Армения-2016: Начало будущего без оппозиции

Президент Армении Серж Саргсян

 

Политический 2015-й в Армении выдался богатым на события. Он прошел под знаменем столетия Геноцида армян в Османской Империи, запомнился масштабными летними протестами против повышения тарифов на электричество, а завершился принятием новой Конституции, предвещающей переход страны к парламентской системе правления. С одной стороны, все эти события очень важны и нуждаются в глубоком причинно-следственном анализе, с другой - их политический вес стремится к нулю, поскольку ни к каким структурным изменениям эти процессы не привели.

Чисто в политическом контексте наиболее важным в прошедшем году выдался февраль. Именно тогда президент Армении Серж Саргсян одной-единственной своей речью просто уничтожил партию «Процветающая Армения» (ППА) и отправил ее на задворки истории. Ее лидер, олигарх Гагик Царукян, который за год до этих событий всерьез рассматривался как реальный соперник Сержа Саргсяна на президентских выборах 2013-го, был публично и обвинен в массе «темных делишек» - от коррупции до криминала. Хотя эти обвинения президента, по сути, не получили никакого продолжения и повисли в воздухе, Царукян был изгнан с политической сцены Армении без права на возвращение.

Как и ожидалось, крах ППА стал последним гвоздем в гроб армянской оппозиции. Сегодня уже не приходится говорить о ее слабости, раздробленности, бесхребетности и неспособности к консолидации, - оппозиции в Армении просто нет. Традиционные представители этого лагеря, такие как Армянский национальный конгресс (АНК) и партия «Наследие», фактически существуют лишь в номинальном выражении, их политическая активность сводится к единичным эмоциональным выступлениям с трибуны парламента, но и эти выступления не имеют никаких последствий. Лидер АНК, первый президент Армении Левон Тер-Петросян, на днях справил 71-й день рождения и давно отошел от дел, а лидер «Наследия» Раффи Ованнисян в эти дни ходит пешком по улицам Еревана и спрашивает у прохожих, как дойти до ближайшей автобусной остановки. Этих политических сил больше нет.

То же самое касается вечного флюгера АРФ «Дашнакцутюн», которая сегодня старается играть в партнера правящей Республиканской партии Армении (РПА) и даже поддержала конституционные реформы. Переход этой партии «вечных 5%» в правящий лагерь, по всей видимости, связан с критической проблемой выживания АРФД - их электорат тает по естественным причинам, и на парламентских выборах 2017 года набрать те самые пороговые 5% уже не получится. Отсюда простой вывод: чтобы не оказаться в мутном болоте под названием «непарламентская оппозиция», надо за год до выборов подружиться с правильными ребятами и пройти в парламент по их спискам, а может быть, и министерский портфель выбить удастся (чем плоха должность министра спорта?).

Отсутствие противовеса правящей партии - не просто констатируемый факт, а вполне себе реальный фактор, влияющий на происходящие в стране политические процессы. Пожалуй, лучшей иллюстрацией к сказанному является реакция молодежи, полгода назад митинговавшей на проспекте Баграмяна против повышения электротарифов: в ответ на попытки отдельно взятых политиков «прочувствовать почву» и попытаться вклиниться в процесс демонстранты просто выгнали инвайдеров. Стремление отгородиться от политики (политиков?) дошло до того, что наряду с тематическими плакатами типа «Нет повышению тарифов» появились транспаранты с заявлениями об аполитичности протестов. Та же картина наблюдалась в 2014 году во время акций движения «Мы против!», протестующего против введения накопительной пенсионной системы: на каждой пресс-конференции представители гражданской инициативы просили не приписывать им политических позиций, заявлений или лозунгов, утверждая, что их протест носит исключительно социальный характер.

В очередной раз неспособность оппозиции «оседлать» любой вид протеста проявилась в декабре 2015-го, в канун референдума по конституционным реформам. Блок Левона Тер-Петросяна, ППА и иже с ними - все они остались в сторонке, изредка что-то комментируя для местных СМИ, а людей на улицы попытались вывести оппозиционеры даже не второго, а третьего и десятого эшелона - советский диссидент Паруйр Айрикян, участник карабахской войны Жирайр Сефилян и иже с ними. Ну, естественно, Раффи Ованнисян тоже там был. Все это действо было объявлено фронтом «Новая Армения», который собирался с 1 декабря проводить круглосуточные митинги на Площади Свободы в центре Еревана. Закончилось все тем, что собравшиеся на митинг 500 человек устали мерзнуть и разошлись, а на следующее утро депутат от АНК Никол Пашинян объяснял армянским СМИ, почему его на этом митинге не было и не будет.

При этом следует учесть, что референдум был практически идеальным протестным поводом. Существуют данные ряда экспертов, свидетельствующих о том, что провести конституционную реформу удалось только благодаря стихийным фальсификациям итогов голосования, тогда как в реальности армянское общество однозначно отвергло инициативу властей. Оппозиция не сумела извлечь из этого ровным счетом ничего, а значит подписалась под своим некрологом и зашагала в морг.

С таким багажом Армения вошла в 2016-й год, политическим лейтмотивом которого станет развитие проекта новой Конституции, создание базы законов к закону основному, формирование парламентских институтов и так далее - страна будет готовиться к парламентским выборам 2017 года. Естественными и абсолютными монополистами в этом процессе останутся сами инициаторы реформы - республиканцы, которые везде и во всем будут поступать так, как им вздумается, и никак не иначе. Такой расклад автоматически предопределяет внутриполитическое развитие Армении на годы вперед и освобождает нас от необходимости анализировать (гадать), «а как же все будет»: бессмысленно размышлять, на кого поставить, если в забеге участвует всего один человек.

Новая конституция, которая окончательно войдет в жизнь армян в 2017 году, закрепляет это положение дел, поскольку на уровне основного закона поддерживает монополию правящей партии на принятие любых решений в промежутке между выборами. Возвращаясь к началу: именно поэтому ликвидация ППА как фактора - структурное изменение, так как исключает в обозримом будущем появление пусть слабого, но шанса на поворот. По той же логике конституционные реформы, предопределенные референдумом почти через год после «убийства» ППА, лишь цементируют сложившуюся в стране систему координат власть-оппозиция-общество.

Таким образом, прогноз на будущее складывается сам собой: РПА в 2016 году готовится и выигрывает парламентские выборы 2017-го, тем самым осуществляя пролонгацию текущих армянских реалий еще на несколько лет. Президент Серж Саргсян, публично обещавший не занимать должности премьер и президента, формально сдерживает свое обещание, оставаясь при этом лидером Республиканской партии Армении. Такой статус в условиях новой Конституции - нечто большее, чем президент, поскольку позволяет, с одной стороны, самолично принимать все стратегические решения государственного значения и имплементировать их через партию, с другой - избавляет от любой ответственности и формальной критики в свой адрес, а также необходимости раз в несколько лет продлевать свою власть.

Такой будет Армения в ближайшем будущем, и у власть имущих нет никаких оснований, чтобы отказываться от этого сценария или как-то его переписывать. Единственное, что может подорвать описанный ход событий - форс-мажор, грянувший извне, некое неожиданное событие, которое вынудит радикально перестроить всю политическую систему внутри Армении. Таким форс-мажором может быть начало полномасштабной войны в Карабахе, приближение ИГИЛ к границам Армении, Третья мировая, высадка инопланетян на мысе Доброй Надежды, а также пробуждение Саурона. Но форс-мажор на то и форс-мажор, что в прогнозах не учитывается, а если нечто подобное все же произойдет, что ж... придется анализировать заново.

Эмиль Бабаян, редактор Ереванской редакции EADaily

Источник

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
"«Электромайдан» в Ереване"
Считать ли выборы в Армении свободными?
По одной НПО на каждые 800 избирателей!
04.12.2018
Победа Болтона в Армении
Советник президента США по национальной безопасности «продавил» армянскую элиту и навязал ей досрочные выборы в парламент по украинскому сценарию
06.11.2018
Поставили перед кризисом
Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Евсеев — о том, зачем премьер Армении Никол Пашинян спешит поменять парламент
04.10.2018
«Легче взять Вашингтон», чем изменить политику государства
Как утверждают участники программы «Воскресный вечер» Владимира Соловьева, «Вашингтон, как бы, взять легче, чем что-либо изменить внутри страны»
07.05.2018
Все статьи темы
"Итоги 2015 года"
Все статьи темы