Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Все мы - граждане одной страдающей страны...»

Игумен  Анатолий  (Берестов), Русская народная линия

Наркомания, алкоголизм и табакокурение / 16.04.2010


Выступление на конференции «Духовная и медицинская помощь в преодолении пороков наркозависимости, пьянства и табакокурения» …

Выступление руководителя Душепопечительского центра святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии на конференции «Духовная и медицинская помощь в преодолении пороков наркозависимости, пьянства и табакокурения», прошедшей 28 января 2010 г. в рамках XVIII Международных Рождественский образовательных чтений

Ваше Высокопреосвященство, уважаемый Николай Борисович, дорогие друзья!

Актуальность проблемы, которую мы сегодня разбираем, прекрасно обрисовал в своем вступительном слове Виктор Петрович Иванов. Но может возникнуть вопрос: почему церковная конференция проходит в стенах государственного учреждения, Федеральной службы Госнаркоконтроля. Я думаю, что ничего удивительного и странного в этом нет.

Во-первых все мы - граждане одной страдающей страны.

На конференции "Духовная и медицинская помощь в преодолении пороков наркозависимости, пьянства и табакокуренияВо-вторых, и мы, церковники, и Федеральная служба Госнаркоконтроля занимаемся одной и той же работой - борьбой с наркоманией. Я понимаю, что важность работы ФСКН очень высока. Я сам свидетель того, что, после того как в 2003 году была организована эта служба, эффективность работы силовиков значительно повысилась. Я могу сказать, что в результате усиленной работы Федеральной службы Госнаркоконтроля сейчас в России есть города и области где практически невозможно найти героин. Конечно, героиновая наркомания, как об этом сказал Виктор Петрович, является страшным, пандемическим явлением как в России, так и в мире. Но в центральной России есть области, где практически невозможно найти героин, в качестве примера могу назвать Воронежскую область. Я недавно был в Ямало-Ненецком автономном округе, в городе Новый Уренгой. Там тоже практически невозможно найти героин. За целый год там не зафиксировано ни одной передозировки героином и другими опиоидными препаратами. Но, к сожалению, за один только месяц октябрь произошло девять смертей от дезоморфина. Дезоморфин добывают из лекарственного препарата, который свободно, без рецептов продается в аптеках. Девять смертей за один месяц и ни одной героиновой передозировки за целый год!

Я очень рад тому, что в стране была организована Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. Получается что мы - церковь, медицина и ФСКН занимаемся одним и тем же делом. Наша совместная работа приносит очень высокие результаты. Могу сказать, что наш Душепопечительский центр было организован в 1996 году. Тогда на всю страну существовало только 3 церковных реабилитационных центра для наркозависимых и зависимых от алкоголя людей. Это были центры о.Сергия Белькова, о.Алексея Бабурина и наш. С того времени в церкви началось мощное движение по борьбе за молодежь, и сейчас уже в России, в некоторых бывших республиках Советского Союза имеются десятки душепопечительских центров. Кроме того, мы помогли организовать душепопечительские центры в Болгарии, Сербии, а в 2009 году по нашему образцу был организован Душепопечительский центр во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского в Нью-Йорке, в США. Это говорит о том, что только церковная реабилитация дает самые высокие результаты. Сегодня уже приводились цифры, что ее эффективность достигает 85%. Занявшись реабилитацией в 1996-1997 годах мы получили результат 60%. Никто не мог этому поверить. В своей книге «Возвращение в жизнь», написанной в 2002 году, я говорю уже не о 60, а о 85%. Дело в том, что у нас, по сравнению со светскими реабилитационными центрами, наркологическими учреждениями системы здравоохранения получается «эффект ножниц». Если среди людей, выходящих из светских реабилитационных центров, в течение первых дней практически 100% не употребляют наркотики, то к концу года таких остается 5-6%. У нас же, чем больше времени проходит со времени выхода из центра, тем больше людей находится в состоянии устойчивой ремиссии.

С некоторого времени мы стали заниматься реабилитацией алкоголезависимой молодежи. Здесь я должен сказать, что поначалу не очень верил в положительные результаты этой работы. Однако оказалось, что мы также неплохо выводим алкогольную молодежь в состояние ремиссии. Например, в прошлом году в наш центр обратилось полторы тысячи молодых людей - хронических алкоголиков в возрасте от 17 до 30 лет. 85% из них перестали употреблять алкоголь. Я понимаю, что срок в один год еще не является показателем устойчивости в реабилитации, но у нас есть примеры, когда люди воздерживаются от алкоголя в течение 10-12 лет. В этом случае можно уже говорить о выздоровлении. Таким образом, если медицина пока не в состоянии вылечить наркоманию и алкоголизм, то есть возможность реабилитации. Самым хорошим, устойчивым видом реабилитации является именно церковная реабилитация. Здесь надо отметить, что, хотя количество реабилитационных центров в Русской Православной Церкви растет, их все-таки очень мало. Церковь, возможно, не полностью еще осознала свою задачу и не полностью вошла в эту большую работу. Но, тем не менее, процесс сдвинулся с места, он ширится и растет.

К сожалению, имеется немало общественных реабилитационных центров сектантского толка. В отношении сектантских реабилитационных центров практически нет никакой информации. Они не показывают ни своих программ, ни методик, ни результатов реабилитации. Я разговаривал с некоторыми руководителями сектантских центров и удивился - хотя они говорят о высокой эффективности реабилитации, реально она составляет от 8 до 15%. Еще очень плохо то, что в сектантских реабилитационных центрах люди не возвращаются в социум, не возвращаются в семью. Мы считаем молодых людей реабилитированными в том случае, если они не употребляют наркотики и алкоголь, если они социализировались и вошли в семью. Если же человек прекратил употреблять наркотики и алкоголь и теперь лежит на диване, поплевывая в потолок, мы его реабилитированным не считаем. Таким образом, нет никакой информации об эффективности реабилитации в сектантских центрах, но зато мы знаем, что люди оттуда не возвращаются в социум, а остаются в своем сектантском круге, не выходят в активную социальную жизнь и в семью.

Мне бы хотелось сказать еще об одной важной проблеме. В настоящее время ширится распространение программы «12 шагов». Это - западная протестантская реабилитационная программа. Подробный анализ работы групп «анонимные алкоголики» и «анонимные наркоманы» по этой программе был, в частности, проведен в позапрошлом году мною. Данные этой работы отражены на сайте. Кроме того, эта работа отражена в журнале РАМН «Наркология», номера 5, 6 и 7 за 2009 год. Несколько ранее он был разобран некоторыми санкт-петербургскими учеными и священнослужителями, доказавшими ее непригодность для использования в рамках православного душепопечения. Я не отрицаю двенадцатишаговую программу как таковую. Если она существует и приносит какую-то пользу в светской среде, то и пускай существует. Но я считаю невозможным продвижение ее в церковную среду, потому что эффективность ее довольно низка. Опубликованные данные показывают, что она колеблется между 2,5 и 5%. Как справедливо отмечает в своей статье «Актуальные проблемы помощи наркологическим больным в России на этапе социальной стабилизации в стране», опубликованной в 2006 году в журнале «Наркология» директор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, академик РАМН Т. Б. Дмитриева: «Нашему менталитету непривычны характерная для протестантских общин идеология двенадцатишаговой программы и длительные обсуждения с собратьями по вере своих духовных проблем. Более стабильно функционируют реабилитационные центры, создающиеся при традиционных для нашей страны религиозных организациях (в первую очередь при Русской Православной Церкви)». Именно этот момент позволяет рекомендовать Государственному Антинаркотическому Комитету в своей работе использовать опыт созидающих трезвление тела и духа проектов, реализуемых соответствующими церковными учреждениями на основе традиционных святоотеческих методик противодействия пристрастиям к наркотикам, алкоголю и табаку, а не использовать противоестественные для православной традиции и малоэффективные методики программ «12 шагов». Как вы видите, это не только наш, церковный, взгляд, но и взгляд выдающегося ученого, выдающегося психиатра нашей страны. Таким образом, ученые также подходят к мнению о малой эффективности двенадцатишаговых программ. Тогда спрашивается, зачем нам вводить ее в Русскую Православную Церковь? Она дает от 2,5 до 5% эффективности, а православные методики, основанные на святоотеческом опыте борьбы с духовными пороками достигают 90% результатов! Конечно, в последнее время ситуация с реабилитацией несколько изменилась, и это подтверждаю не только я, но и многие другие священнослужители и миряне, которые работают над реабилитацией молодых наркозависимых людей. Если в 1990-е годы из 100 обратившихся к нам наркозависимых на реабилитацию оставалось 85 человек, то теперь из 100 обратившихся остаются к нам на реабилитацию на порядок ниже: 8-9 человек. Но эффективность реабилитации возросла до 90%. Почему так происходит? Да потому, что на реабилитацию приходят люди, которые очень желают освободиться, с высокой мотивацией на излечение от зависимости - алкогольной или наркотической.

Наверное, все присутствующие священнослужители или православные миряне знают, что это так. Православие дает настоящую, хорошую, стабильную реабилитацию в течение многих лет. Есть ли возврат к обратному? Я был бы неправ, если бы сказал, что такого не происходит. Есть, но в гораздо меньших объемах, чем в неправославных центрах. По моему мнению, процент возврата к «исходному» состоянию не превышает 10%. Но когда эти люди возвращаются на повторную реабилитацию в душепопечительские центры, то работать с ними становится гораздо легче и они гораздо быстрее входят в состояние устойчивой ремиссии. Таким образом, я считаю что надо развивать церковную реабилитацию наркозависимых и алкозависимых молодых людей.

Мне хотелось бы также сказать несколько слов о профилактике наркозависимости. Прежде всего, мы исходим из того, что наркотическая, алкогольная, табачная, иные виды зависимости имеют духовную природу. Это состояние греховного, безбожного образа жизни, результат формирования определенного психотипа молодежи, ориентированной именно на этот образ жизни. Большую роль здесь играет наша питейная традиция. Наши дети начинают употреблять алкогольные напитки с 12-14 лет. В 12 лет 50% мальчиков и 25% девочек уже начинают употреблять алкогольные напитки. А когда молодые люди покидают школу, то только единицы не употребляют алкогольные напитки. Было проведено интересное исследование, в ходе которого сравнили две группы подростков: курящих и некурящих. В группе курящих шанс стать наркоманом оказался в 55 раз выше, чем в группе некурящих. А когда сравнили две группы подростков - курящих и употребляющих алкогольные напитки с некурящими и не употребляющими алкогольные напитки, то оказалось, что в первой группе шанс стать наркоманом увеличивается уже до 100 раз. 55 раз и 100 раз - можно подумать, что именно табак и алкоголь становятся причинами развития наркомании. Конечно же, это не так. Алкоголь и табакокурение являются маркерами, или показателями образа жизни нашей молодежи. Наша молодежь в настоящее время развивается в духовно агрессивной социальной среде и поэтому очень часто возникают различные аддикции, то есть зависимости. Чтобы вырваться из этого аддиктивного состояния, надо войти в духовно-религиозную среду. Я приведу такой пример, который может показаться вам странным и не совсем точным. Не могу пока говорить о точности той цифры, которую сейчас вам сообщу, но из 10 000 наркозависимых, которые прошли через наш центр, только 10 человек были из традиционно верующих семей. Один на тысячу - вот показатель! Вот в чем сила веры, сила божественной благодати, сила православной реабилитации. Спасибо за внимание.

Впервые опубликовано на сайте «Нет - Наркотикам», Москва, 14.04.2010 г.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме