Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Его мировоззрение сформировалось в точке пересечения славянофильства и элементов умеренного либерализма...»

А.  Голиков, Русская народная линия

Консервативная классика / 05.03.2010


Предисловие к книге В.А.Черкасского «Национальная реформа» (М.: Институт русской цивилизации, 2010) …

Черкасский В. А. Национальная реформа. / Составление, предисловие и комментарии А. К. Голикова / Отв. ред. О. А. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2010. - 592 с.

Он был, бесспорно, человеком государственным и принимал деятельное участие в величайших государственных деяниях. Это был ум сильный, обширный, деятельный, просвещенный многосторонними познаниями, чрезвычайно ясный и обладающий необыкновенно творческой способностью низводить абстракты на реальную почву, запутаннейшие, отвлеченные теории приводить к конкретной, практической формуле, и многотрудным задачам отыскивать простое решение.

И. С. Аксаков

1

Книга трудов В.ЧеркасскогоКнязь Владимир Александрович Черкасский - славянофил, выдающийся русский государственный и общественный деятель, ав­тор национальных проектов крестьянских реформ в России и Царстве Польском и устройства гражданской администрации в освобожденной от турецкого господства Болгарии.

Духовным истоком славянофильской мысли была русская православная традиция с ее идеями монархической государственности, национально-культурного своеобразия, социокультурной самобытности развития России, охранения духовно-нравственных ценностей. Главным фактором разрешения всех противоречий славянофилы считали крестьянскую общину с ее общинным землевладением. По их мнению, в мудрой системе политического управления со­единяются свободомыслие народа (внутренняя свобода) с самодержавной властью (внешняя необходимость).

Ложность западноевропейского политического порядка славянофилы усматривали в том, что западное общество пошло путем «внешней правды, путем государства». Учение же славянофилов нацелено было на возрождение исторической памяти национального самосознания, на воспитание русского народа в духе московской старины, сбережения древнерусских традиций, российского уклада жизни: патриархальности, религиозной смиренности, соборности, патриотизма, защиты самобытной исторической судьбы русского народа. В итоге вывод: «Нам нечему учиться у Запада, в Древней Руси все было» (К. Аксаков).

Идеологи славянофильства и представители возникшего в 60-х годах на основе идейного родства со славянофилами почвенничества (А. Григорьев, братья Достоевские, Н. Страхов) видели спасение русского народа не в радикальном преобразовании структуры общества и государства, а в традициях народа, в его правде, духовных ценностях, в чистоте идеалов христианской справедливости и братства. Их консерватизм органично сочетался с элементами стихийного демократизма, либерального консерватизма и «социализма народа русского» (Ф. М. Достоевский).

Примыкая к славянофилам, Черкасский не принадлежал ни к одному из идеологических течений или к какой-либо по­литической партии. В отличие, скажем, от Ю. Самарина, он не был партийным человеком. По поводу его партийной «лояльности» к славянофильской идеологии славянофил А. Кошелев писал в своих «Записках» следующее: «Хотя Черкасский впоследствии часто считался так называемым славянофилом, и иногда даже ставили его и во главу этой партии, но он никогда таковым не был и расходился с нами в самых существенных направлениях». В славянофильстве либеральный элемент, несмотря на консервативную доминанту, со временем рождает умеренно-либеральное течение, превратившееся в партию земского либерализма. Но именно в точке пересечения славянофильства и элементов умеренного либерализма сформировалось мировоззрение кн. Черкасского.

Оно проявилось в его антикрепост­нических взглядах, в стремлении к гражданской сво­боде, в борьбе против крайнего индивидуализма и за утверждение личностного начала в общинной религиозно-нрав­ственной среде; в глубокой симпатии к свободной, не­зависимой личности и истинному свободомыслию; в критике правительства, ущемляю­щего свободу слова, печати, свободу совести.

В его мировоззрении просматривается убеждение в необходимости последовательной децент­рализации и проведения в жизнь земского устройства общественной жизни с целью ограничения сферы деятельности государства; в активной борьбе государства за развитие местного самоуправ­ления, за само­бытное и свободное развитие народной жизни, сдержи­ваемой пока «насильственным воспитанием общества посред­ством государства»; в кри­тике бюрократических проявлений в поли­тической жизни общества; в признании силы и значения свободы печати и об­щественного мнения и др.

В 1870 году по инициативе Черкасского Московская Дума составила по случаю объявления самостоятельности действий России на Черном море (ограниченной прежде Парижским трактатом) и введения всеобщей воинской повинности всеподданнейший адрес государю, расцененный министром императорского двора как составленный «в неуместной и неприличной форме». В этом послании защита суве­ренных прав народа через верховного его представителя (мо­нарха) виделась Черкасским прежде всего в расширении «простора мнению и печатному слову, без которого никнет дух народный и нет места искренности и правде в его отношениях к власти; свободы церковной, без которой недействительна и сама проповедь; наконец, свободы верующей совести - этого драгоценнейшего из сокровищ души человеческой».

Политическое мышление Черкасского отличалось глубиной проникновения в дела практические. Князь умел находить реальные способы реализации великих целей.

Своей главной обязанностью он считал, во-первых, обеспечить начала собственности, соблюдая закон; во-вторых, дружеской рукой, без насилия вести крестьян по пути развития; в-третьих, приобрести любовь общества к мировым учреждениям, без которой сознание необходимости их не укоренится в общественном сознании.

Отстаивание Черкасским мировых учреждений часто воспринималось многими славянофилами любезно-критически: в князе не находили приверженца старины, преданий, должного почтения к народу и христианству. Так К. Аксаков в письме к кн. Черкасскому писал: «Русский Вы далеко не полный, что надышались вы с детства французским воздухом и вообще иностранным. Славянофильство освежило бы Вас до некоторой степени от иностранного чада, окунувши Вас в народную крещеную прорубь по своей суровой методе. А теперь Вы опять на иностранной дороге. Жаль мне Вас, потому что люблю Вас. Но народ люблю больше. А потому делать нечего: пока Вы на этой дороге, между нами война, решительная и беспощадная. При всем том, искренне Вас любящий. К. А.». Черкасский, поддерживая искренние дружеские отношения с лидерами славянофильства, печатаясь в их журналах, свое служение народу выражал по-своему. Защищая крестьянскую реформу, он считал, что только «неуклонным служением началу народности укрепляется государственный организм, стягиваются с ним его окраины и создается то единство, которое было неизменным историческим заветом наших предков. И ничто не может быть пригоднее для России, как введение системы, скреп­ляющей союз народной массы с властью, неизбежно пред­ставляющей ей опеку и руководство».

2

Владимир Александрович Черкасский родился 5 февраля в 1824 года в деревне Журавлевка (Одинцово) Чернского уезда Тульской губернии. Старинный княжеский род Черкасских ведет начало от кабардинского владетеля Инала, происходившего от султанов египетских. В XVI веке потомки кабардинского князя Идарова (Темрюковичи, Камбулатовичи, Сунчалеевичи) входили в состав княжеской группировки, ориентированной на Москву. Выехав на службу в Россию, стали известны здесь как Черкасские. Будучи князьями служилыми, они установили тесные родственные связи с крупными русскими княжескими родами и в разное время входили в высшую иерархию России. Активно участвуя в политической жизни русского общества, Черкасские занимали высокое положение в аппарате управления, были крупными землевладельцами. Среди них немало военных и государственных деятелей - полководцы, канцлеры, реформаторы. Своим устойчивым положением в социально-экономической и политической структуре русского государства Черкасские во многом обеспечили стабильность кабардино-русским взаимоотношениям.

Отец Владимира Александровича, князь Александр Александрович Черкасский, служил в Преображенском полку, затем был атташе при посольстве в Лондоне. Вернувшись на родину, женился на Варваре Семеновне Окуневой и проживал с семьей зимой в Москве, а летом - в Тульской губернии. Кроме Владимира в семье А. А. Черкасского было три сына и дочь.

С детства овладев французским, английским, немецким языками, получив солидное домашнее образование, шестнадцатилетний юноша поступает на юридический факультет Московского университета, где обращает на себя особое внимание университетской профессуры как первый студент. По воспоминаниям Черкасского, сильное влияние на него оказали профессора М. П. Погодин, Н. И. Крылов, И. Д. Беляев, влившие в молодые души «задатки народного самосознания», понимания значимости России, «устоявшего в бурях истории славянского государства, умевшего принести ради сохранения своего самостоятельного бытия великие жертвы». От них он получил самые точные и дельные сведения об истории крестьян на Руси и русской общине.

Занимаясь историей русского права, Черкасский пишет конкурсное сочинение «Очерк истории сельского сословия в России». В нем он изложил историю политического развития русской волости, указывая на единственный нормальный выход из крепостного состояния - «общинный политический быт волости, основанный на твердой поземельной собственности». За это сочинение Черкасский удостаивается университетской серебряной медали. Именно в эти годы в сознании молодого правоведа утвердилась мысль о «вожделенном дне» - об освобождении крестьян от крепостного права.

После смерти отца в 1844 году семья переезжает в Тульскую деревню Горбатовка. Владимир остается в Москве, где готовится к экзаменам на степень магистра. Но занятия сельским хозяйством отвлекли его от ученых работ и заставили ближе познакомиться с положением крестьян.

Живя в деревне, Черкасский чутко следил за всеми изменениями во взглядах правительства на крестьянской вопрос и старался возбудить местную инициативу, организуя кружки из помещиков для обсуждения этого вопроса. К этому времени относится один из первых составленных им проектов освобождения крестьян. В 1847 году, по почину тульского губернатора Н. Н. Муравьева, образовался кружок тульских помещиков для составления проекта освобождения крестьян в их собственных имениях. Князь принял деятельнейшее участие в разработке проекта, приложив свой вариант раскрепощения крестьян, но в связи с революционными событиями во Франции 1848 года все работы и рассуждения по крестьянскому вопросу были прекращены.

В 1850 году князь Черкасский женится на Екатерине Алексеевне Васильчиковой, принадлежавшей к высшим кругам московского общества. Кн. О. Трубецкая в своем труде упоминает о патриархальном характере этого семейства, «отличавшегося глубокой религиозностью, богатством хозяйства, благоустройством дома и значительной образованностью в сочетании с высокими нравственными качествами».

После женитьбы Черкасский живет в Москве. В эти годы вопрос об освобождении крестьян становится предметом горячих обсуждений в кружке славянофилов. Еще раньше познакомившись с А. Хомяковым, И. Киреевским, К. Аксаковым, князь активно участвует в его деятельности. Здесь он близко сходится со славянофилами Ю. Самариным, И. Аксаковым, А. Кошелевым, с которыми сохранит дружбу и будет сотрудничать до конца жизни. Славянофилы оказали сильное влияние на склад мировоззрения Черкасского. Позже, в ответ Самарину по поводу его мнимых разногласий со славянофилами по вопросу об общине, князь писал в аксаково-кошелевском журнале «Русская беседа» следующее: «Одним участием своим в «Русской беседе», несмотря на многие коренные мои, не вполне согласные с ней убеждения, я до некоторой степени доказал свою верность общему знамени. В «Cельском благоустройстве» я ради общего дела ни разу не высказывал коренного и притом важного разногласия своего по вопросу об общине; в комиссиях даже поддерживал ее, хотя видя, что мой голос мог бы содействовать слишком враждебному против нее настроения».

В 1851 году Черкасский готовит статью «Юрьев день» для второго тома славянофильского «Московского сборника». Статья была признана цензурой недозволительной. Автора статьи и редакторов обязали подпиской ничего не печатать без пропуска их сочинений высшей цензурой в Петербурге. Подвергнутый ограничению в правах печатания и полицейскому надзору, Черкасский покинул на время литературное поприще и принял на себя управление многочисленными имениями Васильчиковых, рассеянными по всей России.

Зимой 1852-1853 годов князь Черкасский, невзирая на частые болезни, продолжал свою деятельную и хлопотливую жизнь. По вечерам он часто встречается с Хомяковым, Самариным, Кошелевым. Помимо религиозных вопросов общим интересом их было сельское хозяйство и проблема освобождения крестьян.

После Крымской войны и воцаре­ния Александра II (1855 г.) в России повеяло новым духом, открылось широкое политиче­ское поле деятельности для научного и литературного таланта Черкасского. Сотрудничая с журналом «Русская беседа», разрешенным правительством после долгого цензурного запрета «Московского Сборника», в апреле 1856-1857 годов он публикует статьи: «Обозрение политических событий в Европе 1855 г.», «Протоколы Парижского конгресса», «Трой­ственный союз 15 апреля 1856 г.», «Обозрение внутреннего законодатель­ства», «О сочинениях Монталамбера и Токвиля».

По поводу первой статьи Кошелев с радостью сообщает Черкасскому: «Статья Ваша решительно нравится всем и ее хвалят более. В Вашу статью здесь многие просто влюблены. Ради собственной славы и процветания «Беседы» не отказывайтесь от обозрений». По этому же поводу в письме к князю Самарин замечает: «Мне особенно нравится, кроме мастерской слитности, совершенно свободное, самостоятельное отношение к Европе. Это отсутствие подобострастия - совершенная у нас новость.

Как политический обозрева­тель, в своих статьях Черкасский высказывался по целому ряду практических вопросов социально-политической жизни прежней и современной Рос­сии. Неразрывное единство дел внешних и внутренних было одним из важнейших принципов его политических обозрений, которые касались как наиболее важ­ных международных, так и внутренних проблем.

Залог успеха в области внешней, полагал Черкасский, лежит в независимой силе народного самосознания и самоуважения, которую государство вносит, в свою очередь, во все отправления внешней жизни. В этом смысле его политические обозрения отли­чались глубиной проникновения в суть дел практических. Ха­рактерным для князя было умение через свободное печатное слово ставить великие задачи и предлагать разнообразные рациональные способы их реали­зации.

В области внутренних проблем два верования постоянно руководили Черкасским: «ве­рование в необходимость и спасительность начал широкого местного самоуправления и не менее твердая вера в необ­ходимость для успеха деятельности общественных учрежде­ний полной, строгой, безусловной законности их действия».

Трудности с цензурой, однако, вскоре начали всерьез утомлять князя. В связи с этим он теряет надежду попасть на поприще деятельной службы и решает исполнить свою мечту - побывать с женой в Риме, Берлине, Франции. Крестьянский вопрос вновь отодвинут на неизвестный срок.

В 1857 году Черкасский выезжает за границу, где фрейлиной баронессой Э. Ф. Раден был представлен Вел. кн. Елене Павловне, для которой написал две записки «О главных и существеннейших условиях успеха нового положения».

3

Особенно ярко проявился политический талант Черкасского во время его участия в подготовке крестьянской реформы. В начале 60-х годов он становится одним из главных политических деятелей страны, выполнив роль законодателя в ве­личайшем из преобразований, которые изменили всю россий­скую жизнь.

В 1858-1861 годах Черкасский с Самариным работают в редакционной комиссии над разработкой Поло­жения Манифеста по крестьянскому вопросу, и вскоре князь стано­вится не только главным редактором, но и составителем первоначального проекта Положения. Этому предшествовали его статьи: «Записка о лучших средствах к постепенному исходу из крепостного состояния» (1857) и «О положении крестьянского дела» (1859), где изложены основные поло­жения и принципы подхода к крестьянской реформе.

В крепостном праве Черкасский видел основную причину слабости общественного организма - как во внутрен­ней, так и внешнеполитической ситуациях (негативный ис­ход военной кампании 1805 г., поражение в Крымской войне 1855 г.). Крепостной труд, по мысли реформатора, недостаточен для быстро развивающегося общества. Современная фабричная и земледельческая промышленность «настоятельно начинает требовать образования массы свободного труда, способного по зову нужд частных и общественных свободно передвигаться с места на место». Черкасский настаивает на необходимости установления переходного периода при передаче земли крестьянам. Гарантом крестьянского права на землю должно стать государство.

«Запи­ска» предусматривала отпущение крепостных крестьян на свободу с землей в целом, и освобождение на волю двух-трех миллио­нов крестьян без земли в целях обеспечения быстро разви­вающейся промышленности свободным трудом; приведение всей системы законодательства в строгое соответствие с современными действительными потребностями народа; осу­ществление на завершающем (подготовительном) этапе за­конодательной деятельности (т. е. через 15-20 лет) корен­ного преобразования сельских отношений, связанных с осво­бождением остальных крепостных крестьян, с сохранением за ними поземельной собственности и общинного управления (дворянство при этом обеспечивается справедливым возна­граждением за утрату части своей собственности). В итоге обеспечивается «правильное и точное влияние правительства на историческое развитие го­сударства».

Черкасский был противником революционных преобразований. Он предвидел то жесто­чайшее сопротивление, которое могут оказать консер­вативные круги земледельческого сословия, побуждаемые в своих действиях эгоистическими материальными выгодами, «готовые принести им в жертву государственное спокойствие в будущем и честь правительства в настоящем». И вскоре он со всем этим действительно столкнулся.

В статье «О положении крестьянского де­ла» Черкасский писал: «Слепые защитники крестьянского быта не пренебрегают никакими средствами... пытаясь остановить всякое движение по крестьянскому вопросу... сходясь со всеми оттенками оппозиции, они защищали то освобождение вовсе без земли, то наделение крестьян самым скудным количеством ее, то выкуп по ценам баснословным, то сохранение барщины на неопределенное время, то мнимо-свободные договоры в условиях самых невыгодных для крестьян».

По мнению Черкасского, существуют два способа, две политики реформы - политика коренных преобразований и политика паллиативов, полумер, применяемых лишь для вре­менного облегчения. К сожалению, правительство, желая об­щественной пользы, опасалось крайнего недовольства выс­ших слоев дворянства и народных бунтов, «искало слишком общих и спешных результатов, пыталось само изобрести но­вые жизненные формулы и извне привить их обществу», не доверяя его самодеятельному развитию.

Предлагаемые пра­вительством меры, по сути, означали отсрочку постепенного преобразования сельских отношений до окончательного завершения административных реформ в высших звеньях ру­ководства (министерских областях), что и вызвало возражение Черкасского против односторонности принятых мер. Он обратил внимание на необходимость одновременного преобразования «ближайших к народу слоев, где язвы его во всей наготе своей доступны взорам всех и каждого», пре­образования, связанного со всеобщим упрощением делопроизводства, с сокращением разорительного числа судебных инстанций, с установлением достаточного жалованья чинов­нику, чтобы был неподкупен и не страдал от искушений. Важны и установление контроля над деятельностью губерн­ских властей со стороны местного дворянства, и организация приходских управлений и т. п. Но не менее необходимо, считал Черкасский, «твердо предпринятое и неуклонно преследуемое постепенное преобразование отношений крестьян к помещикам».

Жизнь государственная и народная для князя - области неразделимые. Как бы предваряя взгляды будущих теоретиков системного подхода, он пишет: «Государство не есть механически сложившееся целое... Государственное устройство и государственная администрация, жизнь сословия и народное управление не суть друг другу чуждые, взаимно друг на друга не воздействующие... взаимная живая связь коих могла бы быть безнаказанно забываема или отрицаема государственным деятелем.... Скажем более: совершить оба преобразования одновременно, дружно и между собой связно не в пример легче, чем до­стигнуть в одной какой-либо из этих областей сколько-нибудь значительного результата без воздействия на другую; ибо при совокупном преобразовании всех частей всякий до­бытый результат в одной сфере немедленно служит точкой опоры и вместе с тем точкой отправления в другой».

Черкасский понимал, что вслед за крестьянской реформой должны последовать серьезные изменения во всех формах социаль­но-политического управления российским обществом. Особое внимание он уделяет развитию системы местного самоуправ­ления - земской, крестьянской, городской. Он ставит вопрос о сближении центральной власти, центральных учреждений с земскими, т. е. с работой на местах, полагая, что реформа России «снизу» может «качественно преобразовать, сблизить самодержавие и народ».

Идея народного самодержавия, считал он, будет свидетельством укрепления авторитета самого монарха, как верховного представителя народа, воплощения народного суверенитета. Именно по этой причине он, как и другие представители славянофилов, был противником конституционных преобразова­ний, аналогичных западноевропейским.

По мнению Черкасского, важно хорошо продумать и осу­ществить на практике основные политические принципы пре­образований, многие из которых успешно применялись в прошлых царствованиях. Рассуждая об успехах долгого прав­ления Екатерины II, он еще в статье «Обозрение внутреннего законодательства» отмечал следующие принципы правильного государственного и местного управления в эпоху ее царствования: простота способов управления; неторопли­вость, последовательность законодательной деятельности; эф­фективность, рациональность действия власти, умение неза­медлительно проникать «всюду, где требует того истинная польза и слава народная».

Свое понимание лучших принци­пов политического управления Черкасский дополняет харак­теристикой выдающихся черт государственного деятеля, до­стойных подражания, имея в виду все ту же Екатерину II: во-первых, государственное правление такого монарха основано на разумном дове­рии к местным властям и не допускает сосредоточения всех мелочей управления в высших сферах; во-вторых, в нем отсутствует стремление поддерживать хозяйственные моно­полии и есть готовность дать «свободный простор личной деятельности каждого», выполняющего свою политическую роль; в-третьих, сохраняется искреннее уважение к умственным преда­ниям старины в сочетании с редким сочувствием власти ко всему полезному в учреждениях иностранных.

Главной задачей подготовки в России реформы Черкасский считал постепен­ное проведение большой подготовительной работы в системе законодательства, систематической работы по разъяснению этого политического мероприятия, а также осуществление усилий, направленных на формирование единого положитель­ного общественного мнения во всех слоях общества. Нельзя - пишет он, - «мгновенно, без всякого предварительного при­готовления перевести всю огромную массу юридических от­ношений сельской жизни из мягкой области обычного права, где привыкли они покоиться, в жесткую сферу печатного законоположения и полицейского вмешательства».

Согласно его пониманию, закон есть гарант обеспечения прочной связи местных общественных учреждений с верховной властью, их создавшей. Он налагает узду на человеческие порывы, на произвол администрации. В речи на прощальном обеде, который был дан в честь Черкасского Московской Городской Думой по выходе его из должности городского головы 6 апреля 1871 года, князь говорил о значимости местных общественных учреждений и учреждений судебных, которые, по его мнению, «являются двумя твердыми точками опоры для государственной власти, созданные для удовлетворения местных и общественных нужд, для ограждения общества и государства не только от произвола частных лиц, но также и от произвола самой администрации, за которой государственная власть не могла бы иначе достаточно уследить».

Черкасский разработал ряд важных законодательных мер, в полной мере востребованных при проведении реформ. И все же не было единства среди тех представителей обществен­ного мнения, которые были искренними защитниками крестьянского дела. Вот почему так важно было разобраться в причинах разногласия, правильно понять истинные наме­рения, цели и предугадать возможные последствия реализа­ции этих целей. Часть деятелей реформы принадлежала к крупным зе­мельным собственникам, великопоместному дворянству, дру­гая преимущественно к образованному и небогатому дворянству.

Первые хорошо понимали коренную причину политического несовершенства дворянского сосло­вия и испытывали искреннюю потребность в освобождении от крепостных отношений. Но их главная цель - создание оли­гархической аристократии; этот класс надеялся основать ее на грубом, исключительно вещественном преобладании поземельного капитала над классом безземельных сельских ра­ботников. Желая освободить крестьян без земли, они признавали законным развитие массового пролетариата, как необходимого средства общественного развития, а голод и нуж­ду - единственным побудительным мотивом к труду.

Эту позицию, эти интересы Черкасский считает опасным европей­ским рецидивом. «На этом пути, - пишет он, - не могут они, конечно, не видеть перед собой тех горьких последствий, которые столько раз волновали и вол­нуют Европу и которых не избежала бы и Россия; но заранее к тому приготовленные, они успокаивают себя мыслью, что многоземелье на время спасет Россию, другими словами, что неизбежные волнения народной массы, бездомной и беззе­мельной, не застанут их в живых».

Иными словами, логика такой позиции, по его мнению, неизбежно ведет к господству капитала над бездомной и безземельной массой, а следовательно, неизбежны революции, бунты, которые волнуют всю Европу. И то обстоятельство, что «здоровые начала (приобретение крестьянами земли в собственность) были слишком поздно осознаны европейскими правительствами, сельский пролетариат успел в западных государствах сделать слишком быстрые успе­хи» - в этом причины бедствий и тревог современной Европы.

Вторая часть представителей общественного мнения - среднее дворянство - выражала ясное сознание потребностей обоих сословий и необходимость освобождения крестьян с землей, утверждая, что в противном случае все «обратится в исключительную вы­году одним лишь богатейшим, многоземельным владельцам». Среднее дворянство всегда являлось опорой, крепким охра­нителем начала самодержавного правления и выступало про­тив непрестанных попыток олигархов установить в России иноземные формы правления. Черкасский, безусловно, выступал на сто­роне этих представителей дворянства, имеющих богатый жизненный опыт. В образованнейших его слоях он видел перспективу для успешного движения России по пути нереволю­ционного, стабильного развития.

Воззрения Черкасского близки в этом идеям К. Кавелина, также полагавшего, что политическое спокойствие России - в опоре на среднюю интеллектуальную часть дворянства при полном освобождении с землей крестьян, раскрепощении личностного начала, с сохранением общинного начала, как условия предотвращения революционных ситуаций.

Будучи прекрасным теоретиком, и в еще большей степени практическим деятелем, князь Черкасский хорошо чувствовал желания и опасения той части русского дворянства, на стороне которой выступал. Именно в этот период, когда Россия стояла на пороге новой жизни, он решительно ставил вопрос перед правительством: «Останется ли правительство верно историческому ходу народной мысли, пойдет ли оно рука об руку с образованнейшей частью сред­него дворянства... Спаяет ли через это еще неразрывное начало императорской власти с народными верованиями; или оно в угоду отжившим или недозрелым олигархическим мечтаниям навеки внедрит в Россию семена пролетариата и неразлучно связанных с ним революционных движений?... Ничто не может быть теперь пригоднее для России, и осо­бенно для монархического принципа, как введение системы, скреп­ляющей союз народной массы с властью и неизбежно пред­ставляющей ей опеку и руководство».

4

После Польского восстания 1863 года Черкасский совместно с Н. Милютиным и Самариным становится проводником в Царстве Польском политики умиротворения. В 1864 году ими разработаны «Положение о крестьянской реформе в Польше». В документе ста­вилась цель наделить польских крестьян землей и освободить их от шляхетского гнета. В качестве главного директора правительственной Комиссии внутренних дел в Царстве Польском Черкасский в течение трех лет (1864-1866) проводит это «Положение» в жизнь, проявив блестящие способности администратора. В ходе работы с марта 1866 по декабрь 1868 года Черкасский заложил основы для возрождения в Царстве Польском духа русской народности и православия, определил способы и средства движения к этой цели.

Все предпринятые князем по греко-униатским делам меры можно разделить на две группы. Одни шаги имели целью пресечь влияние на униатский организм чуждой ему жизни, уничтожить искусственные сети, которыми полонизм и латинство опутало униатское население, за многие века привыкшее к полному произволу власти. Другие действия предусматривали возбуждение и развитие собственной жизни в этом расслабленном русском организме, оживление связей его с общерусской жизнью.

Деятельность Черкасского способствовала коренным преобразованиям все­го общественного строя в Польском крае и ослаблению по­литического влияния Римско-католической Церкви. Важнейшими первоочередными мерами против влияния полоно-латинства были следующие: 1) преобразование Холмского капитула в епархиальную консисторию, 2) закрытие в пределах Холмской епархии василианских монастырей и уничтожение василианского ордена, 3) уничтожение патроната польских помещиков над греко-униатским приходом, 4) меры против сохранения униатов в латинстве. Все эти реформы, исключающие бюрократический произвол, дали краю новую жизнь.

Черкасский как государственный деятель, исполнитель великой реформы, не мог обойти народ в великом деле совести его. Главной заботой князя было воссоединение народа с Православной Церковью. Путь медленного поворота от полоно-латинского влияния лежал для него в религиозном обустройстве, поскольку религия была в Польском крае единственной в народном быте силой, не закрепощенной польскими помещиками.

Черкасский понимал, что только обновление всего быта может подточить корни унии и прояснить народное сознание, распутав хитрое смешение политических интересов с религиозной мыслью в совести и религиозном чувстве народа. Единственное средство ограждения униатского края от посягательства полонизма и католицизма - учреждение русских средних учебных заведений для греко-униатского населения, чтобы оно пользовалось одинаковыми правами с населением польским. Устройство гимназий с привлечением в них воспитанников из народа ставило целью воспитать в будущем уездных и губернских чиновников, учителей гимназий, мировых судей, дружно работающих для возрождения своего народа.

В соответствии с Высочайшим указом об устройстве края к работе были привлечены надежные деятели из среды униатского духовенства. Задача была огромной, масштабы необходимых действий - огромны: восстановление пришедших в ветхость или разрушенных греко-униатских церквей, разыскание и объяснение народу памятников родной старины, оживление обломков церковного братства, проведение мер к свободному развитию местным населением собственных сил, обеспечение правительственного пособия на церковно-строительные нужды, наблюдение за производством выборов и многое другое. Крепостники, реакционеры, польские паны, ксендзы, имущественные и политические интересы которых пострадали от реформ, совершенных при деятельном участии князя, питали к нему непримиримую ненависть, всячески настраивая и народ. Однако эти враждебные силы не могли подорвать силу воли князя в деле реализации реформ. В тесном соединении заботы о духовенстве с заботами о народе ав­тор проектов крестьянских реформ в России и Царстве Польском видел залог прочности задуманного дела.

Как круп­ный политический деятель, Черкасский был удостоен звания почетного члена Московского университета, а Дума в 1869 году избрала его на должность московского городского главы. Однако уже в 1871 году он сложил с себя эти полномочия и несколько лет путешествовал по Европе как частное лицо.

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 Черкасский - уполномоченный при действующей армии от центрального управления Общества Красного Креста. После разгрома Турции князь участвует в возрождении общественной жизни задунайских сла­вян. Пройдя пешком Балканы и вступив вместе с торжествующими войсками в Адрианополь, он с восхищением говорит о русском солдате, который на своих могучих плечах принес свободу болгарскому народу. Черкасский был уверен, что и во многих других делах «этот простой, этот сиволапый мужик все одолеет, все вынесет наш добрый, наш великий страстотерпец - русский солдат!»

В качестве заведующего гражданским управлением Болгарии на освобожденных от турок территории он занимается устройством гражданской администрации, способствуя раз­витию сельского, земского и городского самоуправления, при­менив турецкие порядки к потребностям политической жизни независимой Болгарии. Благодаря этому молодая страна получила «орудие необходимое для самостоятельного национального развития и правильного беспрепятственного отправления гражданской жизни».

По свидетельству самих болгар, кн. Черкасский предоставлял населению самое широкое самоуправление. Административные и городские советы выбирались без малейшего чуждого вмешательства. Были, конечно, среди болгар и недовольные: одни не нашли в князе покладистости, которую привыкли встречать у турецких пашей, готовых на любые корыстные сделки, а другие, преимущественно из молодежи, домогались высоких должностей и не получили их. «Однако что бы ни говорили о деятельности князя Черкасского, - заметил болгарин С. С. Бобчев, - я знаю одно: князь всей душой предан своему делу, неустанно трудился, чтобы дать по возможности более прочные основания освобождаемой Болгарии. И искал, так сказать, со свечкой в руках способных наших соотечественников, которых, к несчастью, не всегда мог найти».

Решая задачи по установлению болгарской политической автономии, Черкасский полагал, что идея возрождения задунайских славян должна осуществляться не через прививку к их жизни последних плодов западной цивилизации, а через восстановление природных начал славянства. И эту задачу могла выполнить только Россия, именно в этом ее историческое призвание. Подготовленная князем соответствующая записка открывала возможность самостоятельного нацио­нального развития и создания твердых оснований для сво­бодной деятельности социально-политических учреждений. Одобренная Императором, она легла в основу Конституции Болгарии 1879 года.

День смерти князя Черкасского, 19 февраля 1878 года, символично совпал с днем освобождения Болгарии от турецкого господства и годовщиной выхода в свет Манифеста освобождения русского крестьянства.

Имя князя Владимира Александровича Черкас­ского, как видного политического деятеля, политического ре­форматора России навсегда вошло в историю русской политической мысли и оказало большое влия­ние на всю систему российского государственного управле­ния и самоуправления. Его идеи, его практическая деятель­ность способствовали созданию условий для развития лич­ностного и общественного начал при содействии реформированной системы государственного управления. Твердые убеждения, сила характера, обширные познания, светлый ум - всем этим обладал Черкасский. Князь глубоко верил в здравый смысл и силу русского народа, способного реформировать русский государственный строй на основах традиционных духовных ценностей России.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме