Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Вольные хлебопашцы

Сергей  Иващенко,

25.07.2017


Как фермеры Ставрополья с «колхозным лобби» боролись …

Вольные хлебопашцы

Хороший мой знакомый и очень крепкий фермер Алексей Черниговский на территории своей базы поставил два бюста. Один - Петру Аркадьевичу Столыпину, другой - Иосифу Виссарионовичу Сталину. Когда я увидел такое странное соседство, то, конечно же, спросил у Алексея Петровича, как в его сознании уживается симпатия к таким противоположным историческим деятелям.

По поводу Столыпина мне все ясно. Черниговский, бывший преподаватель музыки, пошел в фермеры в начале 90-х годов. Он - ярчайший представитель того класса собственников, хозяев земли, за которых ратовал Петр Аркадьевич, которые, по его представлениям, должны были стать основой российского общества, его опорой и залогом процветания государства. Сталин же фактически уничтожил все, что было создано Столыпиным. Коллективизация - это полная противоположность столыпинским реформам.

Алексей Петрович так объяснил свою позицию. Оба деятеля - государственники, в отличие от Горбачева и Ельцина, государство не разваливали, а укрепляли. Потому и стоят рядом.

Пересекающиеся параллели

Мне такое соседство показалось весьма показательным для сегодняшнего состояния сельского общества. Наследие обоих исторических деятелей живо на Ставрополье и по сей день. Аграрная экономика края, да и всего Юга России, развивается по двум направлениям. Первое - это бывшие колхозы и совхозы, ставшие сегодня сельхозкооперативами, ООО, но сути своей не поменявшие. Их членами являются владельцы земельных паев, номинально хозяева земли, добровольно подписавшие договоры аренды с администрацией предприятий, и получающие за сданную в аренду собственность определенную плату. На деле же эти люди никак не влияют на политику предприятий, по сути остаются такими же бесправными людьми, как и бывшие колхозники. Новые руководители этих кооперативов обладают еще большей властью, чем председатели советских времен.

Другое направление - это фермерство, которое образовалось в 1991 году. По количеству фермерских хозяйств Ставрополье занимает одно из первых мест в России, а ассоциация крестьянских и фермерских хозяйств (АККОР) края в прошлом году была признана лучшей в стране.

Фермеры занимают 30 процентов всех посевных площадей, производя и треть валового аграрного продукта. Фермеры - это чистые собственники, то есть, те хозяева, за которых и ратовал Столыпин.

Последние лет десять в крае появилась и третья составляющая аграрной экономики - агрохолдинги. Это крупные сельхозпредприятия, созданные на капиталы, не имеющие аграрного происхождения. Владеют ими, как правило, московские богатеи, которые и глаз не кажут в свои вотчины, наняв управляющих, зачастую из числа тех самых председателей бывших колхозов, которые разорились и были скуплены новыми хозяевами жизни. По большому счету, холдинги мало чем отличаются от коллективных сельхозпредприятий. Только здесь еще большая отчужденность владельцев земельных долей от рычагов управления. Холдинги также по большей части арендуют землю, но и не прочь выкупить ее в собственность, давая за земельные доли гораздо большие деньги, чем это могут себе позволить фермеры. Таких заезжих хозяев в крае называют инвесторами, а еще и временщиками.

Если бы все эти три направления существовали параллельно, мирно конкурируя между собой, то и проблем бы не было. Но дело в том, что идти параллельным курсом представители старой колхозной элиты и новой - те самые инвесторы, не хотят. Новые акулы бизнеса, заглотив лакомые куски ставропольских черноземов, распробовали вкус землицы и хотят ее все больше и больше. Старые структуры сопротивляются и хотят сохранить свое место под солнцем. Борясь друг с другом, они вожделенно поглядывают на те 30 процентов земли, которую обрабатывают фермеры. Исторически сложилось так, что фермеры с 90-х годов были нелюбимым детищем ставропольской власти, придерживавшейся традиционной колхозной ориентации. И хоть сейчас отношение к фермерам улучшилось, так как нельзя не видеть их достижений, колхозное лобби по-прежнему самое влиятельное в крае. Оно-то и попыталось выбить у власти для себя преимущества и в борьбе с холдингами, и заодно приструнив фермеров, как более слабое звено в этой триаде.

Драконовская норма

Еще в прошлом году в аграрном комитете Ставропольской краевой Думы родилась идея поднять минимальную норму земельного участка при выходе из общего массива при перезаключении договоров аренды или продаже паев с 30 гектаров до 2,5 тысячи (!). Такой драконовской нормы нет ни в одном регионе России. Обычно ограничений нет или вовсе, или не выше 100-200 гектаров, и это всего в двух-трех регионах.

Подобную норму краевые законодатели решили ввести ради борьбы с теми самыми инвесторами в лице московских и тем более иностранных компаний, которые якобы спят и видят, как захватить ставропольские земли. Проблема, бесспорно, существует. Примеры тому в крае есть. И она особенно обострилась в этом году, когда закончились сроки договоров аренды у большинства земельных собственников.

Но при внимательном рассмотрении этого документа сразу же видно, в чью пользу он должен был сработать. Конечно же, старых колхозных структур. При беспристрастном и грамотном размышлении сразу понятно, что по интересам тех самых холдингов закон ударил бы несильно.

Потому как для них что 2,5 тысячи гектаров скупить, что пять, все одно, как слону дробина. А вот по фермерам и по самим владельцам земельных долей этот закон ударил бы несомненно. Он фактически поставил бы крест на расширении существующих фермерских хозяйств и на создании новых, так как только единицы фермеров могли бы осилить материально выдел 2,5 тысячи гектаров - хоть в аренду, хоть в собственность. Соответственно, и владельцы паев превращались таким образом в крепостных крестьян, прикрепленных к бывшим колхозным структурам.

Тогда-то обычно аморфное фермерское сообщество, осознав нависшую над ним опасность, резко активизировалось. Начались митинги, собрания, съезды. Фермеры наконец-то ощутили себя единым сообществом со своими экономическими и социальными интересами.

Кончилось все тем, что и на Всероссийском съезде АККОР ставропольские фермеры четко определили свою позицию, найдя поддержку всего фермерского сообщества страны. Поддержало вольных землепашцев и министерство сельского хозяйства России. В частности, министр Александр Ткачев назвал затею краевых властей вредной и глупой и пообещал повлиять на губернатора Владимира Владимирова.

Выплеснувшийся на просторы России этот скандал повлиял и на рейтинг губернатора Владимирова, который, по оценкам СМИ, упал на двадцать пунктов.

В конце концов, руководитель региона пошел на попятную и изменил уже подписанный было закон. Теперь в крае норма минимального участка равна размеру земельного пая, сложившегося в том или ином районе Ставрополья.

Разумно и справедливо. Колхозное лобби потерпело поражение, фермеры выиграли и опять залегли в спячку.

А зачем надо их интересы защищать, раз они не являются лидерами аграрного бизнеса в крае? Так думают, к сожалению, многие власти предержащие в регионе. Но это недальновидная и вредная политика, которая может привести к гибели ставропольского села, пока еще жизнеспособного, в отличие от сел и деревень центральной России.

Примерно те же угрозы нависли и над сельскими территориями всего Юга. Так что на Ставрополье идет обкатка будущих сценариев для русского села. Постараюсь на некоторых примерах доказать значение фермерства для нашей страны как наследия великого реформатора Столпина.

Почему фермеров надо беречь

У меня есть масса наблюдений о том, где вольготно весело живется сельскому человеку. Знаете где? Там, где сосуществуют разные формы собственности.

Берем, к примеру, такие большие населенные пункты Ставрополья, как село Казьминское Кочубеевского района и станица Григорополисская Новоалександровского. В обоих населенных пунктах есть крепкие, даже крепчайшие сельхозпредприятия, которые удерживают этот статус с советских времен. Хорошо? Да. Но есть одна закавыка. В этих населенных пунктах практически нет фермерских хозяйств.

И что мы видим? Очень средний уровень жизни основной массы населения. Так как эти хозяйства имели статус племзаводов, здесь не было деления земли на паи. К тому же высочайший авторитет руководителей, которых трудно заподозрить в симпатиях к фермерству, сделал свое дело. И теперь на фоне ухоженных полей «Казьминского» я вижу очень серенькие жилые дома селян, как будто из советских времен. Да, люди в Казьминке не нищенствуют, но и богато не живут. Ситуацию мне объясняли так: зато у многих есть работа, а если бы сократить половину, тогда бы и зарплата выросла. А так хозяйство выполняет социальную миссию сохранения рабочих мест. Та же картина и в Григорополисской.

А не лучше было дать людям право выбора? Кто хочет, пусть работает наемным, а кто чувствует в себе силы, шел бы в фермеры. И пусть богатеет, если может подняться над средним уровнем работоспособности и самоотдачи. Но нет.

А вот станица Расшеватская Новоалександровского района. Здесь исторически сложилось по-другому. Здесь около полусотни фермерских хозяйств разного уровня, есть крепкое коллективное хозяйство «Родина». Такого количества иномарок я не видел ни в одном другом сельском поселении края, а крепкие особняки здесь растут, как грибы. Ларчик просто открывается. Сами фермеры живут хорошо, потому что работают на себя и добиваются очень хороших результатов. Хорошо живут их дети, которые на 90 процентов стали продолжателями дела отцов. Хорошо живут и наемные работники фермеров, потому что они, как правило, специалисты высокого класса, все бездельники и пьяницы давно отфильтрованы законом конкуренции. Кому от этого плохо?

Руководитель «Родины» Герой труда Ставропольского края Виктор Дубина - хороший хозяйственник. Я ничего не имею против его деловых качеств. Но знаю, что он сильно не любит фермеров, постоянно конфликтует с ними. Его раздражает их независимость, да и извечная конкуренция с вольными землепашцами тоже осложняет ему жизнь. Будь его воля, он бы давно поприжал их. Но, слава Богу, это уже не в его силах.

Не забуду, как упомянутый выше фермер Алексей Черниговский показал мне замечательнейшую картину в Туркменском районе. С одой стороны дороги -убогое жилье аульчан, как будто из времен 30-летней давности. С другой - крепчайшие особняки, причем массово. Оказывается, там, где нищета, живут те, кто остался в колхозе, и он влачит жалкое существование. Особняки у тех, кто не побоялся разорвать пуповину, и стал хозяйствовать самостоятельно, в основном на поприще скотоводства. И это притом, что пастбищной земли катастрофически не хватает. Разве не красноречивый аргумент в пользу малого предпринимательства?

Сейчас на смену фермерам первой волны приходят их дети и даже внуки. Знаю многих молодых людей, которые связали свою судьбу с землей. Как правило, они не уступают своим родителям, а чаще всего опережают их и в знаниях, и в общем кругозоре, и в деловых качествах. Это нормально. Так и должно быть.

Вот, скажем, братья Сергей (на фото) и Дмитрий Колесниковы из Расшеватской. Они убедили отца Александра Петровича заняться помимо растениеводства и животноводством. Откармливают бычков-герефордов, получив под этот бизнес большой государственный грант. Не побоялись, потому что грамотны, Сергей, например, кандидат экономических наук. В планах у братьев заняться племенным делом, что требует больших знаний и тщательности в работе.

Или Роман Пономарев из села Красного Грачевского района. Он с отцом Александром Николаевичем стал выращивать великолепные экологически чистые арбузы. Роман изучил арбузный бизнес досконально, для чего проштудировал кучу литературы, перелопатил интернет. Он придумал интересный маркетинговый ход, построив у дороги из тюков соломы сказочный городок, куда заворачивают проезжающие мимо путешественники. Пофотографируются, а заодно и арбузов купят.

И таких молодых ребят я знаю много.

Беседовал с молодежью, да и просто с работниками в больших хозяйствах тех самых колхозов и холдингов. Конечно, и там есть думающие трудолюбивые люди. Но почему-то нет той искорки в глазах, что присуща людям, работающим на себя? Думаю, потому, что возможности роста у них ограничены. Стать ведущим специалистом хозяйства шансов мало, потому что и мест таких маловато, и законы кумовства на страже интересов той самой элиты стоят. Вот тебе и наглядная иллюстрация застоя. Роли уже распределены. Одним - вечные наймы, другим - съем доходов с чужой землицы.

Скажите мне, власти предержащие, вам кто милей? Думающие, граждански активные молодые люди, готовые кормить свои семьи, рассчитывающие только на себя, или вечно ноющие безликие работяги, завистливо поглядывающие на ваше благополучие?

Не гнобить надо фермерство, а всячески поощрять, беречь его. Это самая активная и сильная часть сельского общества, которая уже стала тем ядром, вокруг которого можно формировать здоровую социально-экономическую среду в сельских населенных пунктах. Особое значение фермерство имеет именно для Ставрополья, где существует проблема восточных районов, из которых уезжает местное, преимущественно русское население. Никакие программы не спасут эти территории, пока власть не обопрется на фермеров, которым нужно всячески помогать становиться на ноги. Не лишать их возможности расширяться, а наоборот, наделять землей, оговорив определенные условия владения. Имея свое дело, эти люди никогда не бросят землю, которая будет кормить их и их потомков.

Примеры тому есть. Это Степновский район, где много казаков-фермеров, которые держат эту территорию, и ни пяди своей, а значит, и краевой земли не отдадут чужакам.

Неслучайно там снизился отток русского населения, как и приток мигрантов из соседних республик. Приживаются только те приезжие, которые принимают уклад жизни местных людей, уважают их традиции. Кто против такой миграции? От нее, наверное, только польза.

Слава Богу, что хватило ума отменить пресловутый закон. Относительное равенство всех форм собственности, которое вернулось на Ставрополье, - единственный залог сохранения сельских территорий. Пусть колхозы, холдинги и фермеры честно конкурируют друг с другом. Это на пользу им самим и краю в целом. Но определенная доля фермерства должна сохраняться в каждом населенном пункте. Потому что логика жизни фермеров - крестьянская. Это значит: любить свою малую родину, желать ей и своим землякам блага, потому что без этого не будет блага и тебе, и твоим потомкам. Только эти люди будут до последнего беречь эту землю, не скупясь на ее обустройство и развитие. Потеряем фермерство, потеряем села и деревни. Потеряем Россию.

Ставропольский край

Фото автора

Источник: Столетие.Ru




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме