не хочет. Но Свой отказ Она заключает словами: «А будетъ на то святая Его воля будетъ, яко же годе Господеви, тако и буди: воле бо Его никто же можетъ противитися; а безъ вышняго и всемогущаго Господа Бога промысла и святой Его воли, вместо скорби и сетованiя, утешенie ко исполненiю вашего прошенiя и моленiя совершити невозможно»(166). Мы видим здесь схожие духовные формулы, которыми резюмировалось первое полное заседание Собора 17 Февраля.

«Великiй же Государь Борисъ Өедоровичъ Святейшему Iеву Патрiарху говорилъ: «О Государь мой отецъ Святейшiй Iевъ Патрiархъ! престани ты, и съ тобою весь Вселенскiй Соборъ, и бояре, престаните отъ таковаго начинанiя: возлагаете на меня такое великое бремя, Царьски превысочайшiй Престолъ. Ими ми веру: видевъ толикiй вашъ многотрудный подвигъ, скорблю душею и болезную сердцемъ; а прошенiе ваше совершитися не можетъ. Какъ мне на великiй Престолъ Царьствiя Государя моего, света праведнаго и милостиваго и пресветлаго Царя, сести? А где будетъ моя работа всему православному крестьянству пригодится, и язъ, за святыя Божiя церкви и государьства Московского за едину пядь земли и за все православное крестьянство и за ссущихъ младенцовъ, радъ кровь свою излiяти и голову свою положите, и съ тобою Государемъ моимъ Святейшимъ Iевомъ Патрiархомъ и съ бояры о земскихъ делехъ радети и промышляти учну». И о государьстве со многимъ слезнымъ рыданiемъ отказалъ»(167). Б.Ф.Годунов свидетельствует о своем страхе перед великим Царским бременем, но вместе с тем выражает свою решительную готовность служить России и народу, видимо, в качестве правителя.

Святейший Иов укоряет их: «Сiя ли угодно вамъ, тебе Великой Государыне Царице и Великой Княгине иноке Александре Өедоровне всеа Русiи, и брату твоему Государю нашему Борису Өедоровичю, что насъ бедныхъ не пощадити и сирыхъ оставите? И услышавъ о томъ окрестные государи порадуются, что мы сиры и безгосударны, чтобъ святая наша и непорочная Крестьянская Вера въ попранiе не была, а мы все православные крестьяне отъ окрестныхъ государей въ расхищенье не были»(168).

Наконец, упорство Царицы-Инокини Александры сломлено, Она отвечает словом, в конце которого произносит: «даю вамъ своего единокровнаго брата света очiю моею единородна суща: да будетъ вамъ Государемъ Царемъ и Великимъ Княземъ всеа Pyciи Самодержцемъ, въ содержанiе скифетра нашего царьствующаго града Москвы и всехъ нашихъ великихъ государьствъ великого Росiйского Царьствiя»(169). Но Б.Ф.Годунов продолжает смиренно упорствовать и отказывается от Царского Престола даже вопреки благословению Сестры-Царицы. Теперь уже и Она вслед за Собором начинает уговаривать брата, но он и Ее увещевания не принимает. Царица настаивает и говорит о воле Божией, которой нельзя противиться, и, наконец, Б.Ф.Годунов соглашается молитвой:

«Господи Боже мой, милостивый и прещедрый и человеколюбивый, Царь царьствующимъ и Господь господьствующимъ! аще угодно сiя Твоему человеколюбiю, Владыко, буди святая Твоя воля: Твой бо есмь рабъ, спаси мя по милости Твоей и соблюди по множеству щедротъ Твоихъ: на Тя бо уповахъ, спаси мя»(170).

12. Новый Царь

Россия, наконец, обрела Царя: «И благословилъ Святейши Iевъ Пaтpiapxъ Богомъ избраннаго Государя Царя и Великого Князя Бориса Өедоровича всеа Pyciи, и Государыню Царицу и Великую Княгиню Марью, честнымъ и животворящимъ крестомъ, и знаменовалъ чюдотворнымъ образомъ пречистые Богородицы честнаго Ея Одегитрiя, юже написа великiй Святитель Петръ»(171).

Обретение Царя ознаменовано молением соборного множества к Пресвятой Троице, высшему Источнику законного земного могущества: «вси единогласно яко едиными усты славу и благодаренье Богу возопиша, глаголя: Слава, слава единому безсмертному всемогущему и вся содержащему въ Троицы славимому Богу нашему, что не презрелъ моленiя нашего и не оставилъ насъ сирыхъ, по Своей святой милости и по нашему моленiю и прошенiю далъ намъ Великого Государя Царя правде и милость»(172). Эта молитва напрямую перекликается с зачином Утвержденной Грамоты, с ее «Богословием».

26 Февраля в Прощенное Воскресенье «Великiй Государь и Богомъ превозлюбленный и Богомъ предпочтенный и Богомъ избранный ото всего народа крестьянскаго, благочестивый Великiй Государь Царь и Великiй Князь Борись Өедоровичъ, всеа Pyciи Самодержецъ, прiиде въ Богомъ дарованный Престолъ царьствующiй градъ Москву»(173).

Нового Государя встречало всенародное множество и в Успенском соборе совершалось молебствие: «Святейшiй Iевъ Патрiархъ, со всемъ Освященнымъ Соборомъ, сотворяетъ молебная Божественная пенiя; и сотворивъ молебная пенiя и молитвы Господу Богу и пречистой Его Богоматери о его Богомъ избраннаго великого Государя Царя и Великого Князя Бориса Өедоровича всеа Русiи Самодержца, и о его благоверной и Христолюбивой Царице и Великой Княгине Марье, и о ихъ Царьскихъ Детехъ, о Благоверномъ Царевиче Князе Өедоре Борисовиче и о Благоверной Царевне и Великой Княжне Ксенье Борисовне, о ихъ царьскомъ многолетномъ здравiи и о державе»(174).

После Божественной Литургии в Успенском Соборе Царь Борис Феодорович направляется в Архангельский собор, «иде же лежатъ прежеотшедшiе отъ житiя сего къ Богу великiе Государи, Благовернiи Цари и Великiе Князи; и тамо пришедъ благочестивый Государь Царь и Великiй Князь Борисъ Өедоровичъ, всеа Русiи Самодержецъ, знаменается у чюдотворныхъ иконъ, и потомъ же приходитъ ко гробу великого Государя Царя и Великого Князя Өедора Ивановича, всеа Pyciи Самодержца, и ко отцу его великому Государю Царю и Великому Князю Ивану Васильевичу, всеа Русiи, и къ Царевичю Князю Ивану Ивановичю, и ко семъ Великимъ Государемъ Царемъ Росiйскимъ; къ нимъ же любезно припадаетъ, глаголя со слезами: «О великiе Государи! аще и теломъ отъ своихъ великихъ государьствъ отошли есте, но духомъ всегда пребываете неотступно и, предъ Богомъ предстояще, молитву творите: помолитеся и о мне и помозите ми»»(175). Поклонение нового Государя Своим предшественникам на Престоле входит и в Чин Венчания на Царство.

9 Марта в Четверг, во вторую Седмицу Великого Поста Святейший Иов созывает новое заседание всего Собора, где говорит о Венчании нового Царя на Царство и об установлении дополнительного празднования иконы Божией Матери «Смоленская» 21 Февраля в память о чудесном, с точки зрения Святителя Иова, даровании Богом избранного Царя(176). Но главная задача этого заседания - засвидетельствовать Крестное целование всех участников Собора на верность Царю Борису Феодоровичу и Его Семье особой клятвенной записью. Эта запись составляет отдельную, особую часть Утвержденной Грамоты 1598 года. Самодержавие было вновь обретено величайшими соборными усилиями. Теперь его надо было соборно закрепить, и юридически, и духовно.

Продолжение следует

ПРИМЕЧАНИЯ И СНОСКИ

102. Так, например, в Троице-Сергиевой Лавре или в Москве в молитве к Преподобному Сергию Радонежскому произносится: «Преподобне отче наш Сергие», а уже во Пскове или в Твери это обращение звучит «Преподобне отче Сергие». К сожалению, не успел ознакомиться со списками Утвержденной Грамоты 1598 года в архивах, но в дипломатике XVI-XVII веков (например, в Жалованных Царских грамотах Нилово-Столобенской Пустыни) наблюдал, что при титуловании Государей местоимение «наш» писалось с иератическим, то есть со священным сокращением и титлом - «н(а)шъ», что по правилам перевода в гражданский устав должно было соответствовать написанию «Нашъ» с прописной буквы, как, например, «б(о)гъ» и «Богъ», что, конечно, по духовному смыслу неверно, но это «увлечение» писцов указывает на то, какое значение придавалось титульному местоимению «наш».

103. Глаголы «сел», «сидел» часто употребляются в летописях по отношению к владению Великокняжеским Престолом, здесь выражение «седе на Росiйскомъ государьстве» употребляется дважды, а также еще: «седе на Москве».

104. В связи с этим хотел бы напомнить работу историка Р.В.Багдасарова о Древе Иессееве в Благовещенском соборе Кремля: Багдасаров Р.В. Неуместные боги: Культ «эллинских философов» в Русском Православии // Волшебная Гора. 1997. № VI; 1998. № VII.

105. Икона Похвала Иконе Божией Матери «Владимiрская» написана в 1668 году Царским изографом Пименом-Симоном Ушаковым в храм Пресвятой Троицы, что в Никитниках (Китай-город). Внизу образа надпись: «Писана сiя икона отъ сотворенiя света текуща подъ солнцемъ 7167 лета во дни Благочестиваго и Христалюбиваго Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича, всея Великiя, и Малыя, и Белыя Росiи Самодержца». В левом нижнем углу продолжение надписи: «А писалъ сiи образъ Его Государевъ зографъ Пиминъ, зовомый Симонъ Ушаковъ». Внизу иконы изображены стены и башни Московского Кремля, за стенами по центру Успенский собор, из алтарной части которого произрастает древо с виноградными лозами, гроздями и цветущими розами. У ствола древа стоят склоненными слева Святитель Петр Чудотворец - первый Митрополит, а справа - Великий Князь Иоанн Калита с нимбом, при нем Митрополичья кафедра была переведена из Владимiра-на-Клязьме в Москву, Святитель и Великий Князь насаждают это древо с виноградными лозами и цветами. Древо несет на своих ветвях иконные медальоны. В центральном - образ Божией Матери «Владимiрская». По сторонам Древа по десять медальонов. Слева изображены Царевич-Мученик Димитрий Углический, Цари Феодор Иоаннович и Михаил Феодорович, Патриархи Филарет и Иов, Московские Митрополиты Алексий, Киприан, Филипп, Фотий, Иона. Справа изображены Юродивые Христа ради Иоанн Большой Колпак, Василий Блаженный, Максим Блаженный, Преподобные Сергий и Никон Радонежские, Андроник Заяузский, Симон, Пафнутий Боровский, а также Святой Благоверный Великий Князь Александр Ярославич Невский. Все они держат в руках свитки с фрагментами из Акафиста иконе Божией Матери «Владимiрская», в котором Богородица уподобляется Божественному Древу. За кремлевскими стенами слева от Спасской башни с курантами располагается Царь Алексей Михайлович, а справа у Никольской башни - Царица Мария Ильинична с Царевичами Алексеем и Феодором Алексеевичами. В облаках изображен Иисус Христос, передающий через Ангелов Московским Государям Покров Пресвятой Богородицы и Царский Венец. По сторонам Спасителя надписи, среди которых есть такая: «Буди Мне верен до смерти и дамъ ти венецъ живота», - формула подобна той, которая содержалась в надписи на Царской Перевязи Царя Михаила Феодоровича, о которой рассказывали выше.

106. Среди Царских регалий, которые использовались для Венчания на Царство и в других торжествах, есть и другие - Царская Держава (Яблоко Владомое), Царский Посох, Царский Перстень, Царские Бармы Мономаха, Царский Саккос, Царская Перевязь с наперсным Царским Крестом, Царская Чаша, Царская Мvроносица, Царская Печать, Царский Щит, Царский Трон. Слово «перевязь» встречается в Священном Писании среди атрибутов власти. Из двенадцати сыновей Иакова княжеским достоинством обладал только Иуда, праотец по плоти Иисуса Христа, праотец Царя Давида. Иуда жил патриархально просто, но о его высоком достоинстве свидетельствует наличие у него печати, перевязи и трости (Быт. 38, 18).

107. Труды Б.А.Успенского лично для меня представляются подлинным кладезем кропотливо подобранной научной информации и собранием оригинальной научной мысли, точных и тонких научных наблюдений, сопоставлений и обобщений. На протяжении более двадцати лет я использовал их в своем самообразовании, в своей работе, в своих исследовательских опытах. От них и через них я протоптал тропинки ко многим подлинным хранилищам русской духовно-исторической мысли, к значительной части Богословского наследия, к сокровищницам православной традиции (что было чрезвычайно важно особенно в начальный - «советский» период моего православного самообразования). И в этом смысле я испытываю непреходящую благодарность и к самому ученому, и чувство искреннего уважения к его трудам, стараясь внимательно следить за новинками его творчества. Хотя со временем, приобретя уже собственный багаж знаний и опытных представлений о природе Православия и Православного царизма, сохраняя чувства признательности и почтения к уникальному научному кругозору, я стал довольно критически относиться к творчеству этого выдающегося ученого и к его научным методам.

108. Если подойти к проблеме с самых общих позиций, то в основе семиотики лежит понятие знака. По Ф. де Соссюру (1857-1913) материальный носитель называется означающим, а то, что он представляет, - означаемым знака. Синонимом «означающего» являются термины «форма» и «план выражения», а в качестве синонимов «означаемого» используются также термины «содержание», «план содержания», «значение» и иногда «смысл». Другое ключевое понятие семиотики - знаковый процесс, или семиозис. Семиозис определяется как некая ситуация, включающая определенный набор компонентов. В основе семиозиса лежит намерение лица А передать лицу Б сообщение В. Лицо А называется отправителем сообщения, лицо Б - его получателем, или адресатом. Отправитель выбирает среду Г (или канал связи), по которой будет передаваться сообщение, и код Д. Код Д, в частности, задает соответствие означаемых и означающих, т.е. задает набор знаков. Код должен быть выбран таким образом, чтобы с помощью соответствующих означающих можно было составить требуемое сообщение. Должны также подходить друг к другу среда и означающие кода. Код должен быть известен получателю, а среда и означающие должны быть доступны его восприятию. Таким образом, воспринимая означающие, посланные отправителем, получатель с помощью кода переводит их в означаемые и тем самым принимает сообщение (Семиотика).

109. Понятие «интуиция», собственно говоря, означает «созерцание»: «Intueor, tuitus sum, eri, пристально, внимательно смотреть; иметь в виду, учитывать; исследовать, обдумывать, смотреть с удивлением (отсюда интуиция, интуитивный - значения, в латыни отсутствующие); intuitus, a, um part. perf. pass к intuitus, us, m взгляд; зрение, точка зрения» (Ильинская Л.С. Латинское наследие в Русском Языке. Словарь-справочник. Часть 2. М., 1999. С. 242).

110. К числу гносеологических действий в историко-культурных исследованиях можно отнести хронологизацию-датировку, синхронизацию с одновременными явлениями и предметами, выявление генезиса, редукционных следствий и репродукционных последствий, выявление логического и исторического единства, при необходимости - абстрагирование, далее - индукцию, классификацию, дедукцию, анализ, традукцию, выявление типологических или классовых качеств для количественного анализа, контент-анализ, синтез, интерполяцию, экстраполяцию, продукцию, применение системного и комплексного подходов и многие другие действия, характеризующие движение исследовательской мысли, или, точнее, ее вождение целенаправленной волей исследователя. Не случайно в латинизированных именах этих процессов часто присутствует корень «дукция» - «dutio», то есть «вождение», «ведение». Но созерцание в этом ряду занимает особое место, оно есть действие статическое, неподвижное, согласуемое только с утверждением, тезисом, с работой интуиции, а в конечном итоге - с научным озарением: «Эврика!» - «Нашел!», «Открыл!»

111. Человек - по образу и подобию Божию. Высшие животные в чем-то похожи на человека и подобны ему в тех или иных свойствах. С высшими животными есть образная и подобная связь у птиц (теплокровность, характер метаболизма, достаточно развитые покровы, но у птиц «примитивнее» система воспроизводства - необходим этап несения и высиживания яиц, отсутствие внешних генитальных органов. Птицам в размножении уподобляются гады, но они уже хладнокровные, у них проще покров, яйца вызревают автономно. Гадам подобны земноводные твари, но вместо яиц они откладывают икру. И так до одноклеточных, до вирусов и далее подобное вплоть до косной материи. Человек же, являясь венцом творения, в своем развитии от зачатия проделывает весь этот иерархический путь, обнаруживая по мере роста зародыша какие-то свойства одноклеточных, примитивных личинок, рыб, земноводных, тем самым иерархически обнимая своим естеством все многообразие живого Божьего Творения. Конечно, такой взгляд противоречит широко распространенному сейчас учению об эволюции, заменившему творческую иерархию идеей «естественного» отбора среди мутантов. Но именно в рамках такого иерархического воззрения на мiр, на Творение, формировалась и духовно-политическая культура Средневековой Руси. И хотя бы не учитывая этого содержания (вовсе не обязательно разделять креационистские воззрения), невозможно научно понять и постичь смыслы, идеи и мотивы, которыми напрямую, всерьез, а не как бы, руководствовались наши предки, создавая свою государственность, ее идеологию и систему общественных отношений. Иной исследовательский подход породит непреодолимую смысловую дистанцию между исследователем и предметом. Он будет исследовать как бы «Самодержавие», как бы «Православие», как бы «Царство», как бы «Церковь», как бы «Собор», как бы «подданных», как бы «верующих», а не сами эти предметы и явления, не их идейное содержание.

112. Пример взят из труда Б.А.Успенского, но, судя по отсылке, утверждение принадлежит русскому историку-эмигранту Г.В.Вернадскому: Vernadsky G.V. Die kirchlich-politische Lehre der Epanagoge und ihr Einfluss auf das russische Leben im XVII. Jahrundert. Byzantinisch-Neugriechische Jahbucher. 1928. Bd. VI, Н. 1/2. С. 120. Успенский Б.А. Семиотика истории. Семиотика культуры. II. Сакрализация монарха как семиотический процесс. 2. Семиотические атрибуты монарха. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Ysp/11.php). Выделено мной. - Л.Б. И в трудах самого Б.А.Успенского - в цитатах, и непосредственно в Писаниях Восточных Православных Святых и церковных писателей Византии Святитель Василий Великий, Преподобный Максим Исповедник, Святитель Никифор Исповедник Святитель Фотий, Святитель Николай Мистик, Патриархи Царьградские, Преподобный Феодор Студит, Патриарх Антоний Константинопольский, если и не дают кратких дефиниций, что земной Царь есть Образ Божий, как это есть у Евсевия Памфила, Епископа Кесарийского, то их пространные разсуждения о Царском Держании и Царе выражают ту же Богословскую мысль и позицию. Даже в византийских законодательных сводах, например, в «Эпанагоге», присутствуют утверждения, смысл которых такой же. И это отнюдь не частные мнения и не изобретение Российского Богословия, «вдруг» ставшее Учением Церкви.

113. «Папами» в Древней Церкви на Востоке называли некоторых Архиепископов, но это в смысле «Поп», по-гречески «Папас», то есть «Отец». Когда в месяцесловах доконстантиновские Архиепископы этих кафедр называются Патриархами или Римскими Папами - это ретроспективная интерполяция, не имеющая подтверждения в древнейших документах по Истории Церкви.

114. Сама этимология слова «судьба», возможно, восходит к древнему разговорному сокращению словосочетания «суд Божий» по типу лингвистического генезиса разговорного благодарения «спасибо», которое является сокращением выражения «спаси Бог». К сожалению, в четырехтомном «Этимологическом Словаре Русского Языка» Максимилиана Фасмера (Т. 3. М., 2004. С. 796) отсутствует словарная статья на слово «судьба». Но в «Полном Церковно-Славянском Словаре» (ПЦСС) протоиерея Григория Дьяченко есть статья: «Судьба - (κρίμα) = определенiе Всевышняго (Пс. 35, 7); постановленiе, законъ (Числ. 35, 24). Судьбы - (τά κρίματα) = постановленiя о наказанiяхъ за преступленiя (3 Цар. 2, 3). Въ древнемъ славянскомъ языке это слово означало: определенiе суда, судъ (κρίμα). Въ нашемъ настоящемъ языке оно имеетъ значенiе участи, предназначенной человеку отъ Бога (Замечанiя на текстъ Псалтири по переводу LXX, протоiерея М. Боголюбскаго)» (ПЦСС. М., 1993. С. 688). По общему смыслу этого словарного толкования, допущение о происхождении слова «судьба» от словосочетания «суд Божий», полагаю, имеет право на существование.

115. Более того, эта «эволюционная» тенденция в последующем оказала некоторое влияние и на церковных историков. Например, во второй половине XIX века на Митрополита Макария (Булгакова) в его многотомной «Истории Русской Церкви». А в ХХ столетии мы подобную детерминистскую тенденцию обнаруживаем у автора популярного учебника, написанного первоначально для Государя Цесаревича Алексея Николаевича, генерала А. Нечволодова «Сказания о Русской Земле», изданного к 300-летию Рода Романовых (Четыре тома. СПб., 1913), или в фундаментальном труде православного философа Л.А.Тихомирова «Монархическая Государственность» (М., 1905). Позже следы этой детерминистской тенденции мы обнаруживаем у русских эмигрантов в трудах Святителя Серафима (Соболева) «Русская Идеология», Архимандрита Константина (Зайцева) «Чудо Русской Истории», Н.Д.Тальберга «Святая Русь», в работах о Русском Самодержавии выдающегося религиозного мыслителя И.А.Ильина.

116. Родословная князя Ф.И.Мстиславского свидетельствует, что его род укоренялся в России издавна на протяжении первой трети XVI века и стал, в конце концов, верен Русскому Престолу и Православию. Прадед князя Ф.И.Мстиславского - князь Михаил Иванович Мстиславский, потомок внука литовского великого князя Гедимина - Новгородского князя (в 1389-1392 годах) Семена-Лингвения Ольгердовича, был известен по участию в литовско-русской войне (1500-1514), во время которой он дважды переходил на сторону Московского Великого Князя и дважды возвращался к польскому королю. Он был последним владетельным князем Мстиславля. (Ныне районный центр Могилевской области Республики Беларусь. Впервые упоминается в Ипатьевской летописи под 1156 годом как крепость на западной границе Смоленского княжества - на реке Вихре в бассейне Сожа и Днепра, на перекрестке сухопутных дорог с западных земель на Смоленск и Москву. Название города связано с Князем Мстиславом Владимiровичем - сыном Великого Князя Владимiра Мономаха, правившим Смоленском в начале XII века. В 1569 году Мстиславль стал центром обширного Мстиславского воеводства, в состав которого вошли города Могилев, Орша, Кричев. В 1648 году в воеводстве началось восстание, которое было поддержано русскими войсками. В 1654 году Мстиславль был взят князем Трубецким и его укрепления сравнены с землей. В Мстиславле сохранилось два историко-археологических памятника: Девичья гора и Замковая гора. http://globus.tut.by/mstislavl/index.htm) Князь М.И.Мстиславский умер около 1536 года. Дед - князь Феодор Михайлович Мстиславский поступил в 1526 году на службу к Великому Князю Московскому; дважды в 1527 и 1535 годах разбил татарские отряды, умер в 1550 году. Его отец - Иван Федорович Мстиславский в 1541 году был кравчим, в 1547 году спальником, с 1548 года боярином; пользовался особенным расположением Царя Иоанна Грозного. В Казанском походе 1552 года и в походе против ливонцев 1559 года был первым воеводой. При учреждении Опричнины князь И.Ф.Мстиславский был поставлен во главе Земщины, был вторым боярином после И.Д.Бельского и назывался «земским боярином». В 1572 году князь И.Ф.Мстиславский был новгородским наместником. Умирающий Царь Иоанн Грозный назначил его советником Государевой Думы; но после воцарения Царя Феодора Иоанновича за участие в заговоре против Царицы Ирины он был сослан в Кириллов монастырь, где умер в 1586 году (http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/199130;). Конечно, заслуги деда и отца перед Россией были значительными: постоянно род князей Мстиславских стал служить новому Отечеству с 1526 года. Но и 72 года такой службы в глазах русского духовенства, когда дед князя Ф.И.Мстиславского был рожден католиком и взрослым принял Православие уже на русской службе, в чрезвычайных обстоятельствах не были гарантией верности Православию внука. Человек-то он, может быть, был весьма порядочный и глубоко обрусевший, но не как кандидат в Русские Цари. Вспомним, сын беглого ревнителя православного благочестия князя Андрея Ивановича Курбского, природного Рюриковича, ради карьеры на службе польскому королю после смерти отца принял католицизм, и внуки были «ревностными» католиками, пока не угодили в русский плен.

117. Великий Князь Суздальский Андрей Ярославич умер в 1255 году, младший брат Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского.

118. Князья Трубецкие - ведут свой род от внука Гедимина, Корибута-Дмитрия Ольгердовича, князя Брянского, Черниговского и Трубчевского, участника Куликовской битвы, погибшего в битве на Ворскле (1399) вместе с сыном Иваном. После его гибели княжеством правил его сын Михаил Дмитриевич. После смерти Михаила Дмитриевича княжество было разделено между его сыновьями: Семёном Михайловичем и Юрием Михайловичем. Юрий Михайлович в 1445 бежал в Москву, а его половина княжества была отдана Ивану Васильевичу Чарторыйскому. Его сын Иван Юрьевич Трубецкой в 1499 году выиграл процесс против Чарторыйского и вернул себе отцовскую половину княжества. В 1500 году он снова бежал в Москву, но с занятием Северской земли московскими войсками в 1503 году вновь вокняжился на своем уделе и правил до смерти в 1520 году. После него уделом правил его внук Симеон-Богдан Александрович до своей смерти в 1543 году, после чего эта ветвь пресеклась. Что же касается до Семёна Михайловича, то у него был сын Иван Семенович (умер до 1499), а у последнего - сыновья, также перешедшие на сторону Москвы и сохранившие свои княжения: Андрей Иванович (умер 1546), Иван Иванович (ум. 1538), Федор Иванович (княжил до 1540, ум. 1541), Семён Иванович - боярин, наместник Косторомы, последний удельный князь Трубчевский, княжил с 1520 до своей смерти в 1566. Князь Андрей имел сыновей: Михаила Андреевича (ум. 1557); Василия Андреевича (ум. 1561, был наместником в Брянске); Никиту Андреевича (был наместником в Белеве). Потомство Андрея Ивановича пресеклось на его внуках: боярах Фёдоре Михайловиче (ум. 1602), известном опричнике и воеводе, и Андрее Васильевиче, члене Семибоярщины (ум. 1612). После их смерти продолжателями рода остались внуки Семёна Ивановича. Семён Иванович, последний владетель Трубчевска, имел четырёх сыновей: Романа Сёменовича; Василия Семёновича; Александра Семёновича; Михаила Семёновича; род Трубецких продолжили сыновья Романа Семёновича - бояре Никита Романович Косой (ум. 1608), опричник и воевода, и Тимофей Романович. Тимофей Романович был отцом известного деятеля Смутного времени Дмитрия Тимофеевича Трубецкого, руководителя Первого ополчения, одного из первоначальных «кандидатов» на Царский Престол в Январе 1613 года, затем наместника Сибирского. Князь Д.Т.Трубецкой умер бездетным (1625), как и его брат Меркурий Тимофеевич, так что представителями Трубецких остались только потомки Никиты Романовича Косого. (http://ru.wikipedia.org/wiki/Трубецкие).

119. Князья Катыревы-Ростовские происходили от боярина Князя Ивана Андреевича Ростовского, прозванного Катырь (умер в 1543), потомка в десятом колене Святого Благоверного Князя Василия (Василька) Константиновича Ростовского (родился 7 декабря 1208 года +4 Июля 1174 года) - внука Великого Князя Всеволода Большое Гнездо. Дед М.П.Катырева-Ростовского князь Петр Иванович - воевода и участник походов крымского (1540-1541), казанского (1544), шведского (1549) и полоцского (1550). Сам князь Михаил Петрович Катырев-Ростовский был послан в 1581 году первым воеводою большего полка под Могилев и другие литовские города, в 1582 году разбил шведов, в 1590 году опять был послан против них. В 1605 году послан к Кромам приводить войска к присяге и быть там первым воеводою Большого полка против Самозванца, но, узнав об измене войска, тайно уехал. В 1606 году был воеводою в Великом Новгороде и в том же году, верстая дворян и детей боярских Деревской пятины, умер от язвы. Его сын князь Иван Михайлович - в 1608 году был воеводою в походе против стародубского самозванца, позже воеводою и первым судьей Владимiрского приказа. С ним пресекся род Катыревых-Ростовских (http://www.rodoslovia.ru/rostov.html).

120. Князь Иван Михайлович Глинский сын князя Михаила Васильевича. В 1572 году участвовал в походе к Великому Новгороду и против шведов, он состоял при Царе Иоанне Васильевиче рындой с большим саадаком. В 1573 году на свадьбе Арцымагнуса и в 1575 году на свадьбе Царя Иоанна Васильевича с Анной Васильчиковой был одним из поезжан. В 1580 году конюший, а в 1586 году ему было пожаловано боярство. В 1587 году на случай прихода крымского хана стоял с большим полком на берегу реки Оки. 28 Января 1588 года, на другой день поставления в Патриархи Иова, пришел к нему за благословением и принес дары. В 1591 году во время прихода крымского хана под Москву был воеводой у Царя Феодора Иоанновича во Дворе. В 1598 году был оставлен на Москве, когда Б.Ф.Годунов пошел в Серпухов против крымского хана Казы-гирея. Князь И.М.Глинский принял схиму с именем Иона в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре и умер в 1602 году (http://www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=25590).

121. Дочь Б.Ю.Сабурова была первой женой Царевича Иоанна Иоанновича, но в 1572 году, видимо из-за бездетности, была пострижена с именем Александра в Покровский Суздальский монастырь (умерла в 1619 году).

122. Кстати, среди Годуновых, которые подписывали грамоту 1 Августа 1598 года, четверых из двенадцати Годуновых представляют другие участники Собора. Так, вместо окольничего Якова Михайловича Годунова подписался четвертый по чести окольничий Дмитрий Иванович Вельяминов, в соответствующем месте указана и подпись самого Д.И.Вельяминова. Вместо стольника Ивана Михайлова сына Годунова подписался сороковой по чести стольник Сила Михайлов сын Вельяминов, он же расписался и за Алексея Иванова сына Годунова. А среди московских дворян вместо Петра Васильева сына Годунова расписался двадцать второй по чести дворянин Елизар Сабуров. Как видно, родовые связи Годуновых с Вельяминовыми и Сабуровым выглядят как близкородственные.

123. Справедливости ради необходимо отметить, что в работах некоторых современных историков есть суждения, что список старших бояр Государевой Думы, который содержится в Утвержденной Грамоте 1598 года, на самом деле определяет состав Думы не зимне-весеннего периода, а отражает состав Думы, который сложился к Сентябрю 1598 года, то есть уже после Восшествия Царя Бориса Феодоровича на Престол к моменту Венчания Его на Царство. У сторонников такой точки зрения есть довольно веские аргументы, но здесь я не рассматриваю эту точку зрения, а в своем анализе использую наличный исторический источник.

124. ААЭ. Т. II. С. 19. Выделено мной. - Л.Б.

125. ААЭ. Т. II. С. 20.

126. ААЭ. Т. II. С. 20. Выделено мной. - Л.Б.

127. ААЭ. Т. II. С. 20-21. Выделено мной. - Л.Б.

128. ААЭ. Т. II. С. 21. Выделено мной. - Л.Б.

129. ААЭ. Т. II. С. 21. Выделено мной. - Л.Б.

130. В Церковной среде, в частности, весма популярна древняя Афонская притча «Выбор Креста». Неоднократно слышал её изусно, но что характерно, без вариаций - в одних и тех же выражениях. Сейчас её текст можно отыскать и в Интернете на различных православных страницах:

«Был один простодушный поселянин, который жил трудами рук своих, но зарабатывал очень мало: едва доставало ему, чем прокормить себя и семью свою. Раз пошёл он к берегу моря, присел на камень и стал смотреть, как к пристани подходили большие корабли с богатыми товарами, и как потом эти товары выгружали и везли в город для продажи. И запала ему в голову грешная мысль: "Зачем Господь одним людям послал богатство и всякое довольство, а других оставил жить в бедности?" И начал он роптать на свою горемычную долю. Между тем полуденное солнце сильно пекло; бедняка стала одолевать дремота, и он незаметно заснул. И снится ему, что стоит он у подошвы высокой горы; подходит к нему почтенный Старец с длинною бородою и говорит ему:

- Иди за мной!

Он послушался и пошёл за ним. Долго они шли и, наконец, пришли на такое место, где лежало великое множество Крестов всякого вида и различной величины. Были Кресты большие и малые, золотые и серебряные, медные и железные, каменные и деревянные. И говорит ему Старец:

- Видишь, сколько здесь Крестов? Выбирай себе любой и неси его на вершину той самой горы, которую ты видел пред собой.

Взглянул наш простец на золотой Крест: такой он красивый, точно Красное Солнышко сверкает. Понравился ему этот Крест, и он хотел взять его на плечи, но, сколько ни трудился, не мог этот Крест не только поднять, но и с места сдвинуть.

- Нет, - говорит ему Старец, - видно, не внести тебе этого Креста на гору. Бери другой - серебряный. Может быть, он будет по силам.

Взял простец серебряный Крест. Этот был, правда, легче золотого, но всё-таки и с ним он ничего не мог поделать. То же было и с медным, и с железным, и с каменным Крестами.

- Нечего делать, - говорит ему Старец, - бери один из деревянных Крестов.

Тогда взял себе простец самый малый из деревянных Крестов и легко и скоро отнёс его на ту гору. Обрадовался он, что нашёл, наконец, один Крест по своим силам, и спросил своего спутника:

- А какая награда мне будет за это?

- Чтобы ты сам рассудил, чем наградить тебя, - отвечал ему тот, - я открою тебе, что это за Кресты, которые ты видел. Золотой Крест, который так тебе сначала приглянулся, - это Царский Крест. Ты себе думаешь: как хорошо и легко быть Царём. А того не соображаешь, что Царская Власть - самый тяжёлый Крест. А серебряный Крест - это Крест всех тех, кто властью облечён, - это Крест Пастырей Церкви Божией, Крест ближайших слуг Царевых. У всех них тоже много забот и скорбей. Медный Крест - это Крест всех тех, кому Бог богатство послал. Ты вот им завидуешь и думаешь, какие они счастливые. А богатым тяжелее жить, чем тебе. Тебе, после своих трудов, можно спокойно уснуть: никто не тронет твоей убогой хаты и твоего малого добра. А богатый человек всегда - и днём и ночью - боится, как бы кто-нибудь не обманул его, не обокрал, не поджёг его дом. Кроме того, богатый за богатство своё ответ Богу даст: как он своё богатство употребляет. А случится беда - обнищает богач: сколько скорбей тогда на него обрушится: А вот железный Крест - это Крест людей военных. Порасспроси тех, которые бывали на войне, и они скажут тебе, как им часто приходилось проводить ночи на голой, сырой земле, терпеть голод и холод: Каменный Крест - это Крест людей торговых. Тебе нравится их жизнь, потому что им не приходится работать, как тебе? Но разве не бывает, что едет купец за море, тратит весь свой капитал на товар, а товар весь гибнет от кораблекрушения, и возвращается несчастный купец домой совершенным бедняком? А вот деревянный Крест, который ты так легко внёс на гору, это и есть твой Крест. Ты жаловался, что жизнь у тебя трудная, а теперь вот видишь, что она гораздо легче, чем жизнь других людей. Знал Сердцеведец Господь, что во всяком другом звании и положении ты погубил бы свою душу, вот Он и дал тебе Крест самый смиренный, самый лёгкий - Крест деревянный. Итак, ступай и не ропщи на Господа Бога за свою бедную долю. Господь даёт каждому Крест по его силам, - сколько кто может снести.

При последних словах Старца поселянин проснулся, поблагодарил Бога за вразумительный сон и с того времени никогда больше не роптал на Бога». «Выбор креста». Выделено мной. - Л.Б.

131. Слова: «Яко же рече Божественный Апостолъ: его же бо хощy, рече Богъ, того и помилую, и его же ущедрю, того и ущедрю: мой бо есть даръ, ему же хощу предамъ его» соотносятся с Посланием к Римлянам Святого Апостола Павла: Моисеови бо глаголет: «помилую, егоже аще помилую, и ущедрю, егоже аще ущедрю» (Исх. 33, 19). Темже убо ни хотящаго, ни текущаго, но милующаго Бога. Глаголет бо писание фараонови: «яко на истое сие воздвигох тя, яко да покажу тобою силу Мою, и да возвестится имя Мое по всей земли». Темже убо егоже хощет, милует: а егоже хощет, ожесточает (Рим. 9, 15-18). В русском Синодальном переводе это звучит так: Ибо Он говорит Моисею: кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею. Итак помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего. Ибо Писание говорит фараону: для того самого Я и поставил тебя, чтобы показать над тобою силу Мою и чтобы проповедано было имя Мое по всей земле. Итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает (Рим. 9, 15-18). - Выделено мной. - Л.Б.

132. Слова «Яко же Пророкъ рече: Жребiй убо Божiй Царьское Величество: на него же возложитъ Богъ, на томъ и совершится» мне пока не удалось идентифицировать с каким-либо текстом Священного Писания, с кем-то из Пророков Божиих. Но эта фраза, как и предыдущий Библейский пассаж, целиком присутствует в Утвержденной Грамоте 1613 года (Утвержденная Грамота объ избранiи на Московское Государство Михаила Өедоровича Романова съ предисловиемъ С.А.Белокурова. 2-е изданiе Императорскаго Общества Исторiи и Древностей Россiйскихъ при Московскомъ Университет±. Москва, 1906. С. 47).

133. Текст: «Яко же рече святый Деонисей Ареопагитъ: Превысокою, рече, дражайшею честно предпочтилъ есть Богъ человеческiй родъ, еже рече предпочтенiемъ царьскимъ: его же бо дарованiемъ симъ одарить Богъ восхощетъ, на семъ уже во чреве матери честь ciю возложитъ и изъ младенства на cie предустроитъ», в сочинениях Священномученика Дионисия Парижского Ареопагита мне пока найти не удалось.

134. Содержание текста: «О велицемъ Царе Давиде: сей убо Царствiя рогомъ помазанъ бысть, Царь силенъ и славенъ во Израили предъизбранъ Богомъ и толикъ преславенъ бысть, яко именемъ его весь Израиль хваляшеся, и въ толикую высоту достиже, яко Христу прародитель бысть и богоотецъ наречеся», относится к истории Царя и Пророка Давида, описанная в трех Книгах Царств Ветхого Завета. Пророк Самуил помазывал юного пастуха Давида на Царство Израиля елеем, для которого сосудом служил рог, но вместе с тем - рог символ Царского могущества. В Службе Святой Мученице Татиане, в Великой Вечерне, совершаемой накануне праздника, поется: «Песнь 3: Ирмос: Крепость даяй Царем нашим Господь и рог Помазанных Своих возносяй от Девы раждается, грядет же ко Крещению. Тому вернии возопиим: несть свят, яко Бог наш». Выделено мной. - Л.Б.

135. История сына Патриарха Иакова - Иосифа Прекрасного излагается в 37-50 главах библейской Книги Бытия, братья продали его в рабство, работорговец отвез его в Египет, а там Иосиф заслужил доверие фараона и стал правителем Египта.

136. ААЭ. Т. II. С. 21-22. Выделено мной. - Л.Б.

137. По Церковному Преданию, до Святого Константина Великого первыми христианским Государями были некоторые Цари Эдесские.

138. ААЭ. Т. II. С. 22. Выделено мной. - Л.Б. Видение Кесарю Константину Креста на небе в 312 году перед битвой с узурпатором Максентием и обретение в 326 году его Материю Царицей Еленой в Иерусалиме Животворящего Креста Господня отобразилось Богослужебных гимнах Кресту, где он, в частности, именуется «Крест - Царей Держава, Крест Царей Слава», а в Тропаре Кресту Господню прежде было обязательно прошение о даровании побед Царствующему Царю или Императору, например: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы Благочестивейшему Государю Императору Николаю Александровичу на супротивныя даруяй, и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство». Видимо, на этом основано Церковное Предание о Золотом Царском Кресте, который самый тяжкий из всех Крестов Человеческих.

139. Успенский Ф.И. История Византийской Империи VI-IX веков. М., 1996. С. 95-96.

140. Успенский Ф.И. История Византийской Империи VI-IX веков. С. 176-177.

141. ААЭ. Т. II. С. 22. Выделено мной. - Л.Б.

142. Успенский Ф.И. История Византийской Империи VI-IX веков. С. 380.

143. ААЭ. Т. II. С. 22-23. Выделено мной. - Л.Б.

144. Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных (Мф. 20, 16); Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели придти. Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и всё готово; приходите на брачный пир. Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их. Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их. Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны; итак пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир. И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов; ибо много званых, а мало избранных (Мф. 22, 2-14).

145. Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф. 7, 21).

146. В толковании Святителя Афанасия Великого на 48-й Псалом Царя Давида, на его шестой стих: Вскую боюся в день лютъ? беззаконие пяты моея обыдетъ мя (Пс. 48, 6), сказано: «Вскую боюся в день лют? Этим начинает слово о суде, изложив первую часть учения как бы в виде предисловия. Начинает же вопросом, чтобы иметь на него и ответ. Вопрос таков: вскую боюся? На слове «боюся» должно пресечь речь, чтобы вышел такой смысл: если кто спросит, вскую боюся, желая узнать от меня причину моего безпокойства, то пусть без недоверчивости выслушает, что есть лютый день, которого боюсь и ужасаюсь. Ужасаюсь же, потому что в тот день беззаконие пяты моея обыдет мя, то есть обыдет то уклонение от Божественного пути, какое сделал я в жизни, по развлечению и обольщению преступив закон Божий. Посему сказано: нечестие сие обыдет мя, тогда как надлежало бы сказать: предстанут предо мною лукавые дела мои, какие сделаны мною, окружая и осаждая меня отовсюду и не давая мне возможности избегнуть мучения. Днем же лютым называет день суда, потому что он лют будет для подвергаемых мучению. И Апостол наименовал его днем гнева, сказав: собираеши себе гнев в день гнева (Рим. 2, 5)» (Святитель Афанасий Великий. Творения в четырех томах. Том IV. М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1994. С. 36-423. Репринтное воспроизведение издания: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902-1903. http://www.orthlib.ru/Athanasius/ps048.html).

147. Святитель Игнатий Брянчанинов в слове «О отшельнической жизни» свидетельствовал: «Святый Дух действует самовластно, как Бог; приходит в то время, как смирившийся и уничиживший себя человек отнюдь не чает пришествия Его. Внезапно изменяет ум, изменяет сердце. Действием Своим объемлет всю волю и все способности человека, не имеющего возможности размышлять о совершающемся в нем действии. Благодать, когда будет в ком, не показывает чего-либо обычного или чувственного, но тайно научает тому, чего прежде не видел и не воображал никогда. Тогда ум тайно научается высоким и сокровенным тайнам, которых, по Божественному Павлу, не может видеть человеческое око, ниже постигнуть ум сам собою...» (http://archiv.kiev1.org/page-1356.html).

148. Святитель Филарет, Митрополит Московский, писал: «Зло творить и грешить мы сами можем и грешим, но добро творить без Бога не можем» (http://www.ioann.ru/?id=180&partid=2).

149. ААЭ. Т. II. С. 23. Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой - виноградарь. Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода. Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам. Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают. Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам (Ин. 1-7). Выделено мной. - Л.Б.

150. ААЭ. Т. II. С. 23. Выделено мной. - Л.Б.

151. ААЭ. Т. II. С. 24. Выделено мной. - Л.Б.

152. ААЭ. Т. II. С. 24-25. Выделено мной. - Л.Б.

153. ААЭ. Т. II. С. 25. Выделено мной. - Л.Б.

154. ААЭ. Т. II. С. 25. Выделено мной. - Л.Б.

155. Феодосий (Вятко или Якимов) с 1566 года был Архимандритом Московского Спасо-Андрониковского монастыря, в 1568 го повелением Царя Иоанна Грозного в числе особо доверенных лиц ездил в Соловецкий монастырь для собирания материала о бывшем настоятеле этого монастыря, Митрополите Филиппе II. В 1569 году сопровождал Царя Иоанна во время поездки его в Новгород. Не ранее конца ноября 1570 года Феодосий был перемещен в Троицкий Сергиев монастырь. В 1571 году он подписался вместе с другими духовными и светскими лицами под клятвенной записью на верность Царю, данной князем И.М.Мстиславским. В конце апреля и начале мая 1572 года присутствовал на Соборе, разрешившем Царю Иоанну вступить в четвертый брак и избравшем нового Митрополита - Антония. По окончании Собора сопутствовал Царю Иоанну при посещении им Новгорода и 23 июня участвовал там в торжественной встрече иконы Пречистой Божией Матери Владимирской. В конце того же года Феодосий был освобожден от настоятельства в Троицком монастыре, чтобы стать духовником Царя Иоанна, хотя остался приписанным к Троице-Сергиевой Лавре. В Январе 1580 года он принимал участие в Соборе о монастырских вотчинах и подписался под Соборной приговорной грамотой 15 Января, как «Троицы Живоначальные Сергиева монастыря бывший архимандрит». 6 Января 1583 года Феодосий был при Царе во время приезда его в Троицкий монастырь для молитвы по умершем от болезни Царевиче Иоанне: «Царь... на заутрени Богоявленьева дни слушал заутреню и обедню в средней церкви; и призвал к себе келаря старца Евстафия, да старца Варсанофия Якимова, да тут же духовник его стоял близко, архимандрит Феодосий, - только трое их; и учал государь царь рыдати и плакати и молити...» 20 Июля 1584 года, по-видимому, именно этот Феодосий подписался на соборной грамоте о монастырских вотчинах Архимандритом Спасо-Андрониева монастыря. В Рязанских Синодиках имя его приводится в ряду Рязанских Епископов вслед за Епископом Леонидом, а Хронограф Румянцевского музея называет его «первым Архиепископом Резани». Других указаний на Епископство его в Рязани нигде не встречается. Если верно, что он был Рязанским Архиепископом, то это могло быть лишь в 1586-88 годах, составляющих пробел в имеющихся пока в печатной литературе сведениях о рязанской иерархии. ПСРЛ. Т. III; ААЭ. Т. I; СГГД. Т. I; Карамзин Н.М. История государства российского. Т. IX. СПб., 1843; ЧОИДР. 1863. Кн. 2. Отд. І; Горский А., протоиерей. Историческое описание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. M., 1890; Григорий, Архимандрит. Списки Настоятелей Московского Спасо-Андрониева второклассного монастыря. М., 1890. По статье Н.Туберозова из Русского биографического словаря. Под редакцией А.А.Половцева. Т. 21. СПб, 1901.

156. ААЭ. Т. II. С. 25-26. Выделено мной. - Л.Б.

157. ААЭ. Т. II. С. 27. Выделено мной. - Л.Б.

158. ААЭ. Т. II. С. 27. Выделено мной. - Л.Б.

159. ААЭ. Т. II. С. 27. Выделено мной. - Л.Б.

160. ААЭ. Т. II. С. 27. Выделено мной. - Л.Б.

161. ААЭ. Т. II. С. 28. Выделено мной. - Л.Б.

162. ААЭ. Т. II. С. 28.

163. ААЭ. Т. II. С. 28.

164. ААЭ. Т. II. С. 29.

165. ААЭ. Т. II. С. 29-30. Выделено мной. - Л.Б.

166. ААЭ. Т. II. С. 32. Выделено мной. - Л.Б.

167. ААЭ. Т. II. С. 33. Выделено мной. - Л.Б.

168. ААЭ. Т. II. С. 33. Выделено мной. - Л.Б.

169. ААЭ. Т. II. С. 34. Выделено мной. - Л.Б.

170. ААЭ. Т. II. С. 34. Выделено мной. - Л.Б.

171. ААЭ. Т. II. С. 34. Выделено мной. - Л.Б.

172. ААЭ. Т. II. С. 35. Выделено мной. - Л.Б.

173. ААЭ. Т. II. С. 36. Выделено мной. - Л.Б.

174. ААЭ. Т. II. С. 36. Выделено мной. - Л.Б.

175. ААЭ. Т. II. С. 37. Выделено мной. - Л.Б.

176. Общецерковное празднование иконы Божией Матери «Смоленская» 21 Февраля не устоялось, память иконы чествуется 28 Июля / 10 Августа. Видимо, после Смутного Времени в эпоху первого Царствования новой Династии Романовых при Патриаршестве Святейшего Патриарха Филарета (Романова) празднование было отменено. Впрочем, в самом Новодевичьем монастыре праздник как местный мог сохраняться, ведь духовное событие случилось прежде небывалое - с грандиозным Крестным Ходом в стенах обители побывали все главные Святыни Москвы. Обычно в монастырях трепетно относились к живой истории обители и укрепляли свои традиции устойчивым Богослужебным преданием, невзирая на перемены общего «курса». Надо бы поинтересоваться в дореволюционной литературе по истории Новодевичьего монастыря: не сохранялись ли в ней следы такой самобытной традиции?

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. Re: Державный Собор 1598 года

Спасибо Вам, Леонид Евгеньевич, за познавательный и поучительный глоссарий по самодержавию. В примере со словом "судьба" (получившем сегодня значение фатума) видно, как искажены корневища языка нашего. А "судьба" (может, древне судбо - суд Божий), как у Вас показано, имеет другую этимологию. Много русских корней потеряли их смысл. Взять, слово "изобретатель". Сегодня - это самостоятельный автономный придумщик. А если слово разложить (в инверсии), видно: все от Бога - [b]обрел ИЗ[/b] невидимого источника, из-обретатель.

Адриан Роум / 07.09.2011
Леонид Болотин:
«Боже мой, как грустна наша Россия»
К печальному 60-летию Василия Бойко-Великого
31.08.2019
Прошу молитв об узнике Василии Бойко-Великом
Завтра состоится заседание суда
14.08.2019
Свободу Василию Бойко-Великому!
В Москве совершен молебен о здравии и укреплении духовных сил раба Божия Василия
12.08.2019
Отступать некуда…
Об очевидных мотивах преследования Василия Бойко-Великого
22.06.2019
Все статьи автора
"Имперский архив"
Благотворительность святого Царя Николая II
4/17 июля - память Страстотерпцев Императора Николая II, Императрицы Александры, царевича Алексия, великих княжен Ольги, Татианы, Марии, Анастасии
16.07.2019
Сочти число Зверя
Прогресс как соблазн. Части I - II
04.06.2019
Табель о рангах Петра I
Перевод на современный русский язык
21.05.2019
Все статьи темы