Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Постмодернистская и постхристианская эпоха! Что затем?

Владимир  Меньшиков, Русская народная линия

02.07.2014

Время после II мировой войны называют постмодернистской или постхристианскй эпохой. Насколько верно это обозначение? И что стоит за этим? Вообще кто скажет, что не пройдёт какое-то время, и не будет дано совершенно другое название нашим дням. Вспомним, что эпоха Возрождения называла своё время Новым временем, в противоположность средним векам, которые отделили её от замечательного Древнего времени с его великой древнегреческой и древнеримской культурой. А потом оказалось, что и сама эпоха Возрождения – это позднее средневековье, а до настоящего Нового времени Европе надо было жить ещё несколько веков.

И тем не менее деление истории, заданное эпохой Возрождения, живёт до сих пор. А потому, наверняка, как бы ни было названо потом наше время, оно всё равно будет так или иначе содержать в себе и наше понимание эпохи: постмодернизм и постхристианство.

Так что же стоит за этими понятиями? Если взять эти понятии в их самом точном значении, то это будет означать «послемодернизм» и «послехристианство». Проще – послесловие. Послесловие эпох. Получается послесловие, в одном случае трёх-четырёх вековой истории, в другом - двухтысячелетней.

Эпоха модернизма, вторая половина XIX века – первая половина ХХ века, – это настоящее детище эпохи Просвещения, её идеологии, построенной на культе человека, способного благодаря научно-техническому прогрессу стать счастливым и свободным. Казалось бы, время с середины XIX века стала временем реализации идей Просвещения – наука делала одно открытие за другим, а техника стала сыпать свои изобретения как из рога изобилия. Но… Хотя сегодня фактически идёт реализация этого проекта, но она идёт по инерции. Как бегущий человек не может остановиться сразу, а по инерции пробегает ещё какое-то пространство, так и современная цивилизация по инерции ещё прокатывает научно-технический прогресс. Но что после научно-технического прогресса?

Начиная с середины XIX века всё отчётливее стали звучать идеи служения тёмным силам. Оккультизм, магия… Какую культуру нёс Ницше? Какая духовная культура была явлена в культуре декаданса? В ХХ веке эти идеи всё более становились ведущими идеями в европейской культуре.

Часто говорят – а ведь тёмные силы есть в творчестве многих деятелей эпохи русского золотого века, не говоря уже о народном творчестве, фольклоре. Безусловно, там есть тёмные силы. Но чем они отличаются от тёмных сил, явленных в культуре модернизма? В первом случае есть чёткое разделение: добро есть добро, а зло есть зло. Теперь же всё изменилось. Теперь зло стало олицетворением добра. Но это «только в сказках говорят попугаи, а в лесу они язык забывают». В жизни зло безобразно и – что намного страшнее – безóбразно. Именно безóбразно. Образ есть норма, явленная во вне. Зло разрушает образ любого явления, делая невозможным существование явления, предмета, вещи. Мыльный шарик может лететь, пока не деформирована его идеальная форма – шар.

Зло разрушает любой образ. Образ человека. Образ семьи. Образ общества. Но разрушьте образ человека и произойдёт его расчеловечивание. Разрушьте образ семьи, заданный человеку Богом, о чём сказано в Библии, и вы получите распад семьи. И сегодня тёмная духовность модернизма, очевидным образом явлена в эпохе постмодернизма.

Но за разрушительным началом постмодернизма стоит ещё более страшное зло – разрушение христианства. Западная Европа по инерции доживает двухтысячелетнюю историю христианской цивилизации, завершая глобальный проект дехристианизации.

Можно проследить, как на протяжении веков христианство в Европе становилось всё уменьшающейся величиной в жизни человека и общества. И можно констатировать, что сегодня оно тихо догорает.

Проект дехристианизации Европы начался с XIII века, когда началось формирование фундаментальных точек развития принципиально иной цивилизации. Тогда началась смена цивилизационного кода матрицы развития европейской христианской цивилизации. Фома Аквинский и стал тем человеком, который и заложил первые точки переформатирования христианской основы Европы. В XIV веке уже начался, явленный в культуре Возрождения, видимый процесс развития новой цивилизации,

Со второй половины XVII века Европа стала входить в эпоху Просвещения. В это время христианство стало вытесняться из центра общественной жизни в частную жизнь человека и общества, чтобы в ХХ веке уйти на периферию их жизни.

Однако по мере угасания христианской духовности, в обществе возрастали ценности тёмной духовности. Со второй половины XIX века на сцену общественной и частной жизни всё более активно выходила тёмная духовность. А это означало, что именно она и заменяла христианскую духовность.

В ХХ веке эти тёмные силы проявились во всей своей полноте и во всём – от открытой деятельности оккультных организаций и массового закрытия христианских храмов до однополых браков. Об этом движении сегодня можно сказать: «По плодам их узнаете их» (Мф. 7:20).

Движение, отвергшее Бога, не только вытеснило Его на периферию общественной и частной жизни, вытеснило из сознания человека саму мысль о Боге, но и знание о душе человека. Души нет. А если нет души, то нет и греха. Идёт привыкание к греху, который даже не воспринимается как грех. И это самое страшное.

Новое духовное движение несёт миру культуру массового греха. И эта цивилизация сегодня торжествует в Западной Европе и США, навязывая миру свои страшные ценности.

Самое страшное не в грехе. Грех, как и болезни всегда были в мире. Главное – в отношении к греху. Одно дело, когда вы осознаёте опасность чумы, боретесь с ней, и совсем другое – когда вы считаете, что её вообще нет. Одно дело, когда вы боретесь с грехом, спасая свои души, и совсем другое, когда вы считаете, что его нет, потому что нет души, более того, когда вы даже не знаете, что есть душа, и ест грех. Но ведь если вы не знаете, что в мире есть чума, это совсем не значит, что её нет в мире. И если вы не знаете о существовании души с её болезнями, это совсем не значит, что нет духовных болезней.

Но, может быть, наиболее ясно опасность современного состояния общества проявляется, когда задаёшь вопрос: а что несёт современная западная цивилизация миру? Ведь нести можно только то, что сам имеешь. Вспомним девятнадцатый век. Европа захватывала колонии и устанавливала там свои порядки далеко не мирными способами. Но ведь она несла этим колониям культуру и образование, системы управления и современные города, промышленность. И много что ещё. И даже Советский Союз строил в Афганистане школы и больницы, прокладывал дороги и школы.

Что несёт современная западная цивилизация миру? Что кроме разрушения и смерти принесли в Афганистан США? Что принесла она разгромленным странам Востока? Кроме смерти и разрушения – ничего.

И это самый очевидный ответ – что такое современная постхристианская цивилизация. Цивилизация, отвергшая Бога и сделавшая ставку либо на жизнь без Бога, либо на служение тёмным силам, ничего кроме зла ни себе, ни миру принести не может.

И вот теперь нам становится понятным смысл и значение постхристианства. Видимо, знаковой формулой культуры декаданса были слова: «Наступает ночь!». Постмодернизм и постхристианство, могут сказать: «Наступила ночь!». Европа погрузилась в ночь тёмной духовности. Вот смысл современного христианского послесловия.

Что будет за ним? Видимо, мир созрел до Третьей мировой войны. И не станет ли юго-восток Украины тем огненным рвом, в котором будет гореть человечество в огне Третьей мировой войны? И даже не будет осознавать это. Невольно вспоминается, как нелепо и неохотно начиналась и Первая, и Вторая мировая война. И не начнётся ли Третья мировая война по совершенно иному сценарию, с события, которое никто даже и представить не может в качестве старта Третьей мировой.

И потому вопрос: «А что будет после постмодернизма и постхристианства?» с каждым днём становится всё более таким же бессмысленным, как вопрос – что севернее Северного полюса? Или что после жизни?

Но… Не есть ли современное возрождение Русской Православной Церкви продолжением развития европейской христианской цивилизации?

Владимир Михайлович Меньшиков, доктор педагогических наук, профессор Курского госуниверситета

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Бондарев Игорь : Re: Постмодернистская и постхристианская эпоха! Что затем?
2014-07-02 в 22:08

"Наступила ночь!" - это и есть ноумен.
Но,в СССР/России,согласно десяти "царям" есть десять антиномий,по которым происходит одновременная борьба с Агнцем вместе с исполнением Его воли. Это так называемое аннигиляция ноумена.Десять аннигиляций ноуменов ,десять аннигиляций "наступившей ночи". Сегодня время десятой. Аналогично десяти заповедям.
Но,у каждой заповеди есть свой ноумен.
Каждый правитель СССР/России ,по порядку ряда, есть ноумен заповеди.Эстафета начинается же не с Ленина,а с Царской России,которая и передала Ленину палочку-ноумен первой заповеди. А вот советский/русский народ аннигилировал "наступившую ночь" ноумена заповеди.
Настанет время и количество перейдет в качество. Для десяти скачок тогда,когда состоится мера наполнения всех десяти.А это - десять заповедей Божьих. А скачок,по диалектике,неизбежен.
Это пока не виден феномен духовного подвига русского/советского народа.Пока.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме