Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Ex oriente lux (Свет с востока)

Павел  Баринов, Русская народная линия

Русская цивилизация и Запад - конкурс / 17.05.2011


Сочинение на конкурс «Русская цивилизация и Запад: преодолима ли мировоззренческая пропасть» …

Древнее пророчество

 И Свет во тьме светит, и тьма не объяла его.

(Евангелие от Иоанна,1:5)

 

Помяни Господи, в Царствии Твоем,

рабов Божьих Вальтера и Веру!

 П.Н.БариновРусская цивилизация и Запад - преодолима ли мировоззренческая пропасть? Ответ на этот риторический вопрос, как ни странно, пришел к нам с самого Запада...

 Их было немало, иностранцев, пишущих о России. История сохранила дневники и имена заграничных «гостей», зачастую изображающих Московию и русские нравы в самых мрачных тонах, клеветнически передёргивая факты, создавая лживые легенды в угоду «заказчикам» - папскому престолу и европейским королям. К сожалению, даже некоторые русские историки принимали за чистую монету наспех состряпанные записки многочисленных штаденов, поссевинов и иже с ними. Последующие времена только расширили список. И вдруг...

«...Русский переживает мир, исходя не из «я», не из «ты», а из «мы»... Он способен искренне радоваться счастью другого человека или сочувствовать его горю. Он проникается душевными состояниями ближнего так, словно они происходят в нём самом... В людях вокруг себя он видит братьев, а не врагов. Его первое побуждение - симпатия и доверие. Он верит в естественную доброту ближнего, пока тот не выкажет обратного, в то время как европеец не приемлет другого, пока тот не докажет благонадёжности... Если европеец отличается надменностью, то русский - очарованием своей естественности, несвойственной для Запада».

Поразительно: слова эти принадлежат перу человека, родившегося и выросшего на Западе. Более того, они принадлежат немцу, проживавшему в гитлеровской Германии...

...Автора этих строк звали Вальтер Шубарт. Он был известным философом. Он искренне верил - Европа и мир могут спастись только славянской душой, точнее - русской душой. Долго и пристально он изучал Россию и русский народ...

...Так родилась его книга «Европа и душа Востока», вышедшая в сердце Европы - Швейцарии, еще в 1938 году. Откуда у нее такое название? От слов автора о том, что проблема Востока и Запада - это прежде всего ПРОБЛЕМА ДУШИ...

Вот, как сквозь призму современности, знакомит читателей с личностью и идеями Вальтера Шубарта журнал «Русский дом» (http://www.russdom.ru/oldsayte/1998/19980304.html):

В 1997 г. исполнилось 100 лет со дня рождения немецкого философа Вальтера Шубарта, судьба которого оказалась очень символично связана с судьбой России в XX веке. Но эта годовщина осталась незамеченной российскими средствами информации. И это несмотря на то, что Шубарт в 1930-е годы написал замечательную книгу о России - «Европа и душа Востока».

И.А. Ильин так писал о Шубарте в 1940 году в эмиграции: «Мы, русские, читаем эту книгу не без волнения: во-первых, - мы узнаем во многих чертах мессианского человека действительно наши русские национальные черты; во-вторых, - мы впервые видим, чтобы западный европеец открыл свои глаза и верно увидел нас, не для того, чтобы презрительно или ненавистно отзываться о нашем народе, а для того, чтобы сказать о нас (если и без полного понимания), то все же с любовью к нам и с верою в нас; в-третьих, - будущее, которое он нам сулит - и позвольте сказать прямо - в которое мало кто из нас не верит, хотя бы смутно, хотя бы предчувствием или мечтой, - это будущее в высочайшей степени радостно, светло и ответственно.

И когда это сказано, когда увидено? Во время третьего десятилетия нашего национально-государственного крушения. Когда, казалось бы, о национальной России перестали и говорить, и думать... Но мы по-прежнему верим в Россию и в будущее нашего народа. Но что увидел его, уверовал в него и провозгласил его человек иной земли и иной крови - это событие волнующее и требующее от нас прямого отклика...»

Напомним же, что писал Шубарт:

«Запад подарил человечеству самые совершенные виды техники, государственности и связи, но лишил его души. Задача России в том, чтобы вернуть душу человеку. Именно Россия обладает теми силами, которые Европа утратила или разрушила в себе...

Поэтому только Россия способна вдохнуть душу в гибнущий от властолюбия, погрязший в предметной деловитости человеческий род, и это верно, несмотря на то, что в настоящий момент сама она корчится в судорогах большевизма. Ужасы советского времени минуют, как минула ночь татарского ига, и сбудется древнее пророчество: ex oriente lux. Этим я не хочу сказать, что европейские нации утратят свое влияние. Они утратят лишь духовное лидерство. Они уже не будут больше представлять господствующий человеческий тип, и это станет благом для людей...

Россия - единственная страна, которая способна спасти Европу... Как раз из глубины своих беспримерных страданий она будет черпать столь же глубокое познание людей и смысла жизни, чтобы возвестить о нем народам Земли. Русский обладает для этого теми душевными предпосылками, которых сегодня нет ни у кого из европейских народов...

В судьбе своего собственного народа, они (русские) не увидели бы никакого смысла, если бы этим одновременно не раскрывался для них смысл судеб всего мира... Можно без преувеличения сказать, что русские имеют самую глубокую по сути и всеобъемлющую национальную идею - идею спасения человечества».

Всем этим Шубарт как человек Запада наносит в своей книге беспощадный удар по русскому западничеству:

«Все западники сходятся в том, что западные идеи необходимо перенести на Восток. Вопрос только в том, какие идеи: феодализм, либерализм или социализм? И как бы ни различались между собой эти три группы идей, все они являются составными частями одной и той же культуры, из которой их не вырвать. Это - различные стадии одного и того же развития. Они находятся в тесной взаимосвязи и колеблются в общем ритме - реакционный нажим вызывает либерализм, либеральная анархия - социализм. Тем, что западники притащили эти идеи в Россию и там натравили их одна на другую, они обременили страну конфликтом, который, собственно говоря, не имел к ней отношения и который не вырос органически на русской почве... Они отдали Россию во власть раскалывающих сил и этим втянули ее в европейский душевный кризис. С этих пор русское народное тело страдает болезнью, которая не сама вспыхнула в нем: ее вызвали искусственной инъекцией».

Эту болезнь Шубарт анализирует и своим оригинальным прочтением Достоевского, в творчестве которого отражена «мировая схватка, столкновение двух мироощущений в русском человеке... Его герои - это петровские представители интеллигенции, в разорванной душе которых не на жизнь, а на смерть бьются старый дух Востока с новым духом Запада. Отсюда - драматическая энергия его романов... Как в «Преступлении и наказании» духом Запада охвачен один человек, так в «Бесах» им охвачено русское общество. И оба романа приводят к общему решению: к победе русско-христианского духа над прометеевским духом Европы... Европа - это дьявол-искуситель для русских». (В слово «прометеевский» здесь вложен смысл бунта против Бога).

Возможно, именно поэтому столь смелая антизападническая книга Шубарта по сей день остается малоизвестной на Западе. Ведь выслушивать критику своей цивилизации как обреченной - мало кому приятно. В Советском Союзе эта русофильская книга немецкого христианина тоже была замолчана, потому что «истиной» был объявлен богоборческий марксизм, христианство же - главным врагом.

Ну, а в нынешней, посткоммунистической России ее верховные идеологи стремятся подражать тем самым, далеко не лучшим чертам Запада, которые в своей книге подвергает беспощадному анализу Шубарт. Так что и сегодня в России он все еще «не соответствует руководящей линии».

А ведь именно сегодня, когда нашему народу после краха одной рожденной на Западе утопии (коммунизма) усиленно навязывают другую («постхристианскую» либеральную демократию), книга Шубарта была бы полезна для российских «реформаторов» - им стоит посмотреть на себя глазами тех лучших представителей Запада, которые ожидали от нашего народа совсем другого, чем подражательство западной идеологии освященного эгоизма.

Предвидя возражения, Шубарт отвечает и на такой вопрос - почему же не на «обреченном» Западе, а в православной России произошла большевистская революция? Он пишет:

«Жертвенной душе всегда грозит опасность стать жертвой более жесткой натуры насильника. В результате, эти особенности русских создали условия, когда занесенная из Европы эпидемическая болезнь духа сделала самую ничтожную из всех партий самой могущественной».

Но это - одна причина. Другая - кроется в максималистском русском сознании. Оно не выпускает из виду конца истории - апокалипсис и Царство Божие - и все соизмеряет с ним; Шубарт называет это «культурой конца» - в отличие от западной умеренной «культуры середины», ориентированной на грешную «землю». И когда, видя несовершенство земного, русский человек увлекается ложными идеями по его «исправлению» - он относится к ним столь же максималистски. Даже атеизм в России и на Западе различный:

«Европейский атеист противостоит абсолютным величинам холодно и деловито - если вообще придает им какое-либо значение; русский же, наоборот, упорно пребывает в душевном состоянии верующего даже тогда, когда приобретает нерелигиозные убеждения. Его стремление к обожествлению столь сильно, что он расточает его на идолов, как только отказывается от Бога. Западная культура приходит к атеизму через обмирщение святого, а восточная - через освящение мирского».

И вот вывод, который делает Шубарт:

«Русские переняли атеизм из Европы. Он - лейтмотив современной европейской цивилизации, который все более четко проявлялся в ходе последних четырех столетий. Целью, к которой - сначала бессознательно - стремилась Европа, было разделение религии и культуры, обмирщение жизни, обоснование человеческой автономии и чисто светского порядка, короче - отпадение от Бога. Эти идеи и подхватила Россия, хотя они совершенно не соответствуют ее мессианской душе. Тем не менее, она не просто поиграла ими, но отнеслась к ним с такой серьезностью, на какую Европа до сих пор еще не отваживалась. Максималистский дух русских довел эти идеи до самых крайних последствий - и тем самым опроверг их. Большевистское безбожие на своем кровавом языке разоблачает всю внутреннюю гнилость Европы и скрытые в ней ростки смерти. Оно показывает, где был бы сейчас Запад, если бы был честным... В большевизме загнало себя насмерть русское западничество...

Русские взяли на себя, предвосхитив, судьбу Европы. Теперь мы видим пропасть, в которую ей придется упасть, если она не отречется от своих идей или не оставит их. Россия доказала всему человечеству несостоятельность безбожной культуры... и, страдая за всех, очищается сама от того чужеродного, что душило ее веками... Теперь начинается второй акт драмы. Открывается дорога для пробудившихся сил Востока...»

Именно этой национальной мутации коммунизма - превращения СССР в православную Россию - боялся Запад, а не интернационалистического коммунизма, разрушавшего Россию. Поэтому, не в страшные 1920-1930-е годы, а лишь когда коммунизм в связи с войной взял на вооружение русскую традицию - Запад начал «холодную войну» против него. При этом сам коммунизм трактовался как «традиционный русский деспотизм» - чтобы заодно бить и по исторической России.

Вот и после 1991 года Запад в союзе с бывшей высшей номенклатурой КПСС - нынешними президентами «независимых государств» СНГ - постарался затушевать и истинный смысл коммунистического эксперимента в России, и свою неприглядную роль в этом, начиная с финансирования революционеров. А смысл, говоря словами Шубарта, прост: революция в России - «это ультиматум Бога Европе. В этом ее всемирно-исторический смысл».

Но способна ли западная элита вообще осознать это? Не слишком ли далеко Запад ушел от Бога в размывании границы между добром и злом? Называя себя «свободным миром», он дает свободу в основном худшим сторонам в человеке, освобождая в нем эгоистичное животное - обществом из таких индивидуумов проще управлять посредством денег и СМИ. А для обуздания неизбежных эгоистичных эксцессов предназначен все более плотный электронный контроль над человеком. Причем «антидемократом» считается тот, что не согласен с такой участью человека.

Верно писал Генрих Белль, в предисловии к послевоенному изданию книги Шубарта: «Тотальное государство может быть осуществлено и демократическим способом. Постепенно, по кусочкам, свобода может быть принесена в жертву стабильности... Для этого уже не требуется организованного атеизма, можно предоставить Церквам свободу действий: они выхолостят себя сами, а их мощные аппараты будут крутить мельницы государства».

Но и глядя на сегодняшнюю Россию, возникает мысль: не утопичны ли были надежды Шубарта на русских? Белль уже в 1970-е годы сожалел, что коммунистический режим почти уничтожил прежнюю русскую душу: «Не произошла ли за спиной марксизма, со всей его западностью, нежелательная вестернизация русского человека, возможно, уже непоправимая - вопреки ценимому Шубартом чувству братства?»

Так ли это - не будем пока судить, помня мудрое: «Умом Россию не понять...». Шубарт тоже верил, что «Россия - страна неограниченных духовных возможностей». Ведь перед лицом Бога дело не в количестве, а в качестве - которое бывает выстрадано десятилетиями, чтобы с Божией помощью проявить себя в нужный момент, в нужном месте. Шубарт писал: «Не важно, сколько безбожников в стране; важно, сколько в ней истинных христиан. И дело не в количестве верующих, а в силе и глубине их веры. Главный вопрос о том, сколь многие готовы отдать жизнь за Христа. И на этот вопрос в империи Советов люди достаточно часто отвечают тем мученическим «да», к которому до сих пор не чувствовал себя принужденным ни один народ новой Европы - кроме Испании; да и, вероятно, ни один другой народ в мире не был бы способен на столь длительную и упорную борьбу... Великая, страдальческая жизнь одного такого представителя народа служит для всех оправданием смысла самых кровавых событий. Если с этой точки зрения посмотреть на современную историю, то мы должны признать: именно в России сегодня существует то истинное и последнее христианство, которое именно в зверствах преследований проявило свою неземную красоту».

История русского перевода этой книги и судьба ее автора также весьма символичны на фоне всех государственных систем, противоборствовавших в XX веке.

Вальтер Шубарт - участник первой мировой войны, доброволец, офицер, получивший несколько боевых наград. По образованию - юрист, преподавал в мюнхенской Академии художеств, работал адвокатом в городском суде Йены. Доктор философии, автор нескольких книг.

Когда Шубарт писал свой труд, в России происходил геноцид Интернационала над русской культурой и русским народом. Лишь в эмиграции не прекращалось осмысление российского призвания. Но западных политиков это не интересовало,- они охотно сотрудничали с большевиками.

Вскоре русские и в Германии были объявлены «унтерменшами» - в ходе гитлеровской «борьбы с коммунизмом» (которая в итоге лишь укрепила его). Книга Шубарта, напечатанная в 1938 году в Швейцарии, была в Германии запрещена.

И вот удивительный поворот в судьбе этой книги: она случайно попадает в руки русскому эмигранту В. Поремскому который в 1943 г. в Германии переводит наиболее важные главы и нелегально издает крохотным тиражом для советских военнопленных в концлагере, чтобы поддержать их дух. Но вскоре нацисты арестовывают В. Поремского и приговаривают к смерти: он уцелел лишь благодаря заступничеству генерала А. Власова.

Сам Шубарт с женой (русской эмигранткой, о которой известно очень немногое) еще в 1933 году был вынужден эмигрировать из Германии в Ригу, где преподавал философию в университете. Здесь же в 1941 г. после прихода советских войск он был вместе с женой арестован - и с тех пор их следы теряются... Запрос о нынешних архивах КГБ оказался безрезультатен: «данных о Шубарте не найдено». Сегодня его имени нет и в западных энциклопедиях.

Таковы были судьбы многих защитников русской идеи в XX веке. В память о них и выходит сейчас в России первый полный русский перевод этой книги Шубарта, с комментариями и приложениями.

Немногое известно о его трагической судьбе...

Вот основные вехи его биографии (http://www.rusidea.org/?a=25091512):

Вальтер Шубарт (5.8.1897-15.9.1942) родился 5 августа 1897 г. (н. ст.) в тюрингском городе Зоненберг. Юношеские годы его прошли в г. Мейнинген, где он учился в гимназии с ориентацией на гуманитарные науки; с детских лет увлекался музыкой.

С началом Первой мiровой войны изъявил желание отправиться добровольцем на фронт, но получил отказ из-за слабого зрения. Лишь в 1917 г. он был призван в армию; вернулся с войны офицером, имея награды.

После войны последовали учеба в университетах Йены, Гейдельберга и Мюнхена; получение ученой степени доктора юридических наук, работа адвокатом. В эти годы Шубарт начинает выступать как публицист. В одной из первых его работ - «Идеал разрушения мiра» («Das Ideal der Weltzerstörung», Лейпциг, 1919-1920) - рассматривается еврейский вопрос; однако, еще не имея христианского мiровоззрения, автор видит в христианстве лишь «инструмент еврейского разрушения мiра» (такой языческий взгляд был распространен в послевоенной Германии).

В 1929 г. Шубарт женится на русской эмигрантке Вере Марковне Энглерт (ур. Берман; по семейному преданию, она была внебрачной дочерью кн. Долгорукова); от первого брака (с погибшим немецким летчиком) у нее было двое детей - Максимилиан и Инга. В 1931 г. у Шубартов рождается сын Александр, в 1934 г. - дочь Нора. Видимо, жена в значительной мере повлияла на его отношение к русскому человеку и к христианству; с ее помощью он начинает изучать русский язык. (Она владела несколькими языками и тоже изучала право.)

После прихода к власти нацистов, Шубарт не скрывает своего неприятия их идеологии - и уже в 1933 г. вынужден покинуть Германию; вместе с семьей он переезжает в Латвию, сначала в Вентспилс, к родственникам жены, а с 1935 г. - в Ригу. Там он приступает к изучению философии, получает еще одну докторскую степень, начинает читать лекции в институте им. Гердера и государственном университете.

Рижский период был для Шубарта плодотворным и в публицистическом плане. Он печатает философские статьи в австрийских, швейцарских, голландских, венгерских и прибалтийских журналах. В 1938 г. в швейцарском издательстве «Вита Нова» («Vita Nova», Люцерн) выходит его первая большая книга - «Европа и душа Востока» («Europa und die Seele des Ostens»). (Одним из руководителей этого издательства был католический теолог Отто Карер, издавший по-немецки «Истоки и смысл русского коммунизма» Н. Бердяева и книги В. Соловьева). За первой книгой следуют: «Достоевский и Ницше» («Dostojewski und Nietzsche», 1939), «Духовный поворот от механики к метафизике» («Geistige Wandlung von der Mechanik zur Metaphysik», 1940), «Религия и эрос» («Religion und Eros», Мюнхен, 1941). Все эти книги после войны неоднократно переиздавались по-немецки, а также в переводах - в Голландии, Англии, Франции и США.

В 1940 г., после присоединения Латвии к СССР, Шубарт прекращает преподавательскую деятельность, надеясь перебраться в Швейцарию или Венгрию. Однако советские власти предлагают ему работу в одном из московских институтов (по теме «западно-восточного примирения»). После отказа Шубарта следует арест его приемного сына Максимилиана и обыск на квартире, при котором конфискуется писательский архив, в том числе почти законченная рукопись новой книги «Культура и техника» (с тех пор она не разыскана). Лишь заступничество немецкого посла в Москве, графа фон дер Шуленбурга, который в эти дни оказался в Риге, способствовало освобождению Максимилиана: ему было предписано в 24 часа выехать в Германию - в декабре 1940 г. В начале 1941 г. уехали и другие дети, но родители разрешения на выезд не получили.

22 июня 1941 г. началась война между Германией и СССР. За два дня до сдачи Риги немцам Вальтер и Вера Шубарт были арестованы и, по слухам, отправлены в Сибирь. Даже после падения власти КПСС многократные запросы издательства «Русская идея» в современных архивах КГБ в Риге и в Москве оказались безрезультатны: «сведений в отношении Вальтера Шубарта выявить не удалось». Лишь в 1998 г. через немецкий Красный Крест по запросу родственников удалось узнать, что В. Шубарт умер в Казахстане, в лагере для военнопленных, 15 сентября 1942 г. в возрасте 45 лет.

Приведенные биографические данные о В. Шубарте взяты из послесловия Г. Неске к изданию 1979 г. книги «Европа и души Востока» (Verlag Giinther Neske, Pfullingen), а также из переписки с наследниками В. Шубарта в Германии.

Книга В. Шубарта «Европа и душа Востока» уникальна среди работ западных философов. На западе нет другого труда о России, сравнимого с книгой Шубарта по искренней симпатии к русскому народу. Труд Шубарта остается по сей день единственным на Западе, в котором речь идет об уникальном всемiрном призвании русской цивилизации. И именно тот факт, что не мы сами себя столь высоко оцениваем, а иностранный автор, глядящий со стороны, и составляет объективную ценность данного издания. В книге даны сравнительные характеристики западноевропейских и русского народов, из чего автор не только выводит непригодность западных моделей для России, но и предсказывает предстоящую катастрофу западной цивилизации. Он, однако, надеется на «спасение Европы и мiра славянской душой» - в этом Шубарт и видит всемiрное призвание русской цивилизации. Хотя, разумеется, далеко не все высказанные в книге мысли безспорны, поэтому в русском издании «РИ» книга снабжена обширными комментариями.

По-русски книга «Европа и душа Востока» ранее трижды выходила в сокращенном переводе В.Д. Поремского в Германии (лагерь Вустрау, 1943; лагерь Менхегоф, «Посев», 1945 и 1947). Этот перевод в еще большем сокращении был перепечатан в журналах «Аум» (Нью-Йорк, 1990 N 4) и «Общественные науки и современность» (Москва, 1992, N 6; 1993, N 1-4; предисловие Г. Бёлля - в N 4, 1995). Глава «Безбожие западное и восточное» в ином переводе опубликована в журнале «Даугава» (Рига, 1993, N 4) вместе со статьей Агиты Лусе о Шубарте, содержащей библиографические данные о некоторых его публикациях в западных изданиях.

К 100-летию со дня рождения Вальтера Шубарта в 1997 г. в издательстве «Русская идея» был опубликован первый полный русский перевод с комментариями и послесловием М.В. Назарова (сейчас, к сожалению, пребывающего в расколе), а также приложениями (первая публикация работы И.А. Ильина об этой книге Шубарта «О национальном призвании России», интервью с В.Д. Поремским о первом переводе книги).

Факсимильное воспроизведение второго издания этой книги выложено в интернете:

 http://imwerden.de/pdf/schubart_europa_und_seele_des_ostens_ru_2000.pdf

Как мы видим из изложенного, В. Шубарт уже зрелым человеком, вследствие своих прорусских убеждений, бежал из фашистской Германии в Ригу. Бежал не один - вместе с женой, русской эмигранткой, которой он и посвятил свою главную книгу.

Спасаясь от одной тоталитарной системы (пор сути, богоборческой), он попал в другую - большевистскую, где и погиб в жерновах ГУЛага...

Под спудом неизвестности долгие годы был его труд. Но сегодня, как никогда актуально вписывается в контекст вопроса, поставленного темой конкурса, все творчество Вальтера Шубарта, удивительно точно раскрывшего в своих философских размышлениях особенности славянской души, черты национального характера русских...

...Осмыслившего мозаику материального мира, как гармонично восходящую к целостной картине состояния РУССКОЙ ДУШИ. Души, способной как вместить в себя весь мир, так и наполнить весь мир ее окружающий, подлинной БОЖЕСТВЕННОЙ ЛЮБОВЬЮ И СПРАВЕДЛИВОСТЬЮ...

После прочтения проникнутых откровением строк Вальтера Шубарта, вспоминаются извечно актуальные труды Ф.М. Достоевского, посвященные войне на Балканах, из «Дневника писателя» (Ф.М. Достоевский. Война на Балканах. М: 1999, Издательство Сестричества во имя преподобномученицы великой княгини Елизаветы, ISBN: 5-89439-057-5).

Еще тогда, в 19-м веке, певец православного русского духа, Достоевский прозревает тщетность суетных попыток российских либералов-западников лебезить перед «просвещенной» Европой - ее жители, променяв узкий крестный путь «ношения тягот друг друга» и отказа от удовольствий, на служение золотому тельцу, ради всевозможного потребительства всяческих благ, потеряли из виду Христа...

Никогда, никогда не захотят они увидеть доброго самарянина в суровом русском человеке - закаленном холодом и жарой, тяжелым трудом, войнами, испытанном постом и молитвой. Не смогут поверить ему - «дикому и дебелому», подобному медведю по силе и при этом кроткому по духу - русскому мужику. Их деловитый прагматизм изжил из их натуры простоту веры...

Лишь тем из них, кто пройдет по следу Вальтера Шубарта, откроется внутренний теплый свет Русского мира... Тем, кто сохранил детскую простоту восприятия и доверие ближнему, явится опора на крепкое и надежное плечо русского народа, его простая надежная мудрость - «сам погибай, а друга из беды выручай...».

Простая детская вера - вот в этом вся суть преодоления мировоззренческой пропасти:

всего-то надо поверить в искренность русских, так же искренно, как русские верят в Бога - до самоотречения, до самопожертвования...

В заключение, предоставим слово для ответа на вопрос, поставленный конкурсом, самому Вальтеру Шубарту...

(Авторский текст В.Шубарта из книги «Европа и душа Востока» приводится по печатному изданию «Русский Журнал» N1 за январь-февраль 2007 г.).

Вальтер Шубарт

«Европа и душа Востока»

 «Европейский человек Нового времени по сути своей не христи­анский.

Как представителя культуры середины, его тянет от мира гор­него в мир земной. Как человек изначального страха, он проти­вится христианскому доверию к Богу. Как человек предметный, он пренебрегает заботой о спасении души. Как человек точечно­го чувства, он не способен на любовь к ближнему. Как человек дела, он не знает истинной цены средоточию духа и в своем высо­комерии отвергает учение о первородном грехе - христианскую мысль Ветхого Завета. Ему гораздо ближе подлинно еврейская расовая гордыня Ездры, учение о священном семени; первород­ному греху он противопоставляет первородное благородство, а метафизике чувства вины - метафизику высокомерия».

«Однако чем сильнее теряла европейская культура внутреннюю уверенность, тем более заискивающе обращала свой ищущий взор на другие культуры... Так, прометеевская культура Запа­да стихийно стремится к русской из ощущения своей ущербнос­ти. И славянский Восток идёт навстречу этому стремлению, но совсем по другим мотивам: его толкает на это не щемящее чувст­во собственной недостаточности, а пьянящее чувство избытка. <...> Европа в лучшем случае жаждала в России экономических выгод, концессий. Россия же не стремится ни к завоеванию Запа­да, ни к обогащению за его счёт-она хочет его спасти. Русская душа ощущает себя наиболее счастливой в состоянии самоотда­чи и жертвенности. Она стремится ко всеобщей целостности, к живому воплощению идеи о всечеловечности. Она переливается через край-на Запад. Поскольку она хочет целостности, она хо­чет и его. Она не ищет в нём дополнения к себе, а расточает себя, она намерена не брать, а давать. Она настроена по-мессиански. Её конечная цель и блаженное упование - добиться всеединства путём полной самоотдачи».

«Чувство братства открывает перед русским, с одной стороны, путь к вершинам человечества, а с другой - ставит его на грань опасности. То, что на высокой степени граничит с нравственным совершенством, на более низкой опускается ниже среднего уров­ня. В первом случае сознание личной ответственности предельно обострено, во втором - притуплено. В первом случае каждый от­вечает за всех и за всё; во втором - никто ни за кого и ни за что.

В первом случае создаётся царство всеобщего соучастия в вине, во втором - всеобщей безответственности. <...> В результате получается, что в нравственной области русские вершины духа намного превышают европейские высоты, в то время как сред­ний русский в некоторых отношениях не всегда может удержать­ся на уровне среднего европейца».

«Русское чувство братства не имеет ничего общего с коллекти­визмом и зовом толпы. Положение дел в России двух последних десятилетий, казалось бы, опровергает это утверждение. Но соот­ветствует ли марксизм русской сути? А если нет, то как могло слу­читься, что он был осуществлён именно в России?

Ранние предпосылки к общественной собственности были заложены в патриархальном укладе землепользования, в общи­не, в миру. Уже И. Аксаков и А. Герцен видели в этом форму хозяй­ствования всечеловека. Она свидетельствует о том, что у рус­ских понятие частной собственности выражено менее отчётли­во, чем у римлян и европейцев, и что между «моим» и «твоим» у русских нет столь строгой границы. К этому надо добавить, что русский как человек конечной культуры вообще мало привязан к хозяйственным ценностям, поэтому он с большей лёгкостью и готовностью передаёт их в общественную собственность, напо­добие того монашества, которое имеет только общее имущест­во всей братии. Поэтому русский человек был внутренне более, чем кто-либо, подготовлен к восприятию большевистского ло­зунга «бедности - почёт, богатству - позор»; что-то вздохнуло в нем освобождённо, когда пал общественный строй, в котором со­циальное положение человека определялось его материальным имуществом. Как человек души, он оказал социализации вещно­го мира меньшее сопротивление, чем предметный западный че­ловек. Но по этой же причине, русский сопротивляется и коллек­тивизации души, а как раз в этом и заключается цель русского социализма - идея абсолютно не русская».

«Русской национальной идеей является спасение человечест­ва русскими. Она уже более столетия действенно проявляется в русской истории - и тем сильнее, чем меньше осознаётся. Гибко вписывается она в меняющиеся политические формы и учения, не меняя своей сути. При царском дворе она облачается в самодер­жавные одежды, у славянофилов - в религиозно-философские, у панславистов - в народные, у анархистов и коммунистов - в революционные одежды. Даже большевики прониклись ею. Их идеал мировой революции - это не резкий разрыв со всем рус­ским, в чём уверены сами большевики, а неосознанное продол­жение старой традиции; это доказывает, что русская земля силь­нее их надуманных программ. Если бы большевизм не находил­ся в тайном согласии по крайней мере с некоторыми существен­ными силами русской души, он не удержался бы до сего дня... В большевизме просвечивает чувство братства, но в искажённом виде, <...> однако вполне заметное, - это существенный при­знак русскости, от которой не может избавиться даже русский коммунист».

«Ни одна революция никогда прежде с самого начала и с такой решительностью не бросала взгляд за пределы своих границ. Это широта русской души расширила даже революционные проек­ты и перспективы так, что они охватили весь шар земной. При этом направленность на мировую революцию, как и панславизм, нельзя объяснить в первую очередь властно-политическими соображениями. Русскому духу несвойственны холодный расчёт и тонко продуманные стратегические планы. Конечно, думали и об этом, ведь с самого начала было ясно, что советская систе­ма, замкнувшаяся только на одном государстве, вызовет сплочён­ное сопротивление других государств и что любое новое советс­кое государство, прорвавшее этот единый фронт, станет естест­венным союзником Москвы. Такие соображения имели место, но не они были решающими. Они не объясняют ни динамики про­паганды мировой революции, ни её инстинктивной силы... Рус­ский апостол мировой революции не стал бы снова и снова рис­ковать своей жизнью и счастьем, жертвовать собой с кажущимся бессмысленным бесстрашием перед смертью ради идеи, которая до сих пор нигде не достигла ощутимых успехов, - если бы он не был одержим верой в то, что он несёт своим пролетарским брать­ям во всем мире новое «евангелие» (...о том, чего оно достигает на самом деле - это другая тема!). Доводы рассудка о его полез­ности не подвигли бы на это русского человека; они скорее бы по­советовали ему свернуть идеал мировой революции - но это не нашло бы ни отклика в массах, ни даже последователей... Русских заставляет выходить за границы своей страны в качестве апос­толов спасения, даже в политике, - их всегдашнее стремление к всечеловечности. Александр I и Николай I распространяли поня­тие всечеловечности на правящие дома Европы, панславизм - на всех славян, большевизм - на всех пролетариев земли».

«Так, европейский атеист противостоит абсолютным величинам холодно и деловито - если вообще придаёт им какое-либо значе­ние; русский же, наоборот, упорно пребывает в душевном состо­янии верующего даже тогда, когда приобретает нерелигиозные убеждения. Его стремление к обожествлению столь сильно, что он расточает его на идолов, как только отказывается от Бога. Западная культура приходит к атеизму через обмирщение святого, а восточная - через освящение мирского...

Русские переняли атеизм из Европы. Он лейтмотив сов­ременной европейской цивилизации, который всё более чёт­ко проявлялся в ходе последних четырёх столетий. Целью, к которой - сначала бессознательно - стремилась Европа, было разделение религии и культуры, обмирщение жизни, обосно­вание человеческой автономии и чистого светского порядка, короче - отпадение от Бога. Эти идеи и подхватила Россия, хотя они совершенно не соответствуют её мессианской душе. Тем не менее, она не просто поиграла ими, но отнеслась к ним с такой серьёзностью, на какую Европа до сих пор ещё не отважилась. Максималистский дух русских довёл эти идеи до самых крайних последствий, и тем самым, опроверг их. Большевистское безбожие на своём кровавом языке разоблачает всю внутреннюю гнилость Европы и скрытые в ней ростки смерти. Оно показывает, где был бы сейчас Запад, если бы был честным... В большевизме загнало себя насмерть русское западничество».

«Запад подарил человечеству самые совершенные виды техники, государственности и связи, но лишил его души. Задача России в том, чтобы вернуть душу человеку. Именно Россия обладает теми силами, которые Европа утратила или разрушила в себе... Осо­бенность России состоит в том, что она является христианской частью Азии, единственной, где до сих пор христианство смог­ло естественно развиваться. В отличие от Европы, Россия при­вносит в христианское учение азиатскую черту - широко откры­тое око вечности. Но преимущество России перед европейцами и азиатами - в её мессианской славянской душе...

Поэтому только Россия способна вдохнуть душу в гибнущий от властолюбия, погрязший в предметной деловитости челове­ческий род, и это верно несмотря на то, что в настоящий момент сама она корчится в судорогах большевизма. Ужасы большевист­ского времени минуют, как минула ночь татарского ига, и сбудет­ся древнее пророчество: ex oriente lux (свет с Востока). Этим я не хочу сказать, что европейские нации утратят своё влияние. Они утратят лишь духовное лидерство. Они уже не будут больше пред­ставлять господствующий человеческий тип, и это станет благом для людей...

Россия - единственная страна, которая способна спасти Евро­пу... Как раз из глубины своих беспримерных страданий она будет черпать столь же глубокое познание людей и смысла жизни, что­бы возвестить о нём народам Земли. Русский обладает для этого теми душевными предпосылками, которых сегодня нет ни у кого из европейских народов».

Статья подготовлена по материалам издания «Русский Журнал» N1 за январь-февраль 2007 г.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме