Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Не Пешков я - Иегудил Хламида!»

Станислав  Смирнов, Русская народная линия

12.05.2011


Какое место в сознании нашего современника занимает Максим Горький? …

Рискну навлечь на себя чей-то гнев, но все же выскажу крамольное: читающей публикой как феномен изящной словесности Горький почти забыт. И, думаю, заслуженно.

Что касается все еще тлеющего культа «великого пролетарского писателя», то сохраняется он в основном искусственно, благодаря включению горьковских произведений в школьные программы да кипучей деятельности многочисленной и беспокойной корпорации горьковедов, «понаехавших», словно, незваные гости, из ушедшей эпохи.

Нижнему Новгороду выпала участь - одновременно почетная и тягостная - родины Алексея Максимовича Пешкова. Одни пожинали на ниве изучения его прославления богатый урожай званий и гонораров. Другим приходилось платить своего рода дань - жить с «горьким» привкусом ко многому, что их окружало и окружает.

Набальзамированный Буревестник

Так было на рубеже XIX-XX веков, в пору навязанной обществу моды на автора «Песни о Буревестнике». Так стало с конца двадцатых, когда вернувшийся из эмигрантского небытия писатель был стремительно поднят на щит сталинским агитпропом. Как и всюду, в нижегородской печати произошел всплеск славословий, горьковская тема стала сквозной. В 1928 году открылся музей А.М. Горького. В 1932-м в его честь переименовали сам город с более чем семивековой историей, что немедленно вызвало цепную реакцию других переименований. Вмиг «Горьковскими» стали ведущая областная газета, крупнейший в СССР автогигант, изначально называвшийся «НАЗ», все вузы, предприятия, театры и т.д.

Сегодня в Нижнем Новгороде три горьковских музея - музей детства «Домик Каширина», литературный, Дом-музей. В честь пролетарского классика переименованы площадь (бывшая Новая), улица в центре (бывшая Полевая), улица в Канавине (Пирожниковская). Набивший оскомину псевдоним носят драматический театр - в прошлом Городской Николаевский, педагогический университет, городская детская библиотека, центральная библиотека в Сормове; есть и библиотека имени Алеши Пешкова. С тем же псевдонимом живут круизный четырехпалубный теплоход, железная дорога, одна из крупнейших в стране, детская железная дорога. Почетному прозвищу Буревестник воздают должное кинотеатр, станция метрополитена. Угадайте, как будет называться строящаяся станция метро, первая в нагорной части? Правильно, «Горьковская». Многочисленные объекты помельче, вроде клуба речного порта им. Горького, конечно, не в счет. То же и на периферии. В Павловском районе появился медико-инструментальный завод имени Горького, в Борском - стекольный. Число «горьких» улиц, ДК, библиотек и прочая в иных городах и весях области не поддается учету.

Но и это не все. С 1952 года на площади Горького высится 7-метровый памятник молодому Буревестнику Революции. Еще тройка бронзовых изваяний - в здании мэрии, на волжском откосе, в парке Кулибина. При том, что остальные именитые уроженцы земли нижегородской - Павел Мельников-Печерский, Борис Садовской, Василий Розанов, да мало ли их - не удостоены не то что памятника - подчас скромной памятной доски.

К дням рождения и смерти прославленного на все лады земляка в Нижнем организуются «Горьковские чтения», причем в юбилеи очень пышные, с приглашением иностранцев. Музеи и библиотеки проводят дни открытых дверей и выставки. Начинает кампании сообщество горьковедов, подхватывают официальные инстанции.

По инерции о Горьком пишут и последние из могикан большого советского горьковедения (вроде Вадима Баранова), норовящие дать отповедь хоть самому Солженицыну. И журналисты уходящей формации, впитавшие идеи непогрешимости и космической глубины горьковского творчества со школьной скамьи. Панегирики в прессе могут выйти даже за подписью губернатора, видимо, для того, чтоб никому больше и в голову не пришло говорить о «великом» неуважительно.

Но и без того любое критическое высказывание о Буревестнике принимается в штыки. Один лишь пример: мою небольшую статью 1995 года «Кому сегодня нужен «великий» Максим Горький?», опубликованную на волне гласности в городской газете «Нижегородский рабочий», теперь демонстрируют на слайдах во время горьковских мероприятий как возмутительный образчик плохого тона. Мол, вот до чего докатился!

Психоз по заказу

О мотивах, побуждающих апологетов до последней капли чернил биться за особый статус автора «Челкаша» и «На дне», поговорим ниже. А пока уже в который раз зададимся вопросом: а был ли Горький великим, каким его подавали и стремятся подавать сегодня всеми правдами и неправдами? Был ли он великим художником слова? Великим мыслителем, гуманистом, патриотом?

Оговорюсь, что не изучал про Горького всего, до последнего факта и последней печатной строчки. Но нужно ли знать все о клюкве, чтобы понять, что она кислая? Предлагаемые заметки - не горьковеда, а рядового читателя. Просто русского человека. Пишу о том, что чувствовал, читая с малых лет обязательные в школе рассказы и пьесы, что думал, оценивая те или иные поступки именитого земляка, а позднее, как воспринимал суждения о нем собратьев по перу и просто соотечественников, чьи вкус и мнение уважал.

В литературе Алексей Пешков-Горький дебютировал рассказами о подонках общества. Публика была ошарашена восторженным гимном босячеству, которого автор наделил необыкновенными и возвышенными качествами - независимостью, гордостью, душевной щедростью. Горьковский босяк был одновременно и укором, и протестом, и социальным фоном, на котором тот выступал, рисовался в исключительно мрачных красках.

Левая пресса, которая, по свидетельству Ивана Солоневича, вся была еврейской, и радикальная интеллигенция встретили челкашей с восторгом. «Могуч и оригинален художественный талант Максима Горького, - писал в 1898 году критик Поссе, - нова и оригинальна та действительность, которая, преломившись в его сознании, переливается в нашем сознании таким поразительным разнообразием красок».

«Такого раболепного преклонения, такой сумасшедшей моды, такой безмерной лести не видели ни Толстой, ни Чехов, - комментировал феномен горьковского успеха другой критик, Дмитрий Философов.

В наблюдении схвачена суть. Переполох, вызванный публикацией первых же рассказов нижегородского выскочки, Философов справедливо именует лестью и модой, сопровождая оценку прилагательными «безмерный» и «сумасшедший». Речь именно о моде, а точнее, психозе.

Причины последнего крылись в настроениях, овладевших во второй половине XIX века радикальными слоями интеллигенции и проявившихся, с одной стороны, в нигилистическом отношении к власти и стране в целом, а с другой, - в симпатиях к ее разрушителям вплоть до террористов. Вспомним оправдание судом присяжных (под напором прогрессивной печати) Веры Засулич, ранившей из револьвера петербургского градоначальника. Или восторги тех же кругов по адресу другой террористки, Марии Спиридоновой, застрелившей жандармского офицера.

Настроения возникали не стихийно. На это работала громадная пресса, а на ту проливался обильный золотой дождь. Пешков-Горький уловил поветрие. И сделав на него ставку, не просчитался. К началу XX века он стал знаменитым. И сказочно богатым.

Окающий агитатор

Трудно плыть против течения. Многие поверили в подлинность и народность горьковского дарования, которое «выше Пушкина». Даже прозорливец Лев Толстой на первых порах писал в дневнике: «Был Горький. Очень хорошо говорил. Настоящий человек из народа». Даже правый публицист Михаил Меньшиков поддался психозу, написав в «Новом времени»: «Из глубин народных пришел даровитый писатель и сразу покорил себе всю читающую Россию».

Позже тот и другой разглядят сущность нижегородского мещанина, вознесенного на гребень славы. В 1903 году Толстой запишет в дневнике: «Горький - недоразумение», а по поводу пьесы «На дне» спросит без обиняков: «Зачем вы это написали?». Известны слова Толстого, сказанные Чехову: «Горький - злой человек... У него душа соглядатая, он пришел откуда-то в чужую ему, Ханаанскую землю, ко всему присматривается, все замечает и обо всем доносит какому-то своему богу. А бог у него урод».

Дмитрий Философов верно заметил, что «социал-демократия изжевала Горького без остатка». Если вдуматься, оценка по сути близка к толстовской. Оба обнаруживают превращение писателя в агитатора. Толстой говорит о служении идолу, который «урод», Философов - о партийной тенденциозности.

Иными словами, в том, что писал Алексей Максимович в молодости и зрелости, не было жизненной правды, а была пропаганда. Причем, пропаганда не в пользу родного, не в защиту собственного народа, не в помощь воюющему с внешним врагом Отечеству, а во имя целей прямо противоположных.

Не важно, что слог был топорным, а образы - фальшивыми. Ангажированная критика все без разбору провозглашала гениальным. Легко объяснить феномен горьковской славы, «беспримерной по незаслуженности», по выражению Бунина. Просто кто-то использовал громкое имя в качестве тарана для разрушения государства и весьма в этом преуспел.

Нужно время, чтобы взгляд стал шире. Уже в эмиграции честный русский писатель Борис Зайцев будет определять стиль горьковских книг словами «ходули и слащавость», «литературно Буревестник его убог», «врожденная аляповатость и вульгарность», «внутренняя безвкусица, цинизм».

А уж сколько язвительных строк посвятил горьковскому слогу и вкусу Иван Бунин - величайший из русских стилистов! Досталось от нобелевского лауреата и нашумевшим в свое время «Песням», и фальшиво-романтическим рассказам. Да и личности их автора тоже. С сарказмом писал Бунин о придуманной биографии Горького, театральности его поведения, превращении из новичка, стыдившегося своей безграмотности, в склонного к конъюнктуре литературного дельца, в любящего роскошь сибарита, вальяжного и нетерпимого литературного сановника.

Горький и Розенберг

Современники и биографы не раз писали про слухи, упорно циркулировавшие в Петрограде в голодную и холодную зиму 1918 года. Говорили о скупке Горьким у голодающих столичных интеллигентов дорогого антиквариата, о бесконтрольном дележе при его попустительстве, после назначения на пост председателя оценочно-антикварной комиссии, громадных конфискованных ценностей - уникальных картин, бронзы, фарфора, ковров и т.п.

Да, бессребреником Горький точно не был. Как и подлинным гуманистом. Насколько соответствует истине его будто бы частое заступничество за арестованных ЧК, его ходатайства перед всесильным Дзержинским и даже Лениным? Возможно, за кого-то из своих и заступался гуманист. А вот краевед Мила Смирнова в своей книге приводит иной факт. Однажды к Горькому на квартиру пришел несчастный, у которого арестовали близкого человека. Классик с раздражением слушал, слушал и вдруг закричал на просителя, мол, надоели вы мне со своими жалобами...

Россию и русских он не любил. Исторический романист Марк Алданов за присущую Горькому русофобию сравнил его с маркизом де Кюстином. И подобных оценок было много. Уже после второй мировой войны Иван Солоневич, анализируя причины краха Третьего рейха, называл в их числе и отношение нацистов к русским как унтерменшам. Черпались же такие клише из обличительной русской литературы.

В том числе и сочинений Горького, рано вобравшего агрессивные идеи Ницше и Шпенглера, презиравшего российское прошлое («унылые тараканьи странствования, которые мы называем русской историей») и создавшего вслед за Салтыковым-Щедриным галерею отталкивающих русских типов - жителей одного большого «городка Окурова».

Солоневич пишет, что «мысли партайгеноссе Розенберга почти буквально списаны с партийного товарища Максима Горького». Но в 1941-м нацистов ожидал сюрприз: с ними воевали не Обломовы, Каратаевы и горьковские «лишние люди», а реальные русские, которые вскоре отпраздновали Победу в Берлине.

Свой среди чужих

Защищать униженных и оскорбленных всегда похвально. Но у Горького такая защита была на удивление однобокой. Всю жизнь он был ярым борцом против антисемитизма. Писал статьи и памфлеты, организовывал коллективные письма. О многом говорит круг его нижегородских знакомых и ближайших сотрудников: семейство Свердловых, издатель «Нижегородского листка» Евсей Ещин, будущий глава ОГПУ Генрих Ягода. Не настоящее ли имя последнего - Енох Гершонович Иегуда - надоумило писателя взять себе вполне ветхозаветный псевдоним - Иегудил Хламида?

Но для родного народа, Отечества у Горького не находится ни любви, ни добрых слов, ни жалости. Очернение собственного народа и родного дома - вот его страсть.

В революцию 1905 года Буревестник среди заговорщиков и отъявленных террористов. И провокаторов. В канун 9 января на горьковской квартире укрывается Григорий Гапон, однако вскоре Горький напишет воззвание с обвинениями в кровопролитии не провокаторов, а Николая II. Темная история... В декабре та же квартира, охраняемая кавказцами, становится местом, куда свозится оружие для революционных боевиков. После подавления кровавых беспорядков Горький бежит в США, где развертывает кампанию против России. Потом с комфортом и надолго поселяется на Капри.

Получив амнистию по случаю 300-летия Дома Романовых, наш диссидент возвращается к родным пенатам, но с началом мировой войны вновь берется за свое. Теперь он в рядах деятельных пораженцев. Для Горького, как и Ленина, русское правительство - враг прогресса, а кайзер Вильгельм - меньшее из двух зол. Главное - добиваться поражения «царизма».

Накануне и вскоре после революции Буревестник напишет две характерные для него статьи, о евреях и о русских.

Из статьи «О евреях»:

«Меня изумляет духовная стойкость еврейского народа, его мужественный идеализм, необратимая вера в победу добра над злом, в возможность счастья на земле». Или: «Я уверен, что мораль иудаизма помогла бы нам побороть этого беса (пассивного анархизма. - Авт.), если мы хотим побороть его».

Зато в эссе 1922 года «О русском крестьянстве» другие взгляд, тон, лексика. «Тяжелый русский народ, лениво, нерадиво и бесталанно лежащий на своей земле» - вот приговор пролетарского классика нашим предкам, нашему национальному характеру. В той гнусной и до предела русофобской статье русское крестьянство, одухотворенное Православием, создавшее «на своей земле» самобытную культуру, взрастившее и Ломоносова, и Есенина, бывшее на протяжении девяти веков кормильцем и защитником Отечества, безропотно, но, как правило, вполне сознательно несшее бремя государственных обязанностей во имя строительства - для себя и своего потомства - крепкой державы под скипетром царя, рисуется склонным к изощренной жестокости и садизму. Русский, по Горькому, - дикарь, равнодушный к чужому страданию, хитрый ханжа с показной религиозностью. Отталкивающий национальный тип. Не то, что европейцы и уж тем более евреи.

В красном терроре, развязанным интернациональным сбродом и залившим Россию кровью, Горький винит исключительно имманентную жестокость русского человека. Цитата: «Я очертил среду, в которой разыгрывается трагедия русской революции. Это - среда полудиких людей. Жестокость форм революции я объясняю исключительной жестокостью русского народа. Когда в «зверствах» обвиняют вождей революции... я рассматриваю эти обвинения как ложь и клевету».

«Черти драповые...»

Солженицын описывает, как во время приснопамятной поездки в 1929 году на Соловки к гуманисту прорвался заключенный подросток, рискнувший рассказать правду о концлагере смерти - о «жердочках», «комариках», расстрелах. Горький выслушал, но и пальцем не пошевелил. Зато, как пишет исследователь Альберт Максимов со ссылкой на воспоминания бывшего зека, соловецких чекистов сильно хвалил: «Хорошо-то как! Молодцы, замечательное дело творите! Опишу, опишу!»... А мальчика-жалобщика после отъезда Максимыча расстреляли.

Сомневаюсь, что это легенда. Через два года после окончательного возвращения с Капри в СССР Горький, уже в роли «наркома» совлитературы, организовал поездку 120 советских писателей на Беломорстрой. Строило канал ОГПУ с применением рабского труда заключенных, в основном политических, - кулаков, спецов-«вредителей». Говорили, что стройка была сплошь усеяна их костями. Незадолго до этого руководителей ГУЛАГа за ударный труд наградили - Ягоду, Бермана, Когана, Рапопорта, Фирина, Френкеля. И вновь Горький говорил о них с восторгом, едва сдерживая слезы умиления: «Черти драповые, вы сами не знаете, что сделали...».

Его симпатии были однобоки, как и жалость. На родину Буревестник вернулся в разгар насильственной коллективизации. Разворачивалась одна из величайших трагедий - перелома народного хребта. Сотни тысяч семей ссылались на севера, на верную погибель. Нарастал очередной вал репрессий.

А что же великий гуманист? В статьях начала тридцатых Горький злобно нападает на Православие, русское зарубежье, одобряет политические процессы, коря ОГПУ за медлительность в расстрелах по отношению к подсудимым по делу Промпартии. «Если враг не сдается, его уничтожают», - таков лозунг писателя, приговор всем несогласным или просто безмолвным жертвам бесчеловечного режима. Статью под воинствующим заголовком напечатали «Правда» и «Известия», и она стала индульгенцией тем, кто раскулачивал, ссылал, сажал, расстреливал.

О главных жертвах, русских крестьянах, Алексей Максимович писал: «Вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень...». Чем не идейное обоснование геноцида?

Горький и пароход современности

В начале 1990-х, на гребне перестройки, профиль крупнейшего из советских классиков вдруг исчез с обложки журнала «Наш современник». Не стало его и рядом с «шапкой» «Литературной газеты».

Но, видимо, велика мощь тех, кто возносил автора «Песни о Соколе», лепил его «всемирную славу», воздавая по заслугам. Будь по-другому, постигло бы Горького-художника слова участь какого-нибудь Решетникова или Помяловского, а Горького-общественника - посмертная репутация профессионального русофоба, неистового революционного агитатора, певца ГУЛАГА.

Оправившись от временно замешательства, те влиятельные силы перехватили инициативу, сочиняя новые и новые панегирики «великому писателю». Кто стоит за новыми апологетами Басинским, Быковым, Калюжной - имя им легион, понять несложно с учетом того, кому Буревестник служил верой и правдой всю жизнь.

Загадкой, правда, остается факт возвращения профиля «классика» на фасад «Литературной газеты». Гадая над мотивом, подтолкнувшим к такому сомнительному, на мой взгляд, шагу весьма уважаемого мной главного редактора «ЛГ» Юрия Полякова, могу объяснить это лишь некими парадоксами фракционной борьбы, характерной для писательской среды.

Как бы то ни было, культ Горького живет и процветает вопреки объективным фактам и мнению российского читателя, в массе своей от Буревестника отвернувшегося. Впрочем, таких аномалий в нашей жизни много. До духовного исцеления России еще далеко.

Станислав Александрович Смирнов, обозреватель газеты «Нижегородская правда»



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 231

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

231. нижегородец : к п. 230
2011-06-03 в 19:52

Разглагольствования "потомка" - смесь невежества и спеси. На все его измышления давно даны ответы на форуме. В остальном - без комментариев...
230. Потомок подданных Императора Николая II : Нижегородцу - Спинозе
2011-06-03 в 08:24

Еще нелепость - выводить величие Горького из факта, что он многих вывел в большую литературу. Ну, хорошо, вывел и Шмелева, и Пришвина, и Бунина, и всех-всех-всех. Но что это доказывает? Что роман "Мать" -шедевр? Или, что Горький был "великий гуманист"? Не очевидно.


Своим софистическим забалтыванием темы Вы заставляете думать о себе, как о представителе нижегородской еврейской общины. То, что "вывел", доказывает, что Горький занимает очень важное место в истории русской литературы. К сожалению для нынешних комиссаров, им придется делать некошерное обрезание русской литературе, если они захотят вычеркнуть из нее Горького. Я уже указывал, что под него могут попасть, в таком случае, например, Бунин, Куприн, Шмелев. А иначе как объяснять молодежи, что эти выдающиеся русские писатели посвящали свои произведения и благодарности Горькому. Я бы еще посоветовал Вам не биться головой ни об косяк, ни об стену - ума это не прибавляет, даже софистического. Вы прочитайте статью, по которой идет обсуждение. Ее автор в качестве безоговорочного авторитета выдвигает Солженицына. Наверно, нижегородский автор теперь доволен, что вместо "бездарного" горьковского романа "Мать" в школе по приказу нынешних комиссаров изучают литературно бездарный, лживый, но в тысячу раз более идеологизированный солженицынский Архипелаг. Зато он кошерно обрезан - про Власова все удалено. Когда тут энтузиаст "крови и почвы" некий Эрик предложил вместо "набальзамированного" Горького великого русского писателя Краснова с его воспеванием "простоты" и "величия" Третьего рейха, я как-то упустил из виду солженицынские симпатии автора обсуждаемой статьи. Но ведь Эрик в словах о Краснове и выразил то подсознательное, что имеется в голове у автора статьи. Восхищаться Солженицыным, без приятия его отношения к Власову, просто невозможно. Но автор статьи восхищается и Солоневичем, а это тоже невозможно при критическом отношении к его коллаборационизму. Получается, что при всем пафосе автора в требовании "восстановления правды", сам он охотно бальзамирует иуду Власова. Так бы прямо и написал статью об этом, а Горького не трогал. Теперь же у него получается, как нам объяснила здешняя "дворянка", духовная родственница маркиза де Кюстина, что русские писатели и поэты легко могли заблуждаться (недоумки), поэтому и посвящали свои произведения и благодарности Горькому.
229. Vika : Ну как Геббельс
2011-06-03 в 07:38

Согласна с нижегородцем. А то - Горький помог тому, Горький помог другому... Он был начальником сов. лтературы. А до революции - любимцем кагала. Вот и покровительствовал, вовлекая в свои сети. Лепил р-р-революционэров. Того, кто не шел на поводу, сразу обзывал "мещанами". Или атисемитами, фашистами, как Павла Васльева. А Ягоде только того и нужно. Бац! - и нет Васильева! Наверно, Геббельс тоже многим "помогал".
228. lucia : Ветеринар
2011-06-02 в 19:08

Огорчительно. Если кроме шуток. Ведь потомок и ему подобные рассуждает с ГЛУПОСТЬЮ. Из-за таких православных считают идиотами. Крику-то от него много.
227. Артём : И заживем...
2011-06-02 в 19:02

Вот как напечатаем Песню о соколе тиражем 1000 000 млрд! как введем предмет Горьковедение во всех вузах школах России (а также Индобразилии)! как примем поправки в УК РФ об уголовной ответственности за непочитание Иегудиила Хламиды! Так сразу все олигархи, мать иху, и пойдут сдаваться. И все нефтепромыслы, блин! вернутся в народну собственность. И будет всем нам счастье!
226. lucia : ветеринар
2011-06-02 в 18:59

Если Вам нравится бред потомка, который Вы расцениваете как любовный...
Просто я не разделяю ваших вкусов. Считайте это высокомерием, я не возражаю.
225. нижегородец : на 223. Софисту.
2011-06-02 в 18:52

Угрозы, что развенчание Горького неизбежно приведет к "бальзамированию Достовского" - примитивная софистика. Вроде такой: Платон не ушибся о дверной косяк. Я не ушибся о дверной косяк. Следовательно, я - Платон. Еще нелепость - выводить величие Горького из факта, что он многих вывел в большую литературу. Ну, хорошо, вывел и Шмелева, и Пришвина, и Бунина, и всех-всех-всех. Но что это доказывает? Что роман "Мать" -шедевр? Или, что Горький был "великий гуманист"? Не очевидно.
224. ветеринар : 222 дорогой Лукерье
2011-06-02 в 18:11

"Стирка" - тоже образное понятие.
Потомока лечить не от чего, потомок расуждает с ЛЮБОВЬЮ.
А Вы спесиво и свысока, как избранная /или просто званая?/. Чтобы избранным не ошибиться, я предложил вам отмыть своих друзей, может чище их сердца станут, увидят и в ветеринаре - живую душу. Может, и в Горьком увидят живого человека.
А то все вам эскулапы, иуды, продажные скоты, а сами вы не эскулапы? не иуды? не продажные скоты?

Как-то больно уж вы все право заимели.
223. Потомок подданных Императора Николая II : Артему, веселому братишке.
2011-06-02 в 18:09

Успокойся, братишка. Без Горького русская лтература не пропадет.


К сожалению, Вы совершенно не представляете историю русской литературы, судя по этому Вашему замечанию. Видите ли, литературу делают конкретные писатели. А в русской литературе конца девятнадцатого и начала двадцатого века совсем мало писателей, которые совершенно ничем не обязаны Горькому в своем творческом развитии и литературном становлении. Здесь уже назывались имена Шмелева, Бунина, Маяковского, Есенина, Осоргина, Куприна, Ходасевича, Пришвина, даже Зайцева (был одним из авторов издательства "Знание", по просьбе и предложению Горького сделал перевод "Искушения святого Антония" Г. Флобера), Л. Андреева, Замятина. Но это только малая часть тех русских писателей, на судьбу которых оказал благотворное влияние Горький. Как видите, благодаря Горькому русская литература вообще состоялась. Подлость расчленителей трупа "набальзамированного" Горького в том и состоит, что используя неосведомленность нынешних читателей в истории литературы и прикрываясь "поисками правды", они через дискредитацию Горького надеются уничтожить русскую литературу. Горький выбран потому, что являясь одной из ключевых фигур русской литературы, сам вобрал в свою жизнь и литературную деятельность множество противоречий свойственных и нашей литературе и той эпохе. Коварство "искателей правды" заключается в том, что все их схемы, по котрым они строят низвержение Горького в "посредственности", легко могут быть потом использованы практически против любого русского писателя. Даже такой пошлый прием - "бабник", уже кошерно используется в хотенковском сериале о Достоевском. Скоро можно ждать разговоров о "набальзамированном" трупе Достоевского. Есть, по моему убеждению, еще одна причина "заказа" на Горького. Побаиваются олигархи, что народ может очнуться да и восстановить государственную собственность на недра, на землю, на промышленные предприятия. Поэтому так и ненавистны все те "маргиналы", "буревестники" и Данко, о которых писал Горький. Ведь даже упоминавшийся раньше критик Эйхенвальд, признавал, что все эти Челкаши и "босяки" по духу своему представляют некую современную той эпохе тень "благородного разбойника", Робин Гуда без арбалета, но с той же жаждой справедливости. Подумайте об этом - неужели здесь все неверно?
222. lucia : ветеринар
2011-06-02 в 17:31

Это мне, агенту сиона, Вы предлагаете постирать? Тут вот "потомок" нуждается в Вашем профессиональном внимании. Сделайте что-нибудь, пожалуйста.
221. Елпидифор Магницкий : эпиграммы
2011-06-02 в 16:45

Ветеринару
КоммЕнт его - сплошной обман
Был эскулап, стал графоман.
* * *
Лючии строки - Божий дар.
Не стоит их ветеринар.
* * *
Умом потомка не понять;
Читает лишь "На дне" да "Мать".
220. Артем : К 218. Потомка в школу недоносили, вот он и...
2011-06-02 в 06:21

Успокойся, братишка. Без Горького русская лтература не пропадет. Он ведь и не русский писатель, а "великй пролетарский". Вроде как работник агитпропа ЦК. Ну,представь, сбросили его с теплохода современности. Не читают больше Мать, Буревестнка там, Сокола, Самгина Клма (вот уж тягомотина-то). И что? Ты не горюй, братишка. Останутся-то все хорошие писатели - Державин, Пушкин,Лермонтов, Крылов, Грибоедов, Гончаров... Бунин опять же. Главное же, Пушкин - наше все, Шолохов,Распутин, Ст. Куняев, ой, всех и не перечислю. А Абрам Терц - чорт с ними, иудами. Как и с их Горьким. И без них теплоход наш современности вперед вона как прет, с великой русской-то литературой.(Только бы с Фурсенкой разобраться да с Д. Быковым). Да, Толстого-то забыл, даже трех. И Достоевского, Буренина В.П. Тоже ведь были гиганты! Вот видишь, братишка, как велика и необъятна русская лтература. А ты все Горькй да Горький.Не горюй о нем. Лучше будет без него-то. Он ведь тоже иуда, да еще какой! Другим не повадно будет, про нас русских вот так вот, клеветать, как он клеветал, шабесгой. А про Сион ты правильно написал. Только Горький и был его агентом. Платным.
219. ветеринар : Lucia Лукерье
2011-06-02 в 01:48

У Л У К Е Р Ь И


Плачут Лушкины подружки:
Клоун Эрик, кукла Ксюшка,

Пупсик Оська, лялька Нюшка:
«Ой, лентяйка наша Лушка!
Нам от пыли очень душно!
Постирай нам платья, Луша!»

Каждый день теперь у Лушки
Стирки, терки, постирушки.
Мылит и мочалкой трет,
Кукол моет, воду льет…


Рады мокрые игрушки,
Веселы дружки-подружки,
И резвятся на просушке:
Вытри носики нам, Лушка!
Не сиди без рукоделья,
Разлюбезная Лукерья.
218. Потомок подданных Императора Николая II : Верной дорогой идете, товарищи!
2011-06-01 в 19:40

И потом, как вы, именно вы, поклонник советской морали умиляетесь, что Пушкин увлекся замужней дамой? Вона когда распущенность-то началась!


Просто удивительно, насколько предсказуемы эти агенты сиона. Я сразу сказал, что к Горькому, как ключевой фигуре русской литературы, подбираются для того, чтобы разрушить русскую литературу вообще и лишить русских национального сознания, что дойдет дело и до Пушкина. Ждать пришлось не долго. Хотя, конечно, "благородная" Лукия шла по накатанной дорожке. Она фактически, повторила великого, непризнаного совком писателя Абрама Терца (Синявского), даже и "пострадавшего" от "коммуняк". Этот Абрам сказал: Пушкин вбежал в русскую литературу на тонких эротических ножках. За такие слова, я думаю, будет он крепко расплачиваться на том свете, вместе даже с "истинно православными", навязывающими эту русофобскую мерзость. Как прочно связан Горький со всей Русской литературой - "благородной" Лукии, чтобы доказать "набальзомированность" Горького пришлось оскорбить и Пушкина и женщину, которой он был увлечен. Но асоветистам ничего не жалко - ни русской литературы, ни самой России.
217. нижегородец : буревестник бы в гробу перевернулся (к п. 213 и др.)
2011-06-01 в 18:08

Некоторые (потомки) позиционируют себя как ярые горьколюбы. И русопяты. А что бы Горький сказал про их дремучий антисемитизм? Заклеймил бы врагами человечества и низшими существами, низко завидующими трудоголикам евреям, вдохновенно, в отличие от русских недочеловеков, относящимся к труду, творчеству и т.д., и т.п. Читайте его очерк "О евреях". И срочно перековывайтесь в филосемита. Жаль Соловков на вас нет. А также чертей (драповых).
216. Потомок подданных Императора Николая II : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-06-01 в 17:21

(Горький) мечтал, чтобы одних порасстреляли


Педерасты никак не успокоятся. Крепко их напугал Горький своим нетолерантным предложением, как избавиться от фашизма. Бойтесь, это хорошо, что вы со своей "кровью и почвой" знаете, что пока жива русская литература, в России вам жизни не будет.
215. Аноним : А потомок-то заговаривается!
2011-06-01 в 15:29

К комментарию № 213. Ну, прямо бред какой-то! И при чем здесь все эти Меламеды и Красновы? Речь-то о Горьком, о его окаянной русофобии, антипатриотизме, дружбе с евреями до и после 1917 г. Ну, были у него эпизодически хорошие отношения то с Буниным, то со Шмелевым. И что? Надо посмотреть на все его окаянное творчество, на всю его вредную для русской литературы и истории жизнь. Воспевал сионизм, клеймил русское крестьянство, разрушал Россию. Потом: воспевал чекистов, прославлял Соловки и Беломорканал, клеймил старую русскую интеллигенцию и крестьянство, мечтал, чтобы одних порасстреляли, а другие сами вымерли бы поскорей. Вот где истина. И не надо нам ля-ля...
214. lucia : Потомок подданных Императора Николая II
2011-06-01 в 15:20

"Им не не дороги ни те люди, которых любили Пушкин и Бунин, ни русская литература на самом деле, ни сама Россия"
Потомок придите в себя! а это ничего, что лица, которых вы ставите в пример "Пушкин, Глинка, Дельвиг, Веневитинов" - были дворяне? Вы тут, помнится, разорялись на эту тему.
И потом, как вы, именно вы, поклонник советской морали умиляетесь, что Пушкин увлекся замужней дамой? Вона когда распущенность-то началась!
213. Потомок подданных Императора Николая II : Не мог щадить он нашей славы
2011-06-01 в 13:58

Но часто поэты бывают просто введены в заблуждение.


Наверно, я понял. Когда просветители, вроде Эрика, "обретут" победу над "совком", и в банановой монархии будет править сын Марии Владимировны Гогенцоллерн, то они дадут, наконец, "этой стране" настоящую литературу. Конечно, сохраняя демократические традиции "возрожденной" России, они оставят изучение в школе самого выдающегося произведения современности (Нобелевская премия) - Архипа, но в самой полной и расширенной редакции. Для поддержания "национальной гордости великороссов" им будет дано немного из Есенина, Бунина, Куприна и там еще кого-нибудь - будет решено после согласования с вашингтонским обкомом. Идеологически невыдержанные посвящения у Куприна и Бунина будут просто убраны, или меламеды разъяснят, что, вообще-то, ни Бунин, ни, тем более, Куприн не были особенно умны, и их легко было ввести в заблуждение. Именно поэтому они посвящали свои лучшие произведения набальзомированному трупу - Горькому. Ну а с Есениным вообще все просто - он был антисемит, поэтому сказал о Троцком:
Слушай, Чекистов!..
С каких это пор
Ты стал иностранец?
Я знаю, что ты
Настоящий жид.
Фамилия твоя Лейбман,
И черт с тобой, что ты жил
За границей...
Все равно в Могилеве твой дом.

Есенин просто не знал, что у Ленина тоже еврейское происхождение. Был он где-то конъюнктурщиком, сильно перехвален, настоящим "русским", исповедующим идею "кровь и почва", больше подходит, конечно, творчество великого русского писателя Краснова. Мы уже знаем, что без слез читать его невозможно. Ахтунг! Снять кофточки! Русые головки, восторженные глаза... Вот настоящий поэт.
212. Эрик : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-06-01 в 13:24

подданный написал "...в детстве из рогатки убивать надо"

А А.С. Пушкина, назвавшего в письме к Вульфу А.Керн вавилонской блудницей, тоже из рогатки будете убивать?..

+++

При чем тут мнения Бунина или Куприна о Пешкове-Хламиде-Горьком? Мнения зависят от объема имеющейся информации. Если б те же Бунин, Куприн или Чехов, когда-то возмутившийся отказом принять Пешкова в академики, жили сейчас, они бы однозначно присвоили Горькому почетный титул "советский геббельс".
211. Sinn : Потомок, не сметь грубить даме!
2011-06-01 в 11:43

Впрочем, Горький женщин изображал прескверно. Пошло. Гадко. Неблагозвучные имена им присобачивал. Одна старуха Извергиль чего стоит. Такой у него был менталитет. Сам я не люблю Хитлера, Саакашвили, не долюбливаю, как человека, Мережковского, который хвалил Горького и Хитлера.
Ну да шут с ними всеми. Почитайте лучше мои произведения.

ДУХ ЕГУДЫ, БЕСА СМЕРТНОГО

Над болотною трясиной
В камышах и средь осоки
Гордо реет дух Егуды,
Черной магией взращенный.

Там же, в огоньках болотных
Обитает Сноббикайте,
Денно-нощно отправляя
В космос тайные флюиды.

Тот Егуда жив покуда.
Превелик и гениален
Вирш его, в скрижалях вечных,
Бронзовея, каменеет.

Но стихи пиита Зинна
Все ж сильней и маргинальней.
В них и космос, и болото
В огоньках, где дух Егуды
Неприкаянный летает.

Ваш Зинн.
210. Потомок подданных Императора Николая II : Училась понемногу, чему-нибудь и как-нибудь...
2011-06-01 в 07:47

Ведь парень себя лучше Мериме возомнил. не иначе.
------
А Пушкин посвятил Анне Керн стихотворение. А в ней самой ничего положительного не было.


Девушка возомнила себя лучше Белинского, не иначе. У нее какая-то тяга к половым инверсиям. Если Пушкин посвятил одно из своих лучших стихотворений женщине, которою искренне увлекся, то это (опять чистый Фрейд!) должно объяснять, почему Бунин и Куприн свои выдающиеся произведения посвятили Горькому. Упаси Бог русскую литературу от таких "знатоков", которых еще в детстве из рогатки убивать надо, даже если они "девушки". Восторженными почитателями Анны Петровны Керн, в которой "ничего положительного не было", являлись Пушкин, Глинка, Дельвиг, Веневитинов и многие другие известные люди. Вот так почитатели Краснова, Хитлера, батоно Саакашвили, эстонских эсэсовцев, начав с оплевывания всего советского и Горького, как спорной и неоднозначной фигуры, приходят логически к уничтоженю вусей русской литературы. Нет, ну просто по-человечески, что вам Керн? Вы лучше Пушкина знаете, что она такое? Лучше Бунина и Куприна знаете, что представлял собой Горький? Ненависть асоветистов к России безпредельна. Им не не дороги ни те люди, которых любили Пушкин и Бунин, ни русская литература на самом деле, ни сама Россия. Поневоле подумаешь - гранты отрабатывают.
209. Эрик : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-31 в 16:48

Действительно, у поэтов бывают капризы. Но часто поэты бывают просто введены в заблуждение. Как Есенин, написавший о Ленине так:

Он мощным словом Повел нас всех к истокам новым.
Он нам сказал: <Чтоб кончить муки,
Берите всё в рабочьи руки.
Для вас спасенья больше нет -
Как ваша власть и ваш Совет>...
................ И мы пошли под визг метели,
Куда глаза его глядели:
Пошли туда, где видел он
Освобожденье всех племен... .

+++

Бывает и так, что поэт вынужден писать лестные для власти стихи, за ради облегчения участи родственников, как это было с Анной Ахматовой, во имя спасения сына-фронтовика, попавшего в 1949 году в сталинский ГУЛАГ. Ахматова тогда была вынуждена переступить через себя. При том, что истинное её отношение к Сталину выражено в следующих строках:

"Я приснюсь тебе черной овцою, На нетвердых, сухих ногах, Подойду и заблею, завою: «Сладко ль ужинал, падишах? Ты вселенную держишь, как бусы, Светлой волей Аллаха храним… И пришелся ль сынок мой по вкусу И тебе и деткам твоим?".

+++

Спешу заметить, что для меня лично Есенин, Ахматова и Пешков-Хламида несопоставимые величины. Есенин - не смотря на все его заблуждения и ошибки - великий русский поэт. Его вклад в русский язык соизмерим с пушкинским. Ахматова - замечательная поэтесса. Пешков-Горький - посредственный имитатор-приспособленец.

+++

Кстати, я не удивлен, что советофильцы так за него держаться. Ведь посредственность-приспособленец - истинный герой советской эры. Разве Есенин мог вписаться в рамки героического портрета того времени? Или Бунин. Нет. Зато Пешков, Островский с его посредственным сочинением "Как закалялась сталь" - да.
208. lucia : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-31 в 15:13

А Пушкин посвятил Анне Керн стихотворение. А в ней самой ничего положительного не было. Не пример для подражания. Мало ли какие капризы бывают у поэтов!
207. lucia : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-31 в 15:08

Да какому малограмотному могут понравиться эти безвкусные "песни.." что о соколе, что о Беревестнике... а Макар Чудра! Ведь парень себя лучше Мериме возомнил. не иначе.
206. Потомок подданных Императора Николая II : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-31 в 14:14

Чирков Юрий. А было всё так… / Предисл. А. Приставкина. - М.: Политиздат, 1991. - 382 с.


Да, если с предисловием Приставкина, то это тщательная бумажка. Фактическая. Настоящая! Броня. Это ведь Приставкин, подручный прорабов перестройки, написал разоблачительную повесть "Ночевала тучка золотая", защитил обиженных чеченцев. Очень похоже, что здесь подойдет еще одна цитата из Булгакова - поздравляю вас, господин, соврамши.
205. Андрей : К п. 202. "Челкаш" - лубочная литература
2011-05-31 в 07:38

Кто-то написал выше, что талант Горького был величайшей мистификацией. А ведь как верно! Почтайте ранние произведения Г-го - как они примитивны,то ложно пафосны, то грубо бкзвкусны. Выдающийся писатель того времени Виктор Буренин не зря назвал сочнения Г-го "лубками". ну, а уж в оценках всего, написанного позднее, едины, кажется, все: Горький сошел на нет. Конец Горького! Это о его писаниях конца 1900-х. Потом мы видели только грубую пропаганду в устах то буревестника, то родоначальника. Ну да, о вкусах не спорят. Но вкусы-то бывают разные, хорошие и безобразные.
204. Потомок подданных Императора Николая II : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-31 в 05:38

Его можно любить толко по идейным соображениеям


Очень хотелось бы получить разъяснение, по каким "соображениям", например, Бунин посвятил Горькому свою поэму "Листопад", а Куприн посвятил Горькому же одно из своих лучших произведений - "Поединок".
203. Аноним : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-31 в 00:22

В 20-х годах в зарубежной прессе часто упоминали ужасы Соловецких лагерей. Западная общественность требовала расследования... В 1929 году для её успокоения в Соловки был послан Максим Горький. Якобы эту идею предложил Иосиф Сталин. Соловчане-заключенные это событие описывают так:

Профессор Юрий Чирков - соловецкий з/к. Рисунок по фото с сайта http://www.sakharov-center.ru «К приезду высокого гостя Соловки привели в пристойный вид: побелили здания в порту и внутри кремля, обновили лозунги, насадили цветы, выдали новую одежду тем, кто был в состоянии работать, а "доходяг" перевезли в глухие лагпункты, скрытые в лесах большого острова или на других островках архипелага... Убирали с глаз и известных общественных деятелей, с которыми Горький мог встречаться в прошлые годы.

Вначале все шло гладко. Горький любовался Соловками... Ему показали электростанцию, док, мастерские, ботанический сад, систему каналов, соединяющих озера между собой и морем, уникальную монастырскую библиотеку. Он, конечно, знал, что все это сотворено монахами, как и чудесные постройки кремля, но делал вид, что верит в рассказы о преобразующей деятельности соловецкого начальства, и щедро хвалил: "Хорошо-то как! Молодцы, замечательное дело творите! Опишу, опишу!"

Потом Горький захотел посмотреть Секирную гору. Начальство не смело перечить и предоставило гостю экипаж, свита разместилась на дрожках и поехали. На Секирной горе Горький и церковь знаменитую посмотрел, и маяк, и пейзажами полюбовался, особенно серебряной гладью озера Красного, изукрашенного зелеными островками. И захотелось ему к этому озеру проехать, благо было до него всего километра два. Тут-то и произошла беда.

На перекрестке дороги Горький повстречал колонну лагерников-лесорубов. Они шли попарно. Каждая пара несла на плечах тяжелое бревно. Согнутые спины, опущенные головы, рваная одежда, лапти на ногах. Сбоку колонны шли стрелки. При виде начальства колонна остановилась, головы поднялись. Остановился и экипаж Горького. Он сидел, опираясь на трость, и растерянно смотрел на серые истомленные лица.

— Алексей Максимович, здравствуйте! — закричал кто-то из колонны. Несколько пар бросили бревна и устремились к экипажу... — Это Горький, Горький! — кричали в колонне. — Горький! Спасите нас! Мы погибаем!..
— Алексей Максимович, вы меня не узнаете? Мы с вами вместе сидели в тюрьме в 1905 году,— спокойно сказал, сняв шапку, седой иссохший старик. — А потом вы меня в своей газете печатали. Много нас здесь, прошедших через царские тюрьмы, а эту не переживем.

Он закашлялся, сплевывая кровь. Горький стоял в экипаже и тихо плакал... начальник толкнул кучера. Экипаж рванулся.
— Напишите заявление,— крикнул, оборачиваясь, Горький.
— Кому? На деревню дедушке? — крикнул старик и стал поднимать бревно.

Сытые лошади шустро везли экипаж. Горький вытер слезы и сказал: «Светло-то как, а по часам-то в Москве уже ночь». В очерках о Соловках все было в розовых и голубых тонах, и встреча у Секирной горы Алексеем Максимовичем не упоминалась." (Чирков Юрий. А было всё так… / Предисл. А. Приставкина. - М.: Политиздат, 1991. - 382 с. )http://www.solovki.c...iters_023/023_07.htm
202. lucia : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-30 в 22:19

По-моему, тут все равно спор о вкусах. Бывает, несогласен с писателем - но не оторваться! Как излагает! А у Горького все среднее. Его можно любить толко по идейным соображениеям, как это делал Шаляпин.
201. Потомок подданных Императора Николая II : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-30 в 18:00

Впрочем, обладать властью и "распределять" благА - тут много добра (и ума) не нужно.


Сионские мудрецы уже не замечают, как сами себе противоречат.
А "власть" получить и удержать и подавно никакого ума не нужно. Глупый Сталин (по глобусу руководил), глупый Горький, ну и, конечно, глупый Гитлер - типичный жидовский "совок".
200. Анонимка : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-30 в 17:59

А грязь по прежнему рекой, за редким исключением.
199. Андрей : По поводу списков. Черного кобеля не отмоешь...
2011-05-30 в 17:13

Горький многим помогал печататься, входить в литературу. Ну, что ж, само по себе это не плохо. Должно же и у буревестника быть что-то за душой доброе. Впрочем, обладать властью и "распределять" благА - тут много добра (и ума) не нужно. Мало ли было после Горького сов. лит. начальников. Фадеев, Горбатов,всякие там Марковы. Они поди тоже кому-то поспособствовали, кого-то ввели в большую литературу. Думаю, Горький, печатая в своих издательствах то Шмелева, то Замятина, то еще кого-то, думал прежде всего о себе.
Как бы там ни было, все это ничуть не приуменьшает его злодеяний - служения Сиону, воинствующей русофобии, апологии красного террора ("виноват русский характер"), ГУЛАГА и т.п. Как ни крути, а он шабесгой и Иуда, по Тютчеву:

А между нас - позор немалый -
В славянской, всем родной среде,
Лишь тот ушел от ИХ опалы
И не подвергся ИХ вражде,
Кто для своих всегда и всюду
Злодеем был передовым:
ОНИ лишь нашего Иуду
Честят лобзанием своим.
198. ветеринар : 195 Анониму
2011-05-29 в 22:31

АГА! Я, ветринар, что зеркало - кто глянет, тот себя и увидит.
А лица у всех разные - как тут быть не при личным?
197. Эрик : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-29 в 16:59

По спискам "подданного"

О шпионе большевиков среди эсеров и социалистов Евгении Замятине:

С 1893 по 1896 год Замятин посещал Лебедянскую гимназию, а потом учился в Воронежской гимназии, которую в 1902 году окончил с золотой медалью. В этом же году Евгений Иванович записался из упрямства (в школе он не всегда по математике получал хорошие оценки, в отличие от русского) на кораблестроительный факультет Санкт-Петербургского политехнического института. 4 года спустя Замятин становится большевиком и принимает участие в жизни революционной студенческой молодежи. Там он встречает свою будущую жену — Людмилу Николаевну Усову (1883—1965). Летом 1905 года при возвращении из поездки в Египет через Одессу был свидетелем восстания на броненосце «Князь Потёмкин-Таврический». В 1906 Замятина арестовывают и высылают назад в Лебедянь. В этом же году он нелегально возвращается в Петербург и заканчивает институт.

Во время I Мировой войны Замятин выступал с антивоенных интернационалистических позиций, в 1914 году был привлечен к суду и сослан в Кемь. В марте 1916, отбыв ссылку, Евгений Замятин был командирован в Англию для участия в строительстве российских ледоколов на верфях Ньюкасла, Глазго и Сандерленда; побывал в Лондоне. Он был одним из главных проектировщиков ледокола «Святой Александр Невский», получившего после Октябрьской революции имя «Ленин». В сентябре 1917 года Замятин вернулся в Россию.

Во время Гражданской войны в России, оставаясь убежденным социалистом, Замятин критиковал политику большевистского правительства. В частности, в марте 1919 года он вместе со многими известными деятелями искусства (А. А. Блок, А. М. Ремизов, Р. В. Иванов-Разумник, К. С. Петров-Водкин) арестовывался во время спровоцированных левыми эсерами рабочих волнений на заводах Петрограда.

После критической волны, последовавшей за публикацией в 1929 году в эмигрантской печати в сокращенном виде романа «Мы», которая привела к его выходу из Союза Писателей СССР и фактическому запрету публиковаться, он пишет письмо И. В. Сталину с просьбой разрешить ему выезд за границу, и получает положительный ответ. В 1934 году, уже будучи эмигрантом, что беспрецедентно, был вновь принят в Союз Писателей СССР, а в 1935 году участвовал в антифашистском Конгрессе писателей в защиту культуры как член советской делегации.

196. Эрик : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-29 в 16:54

Как ветеринар то заюлил под ярким светом обращенной ему в лицо лампы. Мало что он якобы русский, так он еще и северный, и безтатарный. Явно чувствуется, как в его мировоззрении слово "русский" девальвированно... .

Писать можно что угодно. Повадки выдают... .
195. Аноним : ветеринар
2011-05-29 в 15:21

Ну и манеры и Вас... а были похожи не приличного.
194. Потомок подданных Императора Николая II : Список Горького
2011-05-29 в 14:59

Горький очень много помогал Евгению Замятину. В основанном Горьким издательстве "Всемирна литература" Замятин ведал разделом Англии. Первые публикации Замятина 1917-1918 годов были размещены, большей частью, в горьковской (меньшевистской) "Новой жизни". Интересно, что его сказку "Бог", впервые размещенную еще в 1916 г. в горьковской "Летописи", в 1921 г. сочтут клеветой на НЭП. Замятин уважал мнение Горького, рассказывал о содержании своих будущих произведений. Вот как он рассказывал об одном таком случае. "Однажды утром (в октябре 1917 г.), сидя в заставленном книжными полками кабинете Горького, я рассказал ему о возникшей у меня в те дни идее фантастического романа. Место действия - стратоплан, совершающий междупланетное путешествие. Недалеко от цели путешествия - катастрофа, междупланетный корабль начинает стремительно падать. Но падать предстоит полтора года! Сначала мои герои, разумеется, в панике, но как они будут вести себя потом? "А хотите, я вам скажу, как? - Горький хитро пошевелил усами. - Через неделю они начнут очень спокойно бриться, сочинять книги и вообще действовать так, как будто им жить по крайней мере еще лет 20. И, ей-Богу, так и надо. Надо поверить, что мы не разобьемся, иначе - наше дело пропащее." И он поверил".
Когда Замятин оказался в Париже, он написал в воспоминаниях: "Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что исправление многих "перегибов" в политике советского правительства и постепенное смягчение режима диктатуры - было результатом этих дружеских бесед (Горького со Сталиным - пояснение моё). Эта роль Горького будет оценена только когда-нибудь впоследствии".

Список будет продолжен
193. Буренин : К п. 192. Список Свердлова
2011-05-29 в 09:00

Нет уж, дражайший, оставайтесь в нем. Коль уж вы добровольно присоединились к легиону буревестника: Бр. Свердловы,Ягода,Ещин, Парвус-Гельфанд (коммерческий агент Горького в 1900-е),Рутенберг (подельник по провокации 9 января),Гржебин (подельник по скупке антиквариата в 1918-м)... Там же Ем. Ярославскй (собрат Г. по СВБ),Коган, Фирин, Раппопорт, Френкель,Погребинский (нач. УНКВД по г. Горькому), проч. начальники Гулага - черти драповые.Теперь вот и "ветеринар" за компанию с писателем, прячущимся за псевдоним Быков (видели, наверное, в разных там ток-шоу). Легион сатаны!
192. ветеринар : 191 Буренкин
2011-05-28 в 19:14

Где Вы, Буренкин, видели ветеринара-еврея?! Это непристижная/пока/ профессия, и евреев у нас днем с огнем не сыщешь.
Не смотря на свою еврейскую фамилию Вы явно доверчивый выдумщик.
Я русский /северный, безтатарный/. Компании и местечковые тусовки не организовываю, в групповиках не участвую.
Прошу меня вычеркуть из ваших списков :0)))
191. Буренин : В компании с Ягодой
2011-05-28 в 14:15

Веселая компания: А. Пешков, Зиновий и Яков Свердловы, Ягода, Парвус-Гельфанд, Зиновий Гржебин, Альфред Розенберг,Матвей Погребинский, ветеринар, чей-то потомок из-за черты оседлости. Иегудил,Содом и Гоморра!
190. ветеринар : 186 Вика
2011-05-28 в 02:32

"признает ли ветеринар, что Горького ввиду вновь открывшихся фактов следует считать прспособленцем, "шестеркой" большевиков и Иудой?"

Формулировка не очень удачная и мне следует бы написать : "нет, не признаю, что следует считать..."
Впрочем, ни к чему метать бисер и что-то здесь признавать или не признавать даже в обмен на ссылки, которыми полон интернет.
У меня ночное дежурство, я прооперировал попавшего под автомобиль пса и могу теперь найти любую ссылку.
Пес в порядке, лапу ампутировал.

Горький - талант от Бога. Дьявол таланты не раздает - не имеет искры \искренности/ Лукавый он, спесивый, наглый и хамовитый. Потому что завистливый.
Не пишите больше, много работы. Некогда отвечать вам, Вика. И желания нет.
189. ветеринар : 187 Аноним
2011-05-28 в 02:25

"Этак от тебя бескультурием несет, а ты свою вонь и не чуешь..."
А свое ... не пахнет.
Вы, наверное , обиделись на ЖИДа в п. 185?
Так ведь это слово и означает число Апокалипсиса 666
сумма цифр слова "шестьсот" -8
сумма цифр слова "шестьдесят" - 10
Сумма цифр слова "шесть" - 5
8 -я буква русского алфавита - Ж
10-я буква - И
5-я буква - Д.
Живой Инструмент Дьявола, понятие ненациональное. Среди русских тоже есть духовные 666.

P/S/ Вы хамите, утверждая о некой моей вони. Всякий хамящий - хам. Всякий хам - живой инструмент дьявола, то бишь 666.
Это Ваши проблемы.
Работа у меня действительно не всегда благоухает белыми лилиями.
188. Потомок подданных Императора Николая II : Список Горького
2011-05-27 в 20:12

Только благодаря помощи Горького Пришвину удалось в 1912-1914 г.г. издать свое собрание сочинений.

Список будет продолжен.
187. Аноним : Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»
2011-05-27 в 17:51

ветеринару

Что-то ты, болезный, всё пытаешься на личности перейти?.. Этак от тебя бескультурием несет, а ты свою вонь и не чуешь...

Насчет чтения книг Хламиды-Пешкова согласен: бомжи не читают. Только вот и приличные люди не желают читать. Так что стоит прекратить навязывать, по советской привычке, то, что не читается... Советское рабство ушло в прошлое, а с ним - и писанина для рабов... .
186. Vika : К п. 185
2011-05-27 в 16:09

А зачем ветернару ссылки? Все равно он о Горьком своего поверхностного и догматичнеского мнения не изменит. Что называется, хоть кол на голове... К тому же он, ветеринар, двулик: то как бы в Бога верит , то в инструмент дьявола обращается. И даже наивно думает, что и другие таковы.
Но если все сказанное мной о шельмовании Горьким Достоевского, прославлении им Соловков, получении денег от ОГПУ и проч. - верно (доказано документально), признает ли ветеринар, что Горького ввиду вновь открывшихся фактов следует считать прспособленцем, "шестеркой" большевиков и Иудой? Если да, то готова потрудиться и привести ссылки на источники.Они у меня есть.
185. ветеринар : 179 Вике
2011-05-27 в 14:29

Дорогая Вика!
Приведенные Вами сплетни не проверишь - не даете ссылки, а на слово осуждающим высокий талант верить не стоит. Вы ведь не судья, чтобы выносить Решение.
Если согласиться с приведенными Вами фактами, то замечу: в течении дня мы сто раз меняемся и становимся то БОГом /благословенным орудием Господа/, то ЖИДом /живым инструментом дьявола/.
Человек - звучит - ПОЛЕ БИТВЫ.
184. lucia : Лесничий
2011-05-27 в 12:13

В Санкт-Петербурге есть такая шоколадная фабрика им.Крупской. Конфеты и шоколадки необыкновенно хороши, с московскими не сравнить!
но можно ли это поставить в заслугу Крупской?
183. Лесничий А.Л. : На 181 ветеринару
2011-05-27 в 08:29

В дополнение к Вашему комментарию.
Имя Максима Горького носила колония, возглавляемая великим русским советским педагогом А.С.Макаренко.
В ней из беспризорников воспитывали честных, образованных людей, любящих свою Родину.

Горького можно критиковать потому, что есть объект для критики - творчество. Однако, статья написана как разоблачение. Об анализе произведений речи нет.

Замечу, что в современной литературе нет высот, подобных Горькому. Да и вообще, нет высот. Культивируется пошлость.
Горький с этого уровня непонятен, более того, он смешон, он объект для пародий.
Пародия -это кривляние и природа ее состоит в унижении Добра.
182. Наталья Чернавская : Потомку подданных Императора Николая II
2011-05-27 в 03:13

А Вы мультик-то смотрели? я в 69 посте дала на него ссылку, посмотрите!Там прямо как у Вас, Горький рядом с Пушкиным. Ну, нравится и нравится: о вкусах не спорят. Если уж начистоту, мне и Калевала не очень-то понравилась, вот Бунинский перевод - ничего себе, хотя с Гойко Митичем индейские фильмы больше меня в детстве захватывали. Я за последние годы если и встречалась с Горьким, то в этом мультике, слава Богу, не преподаю больше, а без принуждения не стану его открывать. Да вот эту статью прочитала и вспомнила былые страдания. Вообще же Горький писатель знаменитый, спору нет. Вроде Чапаева и Штирлица. Афоризмы его бытуют и приспособлены народом к текущему моменту! Например:Глупый пингвин робко прячет...умный смело достаёт:) Или: рождённый брать давать не может!.. Тут я понимаю, речь ещё о том, кого записывать в классики для школьников, а кого нет. Оглашаю свой список(довольно давно уже мне пришлось над ним задуматься, после работы на п/о я ещё записывала на тв цикл образовательных программ по русской литературе "Репетитор"):Карамзин, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Островский,Гончаров, Тургенев, Достоевский, Толстой, Чехов. Просится Некрасов, но по нему экранизаций нет, трудно будет сделать тв-программу такую, чтобы заинтриговать школьников, я не смогла.То же и с Блоком. Вот 12 имён русских писателей первого ряда, бесспорных для школьной программы, представляющих единую традицию, начиная со "Слова о полку Игореве" и включая протопопа Аввакума. Ибо, несомненно, автор Слова и протопоп Аввакум - литературные гении уровня Пушкина и Толстого с Достоевским. Все остальные, даже Бунин, не то что Горький или Булгаков, например, - могут быть оспорены именно потому, что встретили и надолго пережили революцию (не то что Блок).Когда не стало единой русской литературной традиции, началась разноголосица. Разве только на РНЛ не может договориться народ? Это отражение общей картины! И тут, вероятно, выбор должен быть за учителями и больше даже за родителями, что они для своих детей выберут. Я в общеобразовательной школе работала недолго и вела там православную культуру, литературу только на п\о с тв и частным образом преподавала, а для своих собственных детей оставила бы из ХХ века первым делом трёх Иванов: Шмелёва, Солоневича, Ильина, - все эмигранты. Из советских же - Маяковского с Есениным и Высоцкого с Шукшиным, все остальные под вопросом, пусть сами дети разбираются... Не думаю, что кто-то Горького станет читать...
Страницы:   1 | 2 | 3 | 4 | 5 

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме