Карабах: «бег на месте» Баку и Еревана

На карабахском направлении наблюдается необычная интенсивность в переговорном процессе. После недавнего вооруженного осложнения на линии соприкосновения казалось, что конфликтующие стороны отложили или не приняли подготовленный Францией сценарий урегулирования конфликта. После этого состоялся трехсторонний саммит президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержем Саргсяном и президента России Владимира Путина в Сочи. Россию насторожил тот факт, что в момент развития украинского кризиса на кавказском направлении - впервые за много лет перемирия - появилась реальная угроза масштабной вооруженной эскалации, которая могла распространиться на армяно-азербайджанскую межгосударственную границу.

По всем признакам, Азербайджан пытался придать сочинскому трехстороннему формату особый или параллельный Минской группе ОБСЕ статус и начать переговорный процесс по карабахскому урегулированию чуть ли не с «чистого листа». Но Москва, призывая конфликтующие стороны к мирному урегулированию конфликта, не дезавуировала усилия Минской группы ОБСЕ. Затем последовал «вызов» Саргсяна на саммит НАТО в Уэльсе под предлогом готовности госсекретаря США Керри принять личное участие в процессе карабахского урегулирования. И вновь просматривается попытка Азербайджана выстроить параллельный Минской группе ОБСЕ переговорный формат. Это вытекает из заявления министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова, согласно которому «на встрече президентов Азербайджана и Армении в Уэльсе была отмечена необходимость подписания большого мирного соглашения по Нагорному Карабаху». Заметим, что ранее Баку заявлял о возможности подписания мирного договора с Ереваном, которое прекращало существующее между ними состояние войны.

В этом проекте существует определенная логика. Если, к примеру, Еревана согласится подписать вне формата Минской группы ОБСЕ такой документ, то это могло бы означать «развод» проблем двухсторонних отношений с Баку с вопросами карабахского урегулирования. Но в таком контексте странно выглядит упомянутое Мамедъяровым «большое мирное соглашения по Нагорному Карабаху», которое якобы намерены подписать Баку и Ереван. Если в юридическом смысле Баку может предпринимать какие-либо действия в отношении Степанакерта, то Ереван таких полномочий лишен. Поэтому, когда официальные лица Баку заявляют, что «на саммите НАТО в Уэльсе США впервые за всю историю переговоров продемонстрировали конкретный подход к разрешению нагорно-карабахского конфликта», никто не может понять , в чем же смысл «американского подхода», и отличается ли он от сценария Минской группы ОБСЕ. И речь не только об американцах.

Глава французской делегации в ПАСЕ, зампред парламентской группы дружбы Армения-Франция Рене Руке сообщил, что президент Франсуа Олланд организует 10 октября в Париже встречу президентов Азербайджана и Армении Алиева и Саргсяна. Как отмечают армянские СМИ, «Олланд намерен столкнуть две стороны лицом к лицу, чтобы они пришли к консенсусу". Ранее американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Джеймс Уорлик именно с французским проектом связывал не только появление «точки отсчета новой фазы переговоров», но начало «процесса структурированных переговоров, которые приведут к мирному соглашению». В отношении проекта Парижа по карабахскому урегулированию можно добавить только то, что его эксклюзивность, если судить по некоторым «утечкам» во французских СМИ, состоит в «пакетном предложении»: освобождение некоторых азербайджанских районов должно сопровождаться действиями Турции по разблокированию своей границы с Арменией. В остальном Париж не сделал ни одного намека на то, чтобы поставить под сомнение усилия Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию.

 Азербайджан опасается того, что технология урегулирования украинского кризиса, которая в целом, помимо России, поддерживается и западным сообществом по части определения статуса юго-восточных областей Украины, может быть ретранслирована и на карабахской конфликт. Вот почему он в последнее время на различных международных форумах стремится закрепить принципы сохранения территориальной целостности. После итогового документа саммита НАТО в Уэльсе о том, что «ЕС признает территориальную целостность стран-участниц программы «Восточное партнерство», - заявил в Баку комиссар по вопросам расширения и политики соседства Штефан Фюле. По его словам, "решение нагорно-карабахского конфликта должно быть основано на международных нормах» и что " было бы неправильным проводить параллели между нагорно-карабахским конфликтом и нынешним кризисом в Крыму".

Но дело в том, что, как подтвердил американский сопредседатель в Минской группе ОБСЕ Уорлик, базовой основой в переговорном процессе по карабахскому урегулированию остаются все же «Обновленные мадридские принципы», в которых есть такие пункты, как «временный статус» Нагорного Карабаха и обязательный референдум о его финальном статусе. То есть, принцип территориальной целостности Азербайджана сопрягается серьезными оговорками и условиями. Так что на последней переговорной «карабахской дистанции» - сочинская встреча с Путиным, саммит в Ньюпорте и предстоящий трехсторонний формат с участием Олландом- все участники забега фактически осуществляли и, видимо, будут осуществлять маневр «бега на месте».

6 сентября на заседании совета правящей Республиканской партии Армении (РПА) президент Армении Саргсян, заявил следующее: "Азербайджан пытается перевести переговорный процесс по Карабаху на другие площадки. В какой-то степени это ему удается, но это очень маленькие победы. Я имею в виду заявление по итогам саммита НАТО, которое претворяется в жизнь уже очень долгое время, но за этот период кое-что изменилось, хотя это нас и не удовлетворяет. Во-вторых, я имею в виду площадку ПАСЕ. Вы помните, что последние неблагоприятные заявление и резолюция были приняты в 2005 году. Мы должны сделать так, чтобы наши успехи в рамках Минской группы ОБСЕ повторялись на всех площадках, и здесь у нас есть достаточный прогресс». Так что Минская группа ОБСЕ по-прежнему остается основной платформой для переговоров между Арменией и Азербайджаном по урегулированию армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта.

 

Источник

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий