Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Белорусский феномен

Сергей  Лебедев, Русская народная линия

15.05.2006

Начало
Продолжение
Продолжение 2
Продолжение 3
Продолжение 4
Продолжение 5
Продолжение 6

Разделение и воссоединение

О советском периоде общероссийской истории можно сказать много и плохого, и хорошего. СССР вовсе не был раем на земле, и преступлений в его истории было множество. Но тому, кто оплакивает "Россию, которую мы потеряли" и рассуждает о семидесяти годах, когда страна была оторвана от "мировой цивилизации", не мешает вспомнить итоги 18-летнего эксперимента разделенной Белоруссии. Западная часть белорусских земель, оказавшись вновь под властью Польши, будучи включенной в эту пресловутую "цивилизацию", вовсе не составила чего-то подобного Западной Германии. Напротив, Западная Белоруссия была отсталой колонией Польши, экономически стагнирующей, за двадцать межвоенных лет так и не достигшей уровня 1913 г. Для западных белорусов в 20-30 гг. словно повторились времена XVII в. с их ополячиванием и гонениями на Православие. В ревностно католической Польше в отношении православного духовенства и храмов творился не меньший (а может, и больший) произвол, чем в большевистской России. Во второй половине 30-х гг. польские власти начали варварское уничтожение православных церквей по всей стране.

В столь часто упоминаемом демократами 1937 г. в Польше разом закрыты, частью уничтожены, частью переданы католикам 700 православных храмов. Был взорван собор Александра Невского в Варшаве. Словно в средние века, широкое распространение получило насильственное обращение в католицизм, была возрождена в Белоруссии уния, создана марионеточная автокефальная церковь. Сохранившие верность Православию должны были молиться по-польски. Дикость этой ситуации усугублялась тем, что сами поляки, как и положено католикам, молились по-латыни. Помимо католиков, в Западную Белоруссию устремились многочисленные проповедники различных сект типа адвентистов или иеговистов, которым удалось некоторое количество белорусов вовлечь в свою "веру".

Такая странная для ХХ века злоба на Православие объяснялась стремлением польских властей лишить белорусов их национальной души, их белорусской идентичности, превратить их в денационализированное "быдло", рабсилу западной цивилизации. Если сюда добавить свирепые гонения на язык и культуру белорусов, то картина будет ясной.

Русский язык в Польше фактически был запрещен, его преподавали только в военных заведениях как язык потенциального противника, и издавали одну газету в Варшаве. Что касается белорусского языка, то на западной Белоруссии в отношении к нему проводилась сложная политика. Сначала, в 1919-1920 гг., пока шла война с советской Россией, польские власти (как, кстати, и большевики на востоке Белоруссии), открывали белорусские школы, разумеется, рассматривая "белорусизацию" как способ "дерусификации". Но как только война закончилась, польские правители тут же закрыли почти все белорусские школы, издательства и газеты. Немногие оставшиеся газеты и книги по-белорусски были переведены на латинский алфавит.

Польские власти попытались осуществить то, что так и не смогли их предки в XVII-XVIII веках, то есть ополячить жителей оказавшихся под их властью восточнославянских земель. 17 декабря 1920 г., сразу после заключения перемирия с советской Россией, польские власти издали специальный закон "О наделении землей солдат польской армии, которые отличились в войне против России". На основании этого закона военные колонисты из центральных районов Польши ("осадники") стали поселяться на землях западной Белоруссии в качестве военных колонистов. Это была, кстати, единственная попытка в истории заселить Белоруссию пришлым населением. Разумеется, "осадники", при всем своем польском шовинизме, так и не смогли стать надежной опорой властей в деле ополячивания. Зато ненависть к "осадникам" была так велика, что "осадничество" исчезло в 1939 году, как только местные жители смогли показать свои искренние чувства.

Сама западная Белоруссии была переименована в..."Белую Польшу". Похоже, что польские власти утратили чувство юмора. Западная Украина, например, также была переименована из Малороссии в "Малую Польшу". При этом правителей Польши не смутило то обстоятельство, что сия "малая" Польша была крупнее собственно Польши.

В самом деле, в Польше даже по данным тенденциозной польской переписи населения 1931 г. 14,3 % всего населения страны составляли украинцы и 5,9 % белорусы (это без учета евреев и немцев, проживавших на землях к востоку от Буга). Фактически же восточных славян в Польше проживало гораздо больше, поскольку власти всячески старались завысить численность "титульной", как модно сейчас говорить, нации. В результате в "поляков" записали всех католиков и лиц, владевших польским языком. Таким образом, "поляков" на западной Белоруссии оказалось 750 тысяч. Основной принцип властей в отношении всего непольского населения страны гласил: "русских в Польше нет!" Проводилась жесткая политика "полонизации" (ополячивания). Вообще трудно отделаться от мысли, что лидеров Польши 1918-1939 гг., которую называли Второй Речью Посполитой, ничему не научила судьба Первой. Такие же свирепые и бездарные гонения на православие и русскость, такое же пресмыкательство перед Западом, такая же патологическая русофобия и мечта о захватах русских земель. Конец у такой Речи Посполитой был неизбежен.

Поскольку многочисленные восточные славяне упорно не желали становиться поляками, то всех православных и униатов, независимо от их самосознания, объявили украинцами и белорусами. Польские лидеры, опираясь на свой опыт более чем векового выведения украинского национализма, продолжали упорно проводить украинизацию малороссов, резонно считая, что это - лучший путь к ликвидации русского самосознания среди православного быдла. К тому же в Польше, где практически все политические партии выдвигали лозунги создания Польши "от моря и моря", с помощью самостийников рассчитывали расчленить Россию.

Впрочем, на Волыни, бывшей еще недавно оплотом Союза Русского Народа, украинизация не увенчалась успехом. Аналогичным образом и в западной Белоруссии упрямые белорусы упорно отказывались считать себя отдельной от великороссов нацией.

Даже в Галиции, несмотря на 600-летний отрыв от основной России, долго сохранялось русское самосознание. Так, еще в 1931 году, в находящейся под польским господством Галиции, во время проведения уже упомянутой общепольской переписи, 1 196 855 галичан назвали себя "русскими", или "русинами", и 1 675 870 - украинцами, несмотря на всяческое покровительство "украинцам" со стороны официальных властей и униатской церкви. При этом многие галичане-католики предпочли назвать себя поляками.

Впрочем, уже очень скоро заботливо выращенный украинский национализм повернулся против своих создателей. В самом деле, мало внушить малороссам мысль об их "особости" по сравнению с москалями. Нужен враг, в борьбе с которым может сплотиться новая нация. Москали были далеко, а вот лях - это исконный и традиционный враг. Именно на антипольских лозунгах самостийники могли завоевать массовую базу. Вскоре самостийники даже перешли к террору против польских властей. В результате, против вышедших из-под контроля началось применение карательных мер. Но самостийники уже нашли нового спонсора - Германию, на службу к которому и пошли.

Можно сказать, что Западная Белоруссия 1921-1939 гг. была испытательным полигоном по отработке того, что теперь творится на всей территории СССР за счастливым исключением Республики Беларусь. Заметим, что национальное угнетение в Западной Белоруссии объяснялось вовсе не глупостью польских властей, а принципиальной цивилизационной несовместимостью Запада (периферией которого является Польша) и России. Освобождение западным белорусам принесла Красная Армия в сентябре 1939 г.

Но до осени 1939 года произошло много событий. И на западе, и на востоке Белоруссии вплоть до 1925 года продолжали греметь выстрелы. Против советской власти действовали различные банды, из-за рубежа вторгались банды Булак-Балаховача, пограничные инциденты следовали чуть ли каждый день. Советско-польская граница до середины 20-х гг. напоминала линию фронта.

Советские лидеры, впрочем, тоже не брезговали применять такие же способы политической деятельности, как и сами западные правительства. Организация повстанческой деятельности, политические убийства, вооруженные акции, и тому подобное, - все это считалось в тех конкретных политических условиях вполне нормальным. Особенно широких масштабов достигла подобная деятельность, получившая название "активная разведка", в Белоруссии. Партизаны, пользовавшиеся поддержкой значительной части местного населения, совершали нападения на полицейские участки, железнодорожные станции, пограничные посты, громили помещичьи имения. Наиболее впечатляющей их операцией стал захват города Столбцы, где в ночь с 3 на 4 августа 1924 года 58 боевиков во главе с будущим Героем Советского Союза Станиславом Ваупшасовым разгромили гарнизон и железнодорожную станцию, а заодно староство, поветовое управление полиции, городской полицейский участок, а также захватили тюрьму и освободили руководителя военной организации Компартии Польши Станислава Скульского и руководителя Компартии Западной Белоруссии Павла Корчика (что, собственно, и являлось целью операции).

24 сентября того же года 40 партизан из отряда Кирилла Орловского (также будущего Героя Советского Союза), устроив засаду у станции Ловча по железнодорожной линии Брест-Лунинец, напали на поезд, в котором ехал недавно назначенный воеводой Полесья пан Довнарович. Проявив гуманизм, повстанцы не стали его расстреливать, а выпороли кнутом, после чего опозоренный воевода вынужден был подать в отставку. Партизаны также захватили почту и разоружили ехавших в поезде солдат и офицеров.

В партизанских действиях активной разведки отличились и приобрели опыт многие будущие организаторы партизанского движения в годы Великой Отечественной войны.

Операции по активной разведке продолжались вплоть до 1925 года, после чего были свернуты. К этому времени советские лидеры, среди которых все большее значение приобретал Сталин, пришли к выводу, что воссоединение восточного славянства сможет быть осуществлено только в результате деятельности Российского государства (независимо от названия).

БССР за те же годы прошла общий для Советского Союза путь, сопровождаемый коллективизацией и индустриализацией со всеми их сложностями. Были "раскулачены" сотни тысяч откуда-то взявшихся в нищей Белоруссии кулаков (всего 15 625 хозяйств), репрессированы многие тысячи невинных людей, всесоюзную "славу" получили палачи из НКВД Белоруссии Цанава, Коба и др. (большинство из которых не белорусы и вообще не славяне). Но в эти же годы в Восточной Белоруссии была ликвидирована неграмотность, построены сотни промышленных предприятий, сотни тысяч людей приобщились к вершинам мировой культуры. Любой непредвзятый исследователь, не забывая о репрессиях сталинской эпохи, тем не менее, не может не признать, что эпоха социализма была лучшей в истории Белой Руси.

Когда 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война, то ее начало внешне выглядело как нападение Германии на Польшу. При этом то обстоятельство, что сама Польша была союзником Германии, и вместе с ней делила Чехословакию, разумеется, в эпоху "политкорректности" было забыто. А ведь Польша была вполне агрессивным милитаристским государством, требовавшим себе новых территорий. Но в силу многих исторических проблем, со временем Польша перестала удовлетворять Германию. И тогда Гитлер и другие правители Германии решили захватить Польшу, тем более, как совершенно справедливо считали они, польская армия, в которой значительную часть солдат составляли представители нацменьшинств, долго сражаться не будет. И нельзя не признать, что в этом случае они не ошиблись.

Когда польско-германская война началась, то сразу выяснилось, что мобилизованные украинцы и белорусы отнюдь не горели желанием умирать за "независимую Польшу", обращавшуюся с ними как с бесправным быдлом. Об их отношении к начавшейся войне можно судить по тогдашней частушке:

Вы ня думайце, палякi, Вас ня будзем баранiць, Мы засядзем у акопах I гарэлку будзем пiць.

На семнадцатый день все было кончено. Правительство и военное командование дезертировало. И тогда Сталин понял, что настало благоприятное время воссоединения триединого русского народа.

17 сентября 1939 года части Красной Армии перешли тогдашнюю западную границу СССР, начав освободительный поход на запад. На белорусском направлении действовали войска Белорусского фронта под командованием командарма 2-го ранга М.П.Ковалева, включавшие в себя 4 армии. В числе членов Военного Совета фронта входил первый секретарь компартии Белоруссии Пантелеймон Пономаренко. Началась ликвидация последствий Брестского мира 1918 года и советско-польской войны 1920 года. Историческая Россия вновь собиралась в пределах одного государства. К 25 сентября все было закончено: советские войска вышли на линию разграничения с немецкими войсками, установленной ранее в результате договоренностей по советско-германскому пакту о ненападении, подписанному в Москве месяцем ранее. Вскоре, 28 сентября, был подписан советско-германский договор о дружбе и границах, установивший новую западную границу СССР, практически совпадавшей с этнографическими границами восточного славянства. 2 ноября 1939 года Верховный Совет СССР принял законы о включении в состав СССР территорий западной Украины и западной Белоруссии. Приобретения нашей страны составляли 203 тысяч кв.км с населением 13 миллионов человек.

Рано или поздно подобное должно было произойти. Фактически вплоть до Второй мировой войны наш народ был разделен. После февральской революции (да-да, большевики просто довели до логического конца то, что началось при "февральских свободах"!) распалось русское государство. Большевики смогли собрать по кускам державу, но часть самых западных восточнославянских земель оказалась под властью новоявленных лимитрофных "государств". К тому же и Российская империя еще не объединяла всех русских, поскольку русины Галиции, Буковины и Карпатской Руси были под властью Австро-Венгрии. Присоединение этих краев было одной из главных целей России в Первой мировой войне. После распада Австро-Венгрии большая часть западно-украинских и западно-белорусских земель оказалась в составе Польши. Под властью "братьев-славян" русины пребывали под таким национальным и религиозным гнетом, что коммунистическая власть в СССР казалась им меньшим злом.

Сама Польша, некогда самая промышленно развитая часть Российской империи, за все межвоенные годы так и не достигла уровня 1913 года. Экономические проблемы паны пытались решать за счет восточных "крейсов" (районов), нещадно эксплуатируя малороссов и белорусов. И результат был понятен: православные были готовы встретить русскую власть с востока, под какими бы знаменами она не пришла.

Между тем, охваченные экспансионистским зудом, польские лидеры вступили в соглашение с Гитлером и вместе с ним приняли участие в разделе Чехословакии. Тем самым был создан прецедент по изменению европейских границ (прежние территориальные переделы, такие как поглощение Австрии были внутренним немецким делом, ведь довоенная Австрия напоминала ГДР, будучи немецким государством). Но Гитлер не обратил внимание на готовность поляков принять вместе с Германией участие в походе на восток. Гитлер предпочел заключить соглашение со Сталиным, ведь СССР также стремился изменить версальские границы. В результате, польские лидеры, мечтавшие разделить с немцами русские земли, сами обрекли свою страну на очередной раздел.

Итак, 1 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу началась Вторая Мировая война. На 17-ый день кампании польское правительство и командование трусливо бежали, бросив страну на произвол судьбы. Хотя поляки еще продолжали сражаться вплоть до конца сентября, это была уже агония. И вот именно теперь настал момент, когда можно будет положить конец угнетения восточных славян в Польше. Словно громадный вздох облегчения вырвался, когда Красная Армия двинулась на запад. Деморализованные поляки почти не оказывали сопротивления. Потери Красной Армии составили 1139 убитыми и 2383 ранеными. Польские потери составили 3, 5 тысяч убитыми. В плену оказалось свыше 450 тысяч польских солдат.

Красную Армию население встречало восторженно. К смущению политруков, православные священники во главе своих прихожан хлебом-солью встречали красноармейцев. При занятии Советскими войсками одного еврейского местечка местный еврейский оркестр, музыканты которого не знали советских песен, встретили освободителей мелодией "Боже, Царя, храни"! Польское население, хотя, вероятно, с меньшим энтузиазмом, но также встречало красноармейцев цветами.

Нельзя не признать, что местные жители тут же постарались воспользоваться крушением Польши для мести по отношении к наиболее ненавистным деятелям польского режима. Осадники и прежние столпы власти нередко становились жертвами народного самосуда. Так, 22 и 23 сентября местное население местечка Скидаля расправилось с бывшими легионерами-осадниками. Были застрелены, растерзаны и забиты в результате этой самосудной расправы 42 человека. Значит, было за что, если кроткие белорусы не выдержали. Жертвой народного самосуда стал и Роман Скирмунт, возглавлявший весной-летом 1918 года "правительство" марионеточной прогерманской "Белорусской Народной республики".

Польское государство было ликвидировано. В четвертый раз Польша была разделена. Впрочем, в 1944-1945 гг., еще в ходе войны, Сталин дал Польше компенсацию в виде германских территорий, присоединенных по его воле к восстанавливаемой Польше. Также в августе 1945 года по договоренности между СССР и правительством Польши была установлена советско-польская граница соответствующая "линии Керзона" (то есть примерно совпадающая с этнографическими границами Польши). Однако по этому договору к Польше был возвращен Белосток с окрестностями. Вильно, та самая "Вилоня", сыгравшая столь значительную роль в истории Белоруссии, стала Вильнюсом, столицей Литовской советской республики. Впрочем, в то время Вильнюс был все равно своим, советским городом, несмотря на то, что после 1945 года примерно половину его населения стали составлять литовскоязычные мигранты.

Не будем лицемерить - пакт с Гитлером, действительно, вызывает смущения некоторых честных, но политически наивных людей. Но давайте не поддаваться на неуместные в политике морализаторские доводы. Польские лидеры сами положили начало территориальному переделу Европы. Сталин в таких условиях сделал все, чтобы не только отодвинуть границы, но и вернуть восточнославянские земли. Это было не только правильно с политической точки зрения, но и исторически оправдано. Мы, потомки, должны быть ему благодарны.

Воссоединение запада и востока Белоруссии в сентябре 1939 г. стало для белорусов таким же эпохальным событием, как для немцев воссоединение в октябре 1990 г. Достойно удивления, что 28 сентября, дата воссоединения Белоруссии, не является в республике праздником. Тот довод, что как-то неприлично отмечать годовщину соглашения между Сталиным и Гитлером, лишен основания, ведь не смущает немцев объединение в результате сделки с Горбачевым.
Сергей Викторович Лебедев, доктор философских наук, профессор
Григорий Васильевич Стельмашук, доктор философских наук, профессор



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме