Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Проблема локализации «славянской реки» арабской историко-географической литературы раннего средневековья и вопрос о расселении славян в Поволжье в VI - IX вв.[1]

Максим  Жих, Русская народная линия

02.10.2009

Восточные источники, как известно, содержат огромный пласт уникальной информации по истории Восточной Европы в период, предшествовавший рождению древнерусской государственности и в эпоху её становления. Их изучение и тесно связанное с ним исследование взаимоотношений восточных славян и Древней Руси со странами Востока  имеет громадную историографию[2], однако, значительное число арабо-персидских известий о Восточной Европе в период раннего средневековья не имеют пока общепринятой удовлетворительной интерпретации. Это относится как к пространным, или напротив, кратким и фрагментарным повествованиям о различных событиях в истории восточноевропейских народов и государств, так и к отдельным, подчас случайным, упоминаниям различных этносов и географических объектов Восточной Европы.

Основная проблема, связанная с изучением сведений, сообщаемых восточными авторами состоит в том, что далеко не все упоминаемые в них топонимы, гидронимы, этнонимы (и, что особенно интересно - события) и т. д. могут быть бесспорно отождествлены с известными по другим источникам и чётко привязаны к реальным объектам. Одним из таких загадочных объектов является гидроним Нахр ас-сакалиба («Славянская река»), упоминаемый рядом арабских авторов. Его отождествление с реальным водным объектом Юго-Восточной Европы вызвало длительную дискуссию в ходе которой мнения исследователей распределились в основном между двумя крупнейшими реками Юго-Восточной Европы[3]: одни учёные связывали её преимущественно с Доном[4] («донская» гипотеза), другие с Волгой[5] («волжская» гипотеза). К настоящему времени этот вопрос не является окончательно разрешённым[6].

Нахр ас-сакалиба упоминается в арабо-персидских источниках в трёх случаях, каждый из которых заслуживает отдельного рассмотрения, так как все они присутствуют в сочинениях разных авторов в описании различных исторических ситуаций. Связаны ли эти упоминания между собой, и, если да, то каковы их взаимосвязь и взаимовлияние? Говорят ли они об одной и той же водной магистрали, или о разных гидрографических объектах, лишь маркируемых, по каким-то причинам, общим названием? Попробуем разобраться. Как уже сказано, Нахр ас-сакалиба упоминается в произведениях арабских авторов в трёх ситуациях:

1) Первое по времени описываемых событий известие о Нахр ас-сакалиба принадлежит перу историка Ибн А‘сама ал-Куфи (ум. в 926 г. Интересующее нас известие входит в состав его «Книги завоеваний» («Китаб ал-футух»)) и содержится в рассказе о походе Марвана ибн Мухаммада на хазар в 737 г.[7] Именно это известие и связанные с ним вопросы и будут интересовать нас прежде всего.

2) Второе по времени описываемых событий (но, предшествующее по времени написания) известие о «реке славян» содержится в труде географа Ибн Хордадбеха[8] (ок. 820 – ок. 912. Интересующее нас известие входит в состав его «Книги путей и стран» («Китаб ал-масалик ва-л-мамалик» - это единственное, сохранившееся до нас (и то, далеко не полностью) произведение арабского географа. Считается, что к этому (и другим, несохранившимся произведениям Ибн Хордадбеха) восходит значительное число сведений о Восточной Европе в трудах последующих авторов), созданной в 40-80-е гг. IX в.[9]), описывающего торговые пути купцов-русов в Византию и земли Халифата.

 Очень близкое известие содержится у Ибн ал-Факиха ал-Хамадани[10] (вторая половина IX – нач. Х в. Интересующее нас известие входит в состав его «Книга стран» («Китаб ал-Булдан»), написанной ок. 903 г. и сохранившейся в сокращённой переработке ‘Алийи ибн Джа‘фара аш-Шази (ок. 1022 г.), а также в так называемой Мешхедской рукописи (содержит несколько иную редакцию второй части труда ал-Факиха. Интересующий нас сюжет о пути купцов-славян дан там в сокращении)[11]), повествующего об аналогичных[12] описанным Ибн Хордадбехом путях купцов-славян (без упоминания о русах)[13]. На наш взгляд, эти два упоминания Нахр ас-сакалиба (Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха) следует рассматривать как варианты одного и того же известия, что станет ясно из дальнейшего изложения. 

3) Третье (как по времени написания, так и по времени описываемых событий) сообщение о Нахр ас-сакалиба принадлежит перу арабского путешественника Абу Хамида ал-Гарнати (1080-1169 гг.)[14], лично посетившего Волжскую Болгарию и Древнюю Русь по пути из Саксина (город на месте древнего Итиля, где ал-Гарнати прожил около 20 лет) в Венгрию (1150 г.) и обратно (1153 г.) и оставившего два сочинения, содержащие описание этого путешествия: «Ясное изложение некоторых чудес Магриба» («Му‘риб ан ба‘д ‘аджа’иб ал-Магриб». Другое название (по иной сохранившейся рукописи): «Выборка воспоминаний о чудесах стран» («Нухбат ал-азхан фи ‘аджа’иб ал-булдан»)) и «Подарок умам и выборка из чудес» («Тухфат ал-албаб ва нухбат ал-а‘джаб»). Сообщение Абу Хамида ал-Гарнати интересно, в первую очередь тем, что он, в отличие от других рассматриваемых авторов, лично был в Восточной Европе, и, даже плыл по «реке славян» (точнее по той водной магистрали, которую он так назвал), которую весьма подробно описал, что позволяет нам весьма чётко локализовать её. Поэтому рассмотрение данных о Нахр ас-сакалиба, содержащихся у арабских авторов, будет уместно начать именно с этого известия.

Путь Абу Хамида ал-Гарнати из Саксина в Венгрию шёл сначала на север по Волге в Болгарию, затем по давней и очень важной в те времена торговой магистрали из Булгара в Киев[15], а оттуда уже хорошо известным путём в европейские страны[16]. Часть пути из Булгара в Киев ал-Гарнати проделал по «реке славян»: «Когда я поехал в страну славян, то выехал из Булгара и плыл на корабле по реке славян (Нахр ас-сакалиба). А вода её чёрная как вода моря Мраков, она будто чернила, но притом она сладкая, хорошая, чистая. В ней нет рыбы, а есть большие чёрные змеи, одна на другой, их больше, чем рыб, но они не причиняют никому вреда. И есть в ней животное вроде маленькой кошки с чёрной шкурой. Зовут её водяным соболем. Его шкуры вывозят в Булгар и Саджсин, а водится он в этой реке»[17]. Как видим, перед нами описание очевидца, насыщенное массой любопытных живых наблюдений. Для нас главное, что путь из Булгара в Киев, по которому ехал ал-Гарнати, хорошо известен, и, поэтому локализация «Славянской реки» у этого автора не вызывает особых затруднений. Речь у него идёт, по всей видимости, об Оке, или, точнее, о небольшом участке Волги от Булгара до впадения в неё Оки и об Оке[18], а также, возможно и о Десне, по которым и шёл путь ал-Гарнати к Днепру, по которому он и добрался до Киева.

Итак, Нахр ас-сакалиба Абу Хамида ал-Гарнати – это путь по Волге от Булгара до впадения в неё Оки, и, далее вверх по Оке до Десны, а затем уже вниз по Десне. Как видим, частично он совпадает с одним – «волжским» – из отмеченных выше двух вариантов локализации «Славянской реки» в трудах ранних авторов. Тем не менее, вопрос о том, может ли известие Абу Хамида ал-Гарнати пролить свет на их известия, далеко не однозначен. Не исключено, что Нахр ас-сакалиба Абу Хамида ал-Гарнати – литературный штамп, восходящий к известным ему трудам предшествующих авторов[19]. Различные арабо-персидские авторы могли покрывать новые, ещё не известные им, географические объекты традиционными названиями. Восточноевропейские топонимы и гидронимы, присутствующие в арабо-персидской литературе сплошь и рядом не имели чёткой привязки к реальным географическим объектам и могли путешествовать в зависимости от того, к какой школе принадлежал тот или иной автор, в какой части арабского мира и когда он жил, из каких источников получал информацию (разные части арабского мира были связаны торговыми путями с разными частями Восточной Европы, соответственно и информация о ней в каждый из них поступала различная и отражала она, в первую очередь, тот регион, с которым поддерживались торговые и иные связи). Одним словом, рассматривая проблему локализации Нахр ас-сакалиба в трудах Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха с одной стороны и ал-Куфи – с другой, необходимо:

1) Учитывать, что авторы, её упоминающие, жили и писали в разное время в разных регионах и в разной исторической обстановке, принадлежали к разным школам арабской науки, черпали информацию из разных источников, доходивших до них разными путями. Поэтому они могли под одним и тем же названием понимать совершенно разные объекты.

2) Учитывать подвижность средневековой географической номенклатуры. Не менее важно отслеживать, насколько это возможно и то, как двигалась эта номенклатура.

3) Учитывать то, что арабы вообще могли весьма туманно представлять себе реальную географию Юго-Восточной Европы.

Таким образом, вполне возможно, что Нахр ас-сакалиба Абу Хамида ал-Гарнати вовсе не тождественна «реке славян» у предшествующих авторов и мы имеем дело с обычным гидронимическим маркером, которым ал-Гарнати покрыл речной путь, по которому ему пришлось плыть. ал-Гарнати – путешественник, описывающий реально увиденное в пути, а его предшественники (в первую очередь, Ибн Хордадбех и Ибн ал-Факих) – географы, никогда не бывавшие в Восточной Европе и стремившиеся систематизировать все доступные им материалы, полученные из бывших в их распоряжении источников. Уже это определяет расхождения в характере приводимых ими сведений. Однако, любопытно, что у Абу Хамида ал-Гарнати Нахр ас-сакалиба связана с бассейном Волги. Простое ли это совпадение или отражение традиции, станет ясно из дальнейшего изложения.

Помня обо всём вышесказанном, приступим к рассмотрению второго известия о Нахр ас-сакалиба. В «Книге путей и стран» Ибн Хордадбеха говорится: «Если говорить о купцах ар-Рус, то это одна из разновидностей (джинс) славян. Они доставляют заячьи шкурки, шкурки чёрных лисиц и мечи из самых отдалённых [окраин страны] славян к Румийскому морю[20]. Владетель (сахиб) ар-Рума взимает с них десятину (‘ушр)[21]. Если они отправляются по […][22] реке славян, то проезжают мимо Хамлиджа[23], города Хазар (выделено мной – М. Ж.). Их владетель (сахиб) также взимает с них десятину. Затем они отправляются по морю Джурджан[24] и высаживаются на любом берегу. Окружность этого  моря 500 фарсахов[25]. Иногда они везут свои товары от Джурджана[26] до Багдада на верблюдах. Переводчиками [для] них являются славянские слуги-евнухи (хадам)[27]. Они утверждают, что они христиане и платят подушную подать (джизью)[28]»[29]. Данные Ибн Хордадбеха заслуживают большого доверия, так как он много лет был начальником почт в области Джибал (на северо-западе современного Ирана), по которой и проходил путь от Каспия до Багдада, о котором он и ведёт речь. Ибн Хордадбех «своими глазами должен был видеть русских купцов и мог слышать славянскую речь переводчиков»[30].

К сожалению, гидроним, поясняющий «реку славян», у Ибн Хордадбеха испорчен. Его можно прочесть и как «Танаис» то есть Дон и как «Итиль» то есть Волга. Тем не менее, по словам А. П. Новосельцева, несмотря на испорченность названия этого гидронима в источнике, всё же он гораздо больше соответствует форме «Танаис», чем «Итиль»[31], что вроде бы подтверждает «донскую» гипотезу. Однако, далее Ибн Хордадбех говорит о том, что по этой «реке» купцы проезжают мимо Хамлиджа – хазарского города, который находился в низовьях Волги, и выходят в Каспийское море. В другом месте Ибн Хордадбех добавляет любопытную деталь: Хамлидж, согласно его словам, расположен на реке, что течёт из «страны славян» (билад ас-сакалиба)[32].

В этой связи очень любопытно, что Ибн Фадлан, который в 921-922 гг. посетил Волжскую Болгарию  в составе посольства багдадского халифа, называет её   правителя малик ас-сакалиба («государь славян»)[33], в то время как собственно ас-сакалиба («славяне»), как этнос, в его «Рисала» («Записке») практически отсутствуют[34]. Связано это с тем, что в V-VII вв. на территории будущей Волжской Болгарии существовала именьковская археологическая культура, создателями которой являлись, согласно наиболее убедительной концепции[35], славяне[36], которые после прихода в среднее Поволжье кочевников-болгар частью ушли оттуда на юго-запад на территорию современной Левобережной Украины, где приняли участие в становлении волынцевской культуры[37], частью остались на месте и постепенно ассимилировались с болгарами. Таким образом, в Волжской Болгарии имела место примерно та же картина, что и в Дунайской: местное славянское население было завоёвано тюрками-болгарами, в результате чего был реализован синтезный путь социально-политического и этнокультурного развития.

Каков был в составе волжских болгар удельный вес тюрок, а каков – славян? Вопрос этот пока ещё не очень ясен (до нас ведь не дошло никаких письменных источников от Волжской Болгарии), но можно полагать, что доля славян была весьма значительна, о чём свидетельствуют археологические материалы[38]. Любопытно и то, что хазарский царь Иосиф в своём знаменитом ответе Хасдаю Ибн-Шафруту помещает где-то  в Среднем Поволжье некий народ слвиюн[39], т. е. «славян»[40], который, очевидно, связан со славянами-именьковцами и их потомками, проживавшими в этом регионе. Показательно, что аналогичные этнонимы, производные от общего самоназвания славян («словаки», «словенцы», «словене» и т. д.) сохранили славянские объединения, проживавшие на окраинах славянского мира. И, судя по всему, именьковцы не были здесь исключением.

Таким образом, славяне в середине – второй половине I тыс. н. э. проживали в Среднем Поволжье и были одним из двух основных этнических компонентов населения Волжской Болгарии. Однако, сделать из этого прямолинейный вывод, что «славянская река» Ибн Хордадбеха – это именно и только Волга (она же река, текущая из страны славян, на которой расположен город Хамлидж) было бы слишком поспешно[41], так как:

1) В рассказе о купцах-русах – «виде славян» – речь идёт явно не о славянах из Среднего Поволжья. Судя по описанию их торговли с Византией они проживали где-то на юге Восточной Европы, возможно, в Среднем Поднепровье, или же на берегах Чёрного моря где помещает русов ал-Масуди[42]. И в Волгу они попадали, судя по всему, проходя вдоль крымского побережья в Азовское море и поднимаясь оттуда вверх по Дону до излучины, где волоком совершали переход. Не будем забывать и о том, что, по мнению А.П. Новосельцева, Т. М. Калининой, Н. Велихановой и других специалистов, искажённое название «славянской реки» у Ибн Хордадбеха следует читать как «Танаис», т. е. Дон (см. примеч. 28). Не исключено, что существование торгового пути, соединявшего Дон и Волгу, могло породить у восточных авторов представления о том, что в районе наибольшего сближения реки эти сливаются[43].

Важно отметить, что «реки» средневековой арабо-персидской географии (особенно в малоизвестных восточным учёным регионах) – это, прежде всего, торговые магистрали[44]. Таким образом, если точно следовать тексту источника, то под «Славянской рекой» Ибн Хордадбеха следует понимать водный торговый путь шедший вверх по Дону до излучины, где совершался переход в Волгу и далее вниз по этой реке к Хамлиджу и Каспию.

2) Возможно, что «Славянская река» и река, текущая из «страны славян» к Хамлиджу – не совсем одно и то же и во втором случае вполне может подразумеваться одна лишь Волга, текущая из региона, где проживали славяне, о которых говорилось выше. Куда менее вероятно, что речь тут идёт о Верхнем Доне, который мог восприниматься, как приток (точнее часть) Волги опять-таки из-за своего сближения с этой рекой и существования торгового пути шедшего вниз по Дону и далее по Волге. Дело в том, что в ранней арабо-персидской традиции Верхний и Средний Дон был известен, как «Русская река» и, действительно, воспринимался как приток Волги. Это нашло своё отражение в «Пределах мира от востока к западу»[45] («Худуд аль-алам мин аль-машрик ила-л-магриб»), анонимном географическом сочинении, представленном единственной рукописью, созданной в Гузгане[46] в 982/983 гг., но, отражающей протограф, содержавший описание этнокультурной ситуации, существовавшей в Юго-Восточной Европе в первой трети IX в.[47]. Дело в том, что в конце VIII – первой половине IX в. в верховьях Северского Донца, Оскола и Дона существовало государство алан-русов, известное в западноевропейских и восточных источниках, как Русский каганат. Археологическим его эквивалентом являлась так называемая салтово-маяцкая археологическая культура[48]. И русы всех ранних восточных источников – это аланы – носители салтово-маяцкой культуры. Поэтому, «славянской рекой» Ибн Хордадбеха может быть лишь нижний, но, никак не Верхний и Средний Дон.   

В случае если, всё же, верно последнее предположение, то может возникнуть вопрос: может быть, Ибн Хордадбех описывает два совершенно разных пути купцов-русов и один из них вёл с юга Восточной Европы (из Среднего Поднепровья? Черноморского побережья?) по Чёрному морю в Византию, а второй шёл от Верховий Дона вниз по этой реке на Волгу, а затем в Хамлидж и земли Халифата? Только исходя из текста Ибн Хордадбеха решить этот вопрос невозможно. К счастью, у нас есть параллельный вариант этого сообщения, входящий в труд Ибн ал-Факих «Книга стран», где так же упомянута «Славянская река» и приведены данные, которые позволяют пролить свет и на локализацию её в труде Ибн Хордадбеха[49].

Ибн ал-Факих пишет: «что же касается купцов-славян, то они везут шкурки лисиц и бобров из окраин [земель] славян и приходят к морю Румийскому[50], и взимает с них десятину владетель Византии[51]. Затем прибывают по морю к Самкарш иудеев[52], затем переходят к славянам[53]; или следуют от моря славян[54] в эту реку, которая называется рекой славян, пока не достигнут пролива (халидж) Хазар[55] (выделено мной – М. Ж.), и берёт с них десятину властитель хазар. Затем идут к морю Хорасанскому[56]. Иногда выходят в Джурджане и продают всё, что у них есть. А идёт всё это в Рей[57]»[58]. Мешхедская рукопись передаёт этот рассказ в некотором сокращении, но, с любопытными деталями, позволяющими точнее определить путь славянских купцов и снять некоторые, связанные с ним, неясности: «И что касается славян, то они везут шкуры бобра и лисиц из отдалённого конца Славянской земли, проезжают в море Рума, и берёт там с них властитель Рума десятину; затем проезжают они к заливу Хазарскому, и берёт с них десятину властитель хазар[59]; затем следуют в море Хорасанское, в море, которое называется славянским морем[60] (выделено мной – М. Ж.);  отсюда приходят в Джурджан и продают там всё, что с собой имеют, и привозится всё это в Рей»[61]. Сопоставляя две редакции сообщения Ибн ал-Факиха с рассказом Ибн Хордадбеха можно заключить, что путь славянских (русских?) купцов пролегал откуда-то из районов Северного Причерноморья (Среднего Поднепровья?) в направлении Крыма и Керченского пролива (Самкарш иудеев), минуя который попадали в Азовское («Славянское»?) море, затем поднимались вверх по Дону, где в районе современного Волгограда волоком перебирались на Волгу и спускались по ней к хазарскому городу Хамлиджу и Каспийскому морю. Нахр ас-сакалиба – «Славянская река» – здесь торговый путь, шедший вверх по Дону до излучины и далее вниз по Волге к Хамлиджу и Каспийскому морю[62].

Любопытен вопрос о происхождении самого названия «Славянская река», точнее, почему довольно хорошо известные арабам Дон и Волга были обозначены этим именем. В принципе, образование топонимов и гидронимов от имён каким-либо образом связанных с ними этносов – распространённая черта античной и раннесредневековой (в том числе и арабо-персидской) географии. Название «река славян» могло образоваться либо потому, что славяне проживали на её берегах, либо потому, что славяне регулярно совершали плавания по ней, что было известно арабам. Собственно, о последнем и идёт речь в рассмотренных источниках[63]. Что же касается первого, то есть проживания славян на берегах Нахр ас-сакалиба, то применительно к Волге об этом уже говорилось выше: славяне – носители именьковской культуры (точнее, их потомки) проживали в то время в Среднем Поволжье. Не случайно, как отмечено выше, Ибн Хордадбех говорит о том, что река, на берегах которой расположен Хамлидж, течёт из «страны славян». Иначе обстоит дело со Средним и Нижним Подоньем: у нас ни письменных, ни археологических источников, которые свидетельствовали бы о проживании там славян. Представляется, что решение этот факт проясняет вопрос о том, какая река – Дон или Волга – первично обозначалась именем «Славянской реки». Чтобы разобраться в этом, рассмотрим третье (первое по времени описываемых событий) арабское известие о  Нахр ас-сакалиба.

В 737 г. наместник халифа (позже сам ставший халифом) Марван ибн Мухаммад предпринял грандиозный поход против Хазарии, ставший кульминацией длительного периода арабо-хазарских войн, шедших за гегемонию на Кавказе почти столетие (примерно с середины VII в.). Целью Марвана был решительный разгром Хазарии, который должен был навсегда положить конец её претензиям на гегемонию в Закавказье и на Северном Кавказе. Марван своей цели достиг: Хазарский каганат потерпел сокрушительное поражение, его центры, расположенные в современном Дагестане (Баланджар, Самандар и т. д.) были разгромлены[64]. Именно после этого разгрома[65] усиливается, начавшееся несколько ранее, из-за арабской угрозы, перемещение населения и политических центров каганата на север – в безопасные степи Северного Прикаспия, Нижнего Подонья и Поволжья, отразившееся в переносе столицы в находившийся в низовьях Волги Хамлидж.

Информация о походах Марвана против Хазарии, которые не всегда можно чётко идентифицировать и отождествить друг с другом[66], присутствует у ряда арабских авторов: различные варианты повествований о них, опиравшиеся на разные источники, присутствуют в сочинениях ал-Йа‘куби, Ибн ал-Факиха, ал-Балазури, ат-Табари, Бал‘ами, ал-Куфи, Халифы ибн Хаййата, Ибн ал-Асира и  т. д.[67]. Из них в рассказах, ал-Балазури, ал-Куфи и  Ибн Хаййата, рассказ которого содержит несколько иную версию событий[68], которая может помочь прояснить некоторые неясности в рассказе двух первых авторов, говорится о том, что Марван во время своей войны с Хазарией напал на народ ас-сакалиба т. е. славян[69]. При этом, в рассказе Ибн А‘сама ал-Куфи, который является самым подробным есть и сообщение о Нахр ас-сакалиба – «Славянской реке»: «[войска Марвана] выступили и вскоре достигли города ал-Байда’[70], в котором пребывал хакан, царь хазар[71]. Говорит [автор]: Марвану и мусульманам в стране хазар сопутствовал успех, и они достигли земель, расположенных за Хазарией. Затем они совершили набег на ас-сакалиба[72] и на другие соседние племена неверующих и захватили из них в плен 20 тысяч семей. После этого они пошли дальше и вскоре добрались до реки славян (нахр ас-сакалиба) (выделено мной – М. Ж.)»[73]. Далее описывается разгром хазарского войска на её берегах. В данном рассказе под «Славянской рекой» с очевидностью понимается Волга. Арабские войска двигались в направлении ал-Байда’, которая, как было показано (см. примеч. 65), располагалась в низовьях Волги. Именно там и находился хазарский каган, который при приближении арабских войск бежал, очевидно на север вдоль волжских берегов. Марван последовал за ним, причём дошёл до земель, находившихся «за Хазарией», где и произошло его столкновение со славянами и «другими соседними племенами неверующих», а затем и разгром хазарского войска[74]. Видимо, Марван достиг тех мест, где проживали славяне – потомки носителей именьковской культуры[75].

     Любопытные подробности относительно дальнейшей судьбы захваченных в плен славян сообщает ал-Балазури: «Марван совершил набег на ас-сакалиба, которые были в стране хазар, взял в плен из их числа 20 000 семей и расселил их в Кахетии[76]. Потом они убили своего властителя и бежали, но их догнали и перебили»[77].  

Любопытные данные о нападении Марвана на славян, которые отличаются от сведений ал-Куфи и ал-Балазури, приводит Халифа ибн Хаййата ал-‘Усфури. Описание самого похода 737 г. у него очень лаконично и не содержит никаких сведений о столкновении Марвана со славянами: «В этом году Марван ибн Мухаммад предпринял дальний поход из Арминии[78]. Он проник в ворота алан (Баб ал-Лан)[79], прошёл землю ал-Лан[80], затем вышел из неё в страну хазар и прошёл Баланджар и Самандар и дошёл до ал-Байда’, в которой пребывает хакан. Хакан бежал из города»[81]. Сведений о дальнейших боевых действиях Марвана с хазарами и славянами здесь нет. Зато под 114/732-733 г. Халифа ибн Хаййата приводит уникальные сведения: «Сказал Абу Халид со слов Абу-л-Бара’а: «Марван выступил в сто четырнадцатом году и [продвигался], пока не перешёл реку ар-Р.мм[82]. Он убивал, угонял в плен и совершал набеги на ас-сакалиба»[83].

    Другие[84] под этим годом сообщают о походе Марвана на хазар, который закончился, в сущности, безрезультатно (если не считать захваченного скота) из-за погодных условий (шли почти непрерывные дожди и дороги сделались непроходимыми)[85], но ничего не упоминают о столкновении Марвана со славянами. В то же время, Халифа ибн Хаййата под этим годом ничего не говорит о походе против хазар[86]. Видимо, у него имеет место определённая путаница относительно походов Масламы и Марвана против Хазарии. Поэтому, вероятнее всего, этот рассказ следует связывать с «усечённым» описанием похода 737 г., которое имеется у нашего автора и считать их частями повествования об одном и том же походе Марвана – походе 737 г. Тем более что как было показано (примеч. 79) Халифа ибн Хаййата локализует место столкновения Марвана со славянам там же, где и ал-Куфи – на волжских берегах. В походе 732 г. Марван никак не мог зайти так далеко.

Любопытно, что следы переселённых Марваном славян сохранялись на Кавказе в течение долгого времени[87], о чём ярко свидетельствуют, например, недавно обнаруженные Л. С. Клейном в кавказском фольклоре следы славянских мифов о Перуне[88]. Правда, как о том пойдёт речь ниже, проникновение славян на Кавказ связано далеко не только с этим  насильственным переселением. Любопытно, что в «Истории Тарона», например, Зеноба Глака сохранилась славянская легенда об основании Киева[89], запись которой в Армении так же свидетельствует о пребывании значительного массива славян на Кавказе[90], а зафиксированное и другими источниками пребывание в кавказском регионе славян (о чём ниже) подтверждает и возможность записи здесь этой легенды.

Здесь возникает один очень любопытный вопрос: а почему собственно Марван, продвинувшись очень далеко на север и достигнув крайней точки своего похода, вдруг нападает именно на местных жителей – славян, да ещё и переселяет их на Кавказ? Частично ответ на него был дан выше (см. примеч. 73). Но, думается, что это нападение имело и ещё один аспект: косвенно это свидетельствует о союзе живших в Поволжье славян с хазарами в это время. Есть у нас и данные, прямо говорящие о таком союзе. Речь идёт о сообщении, принадлежащем перу албанского историка Моисея Каланкатваци (Утийца), который при описании осады Тбилиси хазарским войском в нач. VII в. употребляет при описании трапезы хазарских воинов славянское слово «сало»[91], и возможно «череп», «черепок», «черпак» или даже «шелом»[92], что является бесспорным свидетельством присутствия славян в этом регионе. И присутствия весьма значительного, так как они составляли весьма немалую долю в войске хазар, раз у Моисея Каланкатваци зафиксировано слово, принадлежащее их языку. Не смотря на значительный временной интервал, поход Марвана против славян свидетельствует косвенно о сохранении этого союза и в начале VIII в.

Сохранение в кавказском фольклоре мифов о Перуне и запись легенды об основании Киева (о чём говорилось выше) также подтверждают присутствие в регионе славян. О нём же говорят и некоторые поздние, но, по всей видимости, отражающие аутентичную информацию, источники[93].

Откуда славяне могли попасть на Кавказ? По всей видимости, из Среднего Поволжья, откуда легко можно было по Волге и Каспийскому морю попасть в восточные районы Северного Кавказа[94].

Что же касается возможного проникновения славян на Северный Кавказ с северо-запада – из районов Среднего Поднепровья и северской земли, то оно кажется маловероятным, так как никаких археологических славян в Среднем и Нижнем Подонье не зафиксировано[95]

Существует ещё одно очень важное для решения рассматриваемого вопроса, и в то же время, весьма загадочное известие. ал-Йа‘куби (ум. 284/897 или 292/905) сообщает о посольстве санарийцев[96] в 853-854 гг. к правителям Византии и Хазарии, а так же к некоему сахиб ас-сакалиба («государю славян») с просьбой о помощи против арабов[97]. Кто же этот сахиб ас-сакалиба и где находилась его страна?

Учитывая, что Ибн Фадлан практически так жемаликом ас-сакалиба называет правителя Волжской Болгарии, иногда предполагается, что именно он и назван у ал-Йа‘куби. Однако такая интерпретация представляется совершенно немыслимой: Волжская Болгария находилась очень далеко и вряд ли могла оказать санарийцам какую-то помощь. Вряд ли даже санарийцы знали о её существовании.

Гораздо более логично предположение В. М. Бейлиса, согласно которому,  речь у ал-Йа‘куби идёт о правителе какого-то восточнославянского этнополитического объединения[98]. А. П. Новосельцев считал, что в источнике говорится о правителе Киева[99]. В новейшей своей работе соглашается с ним и И. Г. Коновалова, которая пошла дальше и отождествила этого сахиба ас-сакалиба с каганом русов (Русский каганат исследовательница также помещает в Киеве)[100]. С Русским каганатом – в его понимании это была волынцевская культура – связывает это посольство и В. В. Седов[101].

Между тем эта «киевская» гипотеза (особенно теперь, после работ Е. С. Галкиной, убедительно показавшей, что под Русским Каганатом письменных источников следует понимать салтовскую археологическую культуру[102], а вовсе не Среднее Поднепровье с центром в Киеве) очень шатка как по причине удалённости Киева от этого региона, так и потому, что у нас нет данных, чтобы для этого времени говорить о значительном политическом объединении восточных славян с центром в Киеве.

Нет также никаких оснований считать это известие книжным сюжетом: сообщение вполне реалистично и полностью вписывается в контекст положения дел на Кавказе в середине IX в. Если всё же допустить книжный характер известия именно о сахибе ас-сакалиба, то это не снимает проблемы по-существу, так как для того, чтобы сделать подобную вставку, автор должен был иметь достаточные основания для этого. То есть и в таком случае должен был существовать некий вполне реальный  сахиб ас-сакалиба

В порядке рабочей гипотезы, рискну предположить, что речь здесь идёт как раз о славянах, живших в Поволжье, и оттуда проникавших в районы восточного Кавказа[103]. В этой связи очень любопытно известие Ибн ал-Факиха о некоем роде (джинс) славян непосредственно на Кавказе, а также о том, что Кавказские горы граничат со страной ас-Сакалиба[104].

Подытоживая сказанное, можно заключить, что в рассказе ал-Куфи о походе Марвана «Славянская река» – это Волга. Именно она первоначально и называлась Нахр ас-сакалиба («Славянская река»). Позднее это название стало применяться и к Нижнему Дону, связанному с Волгой в один торговый путь, тем более что торговлю по нему вели, судя по всему, именно славяне. 

Нельзя забывать и об отмеченной выше особенности арабо-персидской географической литературы раннего средневековья: её «реки» (особенно в малоизвестных восточным учёным регионах) – это, прежде всего торговые магистрали[105].

Именно это представление и прослеживается в трудах Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха: он описывает путь купцов-русов по вверх Нижнему Дону (против течения), а затем вниз по Волге. И при этом говорит лишь об одной реке. То есть в представлениях Ибн Хордадбеха это одна река. Так получается, если буквально следовать тексту источника. Конечно, Ибн Хордадбех мог и вовсе не упомянуть одну из двух рек, по которым пролегал путь купцов-русов, но всё-таки предположение о том, что в его представлении Дон сливался с Волгой, выглядит более логичным. Аналогична и картина, нарисованная Ибн ал-Факихом.

Если резюмировать всё вышесказанное, то получается что:

1) в описании похода Марвана «Славянская река» - это, по всей видимости, Волга;

2) у Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха – это путь от Азовского моря вверх по Дону, далее волоком в Волгу и вниз по этой реке. То есть у этих авторов это не столько реальная река, сколько торговая магистраль, шедшая по Нижнему Дону против течения, далее в излучине волоком переходившая на Волгу и шедшая вниз по этой реке;

3) У ал-Гарнати это опять-таки Волга (точнее, по-видимому, её часть) плюс Ока и Десна, по которым он плыл к Киеву.

Такие выводы о локализации Нахр ас-сакалиба («реки славян») восточных источников можно сделать на основе соответствующих упоминаний этого гидронима в работах арабских авторов, с учётом сопоставления их со всей совокупностью данных об этнокультурной ситуации в Поволжье и Юго-Восточной Европе в рассматриваемый период времени. Эти выводы, в свою очередь, заставляют задуматься над интереснейшей и во многом загадочной ещё проблемой расселения славян в Поволжье и присутствия их в северо-восточных районах Кавказа, куда они, по всей видимости, проникали оттуда же. Как оказалось, сведения письменных источников, и археологические материалы прекрасно подтверждают и дополняют друг друга[106], свидетельствуя о проживании значительно массива славян в Среднем Поволжье, откуда они проникали в низовья Волги и на северо-восточный Кавказ.


[1] Выражаю искреннюю благодарность за помощь при написании этой статьи советами, замечаниями и материалами Е. С. Галкиной (Москва, Россия), А. В. Майорову (Санкт-Петербург, Россия), С. Н. Азбелеву (Санкт-Петербург, Россия), А. И. Филюшкину (Санкт-Петербург, Россия), А. В. Журавелю (Тула, Россия).

[2] Обзор её см.: Свердлов М. Б. 1) Русь и восточные государства // Советская историография Киевской Руси / Отв. ред. В. В. Мавродин. Л., 1978. С. 190-199;

2) Восточные письменные источники //  Советское источниковедение Киевской Руси / Отв. ред. В. В. Мавродин. Л., 1979. С. 63-71; Новосельцев А. П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-IX вв. // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. Памяти чл.-корр. РАН А. П. Новосельцева / Отв. ред. Т. М. Калинина. М., 2000. С. 265-267; Коновалова И. Г. Восточные источники // Древняя Русь в свете зарубежных источников / Под ред. Е. А. Мельниковой. М., 2000. С. 182-187.  

[3] Предлагались, время от времени, и другие варианты отождествления Нахр ас-сакалиба с различными водными артериями региона, но, широкого распространения они не получили. Так, например, А. А. Тортика попытался отождествить Нахр ас-сакалиба, о которой идёт речь у ал-Куфи в повествовании о походе Марвана в 737 г., которое будет ниже рассмотрено, с Кумой (Тортика А. А. Северо-Западная Хазария в контексте истории Восточной Европы. Харьков, 2006. С. 280-288). При рассмотрении источников, которое нами предпринимается ниже, станет ясно, что это отождествление, равно как и попытки представить «Славянскую реку» ал-Куфи Кубанью, Араксом и т. д., совершенно безосновательно. 

[4] См. например: Бартольд В. В. Сочинения. Т. II. Ч. I. М., 1963. С. 870-871; Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI вв. М., 1963. С. 147; Абу Мухаммад Ахмад ибн А‘сам ал-Куфи. Книга завоеваний (извлечения по истории Азербайджана VII-IX вв.) / Пер. с араб. З. М. Буниятова. Баку. 1981. С. 81; Новосельцев А. П. 1) Восточные источники… С. 276-278, 2) Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990. С. 115, 184-187; Калинина Т. М. Торговые пути Восточной Европы IX века (по данным Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха) // История СССР. 1986. № 4. С. 81. 

[5] См. например: Артамонов М. И. История хазар. 2-е изд. СПб., 2002. С. 234-237; Кляшторный С. Г. Древнейшее упоминание славян в Нижнем Поволжье // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. Т. I. М., 1964. С. 16-18; Мишин Д. Е. Сакалиба (славяне) в арабском мире в раннее средневековье. М., 2002. С. 42-43. Примечание 1; Галкина Е. С. Номады Восточной Европы: этносы, социум, власть (I тыс. н. э.).  М., 2006. С. 195-202, 313. 

[6] Высказывалось также предположение, что, по крайней мере, у ал-Куфи  Нахр ас-сакалиба – не более чем литературный штамп (возможно, заимствованный им у Ибн Хордадбеха или Ибн ал-Факиха): Калинина Т. М. Водные пути сообщения Восточной Европы в представлениях арабо-персидских авторов IX-X вв. // Джаксон Т. Н., Калинина Т. М., Коновалова И. Г., Подосинов А. В. «Русская река»: Речные пути Восточной Европы в античной и средневековой географии. М., 2007. С. 162. Так же следует отметить, что исследователи не всегда разграничивают «реку славян» у ал-Куфи с одной стороны и Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха – с другой. Хотя вопрос о том, скрывается ли у них за именем «Славянской реки» одна и  та же реальная река, или нет, совершенно не ясен (Тортика А. А. Северо-Западная Хазария… С. 259, 297).

[7] Абу Мухаммад Ахмад ибн А‘сам ал-Куфи. Книга завоеваний… С. 50-51; Гараева Н. Г. Сведения арабских и персидских источников о походах к северу от Дербента (22/642-43 и 119/737 гг.) // История татар с древнейших времён в семи томах. Т. I. Народы степной Евразии в древности. Казань, 2002. С. 468; Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С. 159-160.

[8] Куник А. А., Розен В. Р. Известия аль-Бекри и других арабских авторов о руси и славянах. СПб., 1903. Ч.  II. С. 129-130; Гаркави А. Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. СПб., 1870. С. 49; Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. М., 1967. Т. II. С. 84; Новосельцев А. П. Восточные источники… С. 291; Ибн Хордадбех. Книга путей и стран / Пер. с араб., коммент., исслед., указатели и карты Н. Велихановой. Баку, 1986. С. 124; Коновалова И. Г. Восточные источники… С. 206;  Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С. 115-116.

[9] Время написания этого произведения, а равно и количество его редакций (одна или две) является дискуссионным. Обзор историографии см.: Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. С. 18-30. Судя по всему, существовало две редакции труда Ибн Хордадбеха, одна из которых относится к 40-м, а другая к 80-м гг. IX в. Интересующее нас известие было в обеих редакциях, следовательно, оно может быть датировано временем не позднее 40-х гг. IX в. См.: Коновалова И. Г. 1) Восточные источники… С. 205, 2) Пути купцов-русов на Восток // Средневековая Русь. Вып. 6 / Отв. ред. А. А. Горский. М., 2006. С. 12-22. 

[10] Гаркави А. Я. Сказания… С. 251; Заходер Б. Н. Каспийский свод. Т. II. С. 85; Новосельцев А. П. Восточные источники… С. 291-292; Коновалова И. Г. Восточные источники… С. 208; Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С. 121-122.

[11] Новосельцев А. П. Восточные источники… С. 289-290; Коновалова И. Г. Восточные источники… С. 207.

[12] Информация Ибн ал-Факиха восходит, по всей видимости, к Ибн Хордадбеху или же они оба пользовались общим источником (Новосельцев А. П. Восточные источники… С. 292; Коновалова И. Г. Восточные источники… С. 207-298; Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С.  123 и сл.).

[13] Здесь я не вдаюсь в вопрос о том, какая версия первична: о купцах-русах как «виде славян» (в таком случае, речь тут должна идти о среднеднепровских, или, что куда более вероятно, о причерноморских русах, упоминаемых ал-Масуди (см. примеч. 39). Причерноморская («тмутаракнская») русь – это отдельная серьёзная проблема, имеющая огромную историографию, но очень далёкая ещё от сколько-нибудь удовлетворительного решения) или просто о купцах-славянах (упоминание русов в таком случае глосса): для рассматриваемого вопроса это не имеет принципиального значения, хотя, вариант первичности известия о купцах славянах кажется более предпочтительным (см. примеч. 58льным () о купцах славянах кажется более предпочтитв Подонье.яется вариант, где говорится тольков - распространённая ).

[14] Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131-1153) // Публ. О. Г. Большакова, А. Л. Монгайта. М., 1971. С. 35 и сл.

[15] Об этом торговом пути см.: Рыбаков Б. А. Путь из Булгара в Киев // Древности Восточной Европы. М., 1969. С. 186-196; Полубояринова М. Путь из Булгара в Киев. Торговые связи с Киевской Русью и древнерусскими княжествами // История татар. Т. II. Волжская Булгария и Великая степь. Казань. 2006. С. 316-326.

[16] Об этом торговом пути см.: Васильевский В. Г. Древняя Торговля Киева с Регенсбургом // Журнал Министерства народного просвещения. СПб. 1888. Июль; Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях: Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX-XII вв. М., 2001. С. 71-112. А. В. Назаренко, по аналогии с известным из «Повести временных лет» пути «из варяг в греки» назвал эту торговую магистраль «путём из немец в хазары», что, на наш взгляд, является неверным. Из Киева этот путь имел продолжение на восток, но не в Хазарию, а в Волжскую Болгарию. Логичнее называть этот путь «путём из немец в болгары». И Абу Хамид ал-Гарнати ехал не прямо из Саксина в Киев, а через Волжскую Болгарию, т. е. по системе традиционных торговых путей. Аналогичным путём некогда было доставлено и письмо Хасдая Ибн-Шафрута хазарскому царю Иосифу (Плетнёва С. А. Хазары. 2-е изд. М., 1986. С. 6).

[17] Путешествие… С. 35.

[18] Там же. См. также: Мишин Д. Е. Сакалиба… С. 39.

[19] Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С. 163.

[20] Румийским морем Ибн Хордадбех называет Средиземное, что явствует из других мест его труда (Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. С. 137), а не Чёрное, как иногда пишут комментаторы рассматриваемого отрывка. Чёрное море Ибн Хордадбех именует чаще всего морем хазар (бахр ал-Хазар: Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. С. 97-98. См. также: Новосельцев А. П. Арабский географ IX в. Ибн Хордадбех о Восточной Европе // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. С. 365).  

[21] Вопрос о том, где взималась эта пошлина: в самом Константинополе или в крымских и северопричерноморских владениях Византии остаётся открытым: с одной стороны, учитывая, что «Румийское море» Ибн Хордадбеха – это Средиземное море (см. примечание 19), логично полагать, что речь идёт о Константинополе. С другой стороны, учитывая второе ответвление пути купцов-русов в Азовское море, вверх по Дону, и далее на Волгу и вниз по ней на Каспий, русы неизбежно должны были проходить мимо крымских владений Византии. Очевидно, что там они тоже вели торговлю и соответственно, платили пошлину. Видимо, русы, направлявшиеся в Константинополь платили пошлину там, а те, которые направлялись в сторону Крымских владений Византии – там. Об интересах, которые в это время имели русы в Крыму свидетельствует предпринятый ими в конце VIII-начале IX в. поход на Сурож, описанный в «Житии святого Стефана Сурожского»: Васильевский В. Г. Труды. Т. III. Пг., 1915. С. 96. Об этом походе см.: Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси. М., 1980. С. 25-30; Литаврин Г. Г. Византия, Болгария, Древняя Русь (IX – начало XII в.). СПб., 2000. С. 32-35. Но и Константинополь был в это время русам хорошо известен, о чём свидетельствует то, что их посольство посетило город в 838 г. (Назаренко А. В. Западноевропейские источники // Древняя Русь в свете зарубежных источников. С. 288-290). Об этом посольстве см.: Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси. М., 1980, С. 36-46; Шаскольский И. П. Известия Бертинских анналов в свете данных современной науки // Летописи и хроники. 1980. М., 1981. С. 43-54; Галкина Е. С. Тайны Русского каганата. М., 2002. С. 41-45. Очевидно, что русы в это время бывали там и с торговыми делами. Тем более, город этот был известен славянам.  

[22] Здесь в тексте неясное слово, которое одни читают как «Танаис» (Дон), а другие – как «Атиль» (Волга). Предпочтительно чтение «Танаис» (см. примеч. 28).

[23] Город в низовьях Волги, который, по-видимому, был в то время столицей Хазарии, а впоследствии стал частью Итиля (Новосельцев А. П. Хазарское государство… С. 129-130).

[24] Каспийскому (См.: Новосельцев А. П. Арабский географ… С. 365).

[25] Ок. 3000 км. В одном фарсахе ок. 6 км. 

[26] Область на юго-восточном побережье Каспийского моря.

[27] О славянских слугах (в т. ч. и евнухах) в странах исламского мира см.: Мишин Д. Е. Сакалиба… С. 137-307.

[28] Налог с христиан и иудеев («народов писания»), который в странах Халифата был в несколько раз меньше, чем с язычников и зороастрийцев

[29] Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. С. 124.

[30] Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М., 1982. С. 288.

[31] Новосельцев А. П. Восточные источники… С. 276-277. Примеч. 71. См. также: Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. С. 97; Калинина Т. М. 1) Торговые пути… С. 79-80, 2) Арабские источники VIII-IX вв. о славянах // Древнейшие государства на территории СССР. 1991 г. М., 1994. С. 216-217. 

[32] Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. С. 109. См. также: Новосельцев А. П. Арабский географ… С. 365.

[33] Книга Ахмеда Ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. / Статьи, перевод и комментарии А. П. Ковалевского. Харьков, 1956. С. 121-148.

[34] Там же. С. 15; Мишин Д. Е. Сакалиба… С. 30.

[35] Васильев И. Б., Матвеева Г. И. У истоков самарского Поволжья. Куйбышев, 1986. С. 150 и др.; Богачёв А. В. О верхней хронологической границе именьковской культуры // Средневековые памятники Поволжья. Самара, 1995. С. 16 и др; Матвеева Г. И. 1) Этнокультурные процессы в Среднем Поволжье в I тыс. н. э. // Культура Восточной Европы I тысячелетия. Куйбышев, 1986, с. 160-162 и др., 2) Некоторые итоги изучения именьковской культуры // Этногенез и этнокультурные контакты славян // Труды VI Международного конгресса славянской археологии. Т. 3. М., 1997; Седов В. В. Славяне: историко-археологическое исследование // Седов В. В. Избранные труды. М., 2005. С. 245-261.

[36] Надо отметить, что вопрос об этнической атрибуции ас-сакалиба восточных источников вызвал длительную дискуссию (обзор её см.: Мишин Д. Е. Сакалиба... С. 8-12). Ныне, однако, можно довольно уверенно говорить, что этноним этот за некоторыми исключениями относился преимущественно к славянам (там же. С. 308 и др.)

[37] Седов В. В. Славяне… С. 280 и др.

[38] Там же. С. 255.

[39] Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка в Х в. Л., 1932, С. 98.

[40] См. о нём: Галкина Е. С. 1) Данники Хазарского каганата в письме царя Иосифа // Сборник Русского исторического общества. Том 10 (158). Россия и Крым. М., 2006. С. 378-382, 2) Номады… С. 339-345.

[41] Любопытно, кстати, что Ибн Фадлан ни разу не называет Волгу «Славянской рекой».

[42] Гаркави А. Я. Сказания… С. 127-130 и др.; Бейлис В. М. Сочинения ал-Масуди, как исторический источник по истории Восточной Европы Х в. Автореф. Дисс. Канд. Ист. наук. М. 1963. С. 20; Рыбаков Б. А. Киевская Русь… С. 183-185.

[43] Там же. С. 210.

[44] Галкина Е. С. 1) Тайны… С. 86, 2) Номады… С. 231. 

[45] Худуд аль-Алем. Рукопись Туманского с введением и указателем В. В. Бартольда. Л., 1930. С. 29; Рыбаков Б. А. Киевская Русь… С. 215; Галкина Е. С. 1) Тайны… С. 104-108, 2) Номады… С. 228-232.

[46] Область на севере Афганистана.

[47] Рыбаков Б. А. Киевская Русь… С. 233-234; Галкина Е. С. 1) Тайны… С. 127, 2) Номады… С. 296-297.

[48] Березовец Д. Т. Про iм’я носиiв салтивьскоi культури // Археологiя. Т. XXIV. Киiв. 1970; Николаенко А. Г. Северо-Западная Хазария или Донская Русь? Волоконовка, 1991; Галкина Е. С., Кузьмин А. Г. Росский каганат и остров руссов // Славяне и Русь: Проблемы и идеи: Концепции, рождённые трёхвековой полемикой, в хрестоматийном изложении / Сост. А. Г. Кузьмин. М., 2001. С. 456-481; Галкина Е. С. 1) Русский каганат и Салтово-маяцкая археологическая культура. Автореф. Дисс. Канд. Ист. наук. М., 2001, 2) Тайны…, 3) Номады… С. 385-441; Жих М. И. Древняя Русь и её степные соседи: К проблеме Русского каганата. Рец. На кн.: Галкина Е. С. 1) Тайны Русского каганата. М., 2002, 2) Номады Восточной Европы: этносы, социум, власть (I тыс. н. э.) // Rossica antiqua:  Исследования и материалы. 2007 / Отв. ред. А. Ю. Дворниченко, А. В. Майоров. СПб, 2008 (в печати).

[49] Не будем забывать о том, что в сохранившихся текстах Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха приведены два варианта одного рассказа. 

[50] В отличии от Ибн Хордадбеха, у Ибн ал-Факиха так называется не только Средиземное, но и Чёрное море: Калинина Т. М. Торговые пути… С. 74. Примеч. 39. Именно о нём и идёт, судя по всему, речь в данном отрывке. 

[51] Здесь по смыслу текста речь идёт о крымских и северопричерноморских владениях Византии. Хотя, вопрос продолжает оставаться открытым (см. примеч. 20).

[52] Скорее всего – Керчь (Коновалова И. Г. Восточные источники… С. 207) или же Таматарха, будущая Тмутаракань (Новосельцев А. П. Хазарское государство… С. 132-133), принадлежавшие в то время Хазарам.  

[53] Это место не очень понятно. Оно может объясняться как книжными представлениями автора, связанными с наименованием «славянская река», на берегах которой, соответственно, должны были бы проживать славяне, так и реальным проживанием славян на её берегах. Последнее может относиться исключительно к Волге, так как о проживании славян на дону в I тыс. н. э. нет никаких данных. Никаких археологических следов славян там не имеется. 

[54] По всей видимости, так Ибн ал-Факих именует Азовское море (как следует из этого варианта его произведения), или, возможно, Каспийское (или, по крайней мере, его северную часть. Это следует из варианта его сочинения, представленного в Мешхедской рукописи: см. примеч. 55). Попытки отождествить его с Балтийским морем  (Коновалова И. Г. Пути… С. 24. Примеч. 61) безосновательны и основаны на априорных «норманистских» представлениях некоторых учёных, настойчиво пытающихся (вразрез с источниками) поместить русов на севере Восточной Европы. На самом деле арабские авторы (особенно раннего времени) не имели никаких сведений о северных территориях, в частности, о Верхнем Поволжье и о бассейне Балтийского моря: Галкина Е. С. 1) Тайны… С. 72-81; 2) Номады… С. 204-207.

[55] По-видимому, искажённое «[города] хазар Хамлидж» (сравн. у Ибн Хордадбеха: «проезжают мимо Хамлиджа, города Хазар»): Коновалова И. Г. Пути… С. 24-25. Примеч. 62.

[56] Это одно из известных в раннесредневековой арабской литературе названий Каспийского моря, происходящее от названия области Хорасан на северо-востоке Ирана.

[57] Город близ южного побережья Каспийского моря.

[58] Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С. 122.

[59] Любопытно, что и Ибн Хордадбех и Ибн ал-Факих говорят о том, что хазары взимают со славянских (русских?) купцов пошлину именно в Хамлидже. Это говорит о том, что Саркела в то время, о котором идёт речь в наших источниках, ещё не существовало. Строительство Саркела приходится, как известно, на 30-е гг. IX в. Не упомянут он и у Ибн Хордадбеха в списке хазарских городов: Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. С. 124. Следовательно, правы те исследователи, которые считают, что известие о русах было уже в первой редакции труда Ибн Хордадбеха, которая приходится на 40-е гг. IX в. Причём, по всей видимости, восходят эти данные к ещё более ранним временам – первой трети, или, даже началу IX в.: Коновалова И. Г. 1) Восточные источники… С. 205, 2) Пути… С. 21.  

[60] По прямому смыслу текста Мешхедской рукописи под «Славянским морем» следует понимать Каспийское море, или, по крайней мере, северную его часть, куда впадает «река славян». Это противоречит приведённому выше тексту из другой редакции сочинения Ибн ал-Факиха, где «славянское море» предшествует реке славян, а не следует за ней. Сложно сказать, какому варианту следует отдать предпочтение. В принципе, оба варианта допустимы: «река славян» вытекает из Азовского моря и впадает в Каспийское. Следовательно, любое из них Ибн ал-Факих мог назвать «славянским морем». Ни то, ни другое море не имело в арабской литературе устоявшегося названия, но, Азовское море было куда менее известно арабам, чем Каспийское.

[61] Новосельцев А. П. Восточные источники… С. 292.

[62] Встречающиеся в литературе попытки усмотреть в проанализированных сообщениях Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха указание на два различных торговых пути, один из которых (в Византию) является ничем иным, как хорошо известным из «Повести временных лет» путём «из варяг в греки», а второй (в Хамлидж и на Каспий) – балтийско-волжским путём (Коновалова И. Г. Пути… С. 25-27), на наш взгляд,  безосновательны. Путь, который описывают наши авторы, ведёт в Хамлидж не с Верхней Волги, а из Чёрного моря в Азовское (через Керченский пролив – Самкарш иудеев) и далее вверх по Дону до района современного Волгограда, где осуществлялась переправа в Волгу. Что касается балтийско-волжского пути, то он, как целостная магистраль, ни в каких арабских источниках не отразился, да, и, по-видимому, не существовал никогда. Точнее, не существовал, как целостная торговая магистраль. Было два торговых пути: один соединял Балтику с Волжской Болгарией, а второй – Волжскую Болгарию с Итилем (позднее Саксином). Торговля на них осуществлялась разными купцами из разных государств, и у нас нет данных о том, что два эти пути сливались когда-либо в одну сквозную торговую магистраль (Галкина Е. С. 1) Тайны… С. 72-81, 2) Номады… С. 204-207).   

[63] Это, кстати, весомый аргумент в пользу того, что первичным является тот вариант рассказа, который представлен у Ибн ал-Факиха и где говорится только о купцах-славянах. Вероятнее всего, упоминание в тексте Ибн Хордадбеха русов – это позднейшая глосса (Галкина Е. С. Тайны… С. 70).

[64] Об этом походе см.: Артамонов М. И. История хазар. СПб., 2002. С. 233-238 и сл.; Плетнёва С. А. Хазары. С. 39-40; Новосельцев А. П. Хазарское государство… С. 185-187; Галкина Е. С. Номады… С. 312-313; и др.  

[65] По словам А. П. Новосельцева «Поражение хазар на этот раз по своим последствиям уступало лишь разгрому каганата в 60-х гг. Х в. русами князя Святослава» (Новосельцев А. П. Восточные источники… С. 276).

[66] До похода 737 г. Марван совершал и другие походы против Хазарии, которые были не столь грандиозны и не имели таких разрушительных последствий для неё.

[67] Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С. 158-159.

[68] В частности, в нём указан иной год нападения Марвана на славян и оно не связывается напрямую с походом на Хазарию. Есть там и ряд других любопытных деталей, о чём далее.

[69] Предпринимавшиеся периодически попытки отождествить ас-сакалиба ал-Балазури, ал-Куфи и Ибн Хаййата с каким-либо иным народом, который арабы приняли за славян, например, буртасов (Артамонов М. И. История хазар. С. 234), касогов (Тортика А. А. Северо-Западная Хазария. С. 280-288) и т. д., на наш взгляд, безосновательны, так как все эти народы были хорошо известны арабам под их собственными названиями. Под этнонимом ас-сакалиба практически во всех известных случаях арабские авторы понимали именно этнических славян (см. примеч. 33). То, что речь в рассказах о походе Марвана идёт именно о славянах подтверждает фраза ал-Куфи: «Затем они (войска Марвана – М. Ж.) совершили набег на ас-сакалиба и на другие соседние племена неверующих (выделено мной – М. Ж.)» (Цит. по: Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С. 159). Следовательно, ас-сакалиба здесь вполне конкретный народ, отличный от соседних этносов.

[70] Местонахождение этого города вызвало дискуссию. Обзор историографии см.: Новосельцев А. П. Хазарское государство… С. 125-128. Существуют две основные гипотезы местоположения ал-Байда’. Согласно одной из них, это название первой столицы хазар на Нижней Волге (см. например: Артамонов М. И. История хазар. С. 234; Плетнёва С. А. Хазары. С. 39). По другой гипотезе город этот находился в современном Северном Дагестане. Допускалось даже полное отождествление трёх хазарских «столиц», находившихся в Северном Дагестане: Баланджара (возможно, Баланджар – это известное археологам городище близ села Верхний Чир-Юрт на реке Сулак: Магомедов М. Г. Образование хазарского каганата (по материалам археологических исследований и письменным данным) М. 1983. С. 46 и сл.), Самандара (возможно, тождественен известному археологам городищу на месте нынешнего селения Тарки близ Махачкалы: Магомедов М. Г. Образование… С. 52-60) и ал-Байда’ (Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т. I. М., 1962. С. 183), для чего нет никаких оснований. Более основательным выглядит, предложенное рядом учёных отождествление Самандара и ал-Байда’ (Новосельцев А. П. 1) К вопросу об одном из древнейших титулов русского князя // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. С. 374, 2) Хазарское государство… С. 128; Коновалова И. Г. Восточные источники… С. 201), основанное на том, что оба эти названия («Самандар» и «ал-Байда’») являются тождественными и этимологизируются, как «белый город» (Самандар) и «белая» (ал-Байда’). Однако подобные названия городов были очень распространены в Хазарии (вспомним, хотя бы, Саркел, название которого означает «белая крепость»). Особенно любопытно, что и одна из частей Итиля носила название Сарашен – «жёлтый (город)», арабским аналогом которого вполне могло быть ал-Байда’ – «белая» (Артамонов М. И. История Хазар. С. 398). Авторы, повествующие о походе Марвана (ал-Куфи, ибн Хаййата и др.) упоминают Самандар и ал-Байда’ вместе как разные города, так что отождествлять их нет оснований. Причём, судя по всему, ал-Байда находилась севернее Самандара. Так что, наиболее вероятно, речь действительно идёт о первой столице хазар на Нижней Волге, ставшей впоследствии частью Итиля (второй его частью стал город Хамлидж, о котором шла речь выше. Хотя, по-видимому, слияние их произошло далеко не сразу, а лишь в IX в. так как ещё Ибн Хордадбех упоминает вместо одного Итиля два отдельных города: Хамлидж и ал-Байда’: Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. С. 124). Именно поэтому город ал-Байда’ впоследствии исчезает со страниц источников и не упоминается ни в каких рассказах о последующих событиях  Любопытно, что Ал-Масуди рассказывает о древних хазарских столицах Баланджаре и Самандаре и о переносе хазарами, вследствие похода Марвана, столицы из Самандара в Итиль (Галкина Е. С. Номады Восточной Европы… С. 312. Примеч. 4). Судя по всему, имя нового города уже заслонило древнее название одной из его частей, бывшей некогда отдельным городом.

[71] В это время хазарский каган имел ещё в своих руках всю полноту власти: Новосельцев А. П. К вопросу… С. 372 и сл. Не случайно, в рассматриваемом источнике он именуется царём (малик).

[72] Речь тут, безусловно, идёт о славянах (Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С. 162). См. примеч. 64.

[73] Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С. 159.

[74] Любопытно, что некоторое время арабское и хазарское войско двигались на север параллельно друг другу на разных берегах  нахр ас-сакалиба (Волги). Затем арабы переправились на её противоположный берег, и, застав хазарское войско врасплох, разгромили его.

[75] Таким образом, реконструкция маршрута похода Марвана, предложенная М. И. Артамоновым (Артамонов М. И. История хазар. С. 233-235) представляется, в целом, верной, чего нельзя сказать об аналогичной реконструкции, предложенной Б. А. Рыбаковым (Очерки истории СССР. III-IX вв. М., 1953. С. 873). М. И. Артамонов только неправ, отождествляя ас-сакалиба с буртасами (см. примеч. 64). В те времена, когда Артамонов писал «Историю хазар» ещё ничего не было известно о проживании славян в Среднем Поволжье.

[76] Решение Марвана о переселении славян, возможно, было вызвано арабским опытом использования славян в качестве стражей и военных поселенцев на приграничных территориях. Например, у кордовских эмиров и халифов существовала «славянская гвардия». Переходя из Византии в арабские владения на Ближнем Востоке, славяне расселялись большими массивами в Сирии и других областях арабского мира (Левицкий Т. Из научных исследований арабских источников // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. Т. I. М., 1964. С. 6-15; Мишин Д. Е. Сакалиба… С. 101-136). Любопытно, что, как указывает В. М. Бейлис, «хаджибом (придворным, ведавшим внутренними покоями резиденции, камергером) халифа Марвана (Марван стал халифом в 744 и был им до 750 гг. – М. Ж.) был неизвестный нам ближе Саклаб, возможно, вольноотпущенник из числа пленных ас-сакалиба, захваченных во время походов Марвана на север от Кавказа» (Бейлис В. М. Сообщения Халифы ибн Хаййата ал-‘Усфури об арабо-хазарских войнах в VII – первой половинеVIII в. // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. С. 51. Примеч. 3 к части XIX).  

[77] Калинина Т. М. Водные пути сообщения… С. 160. Сочинение ал-Балазури было известно в науке до того, как стали известны данные ал-Куфи, которые были введены в научный оборот А. З. В. Тоганом. До этого учёные располагали лишь сведениями о столкновении Марвана со славянами без упоминания «славянской реки» (Коновалова И. Г. Восточные источники… С. 200. Примеч. 5,  201), и соответственно, локализации места этого столкновения. Поэтому, например, В. В. Бартольд считал, что речь здесь идёт о славянах, проживающих в Хазарии (Бартольд В. В. Сочинения. Т. II. Ч. I. С. 870-871). Славяне в Хазарии действительно жили и в весьма большом количестве, о чём далее ещё будет сказано, но, едва ли их там было столько. Даже, если названная арабскими авторами цифра славянских пленных завышена, то, всё равно, речь должна идти о весьма значительном их количестве, которое могло быть захвачено только в коренных славянских регионах, до одного из которых, как следует из сообщения ал-Куфи (оно ещё не было известно В. В. Бартольду), дошёл Марван.

[78] Общее название Закавказья, принятое в арабской литературе (Бейлис В. М. Сообщения… С.  44. Примеч. 3 к части II).

[79] Дарьяльское ущелье.

[80] Землю алан.

[81] Бейлис В. М. Сообщения… С. 43.

[82] Это название больше не встречается в арабской литературе, поэтому локализация этой реки представляет собой серьёзную проблему.  В. М. Бейлис лишь осторожно отметил, что, по всей видимости, это «одна из больших рек, протекающих севернее Кавказского хребта» (Бейлис В. М. Сообщения… С. 51. Примеч. 2 к части XIX). Н. Г. Гараева считает, что это, возможно, Аракс или ал-Лан (Гараева Н. Г. Сведения… С. 461). Однако, ничего не известно о проживании славян вблизи этих рек. По-видимому ар-Р.мм – это искажённый вариант названия Волги, которая в античной традиции была известна, как Ра (Оар, Аракс, Рос. Античное название Волги отражает её древнее иранское имя. Возможно, она же фигурирует в Авесте как Рангха, Ранха.  От североиранских народов (скифов, сарматов и т. д.) это название переняли и финно-угры): Подосинов А. В. 1) Ещё раз о древнейшем названии Волги // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. С. 230-239; 2) Гидрография Восточной Европы в античной и средневековой геокартографии // «Русская река»: Речные пути… С. 70-85. Именно под своим античным именем она была известна и ранним арабским учёным: Калинина Т. М. Волга в изображении арабских географов IX – X вв. // «Русская река»: Речные пути… С. 135-138. Видимо, в тексте Халифы ибн Хаййата мы имеем дело с искажённым античным названием Волги. Это полностью согласуется с данными ал-Куфи о месте столкновения Марвана со славянами.

[83] Бейлис В. М. Сообщения… С. 42

[84] Абу Мухаммад Ахмад ибн А‘сам ал-Куфи. Книга завоеваний. С. 48.

[85] Об этом походе см.: Артамонов М. И. История хазар. С. 232; Плетнёва С. А. Хазары. С. 38.

[86] Видимо, он ошибочно приписал этот поход Масламе ибн ‘Абд ал-Малику, который был наместником Закавказья перед Марваном. См: Бейлис В. М. Сообщения… С. 39-40. Описание похода Масламы, данное у Халифа ибн Хаййата полностью соответствует описанию у других авторов похода Марвана, предпринятого уже после отъезда Масламы из Закавказья, то есть примерно в 732 г.

[87] Хотя археологические следы славян на Кавказе пока неизвестны. Это может объясняться тем, что, пребывая в окружении иноэтничного населения, славяне перенимали его материальную культуру. Хотя, вполне возможно, что такие памятники будут ещё выявлены.   

[88] Клейн Л. С. 1) Перун на Кавказе // Советская Этнография. 1985. № 6. С. 116-123, 2) Воскрешене Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества. СПб., 2004. С. 131-136.

[89] Марр Н. Я. Книжные легенды об основании Куара в Армении и Киева на Руси // Изв. Гос. Акад. Истории материальной культуры. Т III Л., 1928; Аганбегян М. Х. История древнеармянской литературы. Т. I. Ереван, 1948. С. 348.

[90] О том, что речь идёт именно о записи в Армении Полянской легенды об основании Киева см.: Рыбаков Б. А. 1) Древняя Русь. Сказания, былины, летописи. М., 1963. С. 26-28, 2) Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М., 1982. С. 105-106 

[91] История агван Моисея Каганкатцвали, писателя Х в. / Перев. К. Патканян. СПб. С. 125-126. Об интересующем нас известии см.: Марр Н. Я. По поводу русского слова «сало» в древнеармянском описании хазарской трапезы VII в. // Марр Н. Я. Избранные работы. Т. V. М.; Л., 1935. С. 73. См. также: Мавродин В. В. Образование древнерусского государства. Л., 1945. С. 178

[92] Там же.

[93] См.: Новосельцев А. П. Восточные источники… С. 268-270; Коновалова И. Г. Восточные источники… С. 199-200. Любопытно, что хазары и славяне здесь опять-таки упоминаются вместе, что, возможно, так же указывает на союз между ними.

[94] В этой связи любопытно, что ал-Масуди и Ибн Хаукаль  свидетельствуют о проживании значительной славянской общины в Итиле в низовьях Волги (см.: Гаркави А. Я. Сказания… С. 129, 221-222). Это может быть связано как с торговлей славян по Дону и Волге, описанной Ибн Хордадбехом и Ибн ал-Факихом, так и с давним поселением славян, существовавшем в этом районе и ставшем со временем частью города Итиля.

[95] Это, кстати, очень весомый аргумент против отождествления Нахр ас-сакалиба ал-Куфи с Доном. На Дону в то время славян не было. Правда, Прокопий Кесарийский говорит о том, что земли антов простираются на Востоке до Дона и Азовского моря (Прокопий Кесарийский. Готская война // Вестник древней истории. Т. V., 1941, с. 242), однако это объясняется неточностью его данных. Земли принадлежавшей антам пеньковской археологической культуры нигде не доходили до Дона (см.: Седов В. В. Славяне… С. 202. Рис. 42).

[96] Северная Кахетия.

[97] Новосельцев А. П. 1) Восточные источники… С. 279, 2) Хазарское государство… С. 192; Коновалова И. Г. Восточные источники… С. 202.

[98] Бейлис В. М. Арабские авторы IX – первой половины Х в. о государственности и племенном строе народов Европы // Древнейшие государства на территории СССР. 1985 г. М., 1986. С. 141.

[99] Новосельцев А. П. Восточные источники… С. 279; См. также: Ловмяньский Х. Русь и норманны. М., 1985. С. 149-152.

[100] Коновалова И. Г. Вхождение Руси в систему политических отношений Хазарии, Халифата и Византии (IX в.) // Средневековая Русь. Вып. 7 / Отв. ред. А. А. Горский. М., 2007. С. 23-25.

[101] Седов В. В. Славяне… С. 287. 

[102] Галкина Е. С. 1) Тайны Русского каганата. М., 2002, 2) Номады… С. 385-446.

[103] Нельзя исключать и того, что это были потомки славян, переселённых Марваном на Кавказ. Ведь, согласно приведённому сообщению ал-Балазури они были поселены именно в Кахетии – рядом с санарийцами.

[104] Bibliotheca geographorum arabicorum // М. J. de Goeje. Lugduni Batavorum. 1885. V. C. 295. Приношу свою искреннюю благодарность Е. С. Галкиной, указавшей мне на это известие Ибн ал-Факиха никогда не переводившееся на русский язык.

[105] Галкина Е. С. 1) Тайны… С. 86, 2) Номады… С. 231. 

[106] При этом, важно отметить, что археологи, доказавшие славянскую принадлежность именьковской культуры не использовали в системе своих доказательств сведения ал-Балазури, ал-Куфи и Ибн Хаййата о проживании славян на волжских берегах и их столкновении в Поволжье с арабскими войсками Марвана в ходе похода 737 г. Так что одно здесь взаимно дополняет другое и упрочивает сделанные выводы.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 5

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

5. С.Б. : Вспомните азбуку
2010-03-08 в 21:57

Согласна с последним автором, но удивительно, насколько забыт ныне родной язык, особенно его южные модификации: аз-сак-либо произнесите с южным придыханием и Вы найдете казака. В переводе на современную речь: я (аз) меч (сак) любящий (любо). О казаках в Волго-Донском междуречье упомянуто в ранних булгарских эпосах X в.
4. М. И. : Re: "славянской реки"?
2010-03-01 в 16:51

Автор этой статьи ещё ничего не знал о проживании в Среднем Поволжье славян-именьковцев, поэтому ныне она представялет собой, скорее, историографический интерес.
3. К.Г. : "славянской реки"?
2010-02-10 в 03:40

О значении слова "ас-сакалиба" у Ибн Фадлана есть достаточно подробное исследование
http://bibliotekar.ru/rusKiev/23.htm

Вывод - "ас-сакалиба" Поволжья славянами не были.
2. М. И. : Re: Проблема локализации «славянской реки» арабской историко-географической литературы раннего средневековья и вопрос о расселении славян в Поволжье в VI - IX вв.[1]
2009-12-07 в 15:42

"есть и археологические, и летописные свидетельства".

Приведите их.
1. N N : О пребывании славян на Дону
2009-12-02 в 13:09

(((о проживании славян на дону в I тыс. н. э. нет никаких данных. Никаких археологических следов славян там не имеется))).
Это неправда, есть и археологические, и летописные свидетельства. И это достаточно общеизвестно.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме