Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Закон «Димы Яковлева» не будет принят

Александр  Проханов,

20.12.2012


Интервью Александра Проханова радио "Эхо Москвы" …

М.КОРОЛЁВА: Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение». Я - Марина Королёва, напротив - журналист Александр Проханов. Александр Андреевич, здравствуйте. 

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер. 

М.КОРОЛЁВА: Вот вы, лично вы, вы поддерживаете поправку в закон о запрете усыновления наших детей американцами или нет? Вопрос от слушателя. 

А.ПРОХАНОВ: У меня на этот счет есть несколько суждений, достаточно оригинальных. Первое я уже высказывал многократно. Я говорил, что вместо всех этих дурацких законов Россия должна была бы на их закон Магнитского ответить досрочным спуском на воду ядерной подводной лодки типа Борей с тем, чтобы приехал Путин и мелом на борту черном написал «Не валяй дурака, Америка». Это был бы очень мощный асимметричный русский ответ. Но на это ума не хватило. Или денег не хватило. Первое. 

М.КОРОЛЁВА: Я надеюсь, без запуска соответствующего. 

А.ПРОХАНОВ: Ну, лодки спускаются на воду, и я думаю, что это было бы воспринято как такой, достойный ответ. Потому что чем могущественнее государство, чем больше у него подводных лодок, тем к нему уважительнее относятся в мире и всяких дурацких законов типа закона Магнитского не принимают. Это раз. 

Второе. Я убежден, что вот этот закон, включающий в себя эту поправку, который, быть может, будет принят, он не будет утвержден президентом. Я думаю, что здесь разыграется спектакль. 

М.КОРОЛЁВА: Подождите-подождите. Давайте до того, как мы будем оценивать Путина, мы, все-таки, вернемся к вашей оценке самой поправки. Об этом мы обязательно поговорим. 

А.ПРОХАНОВ: Нет, сейчас я вернусь. Мне удобней вот так говорить. 

М.КОРОЛЁВА: Давайте. 

А.ПРОХАНОВ: Мне удобней говорить так. 

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Ладно. 

А.ПРОХАНОВ: Значит, этот закон не будет принят, потому что в таком случае. видимо, президент прослывет таким, как бы, душегубом или людоедом. Он не позволит этот закон принять и, наоборот, отвергнув этот закон из-за поправки этой он прослывет чадолюбивым человеком и отцом всех граждан России, включая и несчастных сирот и малолетних. Он не будет принят. 

М.КОРОЛЁВА: То есть вы, все-таки, сами про людоедство-то говорите сейчас. 

А.ПРОХАНОВ: Он не будет принят (этот закон). Это второе суждение. 

Третье суждение вот такого рода. По существу, закон Магнитского, который принят, это часть мощнейшего организационного оружия, которое действует против России. Это очень удачный закон с точки зрения американцев и он, по существу, ну, в общем, демонизирует Россию и в продолжающейся такой холодной и неравной войне России и Америки за последние годы это очередная победа. То есть организационное оружие Америки здесь продемонстрировало полную мощь. 

И казалось бы, Россия должна была в ответ запустить свой проект организационный. То есть в ответ на их оружие должен быть оружейный залп нашего оружия. И вот депутаты сконструировали это оружие. Но это оружие так сконструировано, оно взорвалось в руках у депутатов и оторвало руки вообще всем русским государственникам. Это нелепый и дурацкий ответ, потому что он включает в себя вот этот компонент с детьми, инвалидами в основном, которых усыновляют американцы. 

М.КОРОЛЁВА: То есть вы, получается, все-таки, за то, чтобы наши дети, в частности, инвалиды, как вы правильно сказали, ну, усыновлялись в том числе и иностранцами? 

А.ПРОХАНОВ: Нет. Нет, вы не навязывайте мне свою точку зрения. Я говорю о своих суждениях. Мне кажется, что этот закон не должен был включать проблему детей. Это третье суждение. Потому что, собираясь дать американцам такой оргоружейный ответ, мы вместо этого взорвали сами себя. 

Моя же точка зрения на это такова. В России 3 миллиона сирот или обездоленных детей. 

М.КОРОЛЁВА: Ну, говорят примерно о миллионе. 

А.ПРОХАНОВ: Говорят о миллионе, говорили о 5-ти. Матвиенко, когда ей сказали о 5-ти, сказала «Ну, нет, вы слишком завысили цифру, там всего 3 миллиона», - сказала Матвиенко, по-моему (так мне передавали). Значит, около 3 миллионов обездоленных детей. Это катастрофа. Это моральная катастрофа страны, народа, власти и государства. То, что депутаты, зная об этом или не зная об этом, запрещают вот этот маленький и не самый важный элемент этой проблемы, то есть усыновление американцами детей, - это чушь собачья, от этого берет тоска. 

Конечно же, Россия должна была бы сделать все, чтобы в стране не было обездоленных детей и не продавать их американцам, не отдавать их в усыновление. Это наши граждане. 

М.КОРОЛЁВА: Но подождите, их никто не продает. Их дают усыновить. Если их берут... 

А.ПРОХАНОВ: Хорошо, но там какие-то таксы, какие-то есть обязательства. Это 100 тысяч русских граждан. Среди них могут быть Нобелевские лауреаты, могут быть Королёвы, могут быть Жуковы. Их отдают в чужую... 

М.КОРОЛЁВА: Прохановы, наконец. 

А.ПРОХАНОВ: Прохановы и Королёвы, наконец. Их отдают в чужую цивилизацию. Это преступление. Мы не должны этого делать, конечно. Но не под этим дурацким мерзким поводом, законом Магнитского. 

Я думаю, что если бы одновременно с этой поправкой, которую депутаты внесли в этот закон, они приняли бы закон, запрещающий нашим губерниям, нашим околоткам, нашим городам иметь беспризорных, сиротливых детей, чтобы в России не было бы ни одного беспризорного сироты... 

М.КОРОЛЁВА: То есть запретить детские дома, что ли? 

А.ПРОХАНОВ: Нет, запретить это чудовищное уничтожение нашего генофонда, вменить всем чиновникам, всем государственным деятелям, губернаторам, президенту провести политику, искореняющую это чудовищное зло. Потому что воруют столько... Сердюковцы, сердюковские дамы наворовали столько, что на эти деньги можно было построить множество сиротских приютов, кадетских корпусов. Воруют триллионы. Из-за этих триллионов дети наши могли быть самыми счастливыми детьми в мире. 

М.КОРОЛЁВА: Александр Андреевич, но дело же не только в беспризорности. Детских домов много, кстати, и на них деньги выделяются. И дети там иногда живут неплохо, кстати. То есть не все же детские дома у нас ужасны. Проблема в том, что каждый ребенок хочет, вообще говоря, семью. И особенно ребенок больной, которому потом ход единственное куда - это в интернат для престарелых. 

А.ПРОХАНОВ: Вы знаете, конечно, каждый ребенок хочет семью, каждая женщина хочет хорошего мужа, каждый муж хочет хороший автомобиль. Я говорю о том, что государство, советское государство после войны, когда полстраны было наполнено сиротами, обездоленными, потерявшими родных, оно сумело создать эти детские дома, сиротские приюты, эти суворовские училища и из них возникли граждане, блестящие граждане, мои друзья, мои сверстники. Поэтому, повторяю, этот закон уродлив по многим составляющим. Он уродлив, потому что это неудачное и отвратительное оргоружие, которое дискредитирует интеллект, оргоружейный интеллект России. И это отвратительно, потому что оно (это уложение, эта поправка) не учитывает саму трагедию существования сирот в России. 

М.КОРОЛЁВА: Это Александр Проханов. Но мы еще вернемся в эту студию буквально через минуту. Еще несколько вопросов у меня по этому поводу будет тоже. Встречаемся здесь. 

РЕКЛАМА 

М.КОРОЛЁВА: И сегодня это особое мнение журналиста Александра Проханова. Кстати, есть и каналы связи с нам здесь, в студии. +7 985 970-45-45 - это для ваших смсок и на нашем сайте echo.msk.ru вы найдете, например, кардиограмму эфира. Вы можете сами ее выстраивать, если будете голосовать за слова Александра Проханова или против его слов. Я тоже хочу вас на слове поймать. Просто вы когда говорили про акт Магнитского, вы сказали, что это такой чудовищный, антироссийский, направленный против России такой проект и так далее. Подождите. А причем здесь, собственно, Россия? Он направлен против определенной когорты чиновников, список еще, кстати, не составлен (его только составят), которым будет запрещен въезд в США. Ну и, простите, что здесь такого? 

А.ПРОХАНОВ: А почему Новая Зеландия не объявила такого рода войну России? 

М.КОРОЛЁВА: Ну, подождите еще. Подождите. 

А.ПРОХАНОВ: Или почему Новая Каледония? Или почему Кения? 

М.КОРОЛЁВА: Не исключено, что кто-то присоединится к этому акту Магнитского. 

А.ПРОХАНОВ: Я жду. Присоединятся и Каледония, и, конечно, Южная Африка, и бантустаны. Этот закон принят в США в атмосфере очень сложного психологического, геополитического соперничества. И в этом смысле это не закон, который защищает Магнитского, это закон, который встроен в оргоружейный процесс. И, кстати, скажу я вам, любезная Марина. Ведь, когда здесь, в России, в эти дни поднята истерия по поводу этой поправки... 

М.КОРОЛЁВА: Подождите. По поводу детей. 

А.ПРОХАНОВ: Ну, по поводу детей... По поводу поправки поднята истерия. Она (эта истерия), она включается в оргоружейный проект Америки, она добивает этих идиотов. Она, по существу, показывает несостоятельность российской интеллектуально-информационной среды, которая так до сих пор и не сумела выработать культуру ответов. Поэтому, повторяю, я одобряю или не одобряю эту поправку? Если я ее одобряю, я - людоед. Если я не одобряю этой поправки, я включаюсь в эту истерику. Я не включаюсь в информационно-идеологическую борьбу против моей родины. Я просто сожалею, что у моей родины нет мощных, адекватных вот этих оргоружейных ответов, потому что интеллект слаб. 

М.КОРОЛЁВА: Подождите. Но никто не запрещает Россию. Определенным чиновникам будет запрещен въезд. Вот смотрите, представим себе такую фантастическую ситуацию. Они сказали «Ну и что? Ну и зачем нам ехать в вашу Америку? Прекрасно. Нам и здесь неплохо. Мы будем ездить в другие страны». Вот такой спокойный ответ, может быть, на этот акт Магнитского разве невозможен? 

А.ПРОХАНОВ: Нет, конечно, возможен, если бы это касалось, например, 6 соток, которые отняли у бабушки Матрены в какой-нибудь деревне. Речь-то идет, что Россия предстает перед миром справедливо или несправедливо, но она предстает перед миром как криминальное государство. И в этом криминальном государстве верхний слой чиновников - юристы, прокуроры, судьи, а, может быть, и министры, а, может быть, и политическое руководство - предстает бандитами и злодеями, потому что это ограниченное число чиновников. Мы же понимаем, что все это экстраполируется на весь класс, на все сословие чиновничье. то есть, по существу, на всю правящую элиту России. Это, конечно, антирусский удар. Потом сама по себе история... 

М.КОРОЛЁВА: Даже так? 

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно. Антироссийский удар. Причем, сама история с Магнитским - она не завершена. Там много тайн. Этот Браудер - он не предстает героем. Этот Hermitage Capital - это не является благотворительной христианской организацией. Там внутри очень много тьмы, там очень много криминальных вещей, там много очень уведенных в оффшорные зоны миллиардов, а, может быть, даже и триллионов. Это темная история и она будет всплывать по мере того, как наши чиновники осмелеют или найдут форму обнародования вот этих сведений, потому что внутри этих сведений и их смерть, и их собственная тоже преступность. Вот, как отделить это, одно от другого - это вопрос оргоружейной практики. 

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Но, вот, разве вы не знаете, что у нас, да, есть коррупция в чиновничьей среде? Вы этого не знаете? 

А.ПРОХАНОВ: Я знаю, я сам коррупционер. Я сам уворовал 4 миллиарда. 

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Вот, вас спрашивают, Дмитрий спрашивает вас: «Разве акт Магнитского не направлен просто на борьбу с нашей коррупцией?» 

А.ПРОХАНОВ: Нет, он не направлен на борьбу с нашей коррупцией, потому что этот акт ни на толику не изменит уровень коррупционности в России. На борьбу с коррупцией может быть направлена систематическая, подписанная президентом, очень сложная, концептуальная программа борьбы с этим злом. Вот то, что началось сейчас в связи с сердюковщиной вот этой вот, казалось бы, это все прекрасно и многие почувствовали облегчение: «Ну, наконец-то, вскрыли один нарыв». Но то, что эти бедные бабы оказались под следствием, а главный коновод гуляет на свободе, эти несчастные вороватые, но прелестные женщины, которых заставили подписывать вот эти документы, они сядут в тюрьму, если они сядут, а, повторяю, их водитель, их падишах будет разгуливать по улицам, в этом есть обратный процесс, обратная реакция. Вместо того, чтобы бороться с коррупцией, у людей возникает дополнительное отвращение к власти. 

М.КОРОЛЁВА: Какой вы, однако, ценитель женской красоты-то, Александр Андреевич. 

А.ПРОХАНОВ: Я не могу от вас оторваться. 

М.КОРОЛЁВА: Вот смотрите... 

А.ПРОХАНОВ: Я даже хотел бы быть вашим ожерельем. 

М.КОРОЛЁВА: Там - женщины, а здесь дети оказались, да? На самом деле, вот, что я еще-то вас хотела спросить? Вы говорили о том, что Путин, скорее всего... Ну, то есть даже не «скорее всего» - вы прямо уверены в том, что он этот закон не подпишет. Смотрите. Сегодня было второе чтение, завтра - пресс-конференция Владимира Путина, послезавтра - третье чтение закона, еще есть Совет Федерации, только после этого подпись президента. Вот, если пойти по этим шагам, то как вы себе сейчас, вот, сегодня на данный момент рисуете развитие событий? Вот, завтра Владимир Путин на этой пресс-конференции большой своей ежегодной выйдет и что скажет по этому поводу, как вам кажется? 

А.ПРОХАНОВ: Это зависит от того, спросят его или нет. Я думаю, что кто-то спросит его. Может быть, даже среди подготовленных вопросов будет вопрос на эту тему. Но Владимир Владимирович - большой мастер давать уклончивые ответы, это его амплуа. Он может дать такой ответ, в котором каждый увидит и услышит свое. Поэтому если ему задан вопрос, он не ответит «Да» или «Нет». 

Скорее всего, мой прогноз, этот закон будет принят, потому что отступать некуда всем фракциям, ни моим друзьям коммунистам... 

М.КОРОЛЁВА: Даже если Путин завтра вдруг даст понять, что ему этот закон не нравится? 

А.ПРОХАНОВ: А что гадать? Он не может дать такой ответ. Тогда это будет позор Думы. Дума должна пройти до конца этот путь, она должна принять этот закон со всеми поправками. А потом чадолюбивый, милосердный, гуманный, филантропический президент отклонит этот закон, как он делал это не раз. И тогда Дума, с одной стороны, окажется на высоте, она мученически и жертвенно принесла себя в жертву произволу исполнительной власти, с одной стороны. С другой стороны, этот закон не будет принят и все останутся при своих. И министр Лавров будет продолжать свои закулисные переговоры со Штатами, и наши мидовцы, и Матвиенко, которая является, конечно, эталоном нравственности, эталоном такого чадолюбия. Она тоже окажется на высоте. Поэтому... Разыгрывается очередной фарс. Но фарс во вред родине. Это фарс, в котором Россия проигрывает, ибо она, повторяю, не обладает вот этой культурой мощны, многоаспектных ответов. 

М.КОРОЛЁВА: Вот! Об этом я вас еще хотела спросить, оттолкнувшись от ваших же слов. Вот, вы сказали, что, ну, так получилось, что ничего они не могут придумать, да? Вот, нашли какое-то ружье, которое у них просто буквально в руках и взорвалось. А как вам кажется, а почему они не могут придумать никакого ответа? Может быть, проблема в том, что нечего нам предъявить Америке, ну, нечего? 

А.ПРОХАНОВ: Да нет. Вы знаете, были времена, когда Советский Союз обладал этой культурой. Он поднимал целые континенты, он вышвыривал Запад из колониальных империй, он триумфально с помощью, повторяю, этого информационного оружия двигался по миру. 

М.КОРОЛЁВА: Вы атомную бомбу, что ли, имеете в виду? 

А.ПРОХАНОВ: Нет, я имею в виду победу революции в африканских и азиатских странах. Атомные бомбы взорвали американцы. Атомную бомбу, кстати, Розенберги, которые передали нам часть каких-то там секретов - это результат действия нашего организационного оружия. Мы сумели их перевербовать, мы сумели через Коминтерн создать своих лоббистов во всех странах. Это была пора, когда мировое еврейство работало на Советский Союз. 

М.КОРОЛЁВА: О-о. 

А.ПРОХАНОВ: «О-о». Да. Тогда не было государства Израиль. Мировое еврейство связывало свои надежды с Советским Союзом. И Коминтерн, который был наполнен представителями еврейской интеллигенции всех стран, он работал на Сталина, на СССР. И это была пора, когда организационное оружие было у Советов. 

А потом в период Перестройки, когда, по существу, Горбачёв стал инструментом вражеского оргоружия, он запретил отвечать на все те кощунства, кошмары, которые обрушивались на родину. Он сам стал элементом чужого враждебного оргоружия. Тогда исчезла эта культура. Исчезли носители его, исчезла практика. 

М.КОРОЛЁВА: То есть не могут ничего придумать, поэтому находят собственных детей, да еще и безответных, то есть сирот, которые никому ничего не могут возразить, и тогда отвечают ими. Так получается? 

А.ПРОХАНОВ: Хотите так думать, думайте на здоровье. 

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Давайте я задам еще вопрос, который связан с заявлением второго человека в государстве - это премьер Дмитрий Медведев. Он тоже высказался по поводу сирот и по поводу вот этой поправки возможной еще до того, как она была принята. Вот он сегодня предложил «Единой России» разработать партийный проект по решению проблем сирот и по вопросам усыновления. Ну, пока ничего конкретного, но вот вы там уже упомянули, что, действительно, нам там нужно распорядиться, чтобы. А, вот, распорядиться что, Александр Андреевич? 

А.ПРОХАНОВ: Я сейчас скажу, что. Вот посмотрите, я предполагаю, мечтаю, воображаю, что найдется крупный государственный деятель, не Медведев (это, может быть, не его, как бы, амплуа и не его уровень), а какой-то крупный государственный деятель, который на фоне вот этих кошмаров, связанных с этими детьми, с этими ответами, он скажет «Да, в России огромное количество беспризорных и несчастных детей. Я бросаю клич к вам, богатеи, к вам, толстосумы, к вам, сердобольные и боголюбивые люди. Вы жертвуете огромные деньги на церковь. Поднимаются храмы, поднимаются престолы. Очень часто у этих престолов нет прихожан, очень часто батюшек не хватает для этих церквей. Но если мы начнем создавать не силой государства, а силой своей любви и силой своей благотворящей воли кадетские корпуса, мы соберем их туда в эти корпуса, мы дадим им блестящее образование, мы поставим педагогами лучших, имеющихся у нас в наличие педагогов, мы пригласим туда, как это было во время царских и советских времен, пригласим туда дядьками действующих офицеров спецназа, которые покажут им, что такое воля, честь, мужское достоинство. И эти дети, эти кадетские корпуса, давайте, - скажет этот деятель, - давайте их расценивать как нашу церковь. Потому что дети - это агнцы, это агнцы божии. Давайте соберем эти агнцы божии...» 

М.КОРОЛЁВА: А вы их под военные знамена. 

А.ПРОХАНОВ: «Давайте соберем этих агнцев божьих и не под знамена педофилов и гомосексуалистов радужные...» 

М.КОРОЛЁВА: Господин, Александр Андреевич! 

А.ПРОХАНОВ: «...а под военные». 

М.КОРОЛЁВА: Бог с вами. 

А.ПРОХАНОВ: Ну, вы спросили. Под военные. Вы вякаете мне все время «Под военные знамена». Не под военные знамена, а под знамена русской государственности. Пушкинский лицей был под военными знаменами 1812 года. 

«Давайте соберем туда наших агнцев и превратим эти корпуса, как бы, в школы и академии будущих наших гвардейцев, будущих людей, которые смогут преобразовать Россию». Поколения отравлены после 1991 года. У нас нет людей, которые могли бы взять на себя бремя русского возрождения. Кругом одна мразь, чиновники. Все это продажная тварь, понимаете? Дети растлеваются, молодежь учат уезжать за рубеж. Давайте создадим поколения, действительно, гвардейцев, семеновцев и преображенцев. 

М.КОРОЛЁВА: А церковь-то молчит, Александр Андреевич. 

А.ПРОХАНОВ: Кто? 

М.КОРОЛЁВА: Церковь-то молчит. Кроме отца Всеволода Чаплина, который против американского усыновления. 

А.ПРОХАНОВ: Ну, вот, считайте, что я говорю за всю церковь, потому что я - православный человек и я есть церковь. Любой православный - это церковь. 

Поэтому я думаю, что вот такой бы мог быть ответ. И это, знаете, чем было бы? Это было бы реальным, может быть, первым после 1991 года таким патриотическим проявлением гражданского общества. Ведь, обычно гражданское общество у нас - это все, что делают либералы. Права человека... 

М.КОРОЛЁВА: Александр Андреевич, а, может быть, с себя бы им начать? Ну, вот, президент, премьер усыновили бы, там, человек 5-10, м? 

А.ПРОХАНОВ: Да может быть. Но я, вот, когда смотрю на Дмитрия Анатольевича Медведева, он мне сам кажется беспризорным ребенком, мне хочется его усыновить, мне хочется взять его в мою семью. Даже не буду просить, чтобы... 

М.КОРОЛЁВА: Ну, давайте... У вас есть 3 минуты, вы можете обдумать этот вопрос. Я просто напомню, что...

А.ПРОХАНОВ: Я уже обдумал: я готов его взять. 

М.КОРОЛЁВА: Александр Проханов в студии «Особого мнения». Через несколько минут мы снова встречаемся. 

НОВОСТИ 

М.КОРОЛЁВА: И это третья часть сегодняшней программы «Особое мнение». Александр Проханов, журналист, главный редактор газеты «Завтра» здесь в студии. Еще раз напомню, вы можете написать ему и мне, +7 985 970-45-45 - это для ваших смсок, все остальное найдете на нашем сайте, на сайте «Эха Москвы». 

Мы с вами уже упомянули, что, действительно, завтра большая пресс-конференция Владимира Путина. Ну, я так поняла, что вы туда не идете? 

А.ПРОХАНОВ: Я нет, не иду. Но, кстати, сейчас мне пришла в голову мысль. Действительно, если б мы с вами образовали семью, мы с вами - супружеская пара... 

М.КОРОЛЁВА: Это в каком смысле? 

А.ПРОХАНОВ: Ну, в прямом. А Дмитрия Анатольевича мы бы усыновили, это был бы наш ребенок... 

М.КОРОЛЁВА: Нет, я - пас, Александр Андреевич. Я - пас, я не справлюсь. 

А.ПРОХАНОВ: Нет, вы бы дали ему восхитительный русский язык, отменный. Я бы научил его религиозным ценностям, идеалам. Может быть, в конце концов, мы из него вырастили бы президента или премьер-министра. 

М.КОРОЛЁВА: Мне кажется, что у Дмитрия Анатольевича все прекрасно и с русским языком, и с идеалами. Вот с этим-то все хорошо. Вот, судя по тому, что он говорит, по крайней мере, говорит прекрасно. 

А.ПРОХАНОВ: Вы не следите за ударениями. 

М.КОРОЛЁВА: С ударениями там все тоже хорошо. Правда. Правда, Александр Андреевич. Так что дело не в этом. 

А.ПРОХАНОВ: Хорошо. Тогда мне придется заняться воспитанием вас. 

М.КОРОЛЁВА: Ну, сейчас вы попробуете, как раз у вас есть на это третья часть программы. Смотрите, я-то другой вопрос вам хотела задать. Ну хорошо, вы не пойдете на пресс-конференцию к Владимиру Путину. Но все равно как журналист не можете не задаваться этим вопросом. А, вот, что бы вы спросили нынешнего президента России, если бы вы там оказались на этой пресс-конференции? У вас есть вопрос? 

А.ПРОХАНОВ: Да. Наверное, я бы спросил у него следующее. Что Владимир Владимирович, вот, скажем, последнее царствование ознаменовалось возникновением такого, нового русского или византийского стиля в церковной архитектуре и такого стиля модерн в архитектуре гражданской. И возникли целые, как бы, кварталы городов, выполненные в этом восхитительном стиле. 

Первые годы революции ознаменовались созданием конструктивизма русского - это Мельников, например, это потрясающее открытие, которое потом оплодотворили Корбюзье, Райт. Возник грандиозный сталинский стиль, когда особенно после войны воссоздавались целые города. Минск - это огромный храм, дворец, сталинский стиль. 

Был брежневский стиль. Не было хрущевского стиля, потому что всю энергию он потратил на переведение народа из бараков, из коммуналок в эти вот пятиэтажки, хрущевки. Но тем не менее... 

М.КОРОЛЁВА: Ну, тоже хорошо. 

А.ПРОХАНОВ: Тем не менее, вот этот хрущевский стиль стал очень характерным, это такой, очень народный, демократический стиль. 

Брежневский стиль, такой, тяжеловесный, тучный, сочный стиль, такая поздняя имперскость, когда ушли от ограниченности хрущевского стиля. 

А, вот, какой бы стиль вы предложили, Владимир Владимирович? Чем бы вы увековечили свое правление в пластике архитектурной? Какие дома, какие города, какие монументальные памятники вы бы возвели? Почему их до сих пор нет? 

М.КОРОЛЁВА: Александр Андреевич, вас, правда, архитектура так интересует? 

А.ПРОХАНОВ: Я - архитектор. 

М.КОРОЛЁВА: И вам, правда, нечего больше спросить у Владимира Путина? 

А.ПРОХАНОВ: А вам, действительно, наплевать на эту мистическую эмблематику, в которой заключается социум? Социум живет в архитектуре. Архитектура - это панцирь, это хитин, куда уходит вот этот вот таинственный моллюск. Какая архитектура, таков и социум. И если вам это не интересно, вам интересно только... 

М.КОРОЛЁВА: Ну, то есть там дети, усыновленные или не усыновленные, коррупция многомиллиардная, там, Сердюков - вот это вас все меньше интересует, чем архитектурный стиль? 

А.ПРОХАНОВ: Вот, я вам сказал. Вы это поставили под сомнение. Да, я являюсь тем кровопийцей, кровожадным человеком, для которого оболочки, в которые заключено государство, являются важнее, может быть, самого наполнения. Потому что государство, в котором нет, например, новой архитектуры школ или новой архитектуры пажеских корпусов, о которой я говорю, оно не способно производить реальный социальный продукт, социальную жизнь. Поэтому я спросил не пустяковые вещи. Ведь, вы ведете огромное количество передач, посвященных русскому языку. Русский язык - это тоже оболочка, в которой плещется и трепещет духовность, национальный дух. 

М.КОРОЛЁВА: Ну, там не только оболочка, наверное - там и содержание тоже. Ну хорошо, архитектура. Это всё? 

А.ПРОХАНОВ: Это всё. Я бы спросил его. Я бы не задавал вопроса, который могла бы задать ему Ксения Собчак, видит бог. Вот, я бы задал прохановский вопрос. 

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Тогда у меня вопрос к вам. Смотрите, человеком года по версии журнала «The Time» стал не Владимир Путин, стал Барак Обама. Действительно, его портрет появится на обложке номера. Ну, это такой важный момент, кто становится человеком года по версии журнала «The Time». Надо сказать, что там было еще интернет-голосование читателей журнала, и вот там на звание года первое место занял молодой северокорейский лидер Ким Чен Ын. Вот такие 2 варианта. А вы кого бы назвали человеком года, ну, не только в России, а вообще вот так, по миру? 

А.ПРОХАНОВ: Наверное, никого. Я не стал бы участвовать в этих лотереях. Мне кажется, что Ким Чен Ын интересней, чем Обама, потому что Обама ужасно надоел. Обама получил премию мира, Обама изолгался, Обама получает миротворческие премии, нанося удары бомбардировок. Обама - это главный сеятель войны. Он лжив. Повторяю, он не оправдал доверие. Его короновали как мессию. 

М.КОРОЛЁВА: Подождите. Как не оправдал доверия? Его избрал американский народ вторичной. 

А.ПРОХАНОВ: Он не оправдал доверия человечества. Он не оправдал доверия человечества, которое ожидало, что с приходом Обамы наступит рай, исчезнут все драмы и все трагедии времени. Ему рукоплескали все - дикари в джунглях, папуасы. Ожидали, что, наконец, пришел бог их, темнокожий, темнокожий президент. Это был президент человечества. 

М.КОРОЛЁВА: Боюсь спросить, вы тоже его приветствовали тогда? 

А.ПРОХАНОВ: Я приветствовал рядом передовиц, где я называл его «Князем тьмы». Я предполагал, что с приходом Обамы начнется перекодирование человечества и начнутся эти чудовищные войны, начнется чудовищное насилие над третьим миром. 

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. С Обамой я все поняла. А Ким Чен Ын - вот, он вам чем интересен-то? 

А.ПРОХАНОВ: Он интересен своей таинственностью. Он интересен тем, что о нем никто ничего не знает. Он интересен, он загадочен, он запускает все время спутники, он, действительно, человек династический. Кто он такой? Он - принц Ким Чен Ын? Он - король Ким Чен Ын? Он хохочет, он... В общем, он, как бы, вышел из тени, потом опять в нее скрывается, он ездит в какие-то Гонконги. 

М.КОРОЛЁВА: То есть человек, который ходит, молчит, улыбается и о нем ничего неизвестно, он интересен? 

А.ПРОХАНОВ: А он не молчит, он хохочет. Он интересен, он увлекателен. Ну, как возникает какой-то новый вид растение, цветок какой-нибудь, к нему привлекается внимание. Поэтому его делают не за заслуги, а за неординарность. Вот, я бы, конечно, отдал предпочтение ему. Но, хотя, тоже сделать его человеком года, это профанировать сам институт вот этих вот приоритетов. 

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Если ни тот, ни другой, в общем, вам не кажется человеком года, я хочу спросить вас про другое, про апокалипсис. Дело в том, что, судя по опросам ВЦИОМа, 97% российских граждан знают о том, что надвигается апокалипсис, ну, имеют представление. 57% вообще отлично в этом вопросе разбираются. 40% что-то слышали. Но, правда, только 9% допускают, что в этот день, 21 декабря произойдут какие-то необратимые аномалии. Все знают, вы тоже знаете, я так полагаю, о том, что... 

А.ПРОХАНОВ: Ну, я читал откровения Иоанна Богослова, да. 

М.КОРОЛЁВА: А. Ну, там про 21-е декабря, правда, ничего не говорится. Это, все-таки, Майя. 

А.ПРОХАНОВ: Какая разница? Богословы, богомыслы говорят, что конец света происходит каждую секунду и мы - персонажи конца света. 

М.КОРОЛЁВА: Вы-то что думаете? Скорее я хотела спросить вас, наверное, не что вы думаете о конце света, а об этих разговорах, которые идут о конце света. 

А.ПРОХАНОВ: Ну, целые телевизионные каналы в течение года накачивают в сознании бедного нашего обывателя эти представления, эти магические передачи, рассказ о Нимире. Многие верят в то, что нами правят членистоногие, которые заставляют нас добывать золото, потом отнимают у нас это золото. Некоторые считают, что Абрамович принадлежит к этим членистоногим. 

М.КОРОЛЁВА: А кто-то гречку запасает, не поверите, и спички. 

А.ПРОХАНОВ: Да. Вексельберг, узнав о том, что Абрамович и членистоногие начинают запасать гречку, и людям это все втемяшивают в голову многократно. 

М.КОРОЛЁВА: Зачем? 

А.ПРОХАНОВ: А мы же - народ внушаемый. 

М.КОРОЛЁВА: Зачем? 

А.ПРОХАНОВ: А затем, чтобы люди не читали Пушкина, Бунина, Достоевского, чтобы они не открывали священное писание. Чтобы народ не видел, как ужасно он живет, как его облапошили после 1991 года, в какой он лжи погружен. И, вот, ему втемяшивают эти все вещи о Нимире, о конце света. 

А представляете, какое чудо будет, если, действительно, перед концом света, ну, за 10 минут выйдут наши иерархи церкви и наше политическое руководство куда-нибудь на Красную площадь, на Лобное место, возденут руки к нему и скажут «Господи, отведи эту беду от России». И конец света не наступит. Представляете, какой авторитет будет у наших лидеров? Кстати, я сам, может быть, приду и начну целовать их туфлю. 

М.КОРОЛЁВА: Но сами вы на Красную площадь, тем не менее, не собираетесь в этот день выходить? 

А.ПРОХАНОВ: Чтобы убеждать людей в начале конца или в отсутствии конца? 

М.КОРОЛЁВА: Ну, или разубеждать. 

А.ПРОХАНОВ: Нет, я этот день проведу в трудах. У меня не дописана книга моя, и я возьму очередную страницу, открою компьютер и, вот, в 12 часов 21-го числа произнесу слово «Конец». 

М.КОРОЛЁВА: Ну, собственно, я уже тоже могу произносить сейчас это слово. Это конец программы «Особое мнение». Гостем сегодня был журналист Александр Проханов. Я напомню, что на сайте «Эха Москвы» вы можете найти кардиограмму эфира, которая была выстроена в результате, ну и посмотреть, конец это или не конец. Я - Марина Королёва. Спасибо, всем счастливо.

Источник


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме