Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

По следу Фантомаса

Павел  Баринов, Русская народная линия

10.06.2011


Или как либеральные теория и практика, приведшие к деградации семьи в Западной Европе, вползают в наше общество …

В Санкт-Петербурге прошла II-я Международная научно-практическая конференция «Современные формы семьи в России и Швеции: тенденции и перспективы развития».

К слову, о заголовке заметки – поколения 60-80 годов прошлого века, помнят очаровательного антигероя - злого гения французского кино, чьи приключения, безконечно смаковались телевидением (под стать эпопее Дж. Бонда) - непобедимого и неуязвимого «Фантомаса», который присутствует всегда и везде – но никто не может его не только поймать, но и узнать…

«…По делам их узнаете их…» - так священное писание рекомендует распознавать прошенных и непрошенных гостей, нравоучителей и др. Так мы и поступим – попробуем разобраться, есть ли «фантомасы» среди залетных деятелей из Европы, налетевших как осы на запах меда, исходящий из открытого улья, вдруг оставленного открытым безрассудным «россеянским» пасечником…

Приведу ниже вопросы, ответ на которые позволяет приблизиться к образу и сущности современного «фантомаса» - злого либерального духа, располагающего самыми продвинутыми технологиями для совершения своих губительных для нашего общества замыслов:

- Откуда берутся либеральные напасти?

- Кто и какими методами насаждает фоновую либеральную идеологию, или тренд общественного мнения, магнетически притягивающий к себе легкомысленных наших соотечественников?

- Чем конкретно для наших соотечественников, заканчиваются нововведения (вместо избитого слова «инновации»), протащенные под шумок абстрактной либерально-правовой риторики?

- Как либеральная риторика о свободах (выбора сексуальной ориентации, защите меньшинств, защите детей и пр.) превращается в железную хватку диктатуры на горле русского народа, не особо вникающего в их «модернизируемое» содержимое, находящееся внутри забалтываемых «правовых» понятий?

В свете расставленных выше акцентов, хочу поделиться своими впечатлениями от участия во II-ой Международной научно-практической конференции «Современные формы семьи в России и Швеции: тенденции и перспективы развития», которая проходила 18-19 мая 2011г. в Северо-Западной академии государственной службы.

Предысторией моего участия в данной конференции стал круглый стол, проходивший в СЗАГС летом 2010 года, посвященный проблемам ювенальной юстиции и проходивший с участием Натальи Захаровой, организованный специалистами СЗАГС и экспертами Гражданской коалиции в поддержку российских традиций образования и воспитания «Родительское стояние». Следует напомнить, что Наталья Захарова ныне осуждена французским судом и привезена в Россию для отбывания наказания)…

Для участия в конференции был заявлен доклад координатора Коалиции «Родительское стояние» Василия Владимировича Кухаря «Баланс традиций и инноваций в процессе формирования семейной политики». Подготовка доклада и участие в конференции были получены мне. Перед тем как познакомить читателя с текстом подготовленного мной доклада, подробно остановлюсь лишь на нескольких обстоятельствах и одном из выступлений на конференции, тех, которые и произвели на меня весьма неблагополучное впечатление.

Перейду к сути освещаемого события. …Уже не первый год, профессионально занимаясь социальным мониторингом и защищая традиции российской семьи, участвуя в различных мероприятиях, в том числе организуя их, я сталкивался с иностранными специалистами и общественными деятелями, представляющими на заявленные в теме конференции вопросы полярные взгляды: от ультраконсервативных, традиционных  - до либерально-диктаторских. Например, выступление в традиционном духе финского эксперта и правозащитника Йохана Бэкмана, в программе «Отражение» на канале «ТВ-100» 27 декабря 2010г. («Должно ли государство ужесточать контроль за жизнью семьи?», 45-я минута эфира).

Выступление Бекмана - яркая противоположность выступлению на данной конференции Старке Микаела - «Общая система взглядов на современную семью» (Институт социальной работы Гетеборгского университета, Швеция).

В своем выступлении господин Старке рассказал о проводимой в Швеции «социализации детей как воспитанников общественных детских садов (государственных) с возраста 1,5 лет, для того чтобы дети уже к 3-м годам знали свои права и могли реализовать свою «свободу»…». Раскрывая эту тему в дальнейшем, г-н Старке перешел на либеральную риторику о необходимости такой политики при сложностях в воспитании детей в шведских семьях из-за занятости обоих супругов на работе, и реализации родителями их собственных свобод». В завершение, он высказал предложение «социализировать» и российских детей, так как это происходит в Швеции, да и во всем мире, так как проблематика семейных отношений в цивилизованных странах имеет сходную природу…

На мои вопросы о том, как относятся шведские родители к такой постановке вопроса, в которой дети рассматриваются отдельно от родителей, и о том, как родители воспринимают государственную установку на «социализацию» (по сути, воспитание вне семьи) собственных детей, г-н Старке откровенно ответил, что в шведском обществе большое протестное движение против этих тенденций, «в обществе идет дискуссия, однако правительство продолжает реализовывать выбранный курс».

У питерских чиновников, преподавателей и социальных работников вопросов к г-ну Старке не нашлось… Видимо, собравшиеся еще не переносят сказанное им на свои семьи, не понимая насколько близка к ним самим принудительная «социализация» детей. Однако, несмотря ни на что, альма-матер питерских госслужащих предпринимает в сотрудничестве с Гетеборгским университетом подготовку наших соцработников в указанном русле.

Кроме того, прослушав пленарное заседание, сложилось впечатление, что питерские докладчики отчитывались о проделанной работе шведам, а те принимали отчеты… В принципе, и это было ожидаемо, однако все равно оставило осадок на душе… Оценивая российские реалии в настоящее время, приходишь к выводу о том, что окружающий нас мир сжимается как шагреневая кожа, выдавливая нас из пространства привычной для нас свободы и жизни, но открывая возможности «свобод» для широкого круга отщепенцев…

В заключение, не без благодарности за открытость сотрудничества с СЗАГС, хочу выразить надежду на достижение разумного баланса между традициями и взглядами на семью, сложившимися в России и модернизаторским подходом к семейной политике и социальной работе. Большинство «новаций» перенимают (причем, в плохом переводе) не самые подходящие для нашего общества взгляды на семью и социальные технологии из них происходящие. В СССР-России, давно и без оглядки на европейских «партнеров» сложилась своя система социальной работы, базирующаяся на традиционных ценностях, а советско-российское законодательное наследие в области регулирования семейной и детской политики признавалось одним из самых эффективных в мире.

С чувством выполненного долга предлагаю вниманию читателей доклад.

Баланс традиций и инноваций в семейной политике

Наши западные гости добились больших успехов в регулировании социума внешними установлениями – будь то законы или критерии оценки благополучности семьи. Но все они транслируют восприятие либеральной свободы отношений между людьми и облекают либерализм в юридические рамки.

Таково положение на сегодняшний день - это постхристианские реалии, многие оценивают их как антихристианские…

На самом деле, это началось еще тогда, когда этические и нравственные нормы поведения, транслированные христианством (примером христианского мироощущения является творчество Сельмы Лагерлеф и Ганса Христиана Андерсена), были положены в основу законов и приобрели юридическую силу.

Таким было законодательство и дореволюционной России, и Советского Союза. Его основные установки, были основаны на высокой нравственности социума и коллективизме – имеющем корни в соборности и земстве русских, на внутреннем делании личности для соответствия этой общности. Эта твердая идеологическая платформа, как и сама семья в рассматриваемом  аспекте, были базой для воспроизводства как самой нации, так и креативного (творческого), нравственного и демографического потенциала государства, созданного этой нацией. По сути, это есть реализация философской концепции «я есть тот, кем буду», вытягивающей личность на новый уровень.

Законодательство «новой» России подразумевает атомарное, индивидуалистское и эгоистическое восприятие личности, установки которого направлены во внешнюю сферу деятельности и подразумевают жесткий контроль за любым «эгоистическим» объектом, на который ориентирован закон (философский концепт «я есть тот, кто я есть»).

Однако, смею утверждать, что жизнь зрелой традиционной семьи, за счет ее внутренней высокой нравственности не нуждается в сугубом внешнем регулировании…

Следует признать отсутствие критериев и механизмов трансляции такой нравственности через общественно-государственные институты в либеральном обществе, и эта нравственность передается только в семье. Таким образом, достаточно изменить взгляд на семью (например, объявить ее свободной от религиозных, нравственных, сексуальных и прочих «предрассудков») и узаконить это отношение через либеральный взгляд хотя бы на одни межполовые отношения - сразу потребуется внешнее регулирование этой т.н. «семьи», так как накал страстей, «увлечений» и даже количество т. н. «супругов», да и все прочее в ней, угрожает проблемами для общества. Перечень этих проблем выходит за рамки данного доклада, однако на первое место выходят демография (вырождение нации - посредством отсутствия воспроизводства) личностная деидентификация (в т.ч. половая), национальная и пр.  Что и происходит сейчас.

Дальнейшее развитие либерализма (ослабление нравственных норм, свойственных традиционным отношениям в естественной семье) приводит и вовсе к отказу от норм (стереотипов поведения), составляющих религиозную, начальную традиционную национальную и государственную идентичность социума.

Со стороны это выглядит как унификация глобального характера – вводится уже единая для всех стран Европы система регулирования семейных отношений – т.н. «ювенальная юстиция».

Эта система базируется на попытке атеистически-умозрительной (разумной, эмпирической) оценки и познания состояний социума и противопоставляется традиционному для России религиозному или идеологическому подходу, в котором идея Бога являлась естественным внутренним нравственным регулятором всех отношений.

В Советском Союзе идея сущего Бога была заменена лжерелигией коммунизма, но, по сути, сохранила свое нравственное (христианское) содержание (как пример «Моральный кодекс строителя коммунизма»).

Вот это и есть линия фронта, по разные стороны которой находятся традиционный и инновационный взгляды на семью.

Это противостояние вполне можно назвать идеологическим: антропоцентричная идеология западных «инноваций» против теоцентричной (социоцентричной) идеологии российских традиций …

При сохранении темпа и вектора «инноваций» возникает вероятность реализации пессимистического прогноза - дальнейшая оголтелая либерализация семейных отношений ставит под угрозу раскола и уничтожения национальную, культурную, религиозную, а в последствие и государственную идентификацию и целостность России. Например: легализуя содомские отношения в семье, государство ставит вне закона христианскую проповедь о содомии как о смертном грехе и нетерпимости к ней, тем самым объявляя Православную Церковь юридически вне закона, а вместе с ней всех ее чад и всю классическую русскую культуру, основанную на традиционных православных взглядах…

В перспективе, угрозой семье становится контрольно-менторская позиция органов соцопеки при исполнении их обязанностей в отношении семей, по той или иной причине попавших в сферу их внимания, а именно - установка на изъятие детей из семьи, обусловленное несоблюдением надуманных критериев. В идеологическом аспекте эта практика органов соцопеки формирует стойкий страх перед родительством и еще большее нежелание иметь детей в современной России.

Рассматривая совокупность некоторых практик и социальных технологий семейной политики, применяемых в настоящее время,  возникает ощущение их антисемейной, антидетской природы.

Например: сначала обществу навязывают под видом «здорового образа жизни» химеру «безопасного секса», в котором главная опасность – беременность, приравненная к ЗППП (заболеваниям, передающимся половым путем). Когда беременность все же происходит, рекомендуют «не плодить нищету», «пожить для себя», «все равно не выносишь» и пр., склоняя к аборту. То же самое происходит под видом «планирования семьи». Даже когда ребенок появляется на свет – остается армия «ювенальных технологий» грозящих его изъятием из семьи… Такие вот перспективы счастливой семьи и счастливого детства – не благодаря окружающему социуму с его ментальными установками, а вопреки…

Источник нежелания иметь детей в семье - неверие в будущее… Особо заметим, что перечисленные выше препятствия к созданию семьи и рождению ребенка имеют ментальную (идеологическую, религиозную) природу. Таким образом, можно констатировать, что они наступают вследствие внедрения в социум соответствующей ИДЕОЛОГИИ, посредством ее ввода в информационное пространство социума имеющимися для этого информационными технологиями.

Для осуществления более оптимистичных сценариев, предлагаем чиновникам, ответственным за формирование направлений семейной политики:

- не хвататься за все возможные «модернизационные» инициативы, как правило, исходящие от международных и иностранных организаций (предлагающих, в том числе, щедрое софинансирование), и направленные на решение (или регулирование) каких-либо проблем в сфере семейных отношений в России, на основе «зарубежного» опыта и системы либеральных взглядов (по сути, идеологии), а прибегнуть к традиционному, опять же, идеологическому (духовному) подходу к этим проблемам;

- создавать общественно-государственные технологии и институты трансляции традиционного подхода и основанного на нем российского опыта.

Примером применения вышеупомянутого подхода для выявления причин семейных проблем и их решения может стать работа Центра «Колыбелька» при Екатеринбургской епархии РПЦ МП.

Баринов Павел Николаевич, эксперт Коалиции граждан и общественных организаций в поддержку российских традиций образования и воспитания «Родительское стояние».


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме